Русские ушли Светлана Прокопчик

У нас вы можете скачать книгу Русские ушли Светлана Прокопчик в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

У Майкла отняли все, даже имя и родословную. Отец объявил его самозванцем! Зато к нему вдруг потянулись шпионы и пираты. А был ли вообще такой человек — Майкл Тэйлор? Молодой богач, плейбой, успешный менеджер, отличный пилот… Кому принадлежат его воспоминания? Чтобы узнать правду о себе, Майкл должен совершить невозможное. Для начала — выжить. Связь оборвалась, но монитор еще мерцал. Майкл швырнул в него линкер. Во все стороны разлетелись брызги жидкого наполнителя.

Возникшая пробоина тут же начала затягиваться: Майкл наблюдал за процессом и виртуозно ругался. Отец разозлил, а хамье, сидящее за диспетчерским пультом базы, добило. Лучше бы с базой переговоры вел референт, у него терпение профессиональное. А Майкл после такого тона срывает зло на оборудовании.

У него уже вошло в привычку отыгрываться на компьютере. Чертов монитор он разбивал уже раз двадцатый, наверное. Но раздолбать машину вконец не получалось, что доводило Майкла до приступов бещенства.

Он оглянулся, поискал взглядом что-нибудь безусловно подходящее для правильного погрома. Вывести из строя компьютер ему казалось важней, чем разобраться с причиной дурного настроения. Тут же, прямо в кабинете, находился мини-музей с некоторыми образцами продукции. Экспонаты были исправны, заряжены и готовы к демонстрации. Майклу нравился древний, но предельно надежный агрегат — автомат. Такие фирма выпускала в середине двадцать первого века по лицензии российских разработчиков.

Майкл искренне уважал все русское: Его почтение распространялось так далеко, что, достигнув совершеннолетия, он перекрестился в православие.

Он открыл витрину и вытащил приглянувшуюся игрушку. Автомат лег в ладони. Медленно, наслаждаясь каждым движением, Майкл передернул затвор. И нажал на спусковой крючок. Ему доводилось пользоваться огнестрельным оружием, поэтому отдача нисколько не удивила. Чтобы узнать правду о себе, Майкл должен совершить невозможное. Для начала — выжить. Связь оборвалась, но монитор еще мерцал. Майкл швырнул в него линкер. Во все стороны разлетелись брызги жидкого наполнителя. Возникшая пробоина тут же начала затягиваться: Майкл наблюдал за процессом и виртуозно ругался.

Отец разозлил, а хамье, сидящее за диспетчерским пультом базы, добило. Лучше бы с базой переговоры вел референт, у него терпение профессиональное. А Майкл после такого тона срывает зло на оборудовании. У него уже вошло в привычку отыгрываться на компьютере. Чертов монитор он разбивал уже раз двадцатый, наверное.

Но раздолбать машину вконец не получалось, что доводило Майкла до приступов бещенства. Он оглянулся, поискал взглядом что-нибудь безусловно подходящее для правильного погрома. Вывести из строя компьютер ему казалось важней, чем разобраться с причиной дурного настроения. Тут же, прямо в кабинете, находился мини-музей с некоторыми образцами продукции. Экспонаты были исправны, заряжены и готовы к демонстрации. Майклу нравился древний, но предельно надежный агрегат — автомат.

Такие фирма выпускала в середине двадцать первого века по лицензии российских разработчиков. Майкл искренне уважал все русское: Его почтение распространялось так далеко, что, достигнув совершеннолетия, он перекрестился в православие. Он открыл витрину и вытащил приглянувшуюся игрушку. Автомат лег в ладони. Медленно, наслаждаясь каждым движением, Майкл передернул затвор. И нажал на спусковой крючок. Ему доводилось пользоваться огнестрельным оружием, поэтому отдача нисколько не удивила.

Ствол гульнул куда-то вверх. Полоса некрасивых пулевых выбоин дымной линией перечеркнула стену. От пороховой гари набежали слезы, а от грохота заложило уши. Однако Майкл расслышал, как чертов компьютер вякнул что-то недовольное. Вякнул, крякнул и испустил дух. Слева внизу, за рабочим комплексом Майкла, робко помаргивал аварийный индикатор — не компьютер, а так, помесь калькулятора с пишущей машинкой. Говорить аварийник не умел, на слух один голос от другого не отличал. И вообще был настолько убог, что Майкл, поначалу возжелавший свести счеты со всей техникой в кабинете, пожалел страдальца.

Вот так и установили личность Майкла. Начали было расследование о причинах аварии, заодно и о катастрофе на базе, но дело быстро замяли.

Причем, как Майклу удалось выяснить, на этом настаивала пострадавшая сторона в лице президента корпорации. Потом на Сто Харь прилетел отец. Полюбовался на полумертвого сына, побеседовал с Зоули. Приказал пилоту возвращаться на Сигму-Таурус, а для Майкла оставил распоряжение: Вот это и бесило. Как, спрашивается, можно забыть про обстоятельства, при которых он едва не сыграл в ящик? В симпатичный титановый гробик, маленький, в таких родным отсылают пепел тех, кто погиб в космических авариях. Пыль из костей и сгоревшего корпуса звездолета.

Забыть Майкл, разумеется, не мог. Проклятый САШ безраздельно царил в его мозгу. Чем больше он об этом заказе думал, тем меньше понимал — а с какой радости свистопляска? В голове не укладывалось, что все произошло из-за кучи хлама. Ее кто-то ухитрился переориентировать прямо в джамп-канале. Там весь груз вместе с кораблем стоил в десять раз меньше, чем усилия по его переадресовке! Но дальше — больше. Люди не его, значит, расстроился из-за груза. Он что, такие прям убытки понес? Ему транспортная компания накинула достаточно.

И отчего он такой взвинченный? Майкл хорошо помнил, как отец позвонил в тот день. Уж своего отца он знал превосходно, различал на его каменной физиономии малейшие оттенки настроений. Так вот, отец был в бещенстве.

Позвонил и приказал выяснить, почему на базу не пускают проверяющих от корпорации. Обидно, что груз должен был пройти через филиал Майкла, а его об этом поставили в известность, лишь когда товар исчез! Тогда до него первым делом дошло, что он сам — просто отцовская марионетка.

Тот по-прежнему держал все бразды правления в своих сухих пальцах. А сынку просто разрешил побаловаться. Типа пусть сопляк повоображает себя крутым боссом. В таком настроении Майкл и разговаривал с диспетчером базы. И тот, козявка сраная, чья-то пешка, послал его куда подальше. Не кого-нибудь послал, а самого Майкла Тейлора!!

С наглой рожей послал, с видимым удовольствием выговорил — а шел бы ты, mother fucker.. Вот он и пошел. И только теперь Майкл сопоставил все детали.

Ведь Зоули разговаривал с тем же самым диспетчером, запрашивая посадку. Тот разрешил, за несколько часов до этого оскорбив Майкла. Выходит, что хамское поведение диспетчера было ловушкой и Майкла спровоцировали на этот вылет.

Значит, никакого корабля с грузом корпорации на базе не было — так, деза в расчете на визит Майкла. И получается, что не убить его хотели, а захватить в заложники. Потому что мертвый Майкл Тейлор никакой коммерческой ценностью не обладает. Зато живого можно обменять хоть на половину корпорации PACT.

Тогда и груз переадресовали в соответствии с замыслом разжиться выгодным заложником. И в конце концов приказал разбираться с базой сыну, на которого и расставили капкан. Что ж он, не смог просчитать ситуацию?

Он бывал здесь раньше, как правило, в гостях у Сандерса. Но никогда не ходил пешком. Топать ножками люди его круга почитали ниже своего достоинства. Сейчас Майклу не хотелось брать такси и выглядеть человеком своего круга. Он скучал, его все раздражало, и было наплевать, что подумает тот же Сандерс, углядев приятеля слоняющимся по улицам.

Заметив на одном из зданий вывеску с чашкой кофе, Майкл замедлил шаг. Подумал, что ему не помешает перекусить и слегка развлечься. Не к Сандерсу же для этого тащиться — чего он там не видал? А как место для развлечения дещевая курортная забегаловка показалась Майклу вполне подходящей.

Наверняка в придачу к кофе и алкоголю здесь отыщутся сговорчивые красотки. Он колебался лишь до тех пор, пока не приблизился вплотную и не рассмотрел вывеску. На щите была нарисована безыскусная кофейная чашка, а справа от нее — два слова корявым почерком. Причем второе будто бы приписано позднее и другой рукой. Щит был из цельного стального листа, это вам не попсовый монитор. А простенькая чашка, между прочим, написана маслом.

И кривизна буковок выглядит не просчитанной на компе, а естественной. Стало быть, красотки тут не только профессиональные, но и хорошо образованные, а ночные пьянчужки — люди небедные.

Майкл задержался на пороге, привыкая к уютной полутьме зала. Слабо пахло хвоей и смолой. Ну, это ароматизатор, понятно. Окон нет, вместо них картины. Неплохие, в коричневых тонах, будто на стекле написаны. Стены примерно на четыре фута от пола закрыты панелями под дерево. Несколько пустых столиков, слева, в глубине, длинная стойка, около которой выстроились высокие барные табуреты.

Если Майклу не изменяло чувство прекрасного, этот зал предназначался для простого народа, который любит ввалиться с улицы и тут же плюхнуться за столик. А зал для клиентов придирчивых — в соседнем помещении, наверняка за той тяжелой резной дверью, что виднеется в дальнем левом углу.

Майкл решил, что заведение ему подходит. Шагнул к стойке, поискал взглядом меню. Зато навстречу ему вышел мужчина средних лет. Майкл не сразу поверил — ничего себе, бармен-человек! На какой-то вшивой улочке, не в центре города… Настоящий бар, черт возьми!

На всякий случай присмотрелся повнимательней — может, все-таки отлично сделанный робот? Да нет, вполне живой мужик. У меня самый дорогой бар на планете. А на Земле я последний раз бывал давно, года два назад. Оптовые цены не изменились, а насчет розничных не узнавал.

Парковка для модулей уж больно велика. Бармен неожиданно улыбнулся, по лицу лучиками разбежались морщины. Майкл уважительно покачал головой. Джейк извлек из-под стойки глиняную бутыль — Майкл изумился — и нацедил полстаканчика темно-красного вина с сильным виноградным запахом:.

Отличная вещь, что ни говори. Пожалуй, и на Земле нет его аналогов. Бармен придвинулся поближе, оперся локтями о стойку:. Вот, к примеру, сколько вы видели баров и кафе на этой улице? Но все они — для людей попроще.

Человек, привыкший к хорошей пище, такие заведения не замечает. Он ищет то, что в его сознании ассоциируется с земным баром. И машинально отметает все непохожее. А в земном баре может позволить себе побывать только очень богатый человек.

Зато мои клиенты с соседскими не толкаются. Не говоря уж о том, мистер, что по закону Ста Харь вывеску с изображенной на ней чашкой кофе разрешается иметь лишь заведениям, где подают натуральный кофе. Таких на планете всего пять — три ресторана, один отель и мой бар. Майкл, не глядя на цены, ткнул пальцем в несколько наименований.

Шепоты и крики моей жизни. Золотой скелет в шкафу. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Русские ушли ". Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Перейти на страницу книги. А день, между прочим, начался замечательно. И не только начался. Вообще все было просто замечательно, пока не позвонил отец!

Перейти на страницу книги "Русские ушли". Что делать тебе теперь, Хедин Познавший Тьму? Череда загадочных событий потрясает провинциальный Славигорск: И мой муж — монстр. Он богат, жесток и циничен — для него жизнь не…. Что может быть хуже, чем застрять в виртуальном мире? Я рассчитывал немного расслабиться,…. Далеко в море есть остров, скрывающий древнюю тайну, остров, где льется кровь и царит…. Джеймс — любящий муж и отец, успешный политический деятель.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress