Зулали Наринэ Абгарян

У нас вы можете скачать книгу Зулали Наринэ Абгарян в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Или не я в этом доме хозяин? Мамида молча складывала большие руки на своей большой груди. После похорон деда она три дня ни с кем не разговаривала и ничего по дому не делала. Лежала в его постели как была, в траурном платье и платке, накрывшись одеялом по подбородок, и смотрела в потолок. В углу комнаты стояли ее истоптанные туфли — съехавшие набок пятки, сбившиеся стельки.

Сквозь глухо задвинутые шторы пробивался одинокий солнечный луч, он медленно полз по комнате, спотыкаясь то о край домотканого паласа, то о забытые на тумбочке четки с обломанным крестиком, то о неоконченный толстенный том — дед всегда любил читать. До Мамиды солнечный луч не добирался, шарил по краю тахты и, скользнув по простыне, угасал, словно его и не было.

Мы с Зулали много раз на дню наведывались к ней — приносили поесть и попить, сидели рядом, я плакал, Зулали улыбалась, Мамида молчала. К еде она так и не притронулась, поднялась только на четвертый день и вернулась к домашним делам. Поскольку вода у нас теперь с перебоями, Мамида набирает ее про запас, одну часть оставляет для питья и готовки, другую — для хозяйственных нужд.

Я отвечаю за поливку огорода, а потому каждый вечер убираю крышки стоящих под водостоками дождевых бочек на случай, если пойдет дождь, а утром накрываю бочки обратно, чтобы солнце не выпарило воду.

Остальную работу по дому проделывает Мамида — готовит, убирает, стирает-гладит, печет хлеб. Зулали мало чего умеет делать, по правде говоря — ничего не умеет, потому просто ходит за Мамидой и повторяет за ней: Чаще всего Мамида молча сносит ее попытки быть полезной по хозяйству, но иногда, когда дел много, а рук на все не хватает, она раздражается. Со дня его смерти там мало чего изменилось, если только пыли поприбавилось, а углы потолка затянулись паутиной.

Мы с Зулали иногда неумело убираемся — то подметем, то пыль протрем. Форточка приоткрыта, потому в грозу комнату заливает дождем. Я пытался ее захлопнуть, но у меня ничего не вышло — створка накрепко заложена дощечкой.

Когда дождевая вода высыхает, на подоконнике остаются грязные разводы. Я протираю их мокрой тряпкой, но грозы в последнее время случаются чуть ли не каждый день, так что подоконник дедовой комнаты почти всегда в темных пятнах.

Четки со сломанным крестиком так и лежат на тумбочке, на спинке стула висит его пиджак, из недочитанной книги торчит закладка — белое гусиное перо. Я бы, наверное, прочитал эту книгу, если бы умел. Но дед умер, и теперь некому учить меня грамоте. У Мамиды прохудились глаза, почти не различают буквы, даже через лупу, потому она старается лишний раз их не напрягать. А Зулали читать не умеет. То есть когда-то она все умела — и читать, и писать, и вообще очень умной была.

Но потом с ней что-то случилось, и она стала такой, какая сейчас. Иногда она болеет кровью, оставляет за собой на полу капельки. Или сядет, потом встанет — а на платье сзади пятно. Думаю, кровь у нее течет оттуда, откуда она писает больше-то вроде неоткуда! Мамида, заприметив капли крови, ахает, уводит Зулали в ее комнату, помогает переодеться, бухтит, что ей надо сто раз одно и то же объяснять.

Однажды я спросил у Мамиды, что это такое с Зулали. Она с минуту придирчиво разглядывала меня, словно прикидывала, можно ли мне доверять, потом вздохнула. Ты уже большой, говорит, потому тебе можно рассказать: Мне хотелось еще спросить, почему только женщины болеют кровью, но Мамида месила тесто, а тесто для нее все, потому я не стал ее отвлекать. Голове ничего, а плечо потом долго болело. С того дня Мамида носит мужскую обувь; женскую, сшитую в мастерской, она в тот же день отправила со мной обратно.

Вымыла, аккуратно обсушила, натерла топленым гусиным жиром, завернула каждую туфлю в обрывок вощеной бумаги, уложила рядками в сумку. Сверху водрузила бутыль виноградного уксуса. Велела отнести и оставить на пороге обувной. Судя по тому, что сапожник до сих пор здравствует, уксус он пить не стал. Куда туфли Мамиды девал — не знаю. Я поздоровался, оставил авоську на пороге мастерской и ушел. Страшно подмывало спросить, из-за чего они поссорились, аж до чесотки в лопатках подмывало, но я не стал — Мамида бы в жизни меня не простила, если бы узнала, что я заговорил с сапожником.

Дождавшись, когда она выйдет из комнаты, Зулали поднимает край льняного полотенца, кладет на тесто комочек своего, который долго мяла в руках.

Ее тесто цветом темнее, чем то, которое месила Мамида. На подбородке у нее крошки засохшего теста. Я вытаскиваю из кармана дедов платок, протираю ей лицо. Убираю платок обратно, предварительно тщательно отряхнув и сложив в несколько раз. Зулали поднимается со стула, она молчит, потому лицо у нее снова такое красивое, что хочется смотреть и смотреть — большие глаза, тонкий длинный нос, высокий лоб.

Волосы у Зулали темные, но на солнце переливаются рыжиной. За эту рыжину я ее особенно люблю, у деда была ровно такая же рыжина — в бороде и даже в бровях, а волосы у него были седые и густые, можно было пальцами запутаться.

Волосы деда пахли старостью и табаком. Мамида как раз закончила мыть руки и залила в рукомойник новую порцию воды. С того дня, как деда не стало, с водопроводом что-то неладно, он то действует, то нет. Мастер, которого мы вызвали, проверил все и развел руками — не могу понять, что тут не так, вроде поломки нет, засора тоже. Читая книги Наринэ Абгарян, отдыхаю душой. Книги Наринэ Абгарян - лекарство для моей души. Особенно вот эти три: Каждая строчка пропитана такой душевностью, любовью к семье, к родине, к природе.

Хочется растягивать книгу вечно, читать по крупицам. После прочтения происходит какое-то просветление! Но "Зулали" не весёлая, как цикл о Манюне. Книга просто о главном! Читайте и цените тех, кто рядом. Отличная книга, читается легко. Тот редкий случай, когда аннотация полностью соответствует действительности.

Мне очень нравятся книги Наринэ Абгарян. Как и у многих, прочитала Манюню и влюбилась в неспешный и выразительный слог автора. Новых книг жду с огромным нетерпением! Несмотря на то что почти все читаю сначала в электронном варианте, обязательно приобретаю бумажную версию для домашней библиотеки. Теперь Абгарян читает вся моя семья, родственники и друзья Данная книга представляет сборник рассказов. Такую Абгарян мы еще не читали. В некоторых много сексуальных моментов, в некоторых только о русских, в других небольшие зарисовки из жизни, что-то очень выдуманное, а где-то очень любимые воспоминания о детстве и семье.

Честно скажу, как многим первые рассказы не очень понравились. Они оставляют несколько гадкое впечатление. Зато остальные выше всяких похвал. Спасибо за чудесную книгу, было очень интересно и познавательно! Долго не знала как и что писать про эту книгу Так как являюсь поклонницей Наинэ Абгарян, купила не глядя Как у Улицкой есть книга "Священный мусор", где она собрала всё, что никуда бы не вошло, так и тут Какие-то разномастные произведения - есть действительно хорошие рассказы, есть какие-то зарисовки, есть дневниковые записи И это мне не понравилось!

Знала бы , не купила Потому что такое ощущение, что хотелось издать книгу, раз продаются хорошо, но материала не было, вот и понабрали Зулали - выше всяких похвал, вот если бы вся книга была такая!!! А поом постепенно всё сходит на нет Салон красоты Пери - мог бы тоже быть хорош, но он какой-то неоконченный, непродуманный, непонятный А дальше идут какие-то ситуации про соседей, какие-то сплетни, порой глуповатые Если первая книга которую я прочитал, а это - "Понаехавшая", была местами весьма смешна, то данная книга построена иначе.

Заглавная повесть книги вынесена на первое место, и как бы задает тон самой книге, наверное это верно, в книге я так и не встретил такого примитивного житейского юмора, как это было в Понаехавшей. Здесь вся книга, все рассказы собраны для акцента жизни автора, как собственно и всех жизненных, простых истин и ценностей человека, даже в условиях все нарастающей глобализации и прочего и прочего.

В книге, и это пожалуй то, что цепляет большинство людей, лейтмотивом идет некая рефлексия, история своего рода, прародителей, это откат памяти, о том, как было, как жилось, как проходило детство, со всеми его кознями и предательствами и простыми теплыми человеческими "руками помощи". Если вы думаете, что город забил вас своим темпом и ваши ощущения оглушены обыденностью и матрицей будней, то в принципе, берите и читайте книгу, дело за малым, начать читать, и немного подождать, пока темп чтения упадет до темпа восприятия, и тогда, самые обычные тексты, буквы - оживут и подарят воспоминание настоящести, скрытые за всеми заботами нынешними.

Издание книги отличное - обложка, бумага и качество печати просто супер. Приятно с книгой проводить время. Содержание не разочаровало, но и огромного удовольствия от прочтения не принесло. Рассказы разномастные, разноформатные, однако все очень теплые и солнечные. После прочитанных "С неба упали три яблока", " люди,которые всегда со мной" с трепетом ждала эту книгу! И получила огромное удовольствие. Муж наблюдал, как ,читая, я не могла удержать слез Или же от души смеялась.

Нарине Абгарян - настоящий мастер слова.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress