Восстание в подземелье Х. Зильберман

У нас вы можете скачать книгу Восстание в подземелье Х. Зильберман в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Мы молча курили; каждый думал о своём. Поднявшийся было гомон сразу утих. Было как-то неловко сознаться, что из шестидесяти бывалых солдат ни один не знает немецкого языка. А люди, знающие язык, видимо, были очень нужны, потому что лейтенант в третий раз задал тот же вопрос и добавил:.

Мне представлялось, что обязанности военного переводчика заключаются лишь в том, чтобы присутствовать на допросах военнопленных и переводить попавшие в наши руки документы врага.

Но с тех пор как меня прикомандировали к капитану Тюрину, моё представление об этой работе значительно изменилось. Капитан — кавалер пяти боевых орденов — был удивительно спокойным и мирным человеком.

Он не допрашивал военнопленных, а секретных бумаг у него и вовсе не было. Мы должны разговаривать с ними, должны объяснять, что, если бы их фюрер не напал на нас, мы никогда не пришли бы сюда как враги! Любую передышку, каждый свободный час он старался использовать для беседы с людьми.

Мы говорили с престарелыми немцами, у которых война отняла детей, и с ограбленными войной детьми, напрасно ожидавшими возвращения отцов. В глухую февральскую ночь наше подразделение остановилось в селе Хазельгрунд. Дом, куда мы зашли, чтобы переночевать, был, как и следовало ожидать, холодный и почти пустой.

Стены комнат украшали какие-то гравюры. Сумрачный тон их не то чтобы раздражал, но навевал тоску. Держа на уровне глаз плошку, дававшую весьма скудный свет, капитан Тюрин разглядывал гравюры, на которых были изображены дома и люди.

Под некоторыми из них чернели подписи. Хорошие рисунки… — не совсем уверенно заметил капитан. Пусть детей покормит, сама поест. А мы… — он посмотрел на меня. Немного погодя к нам постучалась хозяйка — предложила вымыть посуду и постелить постели. В основу сюжета повести легла история, которую рассказал автору очевидец, гравёр, чудом спасшийся из фашистского плена. В одной из долин Тюрингии гитлеровцы выстроили отрезанный от внешнего мира подземный лагерь, где талантливые гравёры и мастера печатного дела изготовляли подложные документы, деньги и другие фальшивки.

Изможденные, обречённые на вечное молчание люди, казалось, должны были превратиться в бессловесных рабов. Но любовь к свободе, к жизни побеждает — узники, преодолевая невероятные трудности, устраивают организованное восстание против своих поработителей.

Восстание подавляется, но некоторым заключённым удаётся бежать. Повесть проникнута напряженным драматизмом. Она утверждает величие, мужественный дух, стойкость и гуманизм людей, сплочённых единой идеей. Общий, собирательный образ рассказов X. Поднявшийся было гомон сразу утих. Было как-то неловко сознаться, что из шестидесяти бывалых солдат ни один не знает немецкого языка. А люди, знающие язык, видимо, были очень нужны, потому что лейтенант в третий раз задал тот же вопрос и добавил:.

Мне представлялось, что обязанности военного переводчика заключаются лишь в том, чтобы присутствовать на допросах военнопленных и переводить попавшие в наши руки документы врага. Но с тех пор как меня прикомандировали к капитану Тюрину, моё представление об этой работе значительно изменилось. Капитан — кавалер пяти боевых орденов — был удивительно спокойным и мирным человеком.

Он не допрашивал военнопленных, а секретных бумаг у него и вовсе не было. Мы должны разговаривать с ними, должны объяснять, что, если бы их фюрер не напал на нас, мы никогда не пришли бы сюда как враги! Любую передышку, каждый свободный час он старался использовать для беседы с людьми. Мы говорили с престарелыми немцами, у которых война отняла детей, и с ограбленными войной детьми, напрасно ожидавшими возвращения отцов.

В глухую февральскую ночь наше подразделение остановилось в селе Хазельгрунд. Дом, куда мы зашли, чтобы переночевать, был, как и следовало ожидать, холодный и почти пустой. Стены комнат украшали какие-то гравюры. Сумрачный тон их не то чтобы раздражал, но навевал тоску. Держа на уровне глаз плошку, дававшую весьма скудный свет, капитан Тюрин разглядывал гравюры, на которых были изображены дома и люди. Под некоторыми из них чернели подписи. Хорошие рисунки… — не совсем уверенно заметил капитан.

Пусть детей покормит, сама поест. А мы… — он посмотрел на меня. Немного погодя к нам постучалась хозяйка — предложила вымыть посуду и постелить постели.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress