Творческий путь Глеба Успенского Н. И. Пруцков

У нас вы можете скачать книгу Творческий путь Глеба Успенского Н. И. Пруцков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Гольцеву, — не было. Писатель видит, что в задавленном трудом человеке что-то оживает, но не может приобрести ясную форму выражения. Превосходное знание писателем тульской жизни имело огромное значение для развития его реализма. Вопиющая бедность и бесправие трудового народа рано пробудили и воспитали повышенную чуткость Успенского к социально-экономическим противоречиям, к окружающей несправедливости и угнетению, возбудила желание знать правду о положении народа.

Художника прежде всего интересует вопрос о том, как растеряевский общественный быт формирует характеры обитателей Растеряевой улицы, делая одного кулаком Прохор , другого — мучителем, наслаждающимся унижением и забитостью людей Толоконников , третьего — человеком, признающим счастьем свою ужасную жизнь Капитон Иванов , четвертого — шарлатаном Хрипушин.

Успенский дает историю формирования подобных типов Растеряевой улицы, он преимущественно изображает быт и нравы, материальное положение, психологию обитателей Растеряевой улицы, показывает весь ее заведенный порядок жизни, господствовавшую на ней, по выражению Н.

Как говорил Чернышевский, люди свыклись с обстановкой своей жизни. Писатель одновременно любил этих людей и скорбел за них. В плане сопоставлений хищники, эксплуататоры, мучители и их жертвы писатеь развернул картину быта и нравов Растеряевой улицы, что нашло выражение в художественных особенностях произведения. Композиционно оно построено как целостное повествование о растеряевских типах. Толоконников порабощает Претерпеевых благодаря материальной силе.

В этой же силе источник власти Дрыкина над Ненилой. Сила материального, экономического фактора играет существенную роль в авторском объяснении источников безобразия действительности. Помимо материальной зависимости, уродующей человеческие отношения, Успенский говорит и о духовном порабощении человека. На нем держится крепостническая власть Балканихи, этим порабощением по-своему пользуется и Хрипушин. Материальная нужда растеряевцев и их невежество при общем господстве крепостнической атмосферы — таковы источники: За — годы А.

Реакционная публицистика в полном единении с царской цензурой пыталась доказать нетипичность избранного Успенским героя из рабочих. В русской действительности, вещал Авсеенко, нет подобных типов, Успенский сочиняет их в собственной фантазии, сообразуясь с чертами западного пролетария и социальными трактатами петербургских журналистов.

Народническая критика не сумела по достоинству оценить трилогию Успенского и понять глубокий исторический смысл появления в русской художественной литературе образа рабочего. Скабичевского, представителя мещанского радикализма, выражено презрительно-легкомысленное отошение к Михаилу Ивановичу. Растеряевке Успенский противопоставил Михаила Ивановича.

Он уже не нуждается в разъяснениях, что полуголодная жизнь, холод и каторжный труд не являются его неизбежным уделом. Он не только говорит о праве рабочего человека на материальный хлеб, но и думает о хлебе духовном. Михаил Иванович убедился, что сила на стороне тех, кто трудится. Герой Успенского обличает эксплуататорский строй жизни. Опираясь на факты рабочего движения х годов, Успенский создал живой, волнующий образ рабочего.

Осуществление новых задач, вставших перед художником в трилогии, требовало новых творческих принципов. Пуговкой нос, огромной выпуклости щеки, огненные усы, наподобие турецких сабель, металлический блеск глаз, голова-глобус, старая солдатская шинель с разнокалиберными пуговицами, фуражка, в которой помещался платок, — таков Хрипушин. Подобный нелепый облик не случаен. Он был порождением бестолковщины и бессмыслицы, которые царствовали на Растеряевской улице. Главное здесь — внутренние переживания, стремления и надежды, поступки и действия, столкновения и конфликты, Иллюстрация: Титульный лист первого издания.

В этом отношении особенно характерны речи Михаила Ивановича. Они формулируют сущность отношений эксплуатируемых и эксплуататоров: Поэтому трудящиеся лишены возможности есть свой трудовой хлеб сполна.

Прижимку Михаил Иванович видит в городе и в деревне: Прижимка искажает не только природу простого человека, но и тех, кто ест чужой хлеб, пользуется плодами этой прижимки. Созданный им образ рабочего-протестанта мог возникнуть в атмосфере общего оживления общественной передовой мысли и нового подъема освободительного движения, которые проявились к — годам.

Подъем общественного движения выразился в образовании новых нелегальных кружков молодежи. В — годы возрождается студенческое движение. Со студенческим движением была связана и деятельность кружка С. Последний, стремясь расширить рамки студенческого движения, пытался установить связи и с тульскими рабочими оружейного завода.

В конце х годов положение тульских рабочих еще более ухудшилось. В образе Михаила Ивановича отразились процессы, характерные для всей страны, вступившей на путь капитализма. Ломка крепостнических отношений и замена их капиталистическими, весь этот, по словам В. Рабочий Успенского выступает от лица всех трудящихся. Михаил Иванович не возвышается до требований политических прав рабочему человеку, и это соответствовало уровню рабочего движения х годов.

Известные забастовки и волнения рабочих этого десятилетия, в том числе и недовольства тульских оружейников, шли под знаком экономических требований. Но существенно и то, что Михаил Иванович в полный голос заговорил о правах рабочего человека на человеческую жизнь. Во втором сне Веры Павловны дано сопоставление двух типов жизни — жизни бедных родителей Алексея Петровича Мерцалова и жизни богатой и развращенной семьи Сержа.

Иначе идет жизнь обеспеченных и нетрудящихся сословий. Алексей Петрович прерывает разъяснения Сержа и сам характеризует его жизнь: Потому, посмотрите вы на себя: Когда Надя задает вопрос: Кабы вы были простого звания, у вас бы было дело.

Башмак на ней надет — он у ней свой! Вот она год целый ворочает корчаги да ушаты, и сошьет башмаки Михаил Иванович осуждает именно ту праздную жизнь, которая погубила и Жюли. У нее складывается твердое убеждение, что настоящая жизнь, самостоятельность принадлежат тем, кто имеет свой труд, у кого свои, добытые трудом деньги. Уйти, непременно уйти, и — учиться, учиться, учиться!

В действительности это далеко не так. Композиция трилогии Успенского — сложное явление. В первой части — обычная композиция повести с единым, проходящим через всё произведение сюжетом, с строго очерченным кругом персонажей. Вторая часть трилогии сделана несколько иначе: Но его исповедь уже осложнена вплетением в нее эпизодов из народной, крестьянской жизни.

Это нужно автору для подчеркивания никчемности, бессилия и растерянности Василия Петровича пред лицом народной жизни. Таким образом, трилогия, открывшаяся историей отдельных личностей, постепенно перерастает в общую картину народной жизни первых лет пореформенного периода.

Композиционно трилогия в целом построена в плане сопоставления и противопоставления Михаила Ивановича, Николая Ивановича, народа, с его первыми проблесками самосознания, с одной стороны, и пассивно рефлектирующих, прекраснодушных, смиряющихся или перерождающихся представителей интеллигенции — с другой. В первой части трилогии указанное сопоставление дано непосредственно — петербургская встреча Михаила Ивановича с Василием Андреевичем Черемухиным, а также сатирическая параллель: Демерте, — в России в х и начале х годов?..

Работать для этого бедного народа, служить ему И сердцем и даже! В герое Успенского отразились чаяния измученных крепостным правом миллионов народа, их надежда на действительное освобождение. Чего ждал народ, то не пришло. Это видел писатель, но в этом не разобрался любимый им герой.

Как и Успенский, великий сатирик признал, что условия жизни после отмены крепостного права мало изменились к лучшему. Оба писателя указали на засилие крепостнических пережитков в сознании, экономике, в общественном положении народа.

На первое место, как известно, писатель ставит Парижскую Коммуну. В Париже он оказался через несколько месяцев после разгрома Коммуны.

Французские события года оказали огромное влияние на развитие мировоззрения писателя. Парижскую Коммуну Успенский рассматривал как событие, порожденное всем строем капиталистической действительности. Она помогла ему понять, что законом этой действительности является жестокая борьба непримиримых врагов. В его глазах Коммуна свидетельствовала об осознании трудящимися невозможности жить так, как они живут.

Особенно глубоко волнующими были для писателя чувства и мысли, вызванные Венерой Милосской. Эта наметившаяся в письме к А. Следующим фактом зарубежной жизни Успенского, на который он указывает в автобиографических признаниях, является посещение им Лондона во время второй поездки за границу — Важность поездки в Лондон состояла не только в том, что писатель встретился там с П.

Лавровым, но и в том, что он получил возможность познакомиться с более развитой и уже обнажившей свои противоречия капиталистической действительностью. Именно в этом плане писатель и говорит о Лондоне в некоторых произведениях. В письме к В. Гольцеву от 25 ноября года Успенский признает и еще один важный для него факт: В этих словах нельзя видеть только признание Успенским значения, которое для него имели заграничные встречи с представителями русской революционной эмиграции в Париже и Лондоне.

В Париже Успенский знакомится с Г. Здесь же Успенский общался с А. Был он также знаком с А. Важность для писателя встреч с русскими революционно-эмигрантскими кругами совершенно очевидна. Успенский понимал, как важно для этих людей дружественное слово из России, и ободрял их: При всей значительности для Успенского личного общения с эмигрантскими революционно-народническими кругами, он, однако, в понимании русской народной крестьянской жизни был независим от своего окружения.

Через два-три года он покажет, насколько крестьянин еще глух к социалистической пропаганде и как он далек от практического осуществления принципов народнического коммунизма. К вопросам жизни писатель подходил не по-книжному и не доктринерски, а широко, с точки зрения самой жизни, насущных нужд и стремлений трудящихся.

А жизнь последних как раз и не щадила народников, плохо ее знавших, опровергала их представления о крестьянстве, заставляла разочаровываться в своих надеждах. Фигнер, Михайловский становился в оппозицию к общим взглядам. Более того, он умел видеть и собственные заблуждения, вступать с ними в борьбу, если к этому его звала жизнь.

Успенский в подцензурных изданиях не мог говорить о хищной колонизаторской политике русского правительства. Добровольческое движение Успенский и рассматривал в первое время как движение народа, как выражение его чувств и стремлений. Из рассмотренных автобиографических признаний писателя очевидна важность фактов, связанных с его пребыванием за границей. И всё же нельзя односторонне оценивать зарубежные впечатления писателя, только с ними связывать начавшийся перелом в его творчестве. Содержание и смысл идейно-художественной эволюции Успенского с года останутся неясными, если не учесть тех итогов, к которым писатель пришел, изображая в предшествующий период русскую пореформенную действительность.

Реализм Успенского х годов проникнут публицистическим пафосом, который отсутствовал в его художественных произведениях х годов.

Нарастание публицистики в творчестве Успенского, изменение его манеры были замечены современниками писателя. Как правило, современная писателю, да и последующая либеральная и реакционная критика осуждала Успенского за публицистику и была не в состоянии понять органичности в переходе автора к новому, художественно-публицистическому жанру, раскрыть своеобразие связи в нем публицистики и художественности.

О публицистике Успенского обычно толковали как о начале постороннем художественному творчеству, враждебном ему. Между тем Успенский сумел публицистику возвести в степень подлинного искусства слова.

Писатель создал новый тип литературного произведения, в котором слияние публицистических и художественных начал проникает во все компоненты произведения: В области композиции это выражается в том, что Успенский теперь в художественные очерки и рассказы широко вводит в разнообразных формах публицистику.

Композиция публицистических произведений в свою очередь осложняется, вбирая в себя художественные элементы. В соответствии с общими изменениями в реализме Успенского возникли и другие новые черты его стиля. Во всем блеске этот талант автора развернулся именно в е, а особенно в е годы. Суть факта, явления, процесса Успенский дает обнаженно, с предельной сжатостью и насыщенностью. Успенский умеет в двух-трех словах образно определять сущность изображаемого.

Такая способность автора к художественно-концентрированному изображению открывала широкие возможности для ввода в публицистическую ткань мимолетных, но очень важных художественных элементов, которые обогащали публицистику, углубляли ее содержание, делали значительнее воздействие произведения на читателя.

Под влиянием публицистики преобразуется и юмор Успенского х годов. В юмористические характеристики Успенский вводит социальные и экономические понятия и определения, которые, органически сливаясь с комическим образом, раскрывают его как бы методом научного исследования.

В рассматриваемую комическую характеристику вплетаются и другие экономические понятия: Сфера юмора таким образом расширяется: Писатель видел, что трудящиеся нуждаются в том, чтобы их вели к свету, разъясняли, где настоящая правда и в чем заключается подлинное счастье.

Интеллигенция, обязанность которой состоит в том, чтобы работать для народа, нуждается в сильном, искреннем и сердечном слове, способном пробудить и поднять, воодушевить на общественное служение. В соответствии с этим, говоря словами М.

Успенский 70—х годов убеждается, что для лучшего освещения общественных потребностей его времени необходимо создание литературно-художественных произведений особого типа. В письме к А. Каменскому из Парижа от 9 мая года он определяет свою новую манеру, связывая ее с задачами современности: Тут будет и очерк, и сценка, и размышление, — приведенные Характеризуя далее манеру своих будущих работ для журнала А. Она объединяет ряд самостоятельных очерковых зарисовок и зачастую сформулирована в заглавиях: Присущая Успенскому способность схватить в одном выражении или слове сущность изображаемого им явления, события, действительности в целом проявится с особой силой и в е годы, когда писатель обратится к анализу экономических и социальных процессов, политических условий жизни.

Литература, правдиво изображая жизнь народа, близкий ему мир, призвана к тому, чтобы помочь массе чуек и армяков избавиться от невежества и выйти к свету. В этой идее Успенский следует за Н. Во-вторых, утверждает Успенский, литература, говоря правду о народной жизни, обязана воодушевлять на служение народу.

Писатель должен быть творцом вдохновляющего слова. В е годы Успенский не ограничивается выражением любовного сочувствия к трудящимся, скорбным изображением их бедственного материального положения и духовной заброшенности. От горячего сочувствия к народу писатель в е годы переходит к проповеди практического служения Народу.

В соответствии с этим у художника появляются новые определения и характеристики, новые лица и проблемы: В художественно-публицистических средствах Успенского х годов видна избранная им цель — служение народу, которая стала для него руководящей. Как правило, писатель определяет общественный и нравственный облик изображаемого лица с точки зрения его отношения к народу. Во имя каких же идей герои Успенского служат или думают служить народу?

В статье о Ф. Последнему вторит сельская учительница Абрикосова: Аналогичные идеи о служении Успенский высказывает и в других произведениях х годов: В образах геров, отдавшихся служению народу, Успенский подчеркивает ряд характерных особенностей. Им присуще единство слова и дела, они чужды раздвоению, отвлеченному пониманию жизни, болезни совести и сердца.

Служение народу для них — внутренняя живая потребность, которая осуществляется в будничных делах, в заботах о конкретных людях. Никаких планов, обычных для народника-интеллигента, попавшего в народную среду, положительные герои Успенского не исповедуют. Его характеристики и оценки зарубежной действительности всегда отличаются меткостью, оригинальностью и смелостью. В Европе, говорит Успенский, идет жизнь, а в Турции исполняются только приказания. Успенский обличал реакционное пруссачество и немецкую военщину, захватнический характер развязываемых ею войн.

Он, как и М. Салтыков-Щедрин, с тревогой за судьбы человечества и мира говорил о милитаристской Германии. Во Франции наиболее ярко сказались паразитизм буржуазного строя, опошление буржуазного искусства и тех гуманных, свободолюбивых идей, которые она же сама когда-то провозгласила. Писатель чувствовал ограниченность буржуазных принципов, объявленных французской революцией года. И Успенский осуждает этот лицемерный мир, прикрывающий ложь красивыми, но пустыми словами: Писатель не верит буржуазной демократии, видит ее вырождение и не признает за ней будущего.

Характеризуя французскую политическую жизнь х годов, Успенский, как бы перекликаясь с Герценом х годов, приходит к безрадостному выводу: Хорошие люди, вроде Распайля, просидевшего большую часть своей восьмидесятилетней жизни в тюрьме, сходят со сцены, а их место занимают господа, подобные Гамбетте. В резких чертах и в противовес русской либеральной печати Успенский развенчивает карьеру главы республиканской партии Гамбетты. Писатель говорит о том, что наступит день, когда депутатов, подобных Гамбетте, избиратели привлекут к ответственности и спросят: Нет, — ответите вы, — ничего этого мы не делали.

Успенский показывает истинный смысл политической жизни Франции этих лет. Но от этого, считает писатель, эти слова не должны бесплодно исчезнуть. В первом очерковом цикле о деревне Успенский не развернул этот образ, и не он стоит в центре его внимания. Но писатель любовно говорит о присущих Ивану Афанасьеву чертах настоящего крестьянина. После возвращения из-за границы писатель поселился в Новгородской губернии, на Волхове, в деревне Сопки, а в году занял место счетовода в крестьянском ссудно-сберегательном товариществе в Самарской губернии.

Позже, покинув Самарскую губернию, Успенский жил на мызе Лядно, около станции Чудово, а в году купил небольшой дом в том же районе, в деревне Сябренцы.

Опираясь на личные длительные наблюдения, Успенский в конце х — начале х годов создает произведения, посвященные русской пореформенной деревне: Но при ближайшем его знакомстве с русской деревней оказалось, что сила рубля здесь также велика, что погоня за копейкой успешно соперничает с силой привязанности Ивана Афанасьева к земледельческому труду.

Не следует забывать, что работа Успенского над крестьянскими циклами — совпадает с кануном, развертыванием и затуханием революционной ситуации. Одним из признаков революционной ситуации конца х — начала х годов явились обострение бедствий и усилившееся обнищание основных масс крестьянства, что было вызвано капитализацией деревни и аграрным кризисом конца х годов, обременением крестьянства дополнительными налогами в связи с войной — годов, плохим урожаем года и катастрофическим недородом года.

Русско-турецкая война оживила у крестьян мечты о земле. Слухи о новом положении, толки по губерниям о новом сплошном переделе земли, поджоги помещичьих имений стали обычным явлением. Еще до военных событий, в году, страшный голод постиг Самарскую губернию, которую Успенский будет изучать через 4 года.

Катастрофа года вновь разразилась в Самарской губернии, особенно была тяжела зима — года. Всё это нашло отражение в крестьянских очерковых циклах Успенского. Наметился и подъем крестьянского движения, одним из ярких проявлений которого явилось сопротивление крестьян в конце х годов в родных Успенскому краях — в селе Люторичи Епифановского уезда Тульской губернии.

Крестьянский вопрос после некоторого ослабления внимания к нему в конце х годов вновь со всей остротой встает в русской журналистике х годов.

Но при этом он не впал в идиллическое представление о деревне. Писатель день за днем и факт за фактом описывает жизнь русской деревни. Названные две части даны в плане противопоставления внешних условий жизни новгородской и самарской деревень. В первом случае — условия, неблагоприятные для процветания земледелия, во втором — благоприятные.

Однако внутренняя жизнь новгородской и самарской деревень, их экономическое и общественное положение, несмотря на различие условий, одинаковы. Это именно та форма свободного изложения материала, о которой Успенский говорил в письме к А.

Каменскому и которая реализовалась в его творчестве х годов. Однако в них есть внутреннее проблемно-тематическое и психологическое единство. Художественное познание жизни становится одновременно и личной исповедью писателя. Изображаемое освещается как предмет личных тревог и раздумий автора.

Художник, с точки зрения Успенского, не в праве при виде народного горя сказать себе: Подлинному художнику чуждо стремление утешать человека, усыплять его совесть. Он требует от литературы энергического пробуждения сознания читателей. Выводы Успенского оказались проницательными, убийственными для народников, для эпигонов славянофильства, 1 для либералов 2 и для представителей монархической идеологии.

Вот муж, продающий жену, вот человек, желающий только набить карман, а зачем набить — разберемся после и т. Преодолевая эту ошибку, автор ставит перед собой задачу выяснения связей фактов и причин их возникновения. Он отдает себе отчет в трудности такого изображения современной ему деревни. Для этого следует обратиться к исследованию социально-экономических и нравственных условий, в которых живет крестьянин. Субъективные социологи при рассмотрении современной им действительности игнорировали в ней следы прошлого.

Такая логика Успенского содержит характерное для него противоречие. Однако до конца этот материалистический метод исследования сознания крестьянина и социально-экономических условий его жизни Успенский не сумел провести. Автор впадает в обычную для просветителя иллюзию. Бесплодность такой борьбы, собственно, показана самим же Успенским. Вопрос об интеллигенции оказался в творчестве Успенского такой проблемой, в связи с которой у писателя возникали и иллюзорные надежды, и самые тяжелые разочарования.

То и другое уже сказалось в первом очерковом цикле о деревне и будет проявляться постоянно на протяжении всего его последующего творчества. Иначе и быть не могло у автора, который в решении общественно-экономических вопросов своего времени апеллировал к сознанию, совести и просвещению. С этими факторами, а стало быть и с носителями их, с интеллигенцией, он пытался связать возможность преобразования жизни, но на каждом шагу убеждался в бесплодности таких надежд.

Деньга привалила в эти места, и я видел только, до чего может дойти бездушный мужик при деньгах. Я здесь, в течение полтора года, не знал ни дня ни ночи покоя. Тогда меня ругали за то, что я не люблю народ. Я писал о том, какая он свинья, потому что он действительно творил преподлейшие вещи. Дай ты этим ребятишкам, этим подрастающим неплательщикам, дай ты им своих сказочек Повесели ты их цветочками, и зверьками, и зайками Пошути, побалуйся с ними! Ведь они чахнут в этом воздухе неискренности, утайки, неправды, а главное — в этой дорогой пустоте!..

Курсив мой, — Авт. Правда, данная сентенция не имеет подтверждений в жизни, если вспомнить, что такое распоясовец в изображении Успенского, и подумать над тем, способен ли он оказать то благотворное влияние, которое ему приписывает автор в своем лирическом отступлении.

В письме к жене из Калуги Успенский признается: Подобные мотивы ясно говорят о народнических настроениях Успенского. Но они не составляют основы авторского понимания жизни. Здесь автора заинтересовал определенный представитель русской пореформенной деревни, которого он с таким поэтическим подъемом обрисовал в образе Ивана Ермолаевича. Известно, что после года, в пореформенных условиях капиталистического развития России, деревня не являлась чем-то единым.

Началась бурная дифференциация крестьянства: Перед лицом раскола деревни Успенский пытался, так сказать, зацепиться за того крестьянина, который еще не стал ни пролетарием, ни кулаком, но который ежеминутно грозил превратиться и превращался или в пролетария, или в кулака. Таким крестьянином оказался Иван Ермолаевич, у него автор почерпнул свои идеалы. Последнее развертывается как систематическое, подробное изображение всех мелочей быта, чувств, поведения и мировоззрения Ивана Ермолаевича и сопровождается постоянным лирическим комментарием, раскрывающим раздумья автора, его отношение к судьбе и положению Ивана Ермолаевича.

В первом случае автор признается, что он решительно не понимает, почему Иван Ермолаевич поступает так, а не иначе. Это нашло свое выражение в недоуменных вопросах, которые ставит автор, изучая жизнь Ивана Ермолаевича. Но это не принесло удовлетворения и успокоения автору. Во-первых, логика жизни Ивана Ермолаевича делала ненужным участие в ней постороннего, чуждого деревне интеллигента. Разрешив сомнения и недоумения одного рода, Успенский оказался во власти других, не менее тяжких для него недоумений.

Успенский чувствовал и видел неустойчивость положения Ивана Ермолаевича. На этой почве Успенский и сошелся с народниками. Успенского эти противоречия были безысходно трагическими. Подход к крестьянину прежде всего как к работнику на земле, всесторонняя обрисовка главного образа Ивана Ермолаевича или Ивана Босых как представителя земледельческого труда — таковы руководящий для Успенского принцип и основная его творческая задача в новых очерковых циклах о деревне.

В этих циклах писатель остается художником-публицистом и художником-исследователем. Он попрежнему изображает страдания и бедствия крестьянства, его тяжелое общественно-экономическое положение см. Писатель дает органическое, последовательно развертывающееся по главам изображение действительности в плане раскрытия единой проблемы.

Вспоминая о жизни в Лядно, писатель говорит: Это открытие имело для писателя огромное значение. В письме к Е. Положив в свое понимание крестьянской жизни, семейной и общественной, земледельческий труд, писатель прослеживает его влияние на крестьянина и приходит к выводу, что корнем этих влияний является земля.

Беллетристы-народники не руководствовались таким материалистическим принципом, никто из них не занимался изучением условий земледельческого труда, не искал в них разгадки психологии крестьянина. В общинной психике мужика, в его общинных идеалах он пытался найти объяснение его жизни, как и деревни в целом.

Златовратский говорил об устойчивости исконных деревенских, мирских идеалов, которыми якобы руководствуется крестьянская масса. Успенский или вовсе не говорит об общинных порядках и общинном альтруизме, или же говорит о них в ироническом и критическом планах ср.

Отмеченное различие между Успенским и Златовратский крайне важно для понимания позиций рассматриваемого писателя. Горький подчеркнул необходимость сопоставления Успенского с Златовратским. Суммируя ответы Успенского, следует заключить, что они были прежде всего направлены против народничества. Произведения, в которых писатель обнаружил в наибольшей степени народнические иллюзии, явились вместе с тем и глубоко антинародническими произведениями.

В этом противоречии отразилась действительность деревни, подлинное положение русского крестьянства. Наивно-монархическая точка зрения Ивана Ермолаевича должна была поставить и поставила его крайне далеко от террористов-народовольцев.

Успенский видел, что борьба последних не находит и не может найти поддержки в широких крестьянских массах. Те же земледельческие идеалы бьют и по народническому утопическому социализму. Об этом же писатель говорит и в последующих очерковых циклах о деревне.

Успенского, отличного знатока дореволюционного крестьянства, терзали разобщенность и индивидуализм крестьянской жизни. Писателю хотелось, чтобы трудовое крестьянство вступило на путь коллективизма. Но он вынужден был прийти к горькому выводу, что крестьянин той эпохи был еще далек от этого. У крестьянина находились в то время такие аргументы в пользу индивидуального хозяйства, перед которыми писатель становился в тупик.

Автор огорченно недоумевает перед логикой своих собеседников-крестьян. Но писатель так превосходно постиг натуру крестьянина, живущего в условиях капитализирующейся деревни, что ему становится ясным, почему Иваны Ермолаевичи иначе и не могли думать о возможностях коллективного труда.

Частная крестьянская собственность, привычка к индивидуальному хозяйству-острову, индивидуалистическая психология крестьянина — вот непреодолимые для народников препятствия на пути осуществления их беспочвенных социалистических мечтаний.

Но он не закрывает глаза на реальный облик своего героя, который приносит писателю большие огорчения. Иван Ермолаевич очень разборчив, в своих работниках. В бедноте он видит для себя что-то чуждое и враждебное. Несчастный старик-пастух Еремей, вынужденный с наступлением зимы куда-то идти из деревни, вызывает в Иване Ермолаевиче безучастное заключение: При случае же Иван Ермолаевич способен и попользоваться безвыходным положением деревенской бедноты, того же голодающего хромоногого солдата.

Иван Ермолаевич, иронизирует автор, конечно, не зверь, он взял у солдата мальчишку и дал хлеба. Но солдат не мог быть веселым от подобной сделки: За мою же муку да норовит слопать моего мальчишку! Деревня, порождающая подобные отношения, не могла радовать Успенского. Поэтому поэтизация Ивана Ермолаевича сопровождается горькой насмешкой автора над своей любовью.

И произошло это в силу объективных обстоятельств, характеризующих положение и судьбу Ивана Ермолаевича в условиях капитализирующейся деревни. Успенский сетовал на цивилизацию, но сам же считал ее неизбежной и даже полезной. Автор оглядывался назад, но тут же называл сумасшествием попытки задержать ход истории.

На это обратил внимание М. Убедительнейшее прошу допустить те выпуски, которые я сделал. Статья Ваша произвела на меня тяжелое впечатление, и я серьезно начинаю думать, что Вы увлекаетесь идеалами Достоевского и Аксакова Я до крайности уважаю Вашу литературную деятельность, и мне крайне прискорбно, что могут существовать недоумения. Вы сетуете на то, что, по Вашим же словам, неизбежно. Следовательно, эти сетования, по Малой мере, бесплодные. Может быть, Вы и сами удивитесь, что статья Ваша так понята мною, но, право, иначе ее нельзя понять Салтыков-Щедрин, не зная содержания очеркового цикла в целом, конечно преувеличивал, когда думал, что писатель якобы увлекается идеалами Достоевского и Аксакова.

Здесь он явно иронизирует над своей прежней постановкой этого вопроса, приближаясь таким образом к Салтыкову-Щедрину и опровергая теории славянофилов и почвенников. Однако надо иметь в виду, что Успенский постоянно впадал в противоречия. Михайловскому, — такую философию заковыривает, что чертям тошно Салтыков-Щедрин здесь метко констатирует факт. Земля как главный фактор народно-крестьянской жизни, как источник могущества народа, всего общества и государства в целом 1 — вот коренная проблема, волнующая Успенского в его новом художественно-публицистическом произведении.

Задачам наглядного и убедительного раскрытия значения земли служит и композиционная структура произведения. Эти выводы были подвергнуты осмеянию со стороны Салтыкова-Щедрина, который остался до конца враждебен народническим иллюзиям. Один из пустоплясов, возражая другим, говорил: Этот труд дает ему душевное равновесие , примиряет его со своею личною совестью , и с совестью масс, и наделяет его тою устойчивостью, которую даже века рабства не могли победить!

Вот у кого учиться надо! Но это благообразие дано посторонней человеку силой, природой, а не завоевано самим человеком. В названной манере выдержаны все диалоги Протасова, его примеры и иллюстрации, аргументация и полемика. В нем установлено, что крестьянин живет, подчиняясь своему труду, зависящему от природы. Поскольку крестьянин живет по чужой воле, то он может подпадать под разнообразные влияния и совершать поступки, разрушающие всё его благообразие. Крестьянин, не имеющий своей воли, чтобы сохранить благообразие, должен быть весь, без остатка, поглощен земледельческим трудом.

Малейшее освобождение из-под власти земли нарушает всю гармонию крестьянской жизни. Успенский думал о светлых и радостных судьбах русского трудового крестьянства. Своими произведениями он ставил вопрос о необходимости освобождения человека от власти земли, о создании иных отношений между природой и крестьянином. С одной стороны, дается жизнь крестьянина под властью земли, без своей воли и своего сознания, а с другой — жизнь как сознательное стремление человека к осуществлению определенного идеала см.

В каком направлении и на какой основе должно совершиться перевоспитание Иванов Ермолаевичей, Платонов Каратаевых, видно из тех же крестьянских циклов. В них Успенский остается неизменным и принципиальным защитником крупного общинного хозяйства, в котором бы не было людей, не имеющих права на хлеб, и в котором нашел бы место работника и образованный человек.

В крестьянских очерковых циклах Успенский постоянно выступает критиком общины и общинных порядков, иронизирует над ними, смеется и скорбит. С дарственной надписью В. Изучая и обобщая всё лучшее, что было в крестьянских чаяниях и стремлениях того времени, писатель пришел к выводу, что спасение народа возможно только на основе коллективного труда, осуществляемого на свободной земле и обобществленными средствами производства.

Идея коллективного труда, столь характерная для Н. Чернышевского и не соответствующая мелкобуржуазному характеру народнических пожеланий, заняла в крестьянских очерковых циклах Успенского существенное место.

Конечно, мечтания Успенского о коллективно-трудовых основах жизни крестьянина не выдерживают критики, они иллюзорны и беспочвенны в своей сущности, не основываются на реальных социально-экономических возможностях того времени. Но нельзя ограничиться только такой оценкой идеалов Успенского. Успенский начала х годов обнаруживает временами и известную зависимость от субъективной социологии.

Хотим ли мы , чтобы он со свежим аппетитом возлюбил эти порядки? Успенский стремится убедить, что народу нужно дать землю. Не дать земельки, — предупреждает автор, — значит расстроить этот источник крестьянской жизни и мысли, значит отнять у жизни смысл В названных очерках всё показательно для Успенского х годов. Взволнованные призывы, формулирующие обязанности и задачи, резко осуждающие неправду, воодушевляющие на действия, составляют характерную черту художественно-публицистической манеры Успенского.

Зло, рассуждает автор, — дело рук человеческих. Но неужели, наивно спрашивает он, дела рук человеческих не могут быть направлены на его прекращение? Облагородим и возвысим наше культурное общество Словом, станем призывать общество к добру, станем ободрять его добрые стремления, станем всячески поддерживать их Ставя недоуменные, скорбные вопросы, Успенский начинает апеллировать к совести, к моральному фактору, переоценивать его значение в условиях своего времени, рассматривать его как решающую силу в деле устройства жизни на благо народа.

Реализм писателя начинает приобретать морализирующий характер. Для Успенского становится характерным перенесение но не изъятие социально-политических явлений, а также и фактов экономической и исторической жизни в плоскость моральную и психологическую. Указанная апелляция Успенского к моральному фактору свидетельствовала о связях писателя с народнической идеологией, представители которой, изучая и описывая бедствия народа, ограничивались моральными сентенциями по поводу этих бедствий, что отражало бессилие и в понимании, и в решении общественных вопросов.

Крестьянский труд он считал необходимым обогатить наукой и техникой, поставить в условия крупного, дружного коллективного хозяйства. В их лице Успенский видит общественных деятелей, борцов с народным невежеством и горем.

И существенно, что, создавая образ Анны Петровны, человека с чистой совестью, детской душой и горячим сердцем, он вновь напоминает о молодом поколении, вышедшем на арену общественной борьбы в 60—е годы. Несмотря на своеобразную трактовку народного радетеля по аналогии со старинным божьим угодником, популяризация Успенским деятеля с отзывчивым на общественные дела сердцем имела большое воспитательное значение в условиях х годов.

Писатель обратился не к избранным героям, а к простым людям из трудового народа и массовой разночинной интеллигенции. Рассказывая о их незаметных, но важных делах для трудящихся, Успенский осуждал понижение общественных интересов у той части современной ему интеллигенции, которая предала забвению заботы о народе, отошла от заветов демократического движения 60—х годов.

Успенский Вам свои новейшие произведения, и под Вашим ли наитием компонует их? Или только всуе призывает Ваше имя? И далее, переходя к характеристике новых идей Успенского, сатирик высказал свое мнение о них. Появление такого романа диктовалось условиями пореформенной жизни народа, его пробуждением, но было подготовлено и традициями гоголевского направления.

Однако художественная структура романов Решетникова, их идейно-психологическая направленность, вся их поэтическая атмосфера глубоко отличны от идейно-художественной системы Григоровича. Решетников же, создавая индивидуализированные образы из народа, рисует всю народную среду, создает коллективный образ трудового народа и показывает типические обстоятельства жизни всей массы.

Ничего подобного не было у Григоровича и Тургенева. Из этого следует, что общая структура романа, в частности такой ее существенный элемент, как композиция, подсказывается романисту формами жизни, ее характерными процессами.

Поэтому эти элементы имеют не только формальное, конструктивное, но и художественно-познавательное, а также и оценочное значение. Но не любовь является силой, вдохновляющей Марию Николаевну на поиски новых путей жизни. Поэтому и сюжет романа не ограничен узким кругом семьи, изображением тех или других достоинств и недостатков участников конфликта. Отношения Рязанова, Щетинина и Марии Николаевны романист раскрывает на почве практики народной жизни.

Автор включает в роман острые, глубоко значимые сцены, диалоги из народной жизни. В зависимости от этого протекает духовная жизнь Марии Николаевны, развертывается история ее отношений с мужем, с Рязановым, с крестьянами. Так возник ярко выраженный социально-психологический и политический роман Слепцова. Опираясь хотя бы на опыт этого романа, следует сказать, что огромной победой беллетристов-демократов х гг. Здесь писатель показал, как под прямым влиянием жизни трудового народа перерождается Теребенев.

Теребенев чувствует себя должником народа. Он только пользовался чужим трудом, но ничего не возвращал. Эта мысль обожгла его, он почувствовал себя виноватым перед переселенцами, появилась потребность немедленно расплатиться с ними, упасть перед ними на колени, просить у них прощения, отдать им все свои деньги. Но народ не принимает благотворительности. Теребенев понял всю несостоятельность своего коленопреклоненного отношения к народу, своей барской филантропии.

И тогда явилась мысль, что филантропию необходимо заменить делом, борьбой. Опыт народно-трудовой жизни, таким образом, является стимулятором духовного перевооружения Теребенева, он направляет и определяет содержание его мыслей, чувствований, исканий, организует его поведение.

Индивидуальная судьба личности органически сливается с жизнью простонародья. Представители рассматриваемой плеяды писателей дали новое истолкование среды и человеческих характеров, своеобразно раскрыли связи всего процесса жизни и судеб отдельных людей. К пониманию и изображению среды многие из беллетристов-демократов подошли с точки зрения выражения в ней определенных социально-экономических отношений и интересов.

Коренная ломка социально-экономических отношений, процессы капитализации страны, рост городов, разорение деревни, формирование новых классов и новых характеров поставили перед шестидесятниками новые задачи в изображении типических объективных обстоятельств, открыли перед ними новые слагаемые среды.

В обстоятельствах жизни они указали на важнейший фактор — на систему капиталистической экономической эксплуатации трудового народа — и изобразили первые столкновения противоположных экономических и социальных интересов в пореформенной России.

Такое понимание действительности вызвало появление новаторских черт в сюжете и композиции. Безусловно, что одинаковая для всех героев из народа драма борьбы за каждодневное существование стесняла возможности для художественного воспроизведения индивидуализированных типов. Вся громадная народная масса жила как один человек под гнетом пока для них фатально действующих обстоятельств.

Великий сатирик в этой связи гениально уловил одну из особенностей изображения трудового народа в критическом реализме: На социально-экономические процессы капитализирующейся России писатели-демократы смотрят с точки зрения интересов, положения и судьбы трудового народа.

По убеждению писателей-демократов, крайне важно, чтобы человек был близок к трудовому народу, воспитывался бы в школе его труда, страданий и радостей, жил бы его интересами.

В таком аспекте Помяловский показал воспитание мальчика Егорушки в доме его отца-слесаря. Петр жил в кухне вместе с народом, который работал для господ. Он все больше и больше привыкал понимать мужицкие боли, новая обстановка развивала в нем любовь к угнетенным труженикам. Характерным элементом типических обстоятельств в изображении писателями-демократами процесса жизни и формирования характеров является труд, прежде всего физический труд народа.

В каких отношениях с трудом находится человек или семья — от этого зависит нравственное содержание их жизни, воспитание молодого поколения, развитие личности. Это место поэмы осветило Кирсанову и Вере Павловне их собственное положение, когда они жили в разлуке. Кирсанов тогда успешно боролся со своим чувством к Вере благодаря необходимости заниматься неотложным трудом.

Вера такого неотступного дела не имела и поэтому была беззащитна перед своим чувством к Кирсанову, страдая от разлуки с ним. Следуя за идеями Чернышевского, а также Писарева, отражая стремления, жизненные интересы нового поколения людей, демократическая беллетристика х гг. Демократы-шестидесятники провозгласили необходимость освобождения труда, они говорили о радости труда по призванию. Разночинец-пролетарий Брусилов из одноименного очерка Н. В таком труде Молотов видит свою человеческую потребность, считая, что только труд дает независимость, свободу, счастье, радость.

Однако, как он говорит, господствующий экономический закон в русской жизни диктует другое, он лишает труд эстетической ценности и нравственного содержания, искажает человеческую природу. Молотов так говорит о господствующем взгляде на труд: Писатели-демократы, поборники трудовой жизни, показали нравственное превосходство трудового народа перед паразитическими сословиями. Во втором сне Веры Павловны дано сопоставление двух типов жизни — жизни бедных родителей Алексея Петровича Мерцалова и жизни богатой и развращенной семьи Сержа.

Иная жизнь у обеспеченных и нетрудящихся сословий. А кусок хлеба был обеспечен их детям? Алексей Петрович прерывает разъяснения Сержа и сам характеризует подлинный смысл его жизни: Потому, посмотрите вы на себя: Таким образом, трактовка среды, типических обстоятельств эксплуататорский строй жизни, тунеядствующие сословия и трудовой народ, праздность и труд приобрела в реалистической системе беллетристов-шестидесятников новаторский характер, она придала реализму революционизирующий и социалистический смысл.

Другая сторона художественной концепции жизни — трактовка человеческих характеров, судеб людей — имела тот же смысл. В реализме шестидесятников трагическая зависимость человека от обстоятельств раскрыта с особой силой и своеобразием. Руководящей идеей шестидесятников становится мысль о том, что человек формируется совокупностью всех условий окружающей действительности и черпает все свои знания, чувства, ощущения из опыта повседневной жизни, особенно из опыта борьбы за свое существование.

Поэтому для развития человека очень важно, какова социальная действительность, каковы ее качества, насколько она человечна, может ли человек черпать в ней материал для воспитания в себе человека.

Сформулированное Чернышевским положение открывало путь к материалистическому истолкованию связей человека и общественной среды, к усилению социально-критического и гуманистического содержания литературы, ее роли как фактора социального прогресса. Чернышевский указал на такую правду жизни, которая действительно могла помочь трудовому народу. Если человек черпает все свои знания, ощущения и пр. Нетрудно заметить, что с этими мыслями молодого Маркса очень тесно соприкасается приведенное выше высказывание Н.

Чернышевского о необходимости борьбы за человечность обстоятельств как основы для перевоспитания человека, развития его человеческой сущности. По этому поводу Горький писал: В повестях Помяловского ставятся важные общественные вопросы. Писатель, рисуя перерождение Молотова и безутешную тоску Нади, отвечает на эти вопросы.

Беллетристы-демократы воспроизводят и анализируют именно повседневный чувственный опыт своих героев и устанавливают, к каким результатам ведет этот опыт. Изображение всего этого становится специальным предметом их творчества.

Характерны оценки бурсацкой жизни и бурсацкой педагогики у Помяловского. Уголок, где протекало начало его жизни, представляется ему кладбищем, где многие погребли целую жизнь, где и он видит свежую могилу своего детства.

Затем начался второй университет жизни — столь же безотрадные впечатления юности. Писатели-демократы говорят о страданиях и унижениях бедняка. Но эта тема, столь характерная для передовой беллетристики х гг. Писателей-демократов не мог вполне удовлетворить высокий пушкинский гуманизм, признающий торжество человечности в самом ничтожном представителе общества.

Этой искры человечности, столь важной для молодого Достоевского и для некоторых других представителей литературы х гг. История их любви завершается катастрофически-страшным для них торжеством законов бесчеловечной жизни.

Здесь действующим лицом выступает подвал, свидетель человеческих драм и хранитель мертвой вековечной неподвижности ужасного бытия бедноты. Подвал назидательно, ссылаясь на опыт многих поколений людей, проживших в его стенах, упрекает рассказчика Ивана Петровича человека из другого, более светлого мира, но также раздавленного жизнью в бесполезности и даже вредности его посещений подвальных обитателей, его знакомства и дружбы с Катей, разговоров и чтений с нею.

Говорящие стены подвала предсказывают, что все это принесет только новые, еще более тяжелые испытания и несчастия. Иван Петрович не мог вывести Катю на ту широкую дорогу жизни, о которой он ей толковал, а она, выбитая его пропагандой из привычной подвальной колеи, бежит из подвала, обрекая себя на позор. Всегда я тебе толковал: Есть у Левитова и чисто психологические повести о разрушении духовного мира личности, о крушении светлых надежд разночинца. Особенно характерны судьбы студента Брусилова в одноименном очерке Н.

Выразительны, типичны в этом же плане и образы интеллигентов-разночинцев в романах Решетникова. Он понял сущность отношений крепостного начальства к рабочим, с жаром принялся за обучение заводских ребят. С глубоким пониманием психологии Решетников показывает, как унижение и оскорбление в человеке его достоинства, его убеждений, как бессилие этого человека перед действительностью приводят к роковой развязке, к падению, к пассивному отношению к жизни.

Белинский высказал мысль, что герои Гоголя являются в той или другой мере жертвами общественной среды. Но Гоголь не отдавал себе полного отчета в тех далеко идущих социальных перспективах, которые открывались в созданной им концепции жизни. Он увлекся иллюзорной заботой о нравственном возрождении человека. Как утопист, он мечтал о нравственном оздоровлении общества, в принципе оставаясь, однако, в рамках старого общества.

У писателей-демократов речь идет не просто о пошлости человеческой личности, о зверинце нравственных уродов. И речь у них идет не о нравственном всеобщем оздоровлении как средстве исцеления. Наиболее проницательные из них говорят о необходимости коренного пересоздания всего механизма социально-экономических отношений. Проблемы нравственности, вопросы психологические приобрели у них новое содержание и новое толкование.

Раскрыв непосредственную зависимость знаний, чувств и поведения от повседневного жизненного опыта, беллетристы-демократы показали, что социально-экономическая действительность их времени, господствующие правила морали враждебны истинно человеческому, они не воспитывают, а разрушают человеческие свойства.

Психологизм приобрел у шестидесятников непосредственно социальное содержание, материалистическое истолкование, а в некоторых случаях получил и социалистическое озарение. Некоторые из писателей-разночинцев, особенно Решетников и Г. Успенский, раскрывают смутный, инертный, стихийно-бессознательный внутренний мир своих героев, их наивные упования и иллюзии, предрассудки и заблуждения. Эта сфера внутренней жизни бедняка почти не была знакома предшественникам демократического течения х гг.

Они обратились и к воспроизведению разнообразных форм роста самосознания. Сочетание того и другого является главным предметом психологического анализа у Решетникова и Глеба Успенского. Данные идеи не только теоретически оплодотворяли демократическую прозу, они требовали от писателей разработки новых способов и средств изображения человеческого характера и обстоятельств. Не все представители рассматриваемой плеяды сумели подняться на высоту революционно-демократической идеологии и оказаться в роли глубоких последователей или единомышленников Чернышевского и Добролюбова в сфере политического или философско-материалистического мировоззрения.

Речь идет о единстве лишь основ их разночинно-демократического мировоззрения, что предполагает наличие разнообразных и значительных оттенков в нем, разный его уровень.

Помяловского и Воронова, например, можно с полным основанием признать учениками Чернышевского, имея в виду не только их личные заявления по этому вопросу, но и проблематику их прозы, тенденции ее развития. Но как писатель он подошел к народной жизни с такой стороны, которая объективно оказалась принципиально важной в обстановке революционной ситуации. Писатель говорит о народе всю суровую правду, смело сосредоточивая главное свое внимание на его коренных недостатках.

В дальнейших своих суждениях Чернышевский не только раскрывает возможные пути воздействия людей инициативы на серую и инертную массу народа, но и выражает уверенность, что этот народ в нужную минуту может стать активной силой.

Следовательно, в рассказах Н. Успенского заключается такой внутренний потенциальный смысл, который давал возможность Чернышевскому поставить одну из основных задач русской революционной демократии в обстановке революционной ситуации. Статья Чернышевского заключала в себе общий, далеко идущий программный смысл. Единство проблематики литературно-эстетической и проблематики революционно-политической — вот что прежде всего характеризовало статью Чернышевского.

Естественно, что он имел в виду не только сборник рассказов и очерков Н. Успенского, этот первый и весомый вклад разночинцев в литературу. Каковы же конкретные источники трагической судьбы человека, уродливых искажений его человеческой природы в истолковании писателей-демократов? Они разнообразны и заключены не в роковом или случайном стечении обстоятельств, не только в характере человека, в его личных ошибках, слабостях и склонностях.

С наибольшей полнотой этот вопрос разработал Г. Но она искажает и природу тех, кто ест чужой хлеб. Существенно именно то, что гибельные обстоятельства и искалеченная ими человеческая природа получают оценку с точки зрения сознательного рабочего Михаила Ивановича, который возвышается до понимания эксплуататорской сущности строя жизни. Хотя и не с такой глубиной и яркостью, но и другие писатели-демократы уловили ту же тенденцию в отношениях трудового народа и эксплуататоров-тунеядцев.

Воздействие этих отношений сказывается не только на отдельных личностях, но и на жизни, психике всего народа и имеет не случайный, а неумолимый и всеобщий характер. Всю массу трудового народа писатели-демократы ставят в единые типические обстоятельства социально-экономической жизни и показывают одинаковые результаты в судьбах людей.

Раскрывая трагически безысходную зависимость человека из народа, из среды разночинцев от обстоятельств жизни, беллетристы-демократы зачастую создавали пессимистическую концепцию всего процесса жизни и характеров.

Творчество шестидесятников окрашено преимущественно в мрачные тона, проникнуто скептицизмом, растерянностью перед жизнью, разочарованиями. Даже красота природы вызывает у героев демократической литературы злую иронию, раздражение и негодование. Очень часто шестидесятники воспроизводят унылый осенний пейзаж, подчеркивающий тяжелый ход жизни, нравственные страдания людей, крах их надежд. И это поэтическое сновидение пробуждает в нем мучительные вопросы. Такие контрасты и сопоставления — красота и чистота природы и бесчеловечные отношения людей, их уродливый нравственный мир и быт — встречаются и у других шестидесятников.

Основой структуры некоторых произведений Левитова являются именно эти контрасты. Его повествование открывается рассказом о чем-нибудь зверском, гадком, а завершается тоской о человечности, красоте, гимном природе. Криком боли завершается названный рассказ. У одного участника мирской попойки просыпается совесть и он признает, что мужики, отдав бедную женщину в вечную кабалу богатому крестьянину, пропили правду в кабаке.

И писатель кончает свое повествование сурово предостерегающими, хотя и бессильными словами: Бессильная тоска о красоте, отсутствующей в самой действительности, слышится в этих лирико-патетических словах Левитова.

Некоторые ее представители были убеждены, что деревенский мир не даст человека в обиду, всякого пожалеет и всякого защитит. Идея необходимости изменения действительности, создания новой среды не всегда являлась руководящей в художественном воспроизведении процесса жизни и характеров у отдельных писателей-демократов.

Печальна и судьба революционера Рязанова, одинокого и бездомного в условиях спада революционной волны. Он и теперь сохраняет верность своим идеалам революционера, демократа. Но он не знает, как следует бороться за эту новую жизнь в условиях реакции. В словах озлобленного Рязанова, как справедливо заметил Горький, ощущается и драматическая безнадежность, он с отчаянием машет рукой, когда речь заходит о том, что же следует делать до того, как жизнь будет пересоздана.

Молотов у Помяловского тоже отличается активным отношением к жизни. Но в нем сильна продиктованная обстоятельствами тенденция к примирению с действительностью, к равнодушию, он думает не о благе всех, а только о личном благополучии, вполне сознавая свой эгоизм. Куда вести Михаила Ивановича, рабочего-бунтаря, человека с пробудившимся общественным самосознанием, готового за других отдать свою жизнь?

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress