Торговцы грезами Гарольд Роббинс

У нас вы можете скачать книгу Торговцы грезами Гарольд Роббинс в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Эти простофили совершенно не менялись с ходом времени: Я прошел мимо них к лифтам, которые шли без остановки до тридцатого этажа. Я вошел в кабину. Лифтер посмотрел на меня и, не говоря ни слова, нажал на кнопку с цифрой тридцать два.

Двери закрылись, и, когда лифт взмыл вверх, меня, по обыкновению, слегка замутило. Наконец двери отворились, и я вышел.

Забавно видеть свое имя там, где раньше его не было. Я присмотрелся к табличке, стараясь разглядеть, остались ли следы от прежней фамилии. Чувствовалось, что постарались на славу, хотя времени на замену таблички ушло немного. Даже если твое имя будет на этой двери хоть тысячу лет, понадобится всего несколько минут, чтобы оно исчезло оттуда без следа.

Я взялся за ручку и начал открывать дверь, но внезапно замер. Не снится ли мне все это? Может быть, на двери его, а не мое имя? Я снова внимательно посмотрел на табличку. В приемной работала секретарша, а в мой кабинет вела следующая дверь. Когда я вошел, Джейн как раз вешала трубку. Она вскочила, взяла мое пальто, повесила его в шкафчик и сказала: Причем все это она проделала одновременно.

На несколько минут я замер, привыкая. Я первый раз оказался здесь после того, как все переоборудовали. В пятницу до самого вечера я был на студии, в воскресенье вылетел в Нью-Йорк, а сегодня — понедельник. Да и кому бы не понравился кабинет, похожий на сказочные хоромы? В нем было десять окон — по пять с каждой стороны; стены отделаны деревянными панелями, на одной из них — огромная фотография нашей студии, снимок сделан с высоты птичьего полета; у противоположной стены — большой декоративный камин с решеткой, возле него — кресла, обитые темно-красной дорогой кожей.

За моим столом тоже стояло высокое кресло из полированного черного дерева, тоже обитое кожей, на спинке были вытиснены мои инициалы. Весь кабинет был так велик, что в нем можно было бы проводить бал или прием и еще осталось бы место. Гарольд Роббинс - Торговцы грезами Здесь можно скачать бесплатно "Гарольд Роббинс - Торговцы грезами" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры.

Романы его похожи на голливудские блокбастеры — в них есть все, что интересно современному человеку: Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте.

Похожие книги на "Торговцы грезами" Книги похожие на "Торговцы грезами" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Гарольд Роббинс - Саквояжники - английский и русский параллельные тексты. Рейчел Джойс - Невероятное паломничество Гарольда Фрая. Аля Аль-Асуани - Чикаго. Томас Бернхард - Стужа. Эрвин Штритматтер - Романы в стенограмме. Дмитрий Леонтьев - Охотники за удачей. Бернар Клавель - Сердца живых. Лицо Питера было спокойно, но глаза выдавали его.

Одна часть стоит около трехсот долларов плюс копии. С каждого негатива можно сделать сто копий. Каждая копия отдается в прокат минимум два раза, по десять долларов за раз. Значит, с одного фильма набегает две тысячи.

Я знаю, когда у меня дела идут хорошо. А что будет, если я не смогу избавиться от фильма? Мы стараемся купить фильм где угодно, и то нам не хватает. Не знаю, как здесь можно погореть. Кесслер снова рассмеялся, но не так уверенно, как в прошлый раз. Джонни чувствовал, что эта идея заинтересовала Питера. У нас и так дела идут нормально. Через несколько минут подошел поезд, и Джонни забрался в вагон. Когда поезд тронулся, он помахал рукой.

Они помахали ему вслед, и Джонни улыбнулся. Он слишком хорошо знал Питера и понимал, что мысль о производстве фильмов прочно засела у того в голове. Теперь надо оставить его в покое и лишь изредка напоминать, как бы невзначай. Придет время, когда Питер сам заговорит об этом. Поезд повернул, и станция скрылась из виду. Джонни зашел в вагон и уселся. Все еще продолжая улыбаться, он вытащил из кармана газету и развернул ее. Возможно, когда Джо будет готов, Питер тоже решится. Он почесал себя за ухом.

Насколько он знал, Дорис еще никого не провожала на поезд. Возможно, дядя Джонни больше не вернется. Некоторое время он постоял молча, потом взял Дорис за руку. Было еще темно, когда Джонни проснулся. Он лежал в незнакомой комнате. Он попробовал потянуться и застонал. В удивлении он протянул руку и наткнулся на мягкое, теплое тело. В темноте было невозможно разглядеть черты лица девушки, спящей рядом.

Она лежала на боку, засунув руку под подушку. Он медленно уселся в кровати и напряг память, пытаясь сообразить, что же произошло прошлым вечером. Вспомнилось, как Джо еще и еще заказывал вина. Они все здорово напились. Понемногу память стала возвращаться к нему. Все началось, когда он около пяти часов пришел на студию. Джо сказал, что они будут работать, потому что это единственный свободный день у девушек, которых он нанял.

Девушки целую неделю работали в кабаре, а тут им подворачивалась возможность заработать лишнюю пару долларов. Джонни появился как раз в разгар спора между Джо и одной из них. Она кричала на Джо. Сначала Джонни не мог понять, в чем дело, но постепенно до него дошло, что речь идет о какой-то одежде. Билл Борден с озабоченной миной стоял рядом. Как потом понял Джонни, это выражение лица было нормой для всех работающих в кино. Джо спокойно ждал, пока девушка утихомирится. Джонни пристроился около двери.

Никто не обратил на него внимания. Мой агент подаст на вас в суд! Попробуй, подай на нас в суд, и ты больше никогда не получишь работы в кино. Только не надо мне тут доказывать, какая ты скромная. Я видел, как ты танцевала на сцене в чем мать родила, именно поэтому я тебя и нанял. Девушка даже не пыталась прервать эту гневную тираду. А когда Джо умолк, она задумчиво поглядела на него и сказала:. Этим ты избавила бы нас и себя от ненужной нервотрепки.

Через несколько минут девушка была уже в рубашке, и съемка началась. Джо, подняв глаза, увидел Джонни и с улыбкой направился к нему. А тебя я помню, тебе тогда лет шестнадцать было, когда ты втюрился в одну гимнастку, да так, что Сантосу пришлось за уши тебя от нее оттаскивать.

Джонни покраснел, попытался что-то возразить, но в это время подошел Борден и забрал его с собой в проекционную. Когда Джонни освободился, у выхода его уже ждал Джо с двумя девушками.

Другую — шикарную миниатюрную блондинку — звали Фло Дэйли. Джо был в самом безоблачном настроении: После еды он закурил сигару и откинулся в кресле. Это избавит нас от многих хлопот. Джо сжал ее колено под столом. Он выпил достаточно, чтобы чувствовать себя превосходно. Было уже совсем поздно, когда, направляясь к дому Джо, они принялись спорить, владельцем скольких кинотеатров является Джонни. Джо утверждал, что у Джонни двадцать один кинотеатр, но сам Джонни говорил, что только двадцать.

Девушки поверили, а Фло все не переставала удивляться, что такой молодой парень, как Джонни, может быть столь богатым. Пьяным голосом Джо начал ей объяснять, что Джонни — это самый настоящий гений, и он так занят, что не может толком вспомнить, сколько на самом деле у него кинотеатров.

Он упал на кровать и тут же отключился. Все дружно принялись раздевать его, но Мэй сказала, что очень устала, и, плюхнувшись на кровать рядом с Джо, сразу же заснула. Спотыкаясь, они вместе вышли из комнаты и направились в другую спальню. Когда дверь за ними закрылась, Фло повернулась к Джонни и с улыбкой протянула к нему руки.

Он посмотрел на нее. Странно, сейчас она совсем не казалась пьяной. Он притянул ее к себе. Секунду он стоял не шевелясь, а затем поцеловал ее и почувствовал, как она прижалась к нему. Он нащупал вырез на платье, и его рука скользнула вниз. Грудь у нее была мягкой и податливой.

Он повернул Фло к постели. Но тут же сам себе мысленно возразил, что у него просто не было времени для того, чтобы себя ублажать. Он молча обнял ее. Едва Джонни приник к ее пылающему телу, как все мысли вылетели у него из головы. Джонни встал с постели, взял со стула белье и с трудом оделся. Сделав несколько неверных шагов в сторону, он повернулся к кровати. Несколько секунд смотрел на девушку, затем, подойдя, поднял край одеяла.

На него нахлынули воспоминания о ее горячем, прижавшемся к нему теле. Джонни опустил одеяло и направился к ванной. Закрывшись, он включил свет. Джонни подошел к умывальнику и включил холодную воду, раковина быстро наполнялась.

Наклонившись, он, помедлив секунду, решительно сунул голову в ледяную воду. Наконец Джонни почувствовал себя лучше. Взяв полотенце, вытерся и, поглядев на себя в зеркало, провел пальцами по подбородку.

Надо бы побриться, но времени на это не оставалось. Он вышел из ванной, оделся и, не разбудив никого, тихо вышел из дому. Утренний воздух был чистым и бодрящим.

Джонни взглянул на часы. Если поспешить, можно успеть на утренний поезд в Рочестер. Джонни вошел в кухню. Здесь было тепло и уютно. От раскаленной печи исходил жар. Снег падал тяжелыми хлопьями. На улице лежали сугробы. Джонни обернулся к Эстер:. В последние дни Питер просто места себе не находит. Джонни понимающе кивнул головой. Он и сам заметил, что с Питером что-то происходит с тех пор, как они вынуждены были закрыть кинотеатр на три дня из-за сильного снегопада.

Летом они заработали достаточно денег, но теперь, с приходом зимы, доходы резко упали. Теперь каждое утро он стоит у окна и проклинает снег: Тут ничего не поделаешь. Эстер села на стул напротив Джонни и посмотрела на свои руки, сложенные на коленях. Когда она снова подняла на Джонни глаза, в них стояли слезы.

Он стал совершенно другим человеком, незнакомым. Я вспоминаю, когда в Нью-Йорке Дорис была еще малышкой, доктор сказал, что единственное, что может ее спасти — это переселиться куда-нибудь из города. Питер продал свое дело, и без всяких колебаний мы переехали сюда. Интересно, сделал ли бы он это сейчас? Кастрюля с супом на плите начала кипеть.

Эстер освободила руку и встала. Взяв ложку, она принялась помешивать суп, продолжая разговаривать с Джонни. Что-то его гложет, а я никак не могу понять что? Питер все больше отдалялся от меня. Она стала вспоминать, как Питер впервые появился в доме ее отца. Ей было тогда четырнадцать лет, а Питер был годом старше. Он только что сошел с корабля, у него было письмо от брата отца, живущего в Мюнхене. Питер выглядел совсем зеленым мальчишкой, особенно в пиджаке, из которого он явно вырос.

Отец Эстер дал ему работу в небольшом скобяном магазине на Ривингтон-стрит, и тогда же Питер начал ходить в вечернюю школу. Эстер помогала ему овладеть английским. Естественно, что они полюбили друг друга.

Она вспомнила, как он пришел к ее отцу просить разрешения на женитьбу. Девушка наблюдала за ними из-за двери, ведущей в заднюю комнату лавки. Питер стоял, переминаясь с ноги на ногу, перед отцом, который сидел на высоком кресле в своей маленькой черной ермолке и читал еврейскую газету, нацепив на нос маленькие очки. Ее отец посмотрел на него поверх очков. Он ничего не сказал, он вообще был не очень разговорчивым. Ее отец продолжал глядеть на него поверх очков, не говоря ни слова, потом снова уставился в газету.

Эстер вспомнила, как сильно забилось ее сердце. Ей казалось, что это биение слышно во всем доме. Питер словно остолбенел, не веря своим ушам. Потом повернулся и поспешил к Эстер. Она едва успела отскочить от распахнувшейся двери, когда он влетел в комнату с потрясающим известием.

Когда старый Гринберг умер, лавка перешла к Питеру. Там же родилась маленькая Дорис. В три года она была очень болезненной девочкой, и доктор сказал, что единственный выход — увезти ее из города.

Так они оказались в Рочестере, где через несколько лет родился Марк. Теперь в Питере появилось нечто, чего она прежде никогда не замечала и чего не могла понять. Она чувствовала, что Питер совсем не думает о ней, занят совершенно другими делами, и в ее сердце исподволь стала закрадываться обида. Эстер услышала, как открылась дверь.

В кухню вошел Питер, сбивая с себя снег. Снег, тая, капал на пол, образуя маленькие лужицы. Может, вы съездите со мной? Эстер метнула взгляд на мужа. Интуитивно она почувствовала в его голосе то, что ее беспокоило. Она повернулась к Джонни. Я хочу, чтоб Питер съездил со мной в Нью-Йорк и поглядел на нее. Если ему понравится, возможно, он, Джо и я будем там работать. Для нее все это было ново, но Питер, усевшись глубоко в кресло, напустил на себя скучающий вид. Только Эстер могла заметить под маской напускного равнодушия заинтересованность Питера.

Весь ужин Джонни не закрывал рта. О кино он мог говорить бесконечно. Когда он ушел к себе, его слова все еще звучали в голове Эстер. Питер за все это время не произнес ни слова. Он казался полностью погруженным в свои мысли. Около девяти часов они легли спать.

А снег все шел и шел, и в комнате было холодно. Питер засыпал, но Эстер хотелось поговорить с ним. Когда он приестся, придется закрыть заведение.

Мы не потеряем деньги лишь потому, что он обошелся нам дешево. Тут в его мозгу мелькнула мысль. Вот почему я не хочу поехать с Джонни. Вспомни, что я говорила про Рочестер, когда доктор сказал, что мы должны увезти Дорис из Нью-Йорка.

Он повернулся и посмотрел на жену в темноте. Ему не хотелось этого признавать, но интуиция никогда не подводила Эстер. Время доказывало ее правоту. В тот раз Питеру хотелось уехать в другое место, но тем не менее, они отправились в Рочестер и теперь процветают, а там, куда он хотел отправиться, дело давным-давно прогорело. Раньше я молчала из-за болезни ребенка, но сейчас Дорис уже здорова, а я чувствую себя одинокой. Мне не хватает моих родных.

Я хочу, чтобы Марк ходил в ту синагогу, где молился его отец. Я хочу общаться с людьми, которые разговаривают на идиш. Я хочу ходить с моими детьми в булочную на Ривингстон-стрит, где пахнет сдобными булочками, которые мы раньше пекли дома.

У меня вдруг возникло ощущение, что нам надо возвращаться домой. Пожалуйста, Питер, съезди, посмотри. Если тебе не понравится — что делать! Она говорила долго и при этом так живо напоминала своего отца, что ее речь поразила Питера. Эстер уткнулась лицом в плечо мужа, и он почувствовал, что ее щека мокра от слез. Питер нежно погладил ее волосы. Наконец он ласково шепнул на идиш:. Эстер долго лежала без сна, прислушиваясь к ровному дыханию Питера.

Странно, как иногда бывает трудно убедить мужчину, чтобы он сделал именно то, о чем сам давно мечтает. На следующий день в три часа они были в студии Бордена. Джонни провел Питера по студии туда, где работал Джо.

Увидев их, Джо помахал рукой. Прошло больше часа, прежде чем Джо освободился. Тем временем Питер осмотрел студию. Даже такому неопытному человеку, как он, было видно, что работа здесь кипит по-настоящему.

Снимали сразу на трех платформах. Все в студии ступали гордо и уверенно, показывая, что их работа самая важная в мире. Питер наблюдал за Джо. С группой актеров тот репетировал сцену, которую должны были снимать. Он вновь и вновь заставлял повторять их одно и то же, пока они не стали делать так, как ему хотелось. Питер вспомнил, как в Мюнхене, когда был еще мальчиком, он приносил обед отцу в консерваторию. Его отец играл вторую скрипку в оркестре. Питер приходил во время репетиций. Дирижер иногда покрикивал на музыкантов, заставляя повторять снова и снова.

Когда они наконец играли как надо, дирижер довольно кивал головой и говорил: Джо занимался тем же самым: Когда он видел, что все нормально, сцену снимали на пленку. Здесь все работало на камеру. Наблюдая это, Питер почувствовал, как у него заныло в груди. Все ему было так знакомо! Отец заставлял его играть на скрипке с утра до вечера, потому что хотел, чтобы его сын когда-нибудь играл в оркестре рядом с ним.

Питер знал, как дорого обошлась отцу отправка сына в Америку, когда кайзер объявил призыв в армию. Вспоминая, Питер не заметил, как пролетело время. Ему показалось, что он ждал не час, а всего несколько минут, так глубоко он погрузился в свои мысли. Почему бы Питеру не встретиться с ним? Мне еще надо отснять одну сцену.

Питер пошел за ним в контору — просторное помещение, заставленное столами, за которыми сидели служащие. В конце конторы за небольшой перегородкой стоял стол Вильяма Бордена. Стол был такой массивный, что почти скрывал сидящего за ним миниатюрного человека.

Видна была только его лысая голова, да и то лишь когда он поворачивал ее, чтобы обратиться к кому-нибудь или ответить по висящему рядом телефону. Это мой босс — Питер Кесслер. Они с Питером долго смотрели друг на друга, затем Борден улыбнулся и протянул свою руку. Внезапно его глаза загорелись. Ты ведь женился на его дочери Эстер, насколько я помню. Оставив их обмениваться воспоминаниями, Джонни направился к Джо. У него было предчувствие, что из этого что-нибудь да выйдет. Что-то должно было произойти.

Борден мог уговорить кого угодно. Это предчувствие усилилось, когда Питер сообщил, что они оба приглашены на ужин домой к Бордену. Разговор о кино начался, когда они, пообедав, сидели в кухне у Бордена. Вечер прошел спокойно, но, к неудовольствию Джонни, Питер и Борден говорили только о своих общих друзьях и о днях своей юности.

Джонни завел речь о кино. Сначала заговорил об Объединении, которое Борден просто ненавидел, затем, вовремя подкидывая реплики, он заставил Бордена заявить, что, если бы больше было независимых компаний в кинобизнесе, Объединению пришлось бы свернуться. Тот, кто прокладывает себе путь в новом деле, просто лопатой гребет деньги. Взять хотя бы меня — я начал три года назад, имея полторы тысячи капитала, а через несколько недель закончу строить новую студию в Бруклине, которая обошлась мне в пятнадцать тысяч долларов, не считая оборудования.

Мои картины продаются по всей стране, а доход — восемь тысяч в неделю. В следующем году, в это же время, когда я буду работать на новой студии, буду зарабатывать в два раза больше.

Поэтому я говорю серьезно. Если тут пахнет такими деньгами, что же мне шутить? Питер был тронут такой верностью. Джонни отказывался от работы, которую ему предлагали, и даже ничего не сказал об этом Питеру. Я, конечно, новичок в кино, но не такой дурак, как ты думаешь. Думаешь, я не знаю, в каком состоянии твои старые камеры? Я слишком долго торгую скобяными товарами, чтобы не знать цену любому товару.

Если бы ты мне сказал — три тысячи, я бы еще послушал; но шесть — это же просто смешно. Питер что, сошел с ума? И у меня есть предчувствие, что ты будешь в нем работать. Поэтому я тебе делаю другое предложение — с тебя, и только с тебя, я возьму три тысячи долларов наличными и три тысячи закладными. Видишь, как я тебе доверяю? Ты сможешь мне заплатить, когда сам начнешь делать деньги.

Две наличными, а все остальное закладными. Тогда я еще подумаю. Я даже поговорю с Эстер насчет этого. Он никак не мог понять, почему Питер сказал, что он поговорит с Эстер. Какая была в этом необходимость? И, кроме того, что она понимала в кино? Но Борден совсем не удивился. Он проницательно посмотрел прямо в глаза Питеру. То, что он там увидел, должно быть, удовлетворило его, так как он шутливо ткнул Питера кулаком в бок и сказал:. Возвращаясь на поезде домой, Питер сидел молча.

Джонни и не пытался заговорить с ним, так как видел, что Питер ушел в себя. Большую часть дороги он провел, глядя в окно. Когда они наконец сошли с поезда и пошли домой, кругом еще лежал снег. У самого дома Питер заговорил:. Как правильно догадался Джонни, Питер и не ждал от него ответа. Все это надо продать, чтобы иметь хоть какую-то наличность. Дела в скобяной лавке идут не так уж и хорошо.

Товару так много, что я смогу распродать все только к весне. Ты ведь слышал — ему надо по крайней мере две тысячи наличными, а у меня сейчас нет таких денег. К тому же, я не совсем уверен, стоит ли этим всем заниматься?

А вдруг картины никто не будет покупать? Я ведь понятия не имею, как их делать. Он снимает для Бордена самые лучшие картины. Так что здесь у нас беспроигрышный вариант. Как только перестает идти снег, здесь собирается целая толпа, которая ждет не дождется открытия.

Я поднялся наверх и сообщил об этом миссис Кесслер. Она высунула голову в окно и увидела весь этот народ, потом спустилась вниз, и мы начали показывать кино. Только два раза порвал пленку! С одной стороны в машину заправляешь пленку, с другой стороны сыпятся деньги! Никогда Джонни не слышал более удачного определения.

Он допил кофе и направился к себе. Говорит, он там откроет свое дело. Джордж уставился в пол. Как всегда, когда он волновался, его лицо покрылось красными пятнами. Я — бедный грек, но мы с братом Ником экономили каждый доллар, чтобы собрать деньги и когда-нибудь вернуться на родину. Но сейчас я думаю, что не стоит так скоро возвращаться. В Нью-Йорке даже есть театры, где показывают только кино. Питер как раз заканчивал объяснять Эстер, почему он не может принять предложение Бордена, когда в комнату ворвался Джонни.

Джонни не мог устоять на месте. Он подхватил Эстер и закружил ее в танце. Питер смотрел на них разинув рот. Он покупает все здание. Что значит, Джордж покупает здание? Откуда он возьмет деньги? С лестницы послышались звуки шагов, сначала медленные и неуверенные, потом все более твердые. Наконец, Джордж зашел в комнату. Его лицо было красным от волнения. На пороге комнаты он споткнулся. Джордж попытался объяснить, но не мог, английский язык вдруг вылетел из головы.

Он сглотнул два раза и беспомощно посмотрел на Питера. Эстер пришла к нему на помощь. Чувствуя волнение Джорджа и понимая, что за этим стоит, она подошла и взяла его за руку. Итак, все решилось наилучшим образом. Питер договорился о продаже товара из скобяной лавки владельцу второй скобяной лавки в округе, и тот был только рад этому, потому что избавлялся от конкурентов. На следующий день Питер подписал соглашение с Борденом, одновременно арендовав здание, в котором стояло оборудование, и, таким образом, стал владельцем студии.

У меня есть пара родственников, которые разбираются в этом деле, и они могли бы быть тебе полезны. Может, ты поговоришь с ними? Ты же в этом деле — полный профан. Борден встал и произнес тост:. У вас же еще нет названия компании. Как ты собираешься ее назвать, Питер? За человека, чью доброту я никогда не забуду!

Сегодня я начинаю новое дело. Сегодня моя дорогая жена дала имя моей компании. И мне хотелось бы сделать заявление. Питер волновался, не зная, как Борден отреагирует. Он и понятия не имел, что Джонни предупредил Бордена заранее. Зато Джонни вскочил и уставился на Питера. Сердце его рвалось из груди, на глазах блестели слезы. Сидишь в кресле, пытаешься расслабиться, но в ушах гудит, и желудок выворачивается наизнанку. Хочется приглядеться к тому, как ведут себя другие пассажиры, и тут колеса внезапно касаются земли.

Начинаешь жевать резинку все быстрее и быстрее, и во рту вдруг появляется неприятный привкус. Я взял бумажную салфетку, завернул жевательную резинку и отложил ее в сторону.

Колеса пробежали по бетону, и вскоре самолет остановился. Ко мне подошла стюардесса и отстегнула привязной ремень. Я встал и потянулся. Ничего не поделаешь, просто я боюсь летать. Сколько бы ни летал, мне все равно страшно. Двигатели выключили, шум прекратился, но в ушах все еще звенело. Я терпеливо ждал, когда это прекратится, зная, что лишь тогда окончательно приду в себя. Передо мной сидели мужчина и женщина, которые не прерывали разговора, даже когда самолет шел на посадку.

Из-за шума двигателей я их почти не слышал, зато теперь казалось, что они кричат что есть мочи. Я отвернулся, и она продолжила разговор тише. По проходу снова прошла стюардесса. Я вытащил часы и перевел стрелки. Рокко, откинув назад спинку кресла, намыливал мое лицо пеной. Читать газету в таком положении было неудобно, и я бросил ее на пол. Меня побрили, помыли голову, подержали под ультрафиолетовыми лучами искусственного солнца, одним словом, обработали по полной программе.

Когда я поднялся с кресла, ко мне поспешил Джо, протягивая галстук. Я завязал его с первого раза - такое не часто случается. Повернувшись к Рокко, я вытащил из кармана пятидолларовую бумажку и протянул ему. Он небрежно сунул ее в нагрудный карман с таким видом, будто делал мне одолжение. Некоторое время мы смотрели друг на друга, затем он спросил:. Плевать я хотел на него и на то, что он сказал!

Он всегда любил тебя. Ты ведь ему как сын. Ну и что из этого? Он уже старый человек. Старый, больной, отчаявшийся, и ему надо было сорвать на ком-то зло. Ну и что, Джонни? Ты ведь не можешь так просто одним махом перечеркнуть предыдущие тридцать лет?

Ты ведь не можешь сказать, что этих тридцати лет не было? Я заглянул ему в глаза. В его карих добрых глазах светилось сострадание, ему, казалось, было стыдно за меня.

Я хотел ответить, но передумал. Вместо этого пошел к двери, надел пиджак и, перебросив пальто через руку, вышел из парикмахерской. В здании уже было полно туристов. Целая группа каких-то деревенщин стояла в ожидании гида. Эти простофили совершенно не менялись с ходом времени: Я прошел мимо них к лифтам, которые шли без остановки до тридцатого этажа.

Я вошел в кабину.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress