Умельцы Великого Устюга М. П. Лукин, Н. М. Давыдова

У нас вы можете скачать книгу Умельцы Великого Устюга М. П. Лукин, Н. М. Давыдова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Кто был основоположником кружевного растительного орнамента, сказать трудно. По утверждению стариков, зачинателями сложного узора были мастера Вепревы. Фамилию Вепревых носило все население деревни Курово-Наволок. Вероятнее всего, основоположником растительного рисунка явился Иван Афанасьевич.

Шемогодские берестяные изделия получили всенародное признание не только в России, но и за рубежом. Особенной популярностью пользовались работы Вепревых. В следующем, году на Вологодской сельскохозяйственной выставке ему присуждают серебряную медаль. На Всемирной выставке в Париже в году И. Вепрев награждается дипломом с похвальным отзывом. Спрос на работы мастера был столь велик, что он привлек к промыслу всю семью, чтобы выполнять заказы на экспорт.

Жаль, что в настоящее время изделий этого замечательного умельца не сохранилось. О творчестве его можно судить только по рассказам современников и по тому влиянию, которое он оказал на своего сына Александра Ивановича Вепрева, а также на Николая Васильевича Вепрева, ставших достойными продолжателями наследия талантливого резчика.

Вепрева в большом объеме представлены в Устюгском краеведческом музее. Они отличаются высоким художественным мастерством, разнообразием тематики, удачным выбором орнамента и являются лучшими образцами шемогодской резьбы по бересте.

На выбор и содержание рисунка, на назначение предметов художественного промысла оказывали влияние изменение исторической обстановки, эстетических взглядов и вкусов людей. В эволюции берестяного орнамента сказалось воздействие и других великоустюгских ремесел: После Великой Октябрьской социалистической революции среди мастеров идет поиск новых форм орнамента, композиции, изобразительных мотивов. С одной стороны, развивается традиционный растительный орнамент, обогащенный новым содержанием, с другой — наблюдается увлечение сюжетом, намечается отход от старых местных традиций.

Большое влияние на характер изделий шемогодских мастеров этого периода оказал Е. Он подсказал резчикам новые мотивы композиций на современную и историческую тематику. В переплетении листьев, цветов, веточек и стеблей появляются изображения пятиконечной звезды, Кремлевской башни, сцены охоты, езды на оленях. Судьба шемогодского промысла резьбы по бересте в послереволюционный период, вплоть до последнего времени, оставалась сложной, изобиловала целым рядом перипетий.

В нее вошло 15 мастеров. В ней работало уже 90 мастеров. Свои изделия они производили на экспорт — во Францию, Германию, Америку, Норвегию и другие страны. На внутреннем рынке она не нашла широкого потребления. На складах артели скопилось нереализованных изделий на 34 тысячи рублей. Мастера переживали трудное время. В году эту артель передали в ведение Горпромкомбината, а позднее — промысловой артели имени Островского. Неоднократная реорганизация и перемена руководства отрицательно сказались на делах резчиков по бересте.

Их цех был закрыт как нерентабельный. В связи с объединением мелких промышленных предприятий и ликвидацией промысловых артелей решением Ленинградского совнархоза цех берестяных изделий был закрыт, а мастера распущены. Потребовалось много усилий и настойчивости, как мастеров, так и местных руководителей, чтобы шемогодская резьба была восстановлена. В году при Кузинском механическом заводе создается цех по производству шкатулок и других бытовых художественных изделий, украшенных прорезной берестой.

В него пришли опытные, любящие свое дело художницы Н. В их коллектив влилась группа молодежи. И снова расцвел промысел. Наряду со шкатулками в цехе изготовляются туески забавные красивые русские матрешки мал-мала меньше в узорчатых берестяных сарафанах и косынках, различные сувениры. Чтобы судить о резьбе и росписи по дереву, мало осмотреть экспозиции музея. Надо, прежде всего, увидеть резные украшения церковных иконостасов.

Побывайте в Троицком соборе бывшего Гледенского монастыря, что в четырех километрах от города, и вас поразит необычайное зрелище. Четырехъярусный иконостас собора напоминает золоченое кружево, затканное гроздьями винограда, завитками, мелкими цветами и листьями, свободно разбросанными и искусно объединенными замыслом художника в единое целое. Отсутствие перегруженности в деталях и шаблона придает всей композиции легкость, и вся она в сочетании с живописью представляет собой гармонию формы и цвета, радостную и жизнеутверждающую.

Особенно прекрасны в иконостасе царские врата с резными изображениями четырех евангелистов. Живопись его исполнена выдающимися устюжскими мастерами Алексеем Колмогоровым, Стефаном Соколовым и изографом монахом Сергием. Резные работы выполнены местными резчиками имена их не сохранились в сдержанных формах барокко XVIII века. По изысканности композиции, прорисовке деталей, чувству меры и изяществу выполнения этот иконостас считается одним из лучших памятников искусства на Севере.

Не менее великолепна деревянная золоченая резьба и иконостаса, находящегося в филиале музея бывшая Прокопьевская церковь. Здесь несколько иная композиция, но те же детали, исполненные искусной рукой. Особый интерес представляют деревянные скульптуры работы устюжских мастеров.

Фигуры из дерева были известны на Севере еще задолго до принятия христианства, во времена язычества. Вновь они стали появляться в церковном украшении с конца XVII века, видимо, под влиянием священников-южан, занесших этот сюжет с Украины. Большое впечатление производит фигура Христа в темнице с терновым венцом на голове. Прекрасно исполнена и группа евангелистов, русские лица которых переданы с изумительным реализмом.

Глядя на эти произведения, нельзя не пожалеть, что не сохранились для нас имена их создателей. Церковные иконостасы, без сомнения, являются шедевром искусства устюжских резчиков по дереву, квалифицированных художников. Но не меньший интерес представляет и самобытное искусство деревянной резьбы, распространенное в народном быту. Дерево всегда было наиболее доступным материалом для изготовления художественных изделий.

Легкость его обработки простым инструментом, прочность и своеобразная красота узора на дереве с древних времен привлекали к нему внимание резчиков и художников. Естественно, что деревянное крестьянское зодчество резьба и роспись по дереву получили массовое развитие на Севере, где человека повсюду окружают леса. Северный крестьянин привык украшать свою избу резными фигурами и деревянным орнаментом. Это можно увидеть и в наши дни, стоит лишь пройти или проехать по тракту Великий Устюг — село Усть-Алексеево, что в пятидесяти двух километрах от города.

До сих пор над фронтоном деревянного дома можно встретить голову коня, петуха или другой птицы, вырезанную из корневища. По окатам крыши на фронтоне наколочены резные доски—причалины.

Их обычно украшают прорезки в виде треугольников, ромбов или квадратов, образующих гармоничную по рисунку решетку. Но бывает орнамент и сложнее, красивее. Все зависит от мастера. Ажурной резьбой и красивыми точеными столбиками украшают балконы, наличники окон, крылечки крестьянских домов. Резьба по дереву в нашем крае широко распространилась в украшении предметов сельского быта. Вот в музейной витрине фигура плывущей утки, туловище которой, выдолбленное изнутри, образует ковш, а удлиненный нос — его рукоятку.

Такие ковши изготавливали из целого куска дерева, украшали резьбой или цветной росписью. Рядом братина — заздравная чаша, из которой участники праздничного застолья вкруговую пили пиво. А вот черпак, тот же ковш, только более массивный, с длинной ручкой для помешивания пива в котле во время варки или небольшой, с изящной отделкой, если употреблялся для разливки.

А дальше — многообразие и оригинальность форм других предметов. Здесь и ендовы — братские чаши, и солонины в виде птиц, кубки, столовые миски, прялки, коромысла, вальки для катания белья, трепала для ручной трепки льна, стулья, скамейки. И каждое украшено резьбой, рисунок которой подбирается и исполняется в зависимости от мастерства и фантазии мастера. Резные украшения часто сочетаются с росписью в виде цветов и листьев или просто покрываются в углублениях красками различных цветов.

Большой интерес для изучения плоскорельефной резьбы представляют набивные и пряничные доски, также широко распространенные в нашем крае. Набивные узорчатые ткани можно видеть в каждом магазине. Рисунок на них в наше время печатается механическим способом на специализированных текстильных фабриках.

А как же делали в старину, когда не было печатных станков? Тогда выпуклый узор вырезался на особой доске. Доска накатывалась краской с помощью ручного валика, и с нее делался оттиск на ткань. Или возьмем обычное кондитерское изделие — пряник. В наши дни массовое изготовление их идет с помощью механических форм. Раньше в лесных захолустьях да и в Устюге таких механизмов не было и в помине.

Пряники в пекарнях печатали с помощью особых рельефных досок, на которых вырезались нехитрый орнамент или имя. Штампов делалось обычно много. Пряничные доски собраны в музее давно, они, вероятно, находились когда-то у владельцев кондитерских и булочных предприятий Великого Устюга и Красавино.

Большая коллекция набивных досок поступила в музей из соседних Никольского и Кичменгско-Городецкого районой. Эти предметы — немые свидетели существовавших некогда промыслов — кондитерского и печатного, распространившихся по самым глухим районам Севера, часто отделенным друг от друга длинными лесными волоками.

Особо следует сказать о художественной росписи народных бытовых предметов, которая наряду с резьбой по дереву, занимает большое место в декоративном искусстве народов Севера. Для украшения своего жилища крестьяне расписывали красками стены изб, перегородки в них, двери, печи, деревянную посуду и различную утварь вроде лубяных лукошек, поставцев, дуг, вальков и т. Особенно любимым предметом для украшения среди двинских и сухонских крестьян была прялка.

Об этом можно судить и по экземплярам, которые находятся в музее. Наиболее частыми были сюжеты, отражавшие мечты крестьянина о счастливой и благополучной жизни: Но больше всего на прялках двинских крестьян встречается растительный орнамент, в мотивах которого мы видим любовь к родной северной природе. Двинские и сухонские прялки отличаются красотой украшения. В их росписях на белом или желтом фоне умело сочетаются красный и черный, зеленый и голубой цвета.

Глубокая жизнерадостность, эмоциональность и поэтичность орнамента, богатство форм и красок — вот за что мы ценим роспись по дереву народных художников-северян. Говоря об искусстве резьбы, следует хотя бы несколько слов сказать о косторезном народном ремесле. Мы постоянно видим посуду, статуэтки, мундштуки, шкатулки и другие предметы, отлитые из пластмассы. Выполненные механическим путем, с помощью форм, штампов, на основе последних достижений химии, они дешевы и красивы.

Но это в наше время — время бурного развития науки и техники. Кстати, заметим, что форма и рельефный орнамент на этих изделиях взяты из народного опыта, накопленного веками, из народного искусства. Вспомним же о первоисточниках. В экспозициях художественного отдела музея немало изящных вещей, вырезанных из кости.

Среди них ножи для разрезания книг, ларцы, броши, шкатулки, пудреницы, украшенные тончайшей резьбой. Там же мундштуки и курительные трубки, фигуры для шахмат, рамки, веера и другие предметы. При изготовлении различных изделий из кости применялись и различные методы обработки, резьбы. В одном случае — это объемная резьба шахматные фигуры и статуэтки , в другом — рельефная или сквозная ажурная на украшениях брошек, шкатулок , в третьем — гравировка на рукоятках ножей, на мундштуках и трубках.

Иногда применялась инкрустация, когда узор составлялся из отдельных костяных пластинок. Производство художественных изделий из кости — один из старинных народных промыслов Севера.

Обработкой кости издавна занимались народы, живущие по берегам Ледовитого океана и его морей. Сырьем обычно служили клыки морского зверя — моржа, во множестве добываемого отважными охотниками. Моржовая кость, как предмет торговли, проникала и в более южные районы. Но не редкостью в давние времена была и ископаемая кость мамонта, главным образом, его бивни.

Конечно, за неимением столь ценного и редкого сырья, мастера-резчики употребляли и простую животную кость. В этом случае обычная кость подвергалась тщательной обработке: Искусством резьбы по кости на Севере издавна славились холмогорские мастера, где этот промысел процветает и поныне.

По данным одного из видных местных краеведов, старожила Великого Устюга, бывшего директора музея В. Комарова, ныне покойного, косторезный промысел был развит и среди устюжан, причем местные мастера-резчики по художественному исполнению не уступали холмогорским. Однако широкого распространения он не получил.

Собранная в нашем краеведческом музее обширная коллекция резных изделий из кости, к сожалению, не дает ответа, кто были мастера, изготовившие эти художественные произведения. Перед вами небольшой ларец, обитый металлом, а поверх него крест-накрест в несколько рядов — узкие металлические же ленточки. Вы сразу же замечаете: Золотистый по цвету, он отливает чудной игрой снежинок и лучистых звездочек, точь-в-точь, как морозный узор на зимнем окне. И как бы вы ни рассматривали, ни за что не угадаете, каким способом этот волшебный узор оказался нанесенным на металлическую поверхность шкатулки.

Металл — обыкновенная жесть. Последний чародей-шкатулочник, представитель плеяды старых мастеров мороза по жести, до сих пор еще живет в Великом Устюге, на тихой улице Водников.

Имя его — Пантелеймон Антонович Сосновский. Сейчас ему уже далеко за Но мастер, несмотря на столь преклонный возраст, сохранил здоровье, работоспособность, память. Почта приносит ему письма со всех концов страны. Советские люди восхищаются его искусством, запрашивают, где можно приобрести столь редкостные шкатулки с морозом, интересуются, как живет и работает мастер сейчас.

Мороз по жести изготовить непросто. Необходимо знать и нагрев жести, и состав смеси кислот, и время натирания жести, чтобы получить морозные узоры.

Секрет мастерства передавался от отца к сыну и был достоянием небольшой группы семейных династий устюжан. Кто первый положил ему начало — остается неизвестным. Не помнит этого и П. Сохранилось несколько фамилий мастеров, работавших в начале XIX века. Бобков, Богатырев, Башарин, Н.

В фондах музея сохранилось несколько ларцев с морозом по жести работы последних двух мастеров — Зосимы Волкова и Пантелеймона Сосновского. Шкатулки с морозом обычно имели несколько хитроумных секретных запоров. Нужно было где-то нажать пальцем на незаметный для глаза выступ, сдвинуть с места часть кромки, обнаружить и открыть какую-нибудь защелину, и тогда вдруг открывается миниатюрная крышечка и пружинка выбрасывает маленький ключик.

Вы вставляете его в замочную скважину и после поворота слышите мелодичный звон. Шкатулки обивались не только жестью с морозным узором, но по углам и просечным железом. В таких ларцах хранили деньги, ценные документы.

Они пользовались большим спросом. Тысячи этих шкатулок устюжане вывозили на Ирбитскую и Нижегородскую ярмарки, в Сибирь и за границу. При Советской власти делались попытки восстановить редкий старинный промысел. Сосновский не скрывал секретов и стремился передать свое умение молодежи.

Несколько раз собирали группу молодых рабочих для обучения, но производство так и не организовали. Ювелирное дело является одним из старинных видов народного искусства устюжан. Особенно высокого развития достигли финифть, филигрань, чернение по серебру.

Местные мастера внесли много нового в технику обработки благородных металлов. Здесь своя рецептура черни и технология ее изготовления, благодаря чему черневой рисунок на серебряных изделиях стал прочнее, долговечнее; усовершенствована техника филиграни, применяется украшение ее разноцветной эмалью.

Устюжане еще в XVII столетии использовали миниатюрное письмо в рисунках для черни по серебру и многоцветной эмали. Финифть — это разноцветная эмаль, представляющая собой стекловидную массу, окрашиваемую в разные тона окисями металлов.

Порошок финифти, разведенный в воде в виде кашицы, намазывается на предмет и обжигается в печи до тех пор, пока не превратится в твердую и блестящую эмаль. Финифть обжигалась по нескольку раз и, в зависимости от присутствия различных окисей металлов, делалась многоцветной. Богатая палитра красок белой, желтой, бирюзовой, лиловой, красной, черной, зеленой, голубой, под цвет морской волны позволяла создавать на изделиях узоры с переливом многих цветов. Четкость цветного рисунка, чистота красок, нежность тонов делали ювелирные предметы устюгских мастеров изумительно красивыми.

Оно было известно в Киеве, Владимире. Последний был наиболее известным крупным центром финифтяного производства. В литературных источниках указывается, что начало производства эмали в В. Устюге относится к 30—м годам XVIII века, когда устюжский мастер Климшин и сольвычегодский мастер Попов были направлены в году в Москву для налаживания там ювелирного дела.

Однако более ранние изделия устюгских умельцев, в частности оклад на иконе Прокопия Праведного и Иоанна Устюжских года, свидетельствуют о возникновении этого вида искусства, видимо, во второй половине XVII века.

Сам оклад, находящийся теперь в Государственном историческом музее, является единственным памятником финифтяного искусства того времени. На белоснежном фоне эмали, чередующемся с черным, развернуты сканые узоры. Появилась Красавинская прядильно-ткацкая фабрика, где к концу столетия работало человек. Начала работу школа для детей духовенства, впоследствии преобразованная в семинарию.

Были составлены 2 устюжские летописи:. Население города насчитывало 18 тыс. В Устюге было 8 начальных и 2 неполных средних школы, мужская и женская гимназии, женская учительская семинария, женское епархиальное училище. Город имел 2 клуба, 2 кинотеатра, публичную библиотеку, теплый цирк, 5 книжных магазинов, 4 типографии, 3 фотосалона. Насчитывалось 35 православных церквей, лютеранская кирха, синагога, мусульманский молельный дом. Быт горожан украшали 2 городских сада с павильонами и прудами для отдыха.

Образована Вологодская область и Великий Устюг стал районным центром Вологодской области. Из истории Великого Устюга. Хабаров установил кратчайший путь из Якутска на Амур.

Атласов открыл и описал Камчатку. Неводчиков исследовал Алеутские острова. Шилов составил карту Алеутских островов. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка": Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress