Юмор для дураков Аркадий Аверченко

У нас вы можете скачать книгу Юмор для дураков Аркадий Аверченко в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И ночью я спрашивать: И это у них называется "помещик средней руки"… Вот это - края! Какие же у них должны быть "помещики большой руки". Тут как раз другой пароход подошел, нас с мели снял, поехали мы - тут скоро Щербакинские земли и кончились. Чуть не два дня.

Волга то летом в некоторых местах так мелеет, что хоть плачь. Чуть пароход мелко сидит в воде - сразу же и сядет. Которые глубоко сидят в воде, тем легче… - То есть, наоборот, - поправит, рыжий. Вот вам и Ротшильд! Я встал, отозвал хозяйку в сторону и сказал: Откуда у вас появился этот осел? Марья Игнатьевна немного обиделась. Я пожал плечами, отошел от неё и подошел сейчас же к отбившемуся от компании старичку в вицмундире, с какой-то белой звездой, выглядывавшей из под лацкана вицмундира.

У нас же служить. Инспектором у нас в уездном училищ. Где я директором состою. Вы бы посмотрели, как он на экзаменах учеников спрашивает. Уж его не надуешь, не проведешь за нос. Он, как говорится, достанет. Посмотрели бы вы, каким он орлом на экзамене… - Много бы я дал, чтобы посмотреть! Завтра у нас, как раз, экзамены, - приходите. По сторонним, правда, нельзя, но мы вас за какого-нибудь почетного попечителя выдадим. Вы же, кстати, и пишете - вам любопытно будет… Среди учеников такие типы встречаются… Умора!

Смотрите, только нас не опишите! Вот вам и адресок. Мы гласности не боимся. За длинным столом, покрытым синим сукном, сидело пятеро. Посредине любезный старик с белой звездой, а справа от него торжественный, свеже-накрахмаленный Бельмесов, Иван Демьяныч. Я вскользь осмотрел остальных и скромно уселся сбоку на стул.

Солнце бегало золотыми зайчиками по столу, по потолку и по круглым стриженным головенкам учеников. В открытое окно заглядывали темнозеленые ветки старых деревьев и приветливо, ободрительно кивали детям: Всё на свет перемелется - мука будет. Бодритесь, детки…" - Кувшинников, Иван, - сказал Бельмесов. А подойди к нам сюда, Иван Кувшинников …Вот так.

Ну, а сколько будет, если помножить пять деревьев на шесть лошадей? Мучительная складка перерезала загорелый лоб Кувшинникова Ивана. Но тридцать - чего? Тридцать деревьев или тридцать лошадей? У Кувшинникова зашевелились губы, волосы на голове и даже уши тихо затрепетали. С кашей съел или лодку себе из них сделал? Кто-то на задней парте печально хихикнул. В смехе слышалось тоскливое предчувствие собственной гибели.

Ободренный успехом своей остроты, Иван Демьяныч продолжал: Тебе это, очевидно, легко, Кувшинников, Иван, а? Что ж ты молчишь, Иван, а? Плохо твое дело, Иван. Ну… ты нам скажешь, что такое дробь? Дробью называется часть какого-нибудь числа. Ну, а если я набью ружье дробью, это будет часть какого числа? Может быть, я тебя спросил о ружейной дроби?

Вот если бы ты был, Кулебякин, умнее, ты бы спросил: Какая еще бывает дробь, а? А вот если человек танцует, и ногами дробь выделывает - это как же?

По твоему, не дробь? Видишь ли что, мой милый… Ты, может быть, и знаешь арифметику, но русского языка нашего великого, разнообразного и могучего русского языка - ты не знаешь.

И это нам всем печально. Ступай, брать, Кулебякин, и на свободе кое о чем подумай, брат, Кулебякин. Воть ты, Лысенко, Кондратий, скажешь нам, что тебе известно о цепном правиле? Ты знаешь цепное правило? Ну, а цепное исключение тебе известно? Лысенко метнул в сторону товарищей испуганным глазом и, повесив голову, умолк. Ну, вотъ ты мне и ответь: Стараясь не шуметь, я отодвинул стул, тихонько встал и, сделав общий поклон, направился к выходу. Любезный директор с белой звездой тоже встал, догнал меня в передней и сказал, подмигивая на экзаменационную комнату: Так и хапает, так и режет.

Да только, жалко, не жилец он у нас… Переводят с повышением в Харьков. А жалко… Я уж не знаю, что мы без него и делать будем? Мнемоника в обиходе Я отхлебнул глоток ликера из тонкой хрупкой рюмочки и, разнеженный, утомленный плотным завтраком, спросил со сладкой истомой: Приятель пожал плечами с выражением заправского лентяя: Я и так запомню.

Он вслушался внимательно в эту цифру и медленно повторил: Для одного человека немного. Наверное, знаете много смешного. Я думаю, вы не ударите лицом в грязь. Слава богу — специалист, кажется! Ну, ну… не скромничайте! Мне хочется послушать, как вы рассказываете… Ну, что-нибудь коротенькое. Вот, наверное, за бока схватишься!..

Сын вернулся один, без отца,— и на вопрос матери: Но на какой-нибудь знак внимания со стороны моего нового знакомого я всё-таки мог надеяться. Он мог бы засмеяться, или просто безмолвно усмехнуться, или даже, в крайнем случае, покачать одобрительно головой.

Он видел кружку пива с пеной, кружку, которую отец держал у рта, и поэтому ответил в простоте душевной: А мать думала, что это — фигуральное выражение, сказанное по поводу человека, которого что-нибудь взбесило. Ну и здорово же: Вообще, знаете, эти трактиры…. Если ещё холостой человек ходит, так ничего, а уж женатому, да если ещё нет средств — так трудновато… Не до трактиров тут.

Тут, как говорится, не до жиру, быть бы живу. Человек он был, очевидно, вежливый, понимавший, что в благодарность за рассказанное автор имеет право на некоторое поощрение. Папа, говорит, в трактире пену пьёт, сердится… А мать-то, мать-то! В каких дурах… О-ох-хо-хо! Ну ещё что-нибудь расскажите. В один ресторан пришёл посетитель. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. Всем словам и всем вещам вернулся их изначальный смысл и ценности, вознося читателя на вершину радости и блаженства.

Не часто встретишь, столь глубоко и проницательно раскрыты, трудности человеческих взаимосвязей, стоящих на повестке дня во все века. Пожалуйста, разрешите JavaScript чтобы отправить эту форму. Читать онлайн Моя оценка: Аркадий Аверченко Юмор для дураков Это был солидный господин с легкой наклонностью к полноте, с лицом, на котором отражались уверенность в себе и спокойствие, с глазами немного сонными, с манерами, полными достоинства, и с голосом, в котором изредка прорывались ласково-покровительственные нотки.

Расскажите мне какую-нибудь смешную штуку… Я это ужасно люблю.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress