Возмездие. Никогда не поздно Михаил Нестеров

У нас вы можете скачать книгу Возмездие. Никогда не поздно Михаил Нестеров в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Боковая дверца микроавтобуса отъехала в сторону, выпуская четырех одетых в черное и вооруженных дробовиками мужчин. Двое из них, перемахнув через капот, взяли на прицел водителя, двое других контролировали каждое движение полковника ГРУ. Едва стекло со стороны водителя поползло вниз, ближайший к нему боевик выстрелил ему в голову, и, смертельно раненный, он повалился на своего пассажира.

Полковник, придержав его голову рукой, невольно придвинулся к дверце. Боевики тут же выволокли Джиганшина из машины. Полковник дернул плечом, но тут же получил прикладом в ключицу. Еще один удар, и он оказался на спине. Командир кивнул одному из своих боевиков в надвинутой на глаза вязаной шапочке. Тот выдвинулся вперед, передернул затвор помпового ружья, загоняя патрон в ствол, и прицелился Джиганшину… в плечо. Выстрел — и тут же лицо и руки стрелка забрызгало клочьями одежды и кровью. Ему пришлось выстрелить еще дважды — второй раз в верхнюю половину головы, только тогда полковник затих.

Он лежал с настежь распахнутыми глазами, залитыми кровью, и открытым ртом. Сплюнув сквозь зубы на изуродованное тело полковника, опер повернулся к товарищам. Самый старший из них по возрасту усмехнулся:. Начальнику Главного разведывательного управления.

Москва, Большая Дмитровка, дом… функционирует специальное военизированное подразделение. Предположительно убийство полковника ГРУ В. Эту служебную записку начальник разведуправления получил от оператора Релизера, подполковника Михаила Янова.

Сам Релизер работал в Управлении программ содействия Федеральной службы безопасности. К записке агента оператор приобщил еще один документ — указ о создании Ситуационного центра при аппарате президента. С ним Лысенков познакомился еще в году и помнил его наизусть, потому что он фактически дублировал еще один документ — о создании схожей организации в МВД.

Подобные группировки множились как ядовитые грибы после кислотного дождя, подумал начальник и все же пробежал глазами текст Указа об образовании Ситуационного центра далее — Структура за номером КАОП от 16 июня года…. Сергей Николаевич Лысенков не терпел незавершенных дел в своем ведомстве.

Начальник разведуправления вызвал к себе подполковника Янова. Ознакомился с твоим донесением. Луч света в темном царстве, да? Ты встречался с агентом? Значит ли это, что ликвидация Джиганшина входила в его планы, а вот способ ликвидации — нет? Жердев беседовал со своим подчиненным, руководителем оперативной группы.

Его зовут Виктор Биленков, года рождения. Характеризуется как опытный, добросовестный, порядочный и так далее. В году уволился из органов внутренних дел в звании капитана и был принят в Структуру в качестве оперативного работника.

Освежи-ка нашу память, Михаил Николаевич, коротко и емко, как ты умеешь. Полковник состоял в приятельских отношениях с генералом Болдыревым, организатором движения в поддержку армии, военной науки и оборонной промышленности.

Болдырев — неподкупный, популярен в народе, новый человек в политике, у него безупречное прошлое, и он имеет в будущем шансы на президентское кресло. Собственно, сфабрикованное против Джиганшина дело — предупреждение генералу Болдыреву. А расправа над Джиганшиным — демонстрация будущей казни генерала.

Я бы хотел остановиться на ней более подробно. Итак, на базе Структуры создается группа быстрого реагирования. Никто ни разу не видел на них подобия формы. Двое из них служили в спецназе и имеют криминальное прошлое — это Сергей Хатунцев и Тимофей Лебедев, два в одном: Затем два офицера в отставке: Абдулов в прошлом был опером в относительной глубинке — Нарофоминский район. Все они вместе могут решить практически любую задачу и представляют собой этакий клуб знатоков с девизом: Конечно же, по отдельности они относительно слабы, но как команда — на высоте.

Группировка упоминается как опергруппа, а ее члены — как оперативники. Посмотреть на нее изнутри, выявить связи, наконец получить неопровержимые доказательства причастности опергруппы к убийству Джиганшина. Он отдавал себе отчет в том, какая это трудная задача — внедрение агента. Но организация, которую он возглавлял на протяжении последних четырех лет, специализировалась на подобных операциях и имела богатый опыт.

Ни он сам, ни подполковник Янов, ни подчиненные Янова не смогли бы сейчас назвать кандидата на эту опасную роль. Все будет зависеть от характера опергруппы и характера полковника Жердева, через которого осуществлялось ее руководство. Это все равно что подбирать свечу зажигания, не зная характеристик двигателя, подумал генерал-полковник и озвучил свои мысли вслух:. Предположительно убийство полковника ГРУ В.

Эту служебную записку начальник разведуправления получил от оператора Релизера, подполковника Михаила Янова. Сам Релизер работал в Управлении программ содействия Федеральной службы безопасности. К записке агента оператор приобщил еще один документ — указ о создании Ситуационного центра при аппарате президента. С ним Лысенков познакомился еще в году и помнил его наизусть, потому что он фактически дублировал еще один документ — о создании схожей организации в МВД. Подобные группировки множились как ядовитые грибы после кислотного дождя, подумал начальник и все же пробежал глазами текст Указа об образовании Ситуационного центра далее — Структура за номером КАОП от 16 июня года….

Сергей Николаевич Лысенков не терпел незавершенных дел в своем ведомстве. Начальник разведуправления вызвал к себе подполковника Янова. Ознакомился с твоим донесением. Луч света в темном царстве, да? Ты встречался с агентом? Значит ли это, что ликвидация Джиганшина входила в его планы, а вот способ ликвидации — нет? Жердев беседовал со своим подчиненным, руководителем оперативной группы.

Его зовут Виктор Биленков, года рождения. Характеризуется как опытный, добросовестный, порядочный и так далее. В году уволился из органов внутренних дел в звании капитана и был принят в Структуру в качестве оперативного работника.

Освежи-ка нашу память, Михаил Николаевич, коротко и емко, как ты умеешь. Полковник состоял в приятельских отношениях с генералом Болдыревым, организатором движения в поддержку армии, военной науки и оборонной промышленности. Болдырев — неподкупный, популярен в народе, новый человек в политике, у него безупречное прошлое, и он имеет в будущем шансы на президентское кресло. Собственно, сфабрикованное против Джиганшина дело — предупреждение генералу Болдыреву.

А расправа над Джиганшиным — демонстрация будущей казни генерала. Я бы хотел остановиться на ней более подробно. Итак, на базе Структуры создается группа быстрого реагирования. Никто ни разу не видел на них подобия формы. Двое из них служили в спецназе и имеют криминальное прошлое — это Сергей Хатунцев и Тимофей Лебедев, два в одном: Затем два офицера в отставке: Абдулов в прошлом был опером в относительной глубинке — Нарофоминский район.

Все они вместе могут решить практически любую задачу и представляют собой этакий клуб знатоков с девизом: Конечно же, по отдельности они относительно слабы, но как команда — на высоте. Группировка упоминается как опергруппа, а ее члены — как оперативники. Посмотреть на нее изнутри, выявить связи, наконец получить неопровержимые доказательства причастности опергруппы к убийству Джиганшина. Он отдавал себе отчет в том, какая это трудная задача — внедрение агента. Но организация, которую он возглавлял на протяжении последних четырех лет, специализировалась на подобных операциях и имела богатый опыт.

Ни он сам, ни подполковник Янов, ни подчиненные Янова не смогли бы сейчас назвать кандидата на эту опасную роль. Все будет зависеть от характера опергруппы и характера полковника Жердева, через которого осуществлялось ее руководство. Это все равно что подбирать свечу зажигания, не зная характеристик двигателя, подумал генерал-полковник и озвучил свои мысли вслух:. И не стесняйся беспокоить меня. В этом деле пустяков не предвидится.

Заводи дело, а я возьму его под личный контроль. Она станет первым документом в деле под определенным номером и с литерой, означающей личный контроль начальника управления. Подполковник Янов не был, что называется, пехотным офицером, не командовал полком, ни разу ни на кого не повысил голос.

Он считался одним из лучших аналитиков Управления, и, если представить себе положение Янова среди ему подобных, оно окажется не ниже десятого места. У него была странная привычка: В конце смены снова переодевался, и дежурный на КПП Главного разведывательного управления провожал глазами упакованного в деловой костюм человека.

Однако Янов не укладывался в стереотип российского бизнесмена, только-только сменившего красный пиджак на традиционный английский: В том смысле, подумал Андрей Маевский, что азарта в нем как бы и нет, или он просто незаметен. Вот в этом плане — в смысле маскировки — полковник Янов был опасен и непредсказуем, мог переодеться в любой момент и предстать либо сугубо гражданским, либо исключительно военным.

Во время сегодняшней беседы с Яновым Маевский, агентурным псевдонимом которого был Релизер, уловил едва различимый запах пороховой гари, исходящий от подполковника, отсюда и начинался ход его рассуждений о полковнике Янове, как о пехотном офицере. Он не нюхал пороха, но давал понюхать его другим? Спорное сопоставление, а точнее, двоякое: Когда дверь за подполковником Яновым захлопнулась, Андрей Маевский, будучи в рубашке с короткими рукавами, поежился, словно в окно к нему заглянула Снежная королева, и бросил взгляд на часы: Маевский словно дожидался этого момента.

Кассета почти закончилась, убедился журналист, осталось не больше минуты. Так и есть — беседа с подполковником Яновым заняла не больше сорока минут. Звук собственных шагов Андрею показался тяжелым, незнакомым, как собственный голос, записанный на пленку. Щелчок замка, скрип двери нужно смазать петли , обмен приветствиями: Хотя… покрепче, если можно.

И еще, можно вымыть руки? Где у тебя туалет? Дверь в туалет он оставил открытой. Вот знакомо загудели трубы пора менять сальник на кране, раздраженные этим воющим звуком соседи уже давно поставили диагноз и даже сами предлагали исправить кран , в раковине заплескалась вода. Журналист отчетливо вспомнил, что дождался тишины и только потом открыл кран на кухне.

Он налил в чайник воды ровно на два стакана, чтобы вода быстрее закипела, прибавил под ним газ. Помнится, вознамерился заполнить паузу, слегка повысив голос, чтобы не заставлять Янова переспрашивать: Свисток чайника, щелчок ручки газовой горелки, затем стук дверцы кухонного шкафа, звон чашек и ложек если прислушаться, можно расслышать шуршание чайных пакетиков….

Журналист остановил воспроизведение, убедившись, что запись получилась качественной, едва ли не студийной хотя какая там студийность на обычном кассетнике. Покашливание… Андрей Маевский прослушал еще один аудиофрагмент — где-то в середине кассеты.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress