У истоков итальянского Просвещения. Пьетро Джанноне И. Е. Андронов

У нас вы можете скачать книгу У истоков итальянского Просвещения. Пьетро Джанноне И. Е. Андронов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Как создать уникальную историю вашего бренда и сделать ваши продукты неотразимыми: Нетривиальный подход к брендингу. Сказка "Барбариска" Татьяна Вяткина. Рецензия на повесть "Последняя электричка".

У истоков итальянского Просвещения. Авторизуйтесь чтобы писать рецензии. Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии. Вакансии Контакты Пользовательское соглашение О проекте. Для регистрации на BookMix. Главная Художественная литература Биографии. Личности У истоков итальянского Просвещения. Пьетро Джанноне Купить в магазинах: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Андронов можно приобрести или скачать: Интересная рецензия "У нас все впереди и… нет ничего впереди" Не хочу оценивать эту книгу, я просто хочу рассказать о ней.

Ни она, ни ее автор не входят в Более того, мы рассматриваем "Гражданскую историю Неаполитанского королевства" как принадлежащую Джанноне еще и потому, что даже если некоторые ее идеи и не принадлежали ему по происхождению, они стали частью цельной картины, не только созданной, но и подписанной им.

Авторитетность печатного текста была такова, что проверка истинности уже однажды напечатанного считалась в известной мере излишней. За соответствием печатного текста истине в последней инстанции должна была следить цензура.

Книга рассматривалась как совокупность всего предыдущего знания: Это делалось для того, чтобы при создании произведения, многослойного по определению, ограничить круг предшествующих произведений, от которых зависел автор. Так поддерживалась научная преемственность. Коль скоро работы, с точки зрения цензуры и большинства читателей, делились на "правильные", то есть напечатанные, и "неправильные",. Понятие плагиата в этих условиях не существовало и не могло существовать.

Только в ходе Просвещения, с ростом печатной продукции, факт выхода в печать постепенно переставал быть свидетельством априорной благонадежности, и начал складываться механизм точных ссылок на конкретное издание и автора. Анализ показывает, что книга по замыслу Джанноне должна была стать опорой императору в борьбе с Римом за полноту светской власти, будучи задумана как историческая энциклопедия неаполитанского юрисдикционализма.

Общее содержание исторического процесса для Джанноне сводилось к эволюции юридического облика государства; это в первую очередь отразилось на критериях периодизации неаполитанской истории. Периодизация в "Гражданской истории" лишь внешне следует традиции, унаследованной официальной светской историографией от средневековья. Историческим идеалом Джанноне в "Гражданской истории" является государственное устройство Римской империи до нововведений Константина Великого.

Практически весь ход дальнейшей истории может быть сведен к "разрушению древних представлений о доблести", главная причина которых, по мнению Джанноне, кроется в проникновении "церковного" в систему светской власти.

Первопричина этого проникновения - рост материальных. Знакомство во время проживания в Вене - гг. Костантино25 сыграло важнейшую роль в изменениях исследовательских интересов Джанноне.

Постановка вопроса о морали библейских племен и персонажей наложилось на привезенный еще из Неаполя интерес к библейской тематике, к "сквозному" эрудитскому изучению эпох.

В новом крупном сочинении - "Триреньо"26 - Джанноне стремился уже к созданию глобальной историко-религиозной концепции. Историческое значение "Триреньо" по ряду причин уступает значению его для оценки мыслительных процессов Джанноне и людей его круга, но тем не менее произведение это любопытно хотя бы как свидетельство выхода итальянской мысли на передовой европейский уровень.

Alie origini del Triregno: В сегодняшнем итальянском языке превалирует первое значение. Обратившись к самым древним книгам Библии, Джанноне задумался о различиях между религиями Ветхого и Нового Завета, а потом - об отличиях их от доктрины католической церкви. Джанноне заметил, что все древнейшие религии обещали верующим в награду за праведное поведение исключительно земные радости "Царство земное".

Это было наиболее понятно людям, не получившим божественного наставления и рассуждавшим только в мирских категориях. Это позволило сформулировать типологическую картину языческих религий, сделав - впервые в католической литературе -возможной дальнейшую классификацию верований. В "Триреньо" религия Пятикнижия фактически объявлялась таким же язычеством, как и прочие древнейшие религии.

Вторая часть "Триреньо" "Царство небесное" - развернутое изложение религиозных представлений автора, утверждение истинности католической религии. Хронологически "царство небесное" не следует за "царством земным", а должно наступить в будущем.

Перелом в жизни человечества наступил с началом искажения доктрины Нового Завета. Сначала теологи заговорили о воскресении не по втором пришествии, а сразу после смерти так было понятнее верующим. Тогда же возникла необходимость что-то противопоставить раю, коль скоро каждая душа немедленно направлялась на суд божий. Постепенно накапливавшиеся искажения отбросили человечество далеко назад, заставив людей верить в предрассудки значительно большие, чем те, которые были характерны для дохристианских верований.

В третьем томе "Триреньо" - "О папском царстве" - Джанноне собирался подробно рассмотреть постепенное придание самими церковниками католической религии идолопоклоннического характера.

Это позволило прийти к новому в католической литературе выводу: Итогом же отклонения от учения Христа стало постепенное превращение христианской религии в языческую со всеми атрибутами последней. Наложившись на христианское учение о воскресении, идолопоклонничество стало питательной средой для складывания нового "царства" - царства злоупотреблений церковников. Церковники закрепили в людских умах предрассудки о своих прерогативах, и именно этот процесс, по мнению Джанноне, и составляет содержание истории "папского царства".

Неверие в современную Джанноне официальную церковную доктрину достигло в "Триреньо" своего апогея. Поиск соответствия между культом и его служителями привел Джанноне к необходимости призвать к очищению католического культа от разного рода наслоений. В "Триреньо" Джанноне вплотную подошел к проблеме реформы католической церкви, нигде, однако, прямо о ней не говоря.

Религия в "Триреньо" является уже абсолютно рациональной категорией. Собственно библейское учение боговдохновенно, закон Христа единственно достоверен и дан человеку свыше. Все же, что существует на Земле помимо этого закона, есть творение ума. Идеи "Триреньо" лишь внешне подобны некоторым тезисам английских деистов.

Родившись в семье католиков, Толанд был вынужден сначала сменить религию, а затем лишить в своем сочинении христианство мистической составляющей. Джанноне в "Триреньо" доказал, что для рационализации религии совершенно не обязательно менять веру; для достижения гармонии в религиозных вопросах человечеству достаточно вернуться к тому положению вещей, при котором это возможно и которое уже было в истории человечества. Религию "Триреньо", на наш взгляд, можно назвать рациональным католичеством.

В контексте духовной среды эпохи Джанноне - по преимуществу автор "Гражданской истории". Это произведение вышло в печати, что позволило нам поднять вопрос о взаимоотношениях между автором и "республикой ученых" посредством массового чтения как самого произведения, так и работ в его защиту. Тезисы "Гражданской истории", в отличие от произведений юрисдикционалистов - предшественников Джанноне, не только подрывали основы претензий церкви на исключительное положение в Неаполитанском королевстве, но имели и универсальное значение, так как легко допускали обобщения в европейском масштабе.

Особая опасность Джанноне для Курии заключалась как раз в его антикварности; будучи католиком и пользуясь традиционными методами, Джанноне обнаружил миру коррозию католичества изнутри.

Если протестантского автора, высказывавшего идеи, созвучные идеям Джанноне, можно было легко нейтрализовать путем приклеивания ярлыка еретичества, то в случае с неаполитанским юристом этого по ряду причин сделать было уже нельзя. Если Просвещение - это сложный и многогранный процесс поиска истины, то в свете этого творчество неаполитанского юриста представляется попыткой выработки метода такого поиска, полностью подходя под возможное определение предпросвещения как самоценного этапа в истории европейской политической и общественной мысли Нового Времени.

Оставаясь в целом в рамках старой культуры, Джанноне тем не менее предвосхитил некоторые моменты Просвещения. В первую очередь это касается выработки в "Гражданской истории" нового идеала - светского закона, утверждения, что хороший государь - это тот, кто следует собственным законам.

Отсюда до Просвещения оставалось лишь немного - поставить на место закона здравый смысл. В "Триреньо" человек - уже субъект истории; рационализация религии сделала шаг вперед, и оставалось совсем немного для лишения даже светской власти ореола сакральности. Джанноне завоевал европейскую известность, и его деятельность способствовала укреплению внутренних связей "республики ученых" - того, без чего Просвещение было немыслимо.

Рационализация сам Джанноне не использовал этот термин заключалась прежде всего во введении в религиоведение категорий холодной логики, и в первую очередь - причинно-следственных связей. В "Триреньо" Джанноне ограничил сферу, доступную религиозному восприятию, сугубо понятиями праведной жизни и вознаграждения за нее после смерти, выяснив попутно, что изложенная в Библии доктрина никоим образом не противоречит данным светской науки - физики, астрономии и т.

Джанноне, оставивший после себя столь обильное творческое наследие, не пытался ввести в научный оборот ни одного нового термина или определения, стремясь вести рассказ об огромных пластах истории человечества "старыми словами", то есть пользуясь традиционным понятийным аппаратом. Подчеркивая тем самым преемственность своих тезисов по отношению к содержащимся в сочинениях предшественников, он, безусловно, преследовал и другую, более важную, цель: Значителен отрыв Джанноне от итальянской политической мысли эпохи Возрождения.

Политизированность восприятия истории, которая роднит Джанноне с Макьявелли27, все же имеет различные идейные корни. В частности, у Джанноне гораздо больше понимания специфики средневекового государства, больше уважения к монархии, являющейся наиболее естественным типом государственного.

Идеальность монархического государственного устройства у Джанноне даже не обсуждается. Внешнее совпадение тематики, как, например, тема религиозной терпимости, обнаруживает глубинные различия в понимании и в интерпретации. Классическая древность у Джанноне - объект рациональной инструментализации. Некоторую преемственность все же следует признать: Ближе всего Джанноне были идеи Эразма Роттердамского.

У него он перенял, в частности, взгляд на христианские чудеса, согласно которому подлинными признавались только библейские. Разделяя в целом стремление Эразма к рационализации религии, Джанноне пошел значительно дальше, объявив преступной деятельность клира, приведшую к извращению изначальной христианской доктрины. Критика же церкви у Джанноне приобрела всеобъемлющий характер: Автор "Гражданской истории" находится именно у истоков Просвещения, не вполне соответствуя ему по форме выражения собственных мыслей и аргументации, однако значительно опередив.

При всей новизне идей и подходов произведения Джанноне нельзя отнести к собственно Просвещению. Они не привели к реальным изменениям существующего порядка вещей, что можно в той или иной степени сказать о произведениях Филанджьери, Галиани, Дженовези и некоторых других авторов. Джанноне сформулировал несоответствие отдельных норм общей картине, выступал против существования на одной территории двух правовых систем и в конце концов в поисках всеобъемлющего доказательства этого обратился к философским основам религии и ее типологии.

Просветители же в первую очередь Филанджьери в своей "Науке законодательства" , во-первых, вышли за пределы Неаполитанского королевства, а во-вторых, подняли вопрос не столько о реформе права, сколько о полной замене несоответствующего положению вещей законодательства на новое.

Историки в меняющемся мире. Исторические науки Всеобщая история соответствующего периода автореферат диссертации по истории, специальность ВАК РФ У истоков итальянского Просвещения: Андронов, Илья Евгеньевич Ученая cтепень: Москва Код cпециальности ВАК:

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress