Вирус смерти Джоанна Болтон

У нас вы можете скачать книгу Вирус смерти Джоанна Болтон в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Тело, возможно, еще будет жить, но только то главное, особенное, что составляло его личность, делало это тело отличным от других, эта уникальная комбинация химических веществ, сопровождающих определенные мыслительные процессы, исчезнет навсегда. Где-то, он уже не мог разобрать где, может быть, на пульте, а, может быть, у него в его воспаленном мозгу, яркие вспышки попадали в такт биению его сердца.

Или, наоборот, сердце изменило свой ритм, присоединяясь к частоте вспышек? Теперь ему это было неведомо, да и какое это имело значение. Однако факт оставался фактом: Звук ударов сердца гулко отдавался в ушах, разрывая виски. Кровеносные сосуды мозга испытывали невероятное напряжение, почти взрываясь от бешеного давления, ослепляя острой, невыносимой болью. Да, ему было нестерпимо больно, но все же в этих вспышках был какой-то смысл — они что-то значили.

Его руки, казалось, знали, что им делать, двигаясь, они пытались вытянуться вперед. Костлявые руки, с кровоточащими, изуродованными пальцами в лохмотьях кожи и мяса, соединенных густой коркой засохшей крови. Руки пытались дотянуться до пульта управления, нажать на кнопки и клавиши, заставить эти яркие вспышки убраться прочь, хотя остатки его разума знали всю бесполезность этой затеи.

Для Джерри эти вспышки были вечными. Даже тогда, когда он закрывал глаза, они просвечивали красным сквозь веки — включались, выключались, все ярче, ярче, ярче. Словно какое-то излучение, парализующее и разъедающее его волю.

Спасательный модуль в некоторых своих параметрах функционировал неверно. Так же, как и тело Джерри. Некоторые его функции вышли из строя и почти перестали действовать. Как и все остальное, подумал он. Огни вспыхивали и за пределами спасательного модуля, причем целыми россыпями. Одна часть из них была звездами, другая — отблесками астероидов, вернее камней всех форм и размеров.

Нет, сказал он себе. Это было бы слишком просто. Спасательный модуль находился в Каменном Поясе и пытался пробиться сквозь самый насыщенный астероидами район Галактики.

И дело здесь даже не в полете, что и создало эту неприятную ситуацию. Ему ни в коем случае не следовало браться за это задание. Но, с другой стороны, Джерри никак не мог угадать, что его ожидает.

И никто не мог этого знать. Однако на этот раз он допустил промах, который теперь должен был стоить ему жизни. Однако развязка оказалась иной.

Спасательный модуль неожиданно покинул пределы Каменного Пояса. Но он не понял этого — или понял? Едкий дым разъедал ему глаза, отчего атмосфера в кабине казалась окрашенной в голубой цвет. Какая-то радужная, флуоресцирующая жидкость вытекала из разбитого носа, ее капли плавали по всей кабине.

Мейра сходила с ума, скучая по его крепким, жарким объятиям, его искреннему, заразительному смеху и сарказму, выдававшему в нем недюжинный талант философа. Ей еще никогда и ни в чем не удавалось достичь такой степени близости. Мейра прислонилась головой к окну и наблюдала за людьми ленивым, скучающим взглядом из-под длинных ресниц. Она видела и замечала гораздо больше, чем мог кто-либо предположить, случайно остановив взгляд на ее стройной фигуре, которая была туго обтянута платьем кричащей расцветки.

Тело ее расслабилось, слегка покачиваясь в такт движения автобуса. Два близнеца-солнца скользили по небу в направлении горизонта, окрашивая атмосферу в оранжевый цвет.

Окраины Белоза-Сити окрасились в золотистые тона. Верхушки небоскребов как бы плыли над иссиня-черной тьмой, которая, подбираясь снизу, стремительно захватывала этаж за этажом. Странные, причудливые очертания промышленных предприятий перемежались с более привычными формами деловых и жилых кварталов.

Зрелище за окном автобуса напоминало сюрреалистическую картину, сохранившую свою привлекательность до тех пор, пока зритель не подходил поближе, чтобы рассмотреть получше каждый элемент, затем в ужасе отшатывался, поняв наконец, что это в действительности являлось художественным воплощением мечты сумасшедшего.

Это было уродливое смешение стилей, старого и нового, постепенно начинавшее приходить в упадок Мейра не пришла в восторг от увиденного. Ведь она терпеть не могла эти города. Она тонула в них, задыхалась. Все эти признаки упадка и загнивания страшно удручали ее и приводили в уныние.

Внизу на улицах виднелись тени, отбрасываемые высокими эстакадами, к которым прилепились специальные дорожки для пешеходов, открытые для простого люда и закрытые для тех, кто по своему социальному положению и в прямом и в переносном смыслах парил над рабочими, потевшими внизу, добывая свой хлеб насущный. Эти же люди сейчас ехали после работы в автобусе, наполняя его запахами пота, грязной одежды, дешевого одеколона. У них неприятно пахло изо рта — следствие низкосортной и не очень свежей пищи.

Впереди Мейры сидели несколько подростков, и ей захотелось на несколько секунд проникнуть в их сокровенные мечты, понять, к чему они могут стремиться, что может быть их идеалом, идеалом тех, кто живет в чреве этого ужасного города. Несмотря на отличие в физическом развитии, в интеллектуальном плане ее детство протекало точно так же.

Покончив с воспоминаниями, Мейра вновь принялась глядеть в окно. Нижние улицы не были изолированы от атмосферы, и Мейра без особой радости вдыхала в себя эту вонючую смесь. В утреннем прогнозе погоды дикторы бодро вещали об улучшении качества воздуха в городе и заверяли, что для незащищенного дыхания он вполне безопасен. Носовые фильтры почти не помогали, а в глазах сильно щипало.

Все это лишь усугубляло ее и без того мрачное настроение. Тем не менее она изобразила на своем лице улыбку, скупую и циничную, и, выйдя из автобуса, окунулась в людской поток, двигавшийся по тротуару в обоих направлениях.

Из открытых дверей заведений доносилась громкая музыка, слышались голоса подвыпивших посетителей. Эта часть города отличалась грубыми нравами. Мелькали яркие огни рекламы, и прямо на тротуаре светились голограммы, откровенно иллюстрировавшие, какие удовольствия ждут тех, кто рискнет зайти в заведение. Голограммы потрескивали статическим электричеством и, когда кто-нибудь проходил сквозь них, исчезали.

Она призывно повиливала бедрами и без устали работала челюстями, жуя кусочек чистима. Платье из синтетического чремлима столь плотно облегало ее тело, что обрисовывало до мельчайших подробностей все контуры фигуры — упругие, большие груди и крутые, стройные бедра.

Казалось, будто идет обнаженная, розовокожая красавица, обещающая немыслимые удовольствия тому, кто пойдет с ней. Сверху на платье была накинута гравитационная сеть.

Голограммы вспыхивали и гасли, салютуя ее появлению. В ушах у нее покачивались сережки-летрогемы, а гибкие запястья охватывали массивные браслеты.

Ее сразу же приметили, и пара потенциальных клиентов заторопилась было к ней, но Мейра без труда охладила их пыл парой предостерегающих слов и ухмылкой, затем двинулась дальше. Одетая в потрепанный костюм ядовито-зеленого цвета, эта женщина неопределенного возраста хищными глазами высматривала в толпе подходящую жертву, не забывая смачно втягивать в себя дым наркопалочки, торчащей у нее во рту и прыгавшей при каждом движении ее губ. От наркопалочки исходил приторно-сладкий запах, и Мейра, чуть отвернувшись в сторону и стараясь не дышать, спросила:.

Если нет, то не худо заиметь его, и побыстрее. Явно наслаждаясь этой процедурой, она кивнула в направлении улицы. Все девочки в этом квартале работают на него, и я тоже. А тебя тут что-то раньше не было видно.

Машина стоила бешеных денег и наверняка принадлежала этому самому Бернарду. А летроссетка, бесспорно, шла этой невесть откуда появившейся новенькой, дерзко осмелившейся вторгнуться в пределы их квартала.

Да, нужно будет попросить у Бернарда такую сетку. Она наверняка вызывает возбуждение у мужчин. Хотя его здорово взбесит то, что ты не нашла его сразу. У Мейры просто не было времени убеждать эту разозлившуюся уличную потаскуху в своих честных намерениях. В нескольких шагах впереди виднелся вход в переулок, и если она не ошиблась, именно он и должен вывести ее к нужному объекту.

Он найдет тебя везде! Но Мейра уже ускорила шаг настолько, насколько это ей позволяла узкая юбка, и не оглядывалась. Она свернула в нужный переулок, представлявший собой темный туннель, с одной стороны которого возвышались глухие стены пакгаузов, а с другой — находились третьесортные бары и закусочные, завсегдатаями которых были бродяги и воры. Сейчас здесь не было ни души, и единственным звуком, далеко разносившемся в этом ущелье, было цоканье каблуков Мейры, ступавшим по растрескавшемуся и давно не подметавшемуся бетону.

Шум главной улицы постепенно затихал, сдавленный высокими стенами, внутри которых словно в каком-то резервуаре находился спертый воздух, насыщенный пылью и редким сочетанием запахов, среди которых преобладали запах гнилых овощей и отработанного ракетного топлива. Повсюду валялись опрокинутые мусорные контейнеры, в которых копошились крысы и другие любители отбросов.

Краем глаза она заметила зеленовато-коричневое тело мутанта размером с домашнюю кошку. Существо привстало на задних лапах, готовясь к прыжку, и не сводило с нее глаз, блестящих в потемках, словно кусочки разбитого стекла.

Оскалив пасть с двумя рядами желтых зубов, мутант захрипел в бессильной злобе, примериваясь к добыче и поняв, что она ему не по зубам. Стараясь двигаться очень осторожно и не выпуская из поля зрения огромную крысу, Мейра сбавила шаг и держалась середины переулка. Разобраться с мужчинами не составляло для нее особого труда, но крысы — нет! От одного вида по спине у нее забегали мурашки.

Она оглянулась и увидела машину, свернувшую в проулок. Ее силуэт четко выделялся на фоне ярко освещенного отрезка главной улицы. Это было красное авто Бернарда. Похоже, дело могло принять неожиданный поворот. Не то чтобы Мейра не была уверена в своих силах. Просто ей очень не хотелось нарушать план операции, разработанный по минутам.

Однако машина Бернарда остановилась, словно раздумывая, а затем поползла назад. Очевидно, сутенеру Бернарду не хотелось рисковать своей супермодной машиной в таком узком проулке, где с ней могло случиться все, что угодно. А, может быть, он посчитал, что овчинка не стоит выделки. Подумаешь, какая-то шлюха случайно забрела на его участок.

Убежала, ну и черт с ней. Эти мысли мгновенно промелькнули у Мейры в голове, когда она попыталась представить себя на месте Бернарда. Довольно улыбнувшись, Мейра пошла дальше. Переулок кончался двором, на котором длинными рядами стояли огромные трейлеры. Высоко над головой на стенах по обе стороны от прохода висели старые наблюдательные камеры.

Одна из них зияла пустым объективом, а вторая безжизненно повисла, удерживаемая от падения лишь одним кабелем. Презрительно покачав головой, Мейра бесшумно двинулась дальше. Забор из металлической сетки, по которой был пропущен электрический ток, имел несколько больших дыр. Проскользнув внутрь сквозь одну из этих дыр, Мейра спряталась под крайним трейлером и обвела взглядом окрестности.

У главных ворот, выходящих на большую улицу, стояла будка, где должен размещаться охранник. Удача по-прежнему сопутствовала ей, ибо сквозь полупрозрачные стены будки из глассинита она без труда определила, что охранника не было. Мейра оставила свое убежище и смело, не таясь, вышла на середину двора. Стенки трейлеров были сплошь покрыты вмятинами и царапинами, что говорило о давнем сроке их хранения здесь: Лишь на одном из них Мейре удалось различить надпись "Галактик Юнион Терра".

Вокруг по-прежнему царило безмолвие, но Мейра решила выдержать свою роль до конца. Она напустила на себя безразличный вид и лениво жевала свою резинку.

Со стороны ее вполне можно было принять за случайно зашедшую сюда уличную шлюху. Неторопливым шагом Мейра направилась в сторону улицы и, проходя мимо больших дверей огромного пакгауза, посмотрела направо.

Все идет по плану. Мейра остановилась и, вынув изо рта то, что выглядело безобидной жевательной резинкой, прилепила к днищу одного из трейлеров. Туда же она воткнула острым концом брошку с фальшивым бриллиантом, являвшимся в действительности миниатюрным телеуправляемым детонатором.

Вытерев липкие руки об юбку, она непринужденной походкой направилась к главным воротам. Вся операция заняла у нее не более полминуты. Прежде чем вновь выйти на улицу, Мейра внимательно посмотрела по сторонам и, лишь убедившись в отсутствии назойливой красной машины, сделала шаг вперед и слилась с толпой прохожих.

Теперь ее путь лежал в космопорт. Дойдя до перекрестка, она повернула налево, стараясь при этом все время держаться в гуще толпы. Самое трудное было позади, и теперь ей предстояло улизнуть отсюда так же тихо, как она здесь появилась. Прежде чем она смогла ответить, двое рослых с накаченными мускулами мужчин в рабочих комбинезонах схватили ее за обе руки и почти унесли с тротуара в темный проход между двумя зданиями.

У Мейры возникло давно уже забытое чувство страха, но вместе с ним пришла злость на тех, кто осмелился так обращаться с ней. Усмирив на время свой гнев, она решила какое-то время выждать. Невдалеке виднелось приземистое, словно распластавшееся по земле красное авто. Да, время выбранное Бернардом для сведения счетов, было совсем неудачное. У машины их ждали еще два человека.

Один из них, высокий, с телом атлета, уставился на Мейру, ощупывая ее враждебным взглядом. Другой, наоборот, оскалился в улыбке, сверкнув бриллиантами, вставленными в зубы. Их блеск поражал, несмотря на тень.

Как такое могло придти тебе в голову? Гнев кипел в ней и рвался наружу. Кажется, она много о себе воображает. Если ты такая умная и образованная, зачем же тогда пошла в проститутки? Без денег не проживешь. Я не прочь поделиться с тобой, если ты дашь мне подзаработать. Затем он повернулся к женщине, и его губы растянулись в отвратительной, похотливой улыбке. Понимающе кивнув, телохранители отпустили Мейру и направились к машине — Бернард и сам прекрасно управится с этой шлюхой.

Жаль конечно, что на этот раз он не разрешил и им после себя побаловаться с ней, как это иногда бывало, однако прекословить боссу было опасно. Бернард умел подчинить себе людей различными способами.

Вот и эта сучка в розовом платье сейчас узнает, кто здесь хозяин. Мейра тем временем разгневалась до предела. Времени у нее почти не осталось. Нужно побыстрее выпутаться из этой глупой истории. Отвращение волной накатило на Мейру, даже волосы на ее руках, наэлектризовавшись, встали дыбом. И все же она сдержалась и в этот раз. По правде говоря, для этой профессии ты немного старовата, но кое-кому, наоборот, нравится опыт, а не молодость. Мейра непроизвольно сделала шаг назад, но натолкнулась на телохранителя, который схватил ее за запястья и зажал их в одном своем, большом кулаке.

Бернард приблизился к ней, и она ощутила гнусный запах у него изо рта. Разило гнилыми зубами и наркотиками. Другую руку телохранитель запустил ей в волосы. Гнев сверкнул в голове Мейры ослепительной молнией, и ее реакция оказалась столь же молниеносной. Она напрягла руки и внезапным мощным рывком освободила их. От резкого движения парик слетел с ее головы и остался в руке громилы, который, открыв рот, недоуменно взирал на него. Развернувшись боком, Мейра отработанным приемом — колено в пах — заставила Бернарда согнуться пополам и податься всем телом вперед.

Не давая ему опомниться, она ударила его ребром ладони по шее, и сутенер, потеряв сознание, рухнул на землю. В тот же самый момент, не оборачиваясь, Мейра нанесла удар пяткой в живот телохранителя, и тот, хватая воздух ртом, попятился, ударился спиной о стену и, съехав по ней, уселся задом в грязную лужу, взметнув фонтан брызг. Мейра подняла свой парик и, отряхнув, вновь напялила на голову. Затем привела в порядок платье, хотя сделать это было довольно трудно, потому что оно было разорвано почти до самого пояса.

Гнев утих, но боевой задор пылал в ней. Она сделала глубокий вдох, чтобы разогнать остатки андреналина, кипевшего в ее крови. Пульс снова вернулся к нормальному ритму. Мейра взглянула на часы. Времени было еще достаточно. Бросив последний взгляд на сутенера и его телохранителя, она с удовольствием оценила свою работу: На ее лице появилась улыбка, и глаза засверкали в темноте, как у крысы-мутанта.

Выйдя на оживленную улицу, Мейра опять нырнула в толпу и пошла в сторону космодрома. Вскоре она уже поднималась по ступенькам аэровокзала, откуда взлетали шаттлы. Задержавшись на несколько секунд перед дверьми, она нажала пальцем на едва заметную потайную кнопку на внутренней поверхности одного из своих браслетов. За несколько кварталов от космодрома в том направлении, откуда Мейра только что пришла, прозвучал глухой взрыв и яркая вспышка света озарила улицы.

Завыли сирены тревоги, послышались крики и вопли. Люди вокруг Мейры остановились и, повернувшись в сторону взрыва, начали с тревогой прислушиваться. Мейра же как ни в чем ни бывало продолжала свой путь и вскоре уже находилась на одной из площадок космопорта. Все ее расчеты оправдались с удивительной точностью — уже шла посадка на шаттл.

Она прижала свою ладонь к идентифицирующему датчику и, когда компьютер выдал подтверждение зарезервированного места, прошла вперед и пристроилась в хвост большой очереди пассажиров, исчезавших в трюме огромного космического парома. Едва она заняла свое кресло, как люки закрылись и шаттл поднялся с поверхности чужой планеты, унося пассажиров к звездолету, ждавшему их на орбите. Эстер, находившаяся в каюте пассажирского лайнера, который с минуты на минуту должен был оставить орбиту Белозы, прикурила от настольной зажигалки.

В то время как она жадно втягивала в себя успокаивающий дым, кончик сигареты ярко засветился в полумраке. Резкий, желтый свет, исходящий от экрана компьютера, падал на ее фигуру в кресле, очерчивая ее контуры, отбрасывавшие причудливую тень на стены каюты.

Струйка белого дыма плавно струилась между неплотно сжатыми, пухлыми губами, Эстер же в эти мгновения внимательно изучала столбики цифр и текста, сменявшиеся на дисплее. Белоза имела промышленное и коммерческое значение, находясь на перекрестке нескольких важных космических трасс.

И причиной тому была все та же неутолимая страсть человека к власти и богатству. Неутомимые механизмы, ни на минуту не прекращая своей работы, вгрызались все глубже в недра планеты. Всюду, куда хватало глаз, возвышались горы пустой породы — яркий пример того, что может случиться с миром, в котором экология принесена в жертву погоне за прибылью.

Теперь Белоза могла похвастать лишь мертвыми, отравленными морями и атмосферой, более похожей на пустую кашу, чем на смесь газов, пригодную для дыхания человека. Если так будет продолжаться и дальше, то обитатели этой планеты без генератора атмосферы не обойдутся. Однажды ведущий одной из самых больших и влиятельных межпланетных служб новостей горько пошутил, сказав, что самые значительные богатства Белозы еще ждут своего первооткрывателя — человека, который найдет способ добывать различные химические вещества из атмосферы.

В этой шутке скрывалась истина, и некоторые предприимчивые умы делали попытки экспериментировать в этом направлении, но атмосфера загрязнялась быстрее, чем им удавалось очистить ее. Несмотря на все эти проблемы и быстрый рост добычи полезных ископаемых, их запас оставался почти неисчерпаемым, по крайней мере, в обозримом будущем.

Кроме того, промышленность планеты выпускала высоко-технологичные изделия, легко находившие сбыт во всех уголках Галактики. Все предприятия были сконцентрированы в пятидесяти мегаполисах, каждый из которых имел по меньшей мере один космопорт. Это было естественным следствием того, что промышленность в основном ориентировалась на экспорт, и привело к возрастанию значения количества транспортных компаний в экономике Белозы. Оставалось только радоваться тому, что их сотруднице удалось разобраться во всей этой путанице названий и выявить тех, кто пытался сколотить капитал, используя для этого не совсем законные средства.

Да о каких законах тут могла идти речь? То, чем занимались эти люди, было аморально, противоестественно самой природе человека. И как же отреагировало правительство Белозы? Они стали ссылаться на нехватку улик, да и вообще, говорили чиновники, где доказательства того, что это вещество действительно опасно для здоровья человека.

Как будто они не видели, что творится у них под самым носом. Наркомафия уже опутала своими сетями всю планету и готовилась вскоре окончательно прибрать ее к рукам.

Едва ли можно было найти хоть одного обитателя планеты, который не употреблял бы эту гадость. Отказ правительства Белозы от сотрудничества мог значить лишь одно, но компетентные органы Федерации благоразумно воздержались от комментариев, предпочитая принять свои меры. Не сводя глаз с экрана, Эстер бросила окурок в пепельницу и закурила новую сигарету. С минуту на минуту должно было появиться важное сообщение. Последняя и самая сложная часть задания уже позади.

Каких-либо проблем не предвиделось. Опыт Мейры Силвер являлся достаточной гарантией от всех неприятных неожиданностей. Ей всегда удавалось выкручиваться из любых ситуаций. Тут же Эстер одернула себя, подумав, что каждый из секретных агентов мог считать себя везунчиком, пока не совершил одну единственную, роковую ошибку.

К тому же прошло уже сорок восемь часов с тех пор, как от Мейры поступило последнее сообщение. Если и дальше ей придется работать с Силвер, то, решила Эстер, дело кончится тем, что она преждевременно поседеет или наживет себе язву, а, возможно, приобретет и то и другое одновременно, несмотря на все достижения современной медицины.

Либо эта Мейра была слишком уверена в себе, либо… ее уже нет в живых. В любом случае это грозило нежелательными осложнениями.

Эстер закурила третью сигарету подряд. В это время сообщения информационных агентств сменились на экране списком перекрестных ссылок. Она выключила компьютер, не нуждаясь в информации, которую успела уже от вынужденного бездействия выучить наизусть. Ожидание — вот в чем заключалась самая трудная часть ее работы. До того, как шаттл Мейры покинет орбиту Белозы, с ним должен состыковаться еще один шаттл, и Эстер отчаянно надеялась, что Силвер окажется в числе его пассажиров.

В любом случае ей самой придется спускаться на Белозу, чтобы исправить грехи Силвер или же выполнять всю работу заново. Дверь отъехала в сторону, и в каюту неторопливой, ленивой походкой вошла Мейра Силвер, которая выглядела как проститутка, только что побывавшая в уличной драке. Впрочем, это сейчас не имело значения.

Главное — она вернулась целой и невредимой…. Я ждала тебя вчера. Скажи лучше, почему ты не явилась вовремя? На складе компании "Галактик Юнион Терра" произошел взрыв, причины которого пока неизвестны. После взрыва вспыхнул большой пожар. Она откинулась на спинку кресла и небрежным жестом показала в сторону портативного компьютера, стоявшего на столе.

Мейра уселась в кресло и склонилась над клавиатурой. В воздухе задрожали лучи света, а затем появился трехмерный куб, площадь каждой грани которого достигала двух квадратных футов. Затем она сняла с запястья браслет и, разогнув его в прямую полоску, вставила одним концом в гнездо на клавиатуре — каюту озарил каскад искр, которые вскоре приняли очертание медленно вращающейся голографической модели, которая окрашивалась в цвета, соответствующие определенным мутациям.

Как мы и подозревали, этим делом занимаются Кэббинт и Джеймсон. А теперь посмотри вот это. В течение нескольких секунд первоначальный образец превратился в нечто совершенно новое. Биологи на Декстере назвали его Красной Чумой, там он уничтожил почти весь урожай, и на Мире Бейси тоже.

Мне трудно даже представить себе, что кому-то могло понадобиться создать нечто подобное. Хорошо, что мы вовремя остановили их. Твоих материалов достаточно, чтобы привлечь к суду Кэббинта и Джеймсона? Кроме того, я записала несколько их бесед и телефонных звонков. Выполняя задание, Мейра каждый раз расходовала огромное количество нервной и физической энергии, ее организм функционировал за счет притока в кровь адреналина и различных стимуляторов.

Теперь она могла позволить себе расслабиться. В это время Эстер заняла место в шаттле, закрылись люки в шлюзовой камере и, высвободив стыковочные шланги, он отчалил от лайнера. Мейра спустилась в лифте на нижнюю палубу, где находились спальные емкости. Войдя в небольшое подготовительное помещение, она убавила свет, а затем вынула из глаз контактные линзы. Со вздохом облегчения сняла с себя платье, нижнее белье, обувь, парик и бросила все это в пневматическую трубу, отверстие которой находилось в углу отсека.

Горячий душ смыл с нее остатки грима и запах дешевых духов. Когда она вышла из кабинки, короткие волосы песочного цвета торчали в разные стороны, и, казалось, что ее голова окружена нимбом.

Волосы чуть вздрагивали, потрескивая статическим электричеством, до тех пор пока демпфер не разрядил поле. Мейра подошла к зеркалу узнать, не оставила ли выполненная операция какой-либо отпечаток на ее внешности. Кое-где начала пробиваться седина, и теперь добавилась новая прядь седых волос.

Такова ее работа, от которой любой человек рано или поздно станет седым, как лунь. Под глазами появились мешки. Что ж, очевидно, придется подвергнуться операции регенеративного омоложения, подумала Мейра, но для этого ей сначала нужно получить отпуск, которым она не могла воспользоваться вот уже несколько лет подряд. Высокие скулы делали разрез ее коричневых глаз слегка раскосыми. Таинственные глаза — отозвался о них однажды кто-то из коллег, восхищаясь большими, красивыми зрачками. Мейра знала, что в древней Европе женщины специально закапывали себе в глаза специальный раствор, от которого их зрачки расширялись.

Они полагали, что это делало их более привлекательными. Такое применение дало раствору особое название — белладонна, что в переводе с одного из древних языков, Мейра уже забыла какого, означало — прекрасная женщина.

Однако Мейре ее расширенные зрачки доставляли неудобства, поскольку приходилось защищать их от сильного света затемненными контактными линзами. И все же в этом были свои преимущества, и не только косметические. Она заморгала своими длинными темными ресницами и издала звук, похожий одновременно на зевок и на вздох облегчения, а затем покинула подготовительный отсек.

В хранилище, длинном и довольно узком помещении с низким потолком, по обе стороны прохода стройными рядами располагались поблескивающие серебристой краской саркофаги, предназначенные для пассажиров, предпочитающих путешествовать в сонном состоянии. К Мейре сразу же подошел техник с улыбчивым лицом и, прикрепив ей на лоб и на грудь электроды, помог забраться в саркофаг-спальник. Затем он захлопнул герметичный люк и включил монитор. Сквозь прозрачную верхнюю крышку спальника Мейра увидела, как пальцы техника несколько раз прикоснулись к кнопкам таймера, и на мониторе засветились цифры, означающие продолжительность сна, который должен был продолжаться сорок восемь часов.

Раздалось легкое шипение — в спальник стал поступать усыпляющий газ, и вскоре веки Мейры сомкнулись. Щелчок тумблера — и внутри спальника возникло особое гравитационное поле. Тело Мейры поднялось, и невидимые силовые линии зафиксировали его строго вдоль осевой линии на равноудаленном расстоянии от внутренней поверхности спальника.

Проснуться Мейра должна была лишь после того, как лайнер выйдет на орбиту вокруг другой планеты под названием Земля. Что ты имеешь в виду? Экраны мониторов у обоих собеседников тускло светились пустыми глазницами, несмотря на то, что канал был защищен от несанкционированного перехвата с помощью самых современных скремблеров. Вряд ли они успели подписать договор. Мы пошлем ее не как члена делегации, а одну, с другими полномочиями.

Нет, пожалуй, пора послать кого-нибудь из наших людей. Я сам подниму этот вопрос на заседании комитета, пусть они решат. А кого именно ты предлагаешь отправить туда? У нее большой опыт. К тому же, когда все кончится, она не доставит нам никаких хлопот, Проблем не будет, уверяю тебя.

Мейра Силвер была женщиной довольно высокого роста, стройной и способной по типу своего телосложения к быстрым, скоординированным движениям, но она не обладала значительной физической силой. Однако интенсивные тренировки во время обучения в академии позволили ей с лихвой компенсировать этот недостаток.

Она поняла, что сила заключалась не в одних лишь мускулах, существовали и другие источники внутренней энергии тела, эффект от воздействия которых мог быть куда более существенным. Вот уже двадцать три года она работала на Федеральную Администрацию, и в течение семнадцати из них выполняла оперативные задания, связанные с риском для жизни. В Академию Мейру приняли, когда ей исполнилось шестнадцать.

Шесть лет ее жизни ушло на тщательную, всестороннюю интеллектуальную и физическую подготовку, лишь пройдя которую можно было получить право влиться в ряды достойнейших из достойных — специальных агентов разведывательной службы. Не все из поступивших на первый курс благополучно добрались до финиша: Лишь каждый двадцатый оказался на высоте предъявленных суровых требований и представлял собой должное сочетание ума, выдержки и быстроты рефлексов.

Эти агенты были лучшими из лучших, элитой. Иного просто и быть не могло, ведь от них часто требовалось невозможное, то что было далеко за пределами способностей обычного, среднего человека, или даже солдата либо полицейского. Они должны были выполнить свое задание или погибнуть. Остаться в живых и не выполнить задание — такое было немыслимо. Мейре пока это удавалось: Это была попытка путем физической нагрузки вытеснить из организма остатки стрессового состояния. Ее тело совершало медленные, грациозные движения, являвшиеся составной частью приемов рукопашного боя и согласованные с частотой ее пульса и дыхания.

В них участвовал каждый мускул, ибо такой вид упражнений требовал скоординированной работы всех частей тела и взаимодействие различных видов энергии. После них Мейра обычно чувствовала себя выдохшейся, но в то же время в голове у нее наступала кристальная ясность, а душа наполнялась умиротворенным величием. Снова и снова она повторяла одни и те же движения, ее разум избавился от напряжения и обрел покой.

Со стороны могло показаться, что она находится в трансе. Силы, стремившиеся нарушить этот покой, обращались одна против другой и взаимно уничтожались, и наоборот, силы, укрепившие покой, складывались и умножали уверенность Мейры в себе. Определенные жесты были рассчитаны на дезориентацию противника, их цель — заставить его ошибиться, неправильно определить направление возможного удара.

Сила выражалась в кошачьей ловкости движений, энергия — в правильном дыхании, а разум как бы наблюдал со стороны и давал объективную оценку, вовремя внося необходимые коррективы.

Все это было медитацией, танцем без музыки, танцем смерти, танцем воина. Легкое прикосновение босых ног к отполированному до блеска полу — поза тигра, сжавшегося, как пружина перед прыжком, удар, блок, отход, стойка… и конец танца.

Обернувшись, Мейра увидела инспектора Брайена Пало, стоявшего в дверях. Ничего, если я сделаю свет чуть поярче? Его капельки уже попали в глаза, и теперь их неприятно пощипывало. Брайен увеличил освещенность в зале, и Мейре пришлось одеть темные очки, которые, конечно, выглядели полнейшим анахронизмом, но она любила носить их в перерывах между заданиями, главным образом, потому, что их было гораздо легче одевать и снимать, чем контактные линзы.

Легкомысленность манер Брайена была лишь кажущейся. Мейра прекрасно понимала, что заместитель директора управления разыскал ее неслучайно. Она уже начала отождествлять его появление с чем-то неприятным. Всякий раз, когда задание давал ей он, а не Профессор, работа предстояла особенно тяжелая и опасная. Но он всегда улыбался. Ему нельзя было отказать в привлекательности, и многие из женщин здесь, на станции, пытались обратить на себя его внимание. Мейра, однако, находила его назойливым, хотя не могла не признать за ним высоких качеств настоящего профессионала-разведчика.

Его привычка обращать все в шутку, ставшая его второй натурой, действовала ей на нервы. Однажды ей пришлось видеть, как Брайен голыми руками убил человека, и при этом с его лица не сходила все та же циничная улыбка.

Не спеши, вымойся как следует. Ты же знаешь, что Профессор не будет возражать, если ты опоздаешь на пару минут. Он пристроился сбоку и шагал в ногу с ней. Она остановилась и, отойдя в сторону, чтобы не мешать сотрудникам, деловито сновавшим туда-сюда, прислонилась спиной к стене.

Большую часть времени мне приходилось сидеть взаперти в Хайпорте и воевать с тараканами. Остальное было уже делом времени. Я просто пошла по следу. Однако это было не так просто, как может показаться на первый взгляд. Мне пришлось две ночи просидеть в кромешной тьме на складе, пока не удалось установить точную дату отправки вируса. Нервы у меня в тот момент были напряжены до предела.

В последнюю ночь я думала, что у меня крыша поедет. Установить взрывное устройство не "составило особого труда. У меня поджилки начинают трястись от одной мысли о том, что могло бы случиться, если бы эта штука попала на Феликс или на какую-нибудь другую планету, специализирующуюся на производстве зерна.

Послушай, Брайен, мне что-то не очень хочется так быстро получить новое задание. По правде говоря, я рассчитывала на пару недель отдыха. Я больше не могу. У меня-все силы на исходе. Неужели кроме меня некого послать? Ты — единственный агент, находящийся на сегодняшний день в нашем распоряжении.

Диас в госпитале, Су Ха все еще в реабилитационном центре, а все остальные на заданиях. Одно задание за другим. Можно подумать, что ты специально подсовываешь их мне, чтобы я побыстрее сломала себе шею.

Пожалуй, мне пора подаваться на курсы переподготовки. Ты хоть регулярно питаешься чего нельзя сказать о многих других гражданах Федерации. И потом, поскольку у тебя нет времени тратить свою зарплату, ты скоро станешь самым богатым человеком в нашей конторе.

Вот уже пять месяцев ты постоянно затыкаешь мной всякие дыры. Я устала и хочу мира и покоя сейчас, пока еще не забыла, что значит быть женщиной. Кроме того, в инструкции о работе с личным составом говорится, что ты обязан между заданиями предоставлять мне отпуск или хотя бы несколько дней отдыха.

Ведь мы все живем в реальном мире. Если я не могу получить давно заслуженный отпуск, то уж на пять минут одиночества в душе вполне могу рассчитывать. Жду тебя в кабинете Профессора ровно в двенадцать.

Улыбка быстро исчезла с лица заместителя директора спецслужбы. Он помрачнел и неторопливо зашагал в сторону лифта, чтобы подняться в административную часть станции. Брайен любил подначить Мейру и получал огромное удовольствие, когда она заводилась, но оба они прекрасно понимали, где нужно остановиться. Флирт был для него игрой, не больше, которая была рассчитана на ночь, от силы на две. Он часто предупреждал своих партнерш заранее, но на практике все выходило иначе, и его партнерши проникались обаянием его неотразимой личности и старались продлить их отношения на неопределенное время.

Однако Брайен был непреклонен, и дамы, отчаявшись, нередко закатывали ему ужасные сцены. Мейра предпочитала связи иного рода, отличавшиеся большей сердечностью и продолжительностью, что, в зависимости от обстоятельств, могло сыграть двоякую роль.

В эмоциональном плане такие связи делали ее более уязвимой, и ее отношения с Карром были тому ярким примером.

Это подтверждало точку зрения Брайена: Взять хотя бы Карра с Мейрой. Первый погиб при выполнении задания, а она чуть было не свихнулась от горя. Нет, решил Брайен, несмотря на неприятности, доставляемые скандалами, легкий флирт имеет существенные преимущества. Его брови озабоченно нахмурились; когда мысли вновь вернулись к предстоящему заданию Мейры.

Безусловно, она права, отпуск ей задержали на непростительно долгое время, но это задание было слишком ответственным. Он не соврал ей, сказав, что сам Профессор настоял на ее кандидатуре. Брайен при этом был немало удивлен. Профессор обычно проявлял заботу о своих сотрудниках и лично составлял график, старясь по возможности равномерно распределить нагрузку чтобы люди работали в оптимальных условиях, которые подразумевают как наиподробнейшее информационное обеспечение, оснащение и прикрытие, так и должную физико-психологическую подготовку.

Мейра явно была не готова к выполнению нового задания. Но Профессор настаивал на немедленном ее решении и на кандидатуре Мейры Силвер. Брайена такая спешка озадачила, и он никак не мог подыскать ей подходящее объяснение, если только босс не… Эта догадка настолько поразила его невероятностью, что он встал, как вкопанный, и быстро идущий за ним за ним сотрудник отпрянул в сторону, едва избежав столкновения. Постепенно это предположение приобрело в его мозгу вполне конкретное очертание, и он вновь тронулся в путь.

На этот раз он шел очень быстро. Такая спешка, рассуждал он, могла быть вызвана лишь одной причиной: Да, иначе это нельзя объяснить. Но почему Профессор не сказал об этом открыто? Брайен был вторым человеком в руководстве Эс-Ай-Эй специального разведывательного управления , и тем не менее босс что-то утаивал от него.

Очевидно, он затеял свою игру. Ну что же, если это так, то Мейра является пешкой в этой игре, предметом разового пользования. Поразмышляв еще немного, Брайен подошел к коммутатору общего пользования. Эти линии были не свободны от прослушивания, но, с другой стороны, отдел, ведавший мониторингом, должен был знать точное время разговора. Профилактический контроль, как правило, не применялся ввиду его дороговизны, так что пользоваться общим коммутатором было почти так же безопасно, как и скремблером, установленным в кабинете Брайена.

Он нарочно стал включать видеофон. Я уже собираюсь в путь. Ты думаешь, у нас есть шансы на успех? Все будет как в добрые, старые времена. Нам с тобой приходилось бывать в переделках и покруче. Но теперь нами движут иные причины, нежели любовь к приключениям.

Запрокинув голову назад, Мейра подставила лицо потоку воды и закрыла глаза. Вода с силой ударяла ей в лицо и, намочив волосы, сделала их податливыми и послушными.

Ощущение покоя наполняло все ее тело. Она блаженствовала, прислонившись спиной к стене, пока не прозвучали короткие, резкие гудки, предупреждающие о том, что ее рацион воды на исходе. Душ автоматически выключился, и сразу же заработал электрофен, обдавая ее тело с разных направлений потоками теплого воздуха. Выйдя из душа, Мейра прижала к контрольному сенсору шкафчика свою ладонь и забрала оттуда одежду, купленную ею утром.

Прежде чем одеться, она посмотрела на то, что держала в руках. Этот наряд не слишком подходил для повседневной носки, то есть ходить в нем Мейре было приятно, но уж появляться в управлении, да еще в кабинете всемогущего Профессора… Однако ничего не поделаешь, другого у нее на данный момент не было, и, сокрушенно вздохнув, она натянула на себя плотно облегающий тело костюм, похожий на комбинезон. Потом надела длинную, доходившую почти до колен курточку.

Однако нужно было спешить. Засунув ноги в элегантные полусапожки из мягкой кожи и второпях причесавшись, Мейра пристегнула под куртку кобуру, пристроив ее под правой рукой. Там находился пистолет ее излюбленной модели ML-Delta, стреляющий легкими или разрывными пулями.

Главной его особенностью была нейросвязь, благодаря которой достаточно было подумать — и пистолет тут же оказывался в руке и стрелял точно в цель, прежде чем противник успевал дотронуться до своей кобуры.

Мейра повсюду носила его с собой несмотря на проблемы, возникавшие всякий раз, когда контрольный сканер в каком-нибудь космопорту обнаруживал его.

Она быстро зашла в один из главных туннелей и вступила на движущуюся дорожку, выбрав себе скоростную, центральную полосу. Мейра вечно опаздывала на всякого рода совещания, а босс не любил ждать. На часах было одиннадцать пятьдесят пять, Мейра решила не полагаться на транспортер и зашагала вперед, обгоняя стоявших на ленте пассажиров, которые провожали ее удивленными взглядами. К счастью, в это время суток было немноголюдно, и она почти беспрепятственно продолжала свой бег Однако в вестибюле ей не повезло Там дежурил новый охранник, не знавший в лицо всех сотрудников.

Он долго идентифицировал ее данные, глубокомысленно уставившись на дисплей компьютера, и пока раздраженная Мейра переминалась с ноги на ногу, время шло Настенные часы за спиной охранника показывали уже несколько минут первого.

Когда Мейра вошла, наконец, в кабинет Профессора, там находились три человека. Профессор не стал, как обычно, упрекать ее за опоздание. В ответ на ее односложное извинение он только поджал губы и молча кивнул. Брайен высоко вскинул брови, говоря этим:. Третий человек, мужчина в ладно пригнанном метакордовом костюме, составлявшем единое целое, молча стоял у иллюминатора и не обратил на Мейру особого внимания, мельком взглянув на нее, когда она вошла.

Его поза отличалась естественной непринужденностью. Казалось, что он целиком был погружен в свои размышления, созерцая Землю, вид которой заполнял весь иллюминатор. Того, кто в настоящее время возглавлял Специальное Разведывательное Управления, обычно именовали Профессором, потому что помимо этой должности он являлся обладателем нескольких научных степеней и званий.

Будучи, наверное, лучшим директором этой спецслужбы за всю ее историю, Профессор был преисполнен твердой решимости сохранить свою безупречную репутацию. В своей требовательности он не делал ни для кого исключений, в том числе и для себя. Вряд ли его можно было упрекнуть в беспринципном карьеризме или тщеславии.

Сам характер деятельности руководимого им учреждения заставлял стремиться к успеху любой ценой. Что касается его внешних данных, то это был человек среднего роста. Правильные черты лица с гладкой, чистой кожей не позволяли точно определить его возраст. Мейра не знала, сколько ему лет, но возрастной ценз для руководителя спецслужбы был равен семидесяти пяти годам. После этого следовала автоматическая отставка. Это правило до сих пор соблюдалось жестко, не было оснований полагать, что его нарушат и в этот раз, какими бы значительными ни были заслуги Профессора.

Судя по всему, ему недолго осталось занимать этот кабинет. Одет он был, как всегда, очень опрятно, в серый полуофициальный костюм старинного покроя, какой сейчас возвращается в моду в городах Земли. Наиболее примечательной чертой его внешности были ясные, голубые глаза, поражавшие своим пронизывающим взглядом из-под кустистых, черных бровей.

Многие не выдерживали эту битву взглядов и отводили глаза в сторону, особенно часто это случалось с теми, чья совесть была нечиста. В животе у Мейры вдруг появилось неприятное чувство тошноты, словно ей пришлось спуститься с большой высоты. Вы же знаете это. Потрясенная Мейра почувствовала себя так, словно ее огрели чем-то тяжелым по голове.

Чувство тошноты усилилось, в ушах стоял звон. Чтобы снова придти в себя, ей потребовались немалые усилия. Какова бы она ни была, я не могу взяться за нее. Напрягшись всем телом, словно ожидая удар, который невозможно было отразить, Мейра смело встретила гневный взгляд своего начальника, взбешенного ее упрямством. Иного выбора у нее не было. Она действительно не могла работать с партнером ни при каких обстоятельствах.

Мейра ждала, что Профессор даст выход своему гневу, но этого не случилось. Чуть скосив глаза, она посмотрела на Брайена и увидела не его лице восхищенную улыбку. Что в нем такого особенного? Хэк — робот, оснащенный компьютером, настоящий аналог человека. Мейра проигнорировала это объяснение и, не зная, как ей отреагировать, подошла к тому месту где стоял человек-робот.

Но я не предполагала, что они могут быть так похожи на людей. Ведь ситуация может сложиться таким образом, что я просто не успею защитить это весьма ценное устройство. Если бы ты не знала, кто он на самом деле, ты бы ни за что не догадалась. Его несущий скелет изготовлен из дюрапласта, но сверху он покрыт специальным органическим слоем, который по составу идентичен коже человека.

В нем растут настоящие волосы. Мейра взглянула на Хэка. Его грудь размеренно поднималась и опускалась: У него была светло-коричневая кожа, словно от солнечного загара, вся испещренная порами и складками. Потрогав его щеку, Мейра почувствовала теплую плоть. Ей стало противно, и она быстро убрала руку. Он был почти как настоящий.

Голубые глаза смотрели на нее в упор. Одна бровь была в изумлении приподнята. Кстати, они сами настояли на том, чтобы этот андроид отправился с тобой на задание. Он должен фиксировать все происходящее и затем составить для них подробный отчет. Сначала мне он тоже не приглянулся, но теперь я вижу, что от него и в самом деле может быть какой-то толк.

Нужно проверить его в деле. Мейра опять окинула андроида внимательным взглядом, а тот в свою очередь уставился на нее. Внезапно у нее зародилось подозрение.

Не успели эти слова сорваться с ее языка, как она почувствовала, что сморозила глупость, но тем не менее это не рассеяло ее подозрений. Она ощутила тепло, излучаемое его телом. Андроид послушно закатал вверх свой левый рукав. Мейра не совсем поняла, что он сделал, но кожа на внутренней стороне его запястья вдруг отстегнулась и обнажила блестящие металлические внутренности, начиненные проводами и малюсенькими гидравлическими трубками.

Хек застегнул клапан и вновь уставился на Мейру. Ей показалось, что легкие морщинки, собравшиеся в уголках его глаз, выражали насмешку. Он ловко провел ее. Впрочем, Мейра теперь вовсе не была в этом уверена. Он андроид и отправится на задание вместе со мной. Но что я буду с ним делать, ведь мне еще никогда не приходилось работать с андроидами? Он откинулся на спинку кресла, стоявшего перед большим письменным столом в углу кабинета. Эта миссия финансируется семью Правящими Домами и имеет жизненно важное значение для экологической стабильности Земли.

Хэк стоит бешеные деньги. Не дожидаясь приглашения, она уселась в мягкое кресло. А чем вызван интерес к этой планете? Один из членов этой миссии сумел вернуться. По его лицу пробежала тень озабоченности. Поскольку там обнаружена развитая цивилизация четвертого класса, вопрос о колонизации отпал сам собой.

Местные власти дали нам разрешение на открытие дипломатического представительства. Причем, они с радостью ухватились за нашу инициативу. Но особый интерес представляют месторождения триденита, самые крупные во всей Галактике. Значит, здесь зарыта та пресловутая собака, которую никак не может раскопать "Гео-Майнинг"? Если бы торианцев удалось убедить в преимуществе союза с Федерацией Правящих Домов, договор о концессии на разработку месторождений триденита, считай, был бы у нас в кармане.

Почти сразу же начали поступать сообщения о том, что они ведутся успешно. Связь внезапно прервалась, и вот уже семь месяцев, как мы не получали никаких сведений и не знаем, что со всеми ними случилось.

Профессор начал выкладывать на стол кассеты с микропленками. Получилась невысокая, аккуратная стопка. Мейра подумала, что никогда еще шеф не выглядел таким обеспокоенным.

Очевидно, это задание имело и другой аспект, суть которого была ей неясна. Месяц спустя от торианцев пришло сообщение, составленное в очень вежливой форме, в котором говорилось, что звездолет разбился при посадке и вся команда погибла.

Торианцы прислали видеозапись следов катастрофы и выразили свои соболезнования. При этом они посетовали, что не могут вернуть нам тела из-за отсутствия у них космических кораблей. Эта раса, судя по всему, пока еще не проникала в космос.

Смену персонала предусматривалось производить с использованием транспортных звездолетов. Связь скоро прервалась, и лишь неделю назад в космосе был обнаружен спасшийся член экипажа второго транспортника.

Им оказался наш агент, но мы не знаем точно, сколько времени ему пришлось провести в спасательном модуле, так же, как не знаем и того, что с ним случилось. Когда его нашли, он был уже на грани голодной смерти. Совершенно непонятно, почему он не воспользовался неприкосновенным запасом продовольствия, который оказался нетронутым. Когда он произносил эти слова, Мейра повернула голову и внимательно наблюдала за выражением его лица.

Он напряженно смотрел ей в глаза, словно пытался передать ей что-то важное, то, что ему не хотелось произносить вслух. Да, здесь определенно заваривалось что-то очень серьезное. Может быть, ты все-таки выберешь время и позволишь мне сводить тебя туда, где этот наряд будет выглядеть более уместно. Похоже, что целый вечер мне придется потратить на то, чтобы изучить эти материалы, а я предпочитаю заниматься в одиночку. Там же все рапорты первой миссии. Вся информация зашифрована на твой пароль.

Перед заданием можешь изучать ее, сколько потребуется. Мейра коротко кивнула и взглянула на андроида, который шел последним. Но, с другой стороны, он был так же уязвим, как и все остальные агенты Эс-Ай-Эй. Стараясь отогнать неприятные мысли, Мейра непроизвольно выпятила подбородок и поджала губы.

В конце концов это была ее работа, и теперь для нее не существовало ничего, кроме очередного задания, от выполнения которого зависела ее профессиональная репутация.

Небольшая процессия во главе с Профессором миновала холл и вошла в скоростной лифт. Пальцы босса проворно забегали по кнопкам пульта, набирая секретный код. Лифт тронулся не сразу. Несколько секунд прошло в ожидании подтверждения с центрального компьютера, который должен был дать команду на разблокировку. Мейра знала, что на станции существовали секретные отсеки, доступ в которые был открыт лишь руководству спецслужбы и сотрудникам этого отдела.

Иногда ей самой приходилась быть в некоторых из этих помещений, но в этот раз лифт опустился туда, где она еще ни разу не была.

Все молчали, словно набрали в рот воды. Профессора, казалось, целиком занимали мысли о загадочной судьбе пропавшего транспортного звездолета. На его лице появилось какое-то странное печальное выражение. Эта история доставляла ему слишком много хлопот. Брайен, наоборот, как всегда сиял улыбкой, вальяжно прислонившись плечом к стенке лифта.

По едва заметным морщинам на его лбу Мейра определила, что внутренний мир Брайена был далек от безмятежного спокойствия. И лишь андроид, Хэк, один из всей четверки выглядел по-настоящему хладнокровным и бесстрастным.

Почувствовав на себе ее взгляд, он повернул голову. Мейра почувствовала себя не совсем уютно, когда ей пришлось задрать голову, чтобы посмотреть Хэку в глаза. Хотя ее собственный рост едва не достигал двух метров, андроид был выше ее на целую голову. Хэк не нравился ей, и, кроме того, она испытывала странное желание выместить на ком-то или на чем-то все накопившееся у нее раздражение. И Хэк мог неплохо послужить для этой цели. Мейра никак не могла понять — нарочно он ее провоцирует или же конструкторы выбрали для него такую программу.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress