Вятские околицы гражданской войны Борис Кирьяков

У нас вы можете скачать книгу Вятские околицы гражданской войны Борис Кирьяков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Таких было немало — около восьми тысяч. Причём рабочие эти были зачастую высочайшего профессионального уровня. Были среди высланных немцев и помещики-землевладельцы.

Естественно, работой их всех сразу обеспечить на Вятке не могли, основная часть нашла работу только в году. Но Германия выделила средства на их проживание, которые распределялись через американское посольство в Петербурге.

Впрочем, состоятельные ссыльные могли содержать себя самостоятельно. Но и хорошим рабочим с петербургских заводов посылались пособия от их предприятий и фабрик. Все рассчитывали, что война скоро кончится и они вернутся на прежнее место работы Вторая глава — о цензуре. Причём как о цензуре писем с фронтов, так и о цензуре писем подданных Германии.

Письма читали все подряд это была огромная работа. Даже помощник начальника ГЖУ губернского жандармского управления подполковник А. Массалитинов не раз писал в депешах, что это бесполезное занятие.

Но тем не менее: Письма отобрали, и велось обширное следствие. Оказывается, до Первой мировой войны связи между Россией и Германией и Австрией настолько укреплялись, что их можно сравнить, например, с отношениями России с Украиной.

И всё это в году резко рвётся. Люди были в недоумении, многие не хотели верить, что началась война с Германией. Был даже такой генерал-лейтенант Бойко, он проанализировал отношения двух стран за последние двадцать пять лет и пришел к выводу, что войны быть не должно. Никаких экономических причин не существовало. Да, у немцев были свои внутренние причины — навязанное политиками превосходство прусского военного духа, решение спорных вопросов военным путём и т.

Но всё это можно было урегулировать спокойно, потому что огромное число немцев и австрийцев жило и работало в России. А русские, наоборот, жили, лечились, отдыхали, делали бизнес в Германии.

Для примера — известный вятский промышленник Вахрушев отправил на учёбу в Германию сына, который как раз перед войной приехал на каникулы. И все связи были мгновенно разорваны, обе страны понесли громадные финансовые убытки. И только к году в России началась антинемецкая истерия, в Москве прошли антинемецкие погромы. Например, в Суводях был владелец лесохимического завода Репман, который, как узнал про эти погромы, бросил завод и уехал.

Архитектор из Малмыжа также бежал, чтобы скрыть своё германское происхождение. Все они оказались под надзором полиции и жандармерии. Хотя немцы зачастую работали на благо русской армии.

Например, в Вятку выслали из Казани некоего Луи Лазаря Зальма, который помог нашим купцам выполнить срочный интендантский заказ на сто тысяч овчинных полушубков и огромное количество кожаных сапог для армии.

Из двенадцати губерний России в Вятку мигом прислали шкуры, и местные предприятия справились с заказом в срок. Писем получал не одну сотню. А потом его выслали дальше, в село Курчум, где он жил до года, заболел и умер.

Но тут всё очень неоднозначно. Даже известного пивовара Карла Отто Шнейдера пытались обвинить в шпионаже. Кстати, своё предприятие он вынужден был переписать на других лиц. Можно с уверенностью говорить, что в России были теневые и тайные организации. Поэтому следующая глава книги посвящена именно побегам. И их причинам, коими нередко являлись условия содержания. Зимой в лагере случилась эпидемия тифа, очень много военнопленных умерло.

Отсидел в лагере 26 лет. Прятал у кого-то из владельцев одного из притонов города. Проснувшись утром, он отправлялся на городской рынок. Кинув взглядом на присутствующую публику, безошибочно определял: Он подходил к жертве близко: Ни милиция, ни комендатура с его невменяемостью бороться не решились.

Тебя выписали раньше положенного срока. Свирепостью пациента повеяло в госпитале раньше появления его там. Превентивные меры были приготовлены. На следующий день они отбыли на место службы. За попытку сопротивления Архип выбрасывал безоружного за круг солдатиков, окружавших его. Крутик вызвал анархиста в кабинет. Бывало, городская милиция звонит: Картину происшедшего в ту ночь пыталась нарисовать потом одна из медицинских сестёр: В воздухе летали обломки стульев, костыли, тумбочки, посуда.

На полу разодранные матрацы, бельё, остатки одежды и простыней. Моментами сверху оседало облако пуха и перьев из разодранной подушки. Окровавлены были не только дерущиеся, но и многие санитарки, даже медсёстры. Борис Натанович зашёл в палату как врач для оказания первой помощи. Нуждающихся отправили в перевязочную. С ними пришлось выяснять причины разгулявшегося урагана.

У Ревы всю семью уничтожили немецкие оккупанты. Он готовился уже к встрече с любимой девушкой, родным домом, но тут — война. На фронт пришлось идти, не побывав дома.

Ещё предыдущее письмо от своей любимой он получил весёлым и пламенным признанием в любви. Девушка написала о замужестве, возможно узнав, что парень стал инвалидом. Родителям он писал об этом, но просил ей не сообщать. Похожими драмами одиннадцатая палата оказалась переполнена.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress