Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. Новая версия. В 2 частях. Часть 1. От царизма до поб

У нас вы можете скачать книгу Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. Новая версия. В 2 частях. Часть 1. От царизма до поб в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

От царизма до поб Г. Костырченко Цена 1 руб. Впервые "Тайная политика Сталина" вышла в свет в г. С тех пор было рассекречено немалое количество прежде недоступных архивных документов. Появились и сотни новых работ, содержавших множество оригинальных и глубоких мыслей, оценок и суждений по различным аспектам советской национальной политики. В этой связи и возникла идея капитально переработать старое издание, используя вновь открывшиеся факты и последние достижения исторической науки.

Осуществляя коренную ревизию старого текста, автор не только многое в нем уточнил и устранил допущенные когда-то погрешности, но и существенно дополнил содержание новыми сюжетами, а также основательно переосмыслил целый ряд прежних интерпретаций и выводов. Одновременно делалось все возможное для того, чтобы данная версия "Тайной политики Сталина" была максимально понятна и интересна широкому кругу читателей, всем неравнодушным к трагическому, но все-таки замечательному недавнему прошлому нашей страны.

В определенном смысле данная монография - академический ответ двухтомнику А. Солженицына "Двести лет вместе". А Вы знали что можно писать отзывы на товары, которыми Вы пользовались и зарабатывать на этом? Двадцать лет Особого Назначения. Схемы железных дорог и водных путей сообщения СССР. Журнал "СССР на стройке". Под напором документальной правды, недавно еще томившейся за семью печатями, но в последние годы все больше и больше становящейся достоянием общества, постепенно разрушаются сотворенные на песке домыслов, эмоций, непрофессионализма и политических спекуляций апокрифы истории сталинизма.

И такая тенденция внушает определенный оптимизм автору, чье методологическое кредо выражается формулой: С точки зрения автора, профессионализм исследователя состоит в том, чтобы, образно выражаясь, с помощью острого скальпеля фактов вскрыть историческую полость общества и затем по представшей глазам социально-анатомической картине попытаться мысленно реконструировать процессы, протекавшие когда-то в общественном организме.

Исповедуя такого рода профессионально-творческие принципы, автор считал первоочередной задачей данного исследования формирование его полноценной источниковой базы. Особую важность именно этих материалов для подготовки монографии предопределило то обстоятельство, что центральный аппарат партии являлся ключевым звеном в формировании политики государственного антисемитизма в стране. Поскольку одну из ведущих ролей в этом процессе играли также органы государственной безопасности, в ходе Исследования широко использовалась и фактография, полученная из Центрального архива ФСБ РФ главным образом материалы следственных дел жертв политических репрессий.

Правда, материалы из этих архивохранилищ представлены в работе в значительно меньшем объеме, чем, скажем, фактографические данные из РГАСПИ, так как основной массив сосредоточенных в них документов либо в значительной мере выходит за хронологические и тематические рамки данного исследования, либо в той или иной мере продублирован информацией из фондов все того же РГАСПИ, либо остается засекреченным: К сожалению, до сих пор остается недоступной и потому мертвой для науки основная масса материалов Архива Президента Российской Федерации.

Правда, находящиеся там наиболее важные документы по данной теме все же время от времени рассекречиваются, а также тем или иным способом публикации, выставки и т. Значительно обогатили данное исследование и совсем недавно опубликованные материалы советской и израильской дипломатических служб. Помимо архивных источников при написании книги широко использовались и материалы мемуарного характера как опубликованные, так и не публиковавшиеся ранее. Основное отличие этой старой монографии от новой заключается в том, что семь лет тому назад автор, выступая в роли своеобразного первопроходца, считал главной своей целью предание гласности как можно большего объема только что рассекреченной архивной информации.

Теперь же, когда, так сказать, заканчивается время разбрасывать камни и пришла пора их собирать, на передний план выходит необходимость всестороннего осмысления и глубокого анализа всего комплекса фактов по теме как уже введенных, так и впервые вводимых в научный оборот , а также формулирования более или менее основательных выводов по результатам исследования, предпринятого, кстати, в значительно более широких, чем прежде, хронологических рамках и в ином проблемном аспекте.

Решая эту задачу, автор преследовал прежде всего цель реконструировать исторический процесс зарождения, возникновения и развития государственного антисемитизма в СССР, то есть, исследуя конкретные социально-политические условия и общественную среду, в которых протекал такой процесс, стремился проследить генезис этого явления, а также дать развернутую картину изменений, происходивших под его влиянием в институтах власти и общественном сознании.

Причем в целях соблюдения принципов историзма и объективности исследования изучаемая проблема была рассмотрена в контексте основных политических событий и процессов, которые протекали в период сталинского правления как в стране и мире в целом, так и в советском бюрократическо-номенклатурном слое в отдельности.

Хотя автор вполне осознавал ограниченность своих возможностей по изучению личной роли Сталина в формировании и проведении политики государственного антисемитизма в СССР латентность этого явления предопределила его слабую документированность , он все же на основе известных ему фактов попытался внести определенную ясность и в этот аспект проблемы, тем более что до сих пор не существует научно обоснованного ответа на ключевой вопрос о соотношении патологической параноической юдофобии и макиавеллиевского прагматизма в личном антисемитизме Сталина.

Поскольку это первое фундаментальное научное исследование, посвященное теме государственного антисемитизма в СССР, автор, разумеется, не претендовал на ее исчерпывающее изучение. Он также не ставил перед собой задачу представить историю евреев Советского Союза как таковую, хотя по понятным причинам не мог пройти мимо отдельных наиболее важных сюжетов этой истории. Как это получилось — судить читателю. Автор признателен за содействие в работе руководству Федеральной архивной службы Российской Федерации в лице В.

Козлова, руководству и сотрудникам Центрального архива ФСБ РФ, а также всем тем, кто поделился с ним ценной информацией или дал квалифицированный совет, прежде всего И. Особая благодарность руководству Федерации еврейских организаций и общин России Вааду в лице М. Членова, оказавшему поддержку автору в издании данной книги. Когда в конце года в небольшом грузинском городе, расположенном на окраине обширной Российской империи, появился на свет мальчик по имени Сосо, одному лишь Провидению, наверное, было известно, что это дитя бедных бесправных простолюдинов со временем станет всевластным вершителем судеб не только многих людей, но и целых народов.

Кем же был на самом деле этот человек? Был ли он искренен, когда в пору своей революционной молодости писал такие строки:. Или уже тогда это сочувствие Сталина дискриминируемому царизмом народу было не более чем обычное лицемерие начинающего политика, своего рода камуфляж амбициозного молодого марксиста, желающего продемонстрировать приверженность социал-демократической партии, в которую вступил, и ее революционным лозунгам, клеймившим имперскую Россию как тюрьму народов?

Из-за скудости источниковой базы дать однозначный ответ на такой вопрос весьма непросто, если вообще возможно. Хотя известна и версия о том, что он столкнулся с евреями еще в детские годы в родном Гори, где те держали сапожные мастерские и конкурировали с его отцом, занимавшимся тем же ремеслом. На этой почве якобы возникали частые конфликты, которые-де и заронили в душу будущего диктатора семена антисемитизма.

Литвинова, опубликованном в Нью-Йорке в году, надуманность и несостоятельность подобных сведений не вызывает сомнения. Вопрос о том, был ли Сталин антисемитом и если да, то когда и вследствие каких причин он им стал, всегда интересовал и до сих пор интересует историков, которые так и не пришли к однозначному ответу. Ведь Сталин, будучи волевым и вместе с тем чрезвычайно недоверчивым человеком, умел скрывать свои истинные чувства, в том числе и в отношении евреев. Достоверно известно лишь то, что публично он осуждал антисемитизм как проявление крайне реакционных взглядов, несовместимых с коммунистическими идеалами.

Сказать что-либо более определенное нельзя, но возможны варианты предположительных ответов, которые тем не менее могут приближаться к истине, особенно если они всесторонне документированы и научно аргументированы. Немало исследователей стремилось заглянуть в душу загадочного диктатора, однако справиться с этой задачей хотя бы частично смогли лишь единицы.

Наиболее удачную попытку такого рода предпринял известный американский историк Р. Такер, но и не все его доводы выглядят достаточно убедительными. В научной биографии советского диктатора он воспроизводит фрагмент из воспоминаний одного из идейных его противников меньшевика Р.

Арсенидзе, где говорится о том, что в году Сталин, выступая перед грузинскими рабочими Батуми, якобы сказал: В самом деле, что за народ! Мартов, Дан, Аксельрод — жиды обрезанные. Да старая баба В. Поди работай с ними. Ни на борьбу с ними не пойдешь, ни на пиру не повеселишься.

На основании этого явно небеспристрастного свидетельства и некоторых других соображений американский историк делает вывод, что уже в молодые годы Сталин был антисемитом.

При этом внимание читателей обращается на пассаж, где тот приводит шутливое замечание делегата съезда Г. Далее для того чтобы интерпретация приведенного эпизода как антисемитского проявления выглядела более весомой и убедительной, утверждается, что Сталин не в шутку, как Алексинский, а всерьез считал, что фракция большевиков является фракцией истинно русских. На самом деле все обстояло не совсем так. Повторив брутальный анекдот, Сталин, конечно же, продемонстрировал свой дурной вкус, а также ярко проявившиеся впоследствии бестактность и грубость, но воспринимать этот, как, впрочем, и другие подобные факты, приводимые в книге американского исследователя, в качестве бесспорных и достаточных доказательств антисемитских убеждений молодого Сталина, было бы в научном плане некорректно.

Очевидно лишь то, что в начале века Сталин в целом считал евреев как, впрочем, и родных ему по крови грузин , вовлеченных в большинстве своем в мелкокустарное производство, потенциальной опорой меньшевиков. Не вызывает сомнений и то, что Сталин не испытывал особых сантиментов, когда рассуждал о бесправном положении российского еврейства.

Для него эта национальность была прежде всего легковоспламеняющимся человеческим материалом, идеально подходящим для раздувания революционного пожара на просторах обширной империи, благо дискриминационная политика царизма в отношении евреев как нельзя лучше подготовила их к этой роли.

Сами по себе такие взгляды, которые разделяли тогда многие большевики, считать антисемитскими, конечно, нельзя. Другое дело, что подобные прагматические циничные подходы той или иной личности к оценке исторической роли целого народа могли способствовать антисемитскому ее перерождению в будущем. Что касается исторического процесса формирования в России государственной еврейской политики, то он был довольно сложен и не поддается однозначной оценке.

Хронологически исходный пункт проблемы следует отнести к концу XVIII — началу XIX столетий, когда в результате проходивших тогда разделов Польши в состав империи стали включаться земли, населенные в том числе и евреями. Этот довольно либеральный для своего времени жест хоть и был в значительной мере декларативным, тем не менее свидетельствовал о широте взглядов продолжательницы преобразований Петра Великого.

Во всяком случае, налицо был известный прогресс в сравнении с временами Елизаветы Петровны, однажды начертавшей на представлении Сената о пользе допуска евреев в пределы империи следующую резолюцию: Но оказалось, что даже самодержавная властительница не в состоянии противостоять силе вековых предрассудков, питавших межнациональную и межрелигиозную вражду. В нее, просуществовавшую вплоть до февраля года, вошли в конечном итоге 15 западных и южных губерний.

В течение XIX века положение российских евреев то улучшалось, то ужесточалось. Царствование внука Екатерины II Александра I прошло в целом под знаком умеренности в выработке законодательства, регламентировавшего жизнедеятельность евреев. В нем закреплялись права евреев на приобретение незаселенных земель для занятия хлебопашеством и предусматривалось бесплатное выделение неимущим для тех же целей казенных земель; еврейские дети теперь могли обучаться в государственных учебных заведениях.

Правивший после Александра I Николай I, при котором милитаризация и бюрократизация российской жизни приняли запредельные формы, заслужил у евреев недобрую память тем, что с года стал резко ужесточать рекрутскую повинность, наложенную на евреев.

Он учредил так называемые солдатские школы кантонистов, куда принудительно набирались малолетние евреи с летнего возраста , которые должны были перейти в православие и отбыть летний срок воинской службы. В е годы этот император упразднил еврейское самоуправление кагалы , запретил ношение традиционной еврейской одежды, повел борьбу с хедерами еврейская начальная школа. В итоге в еврейском общественном мнении об Александре II сложилось представление как о гуманном царе, печальнике гонимого народа.

После убийства Александра II народовольцами и восшествия на престол в марте года Александра III для российских евреев настали трудные времена. Пока новый царь вступал в свои права, в апреле по югу и юго-западу страны прокатилась волна погромов, захватившая десятки населенных пунктов в семи губерниях. Власти же отнеслись к еврейским погромам как к проявлению революционной смуты и, преодолев кратковременную растерянность, принялись наводить порядок силой.

Войсками, участвовавшими в подавлении антиеврейских эксцессов, было убито 19 погромщиков. Если говорить об экономической подоплеке еврейских погромов х годов, то, по мнению историка Г.

Но продолжительного пребывания в роли защитника иудеев царь не мог себе позволить. Отныне им запрещалось возвращаться в селения, из которых их ранее выдворили, а также приобретать там недвижимость. Спустя пять лет для лиц иудейского вероисповедания вводится процентная норма при приеме в средние и высшие учебные заведения, а еще через два года ограничивается их доступ в адвокатуру. Принятые вскоре земское и городское положения фактически отстранили евреев от участия в органах местного самоуправления.

Помимо Московской, губернии евреям был полностью запрещен въезд и проживание в Финляндии, Кубанской и Терской областях и некоторых других местностях. На притеснения властей, усиливавшийся антисемитизм и погромы евреи ответили массовой эмиграцией, благо царское правительство не препятствовало этому: Поэтому, значительно обгоняя другие государства мира по количеству подданных еврейской национальности по переписи населения года в империи насчитывалось евреев , Россия превратилась в страну массового исхода еврейства.

Однако активизировавшееся при Александре III сближение России с западными демократиями главным образом с Англией и Францией , в которых еврейство пользовалось существенным влиянием, не позволило царскому правительству пойти на значительное усиление государственного антисемитизма.

Более того, эрозировавшая и ветшавшая с каждым десятилетием самодержавно-бюрократическая власть вынуждена была под напором демократических веяний в обществе идти на все большие уступки. Особенно это стало очевидным в период правления последнего русского царя Николая II, который, например, в — годах разрешил свободное проживание евреев в селении в пределах черты оседлости.

Одновременно усиливалась политизация еврейского населения, которая проходила как вне, так и внутри национальных рамок. Этот процесс характеризовался, с одной стороны, массированным притоком ассимилирующейся части еврейства в общероссийские политические партии, начиная с легально действовавшей кадетской и кончая подпольными леворадикальными эсеровской и социал-демократической, а с другой — созданием и бурным численным ростом собственных национальных партий.

Главными импульсами к формированию национальных политических структур стали прошедшие в году первый сионистский конгресс в Базеле Швейцария , на котором была образована Всемирная сионистская организация ВСО , и учредительный съезд в Вильне Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России Бунд. На следующий год лидеры российского сионизма собрались в Варшаве для выработки общей позиции перед вторым сионистским конгрессом в Базеле. В ее руководство вошли Е.

Соколов и другие видные сионисты, пользовавшиеся немалым влиянием в ВСО. Между еврейскими националистами сионистами , боровшимися за воссоздание национальной государственности в Палестине и возрождение древнееврейского языка иврита, и еврейскими социал-демократами бундовцами , придерживавшимися концепции экс-территориальности и национально-культурной автономии и ратовавшими за сохранение и развитие идиша разговорного языка восточноевропейских евреев, близкого к немецкому, так называемого жаргона , шла постоянная конкурентная борьба.

Левые сионисты и Бунд, опираясь в общем-то на одну и ту же социальную базу, состоявшую главным образом из еврейских ремесленников, мелких торговцев и служащих, наемных рабочих и демократических слоев интеллигенции, всегда тяготели несмотря на разногласия в вопросах еврейской ассимиляции к общероссийским социалистическим партиям, видя в них естественных союзников в борьбе против общего врага — царского самодержавия.

Однако влиться в единый социалистический поток, сохранив при этом организационную самостоятельность и национальную специфику, было совсем не просто. Претензия эта вызвала резкую критику со стороны левого крыла социал-демократии во главе с В. В году на II съезде РСДРП объявившие себя большевиками Ленин и его сторонники при голосовании по уставному вопросу о членстве в партии нанесли поражение бундовцам, после чего те покинули съезд и вышли из партии.

Такая непримиримость диктовалась сугубо прагматическими соображениями: В последующие годы Ленин неоднократно отмечал особый вклад еврейства естественно, ассимилированной его части, примкнувшей к большевикам в революционную борьбу. В докладе, прочитанном им в Швейцарии в преддверии Февральской революции, были и такие строки:. Пытаясь выбить из-под Бунда саму основу его претензий на выражение интересов еврейских трудящихся в социал-демократическом движении, Ленин, ссылаясь прежде всего на труды авторитетного немецкого марксиста К.

Единственно правильное решение ему виделось в ассимиляции, растворении еврейства в окружающей этнической среде. Тем самым как бы по самопроизвольной логике вещей выходило, что и проблема Бунда должна решаться аналогичным образом, то есть путем поглощения его общероссийской социал-демократией. Собственно, ради обоснования этого вывода Ленину пришлось предварительно порассуждать о такой мало занимавшей его ум революционера-прагматика материи, как нациообразующие признаки общность территории и языка , и о том, что разбросанные по миру евреи не связаны такой общностью и потому не могут считаться нацией.

Это государственный антисемитизм царских верхов, который в соединении с брутальной юдофобией социальных низов давал такие страшные плоды, как кишиневский погром в апреле года с его 45 убитыми, а также ранеными и искалеченными. Пройдет два с половиной года, и в году по России прокатится волна так называемых октябрьских погромов, которые обернутся куда более мрачной статистикой.

По официальным же данным, тогда были убиты человек и человек ранены. Некоторые исследователи утверждают, что среди пострадавших а ими оказались представители нескольких национальностей было только евреев, в том числе убитых. Кровавые зверства продолжались и в следующем году: Главной причиной этой вакханалии стал некоторый паралич власти, наступивший после известного царского манифеста от 17 октября: Стремясь противодействовать черносотенному разгулу, председатель Совета министров П.

Столыпин, взявший курс на модернизацию страны, попытался пересмотреть наиболее одиозные законоположения об инородцах и иноверцах. Однако царь отклонил инициативу премьера, ссылаясь на свой внутренний голос, который-де подсказал ему не брать этого решения на свою совесть. Тем не менее Столыпин продолжал действовать в том же направлении. В результате было установлено, что они с начала и до конца были сфабрикованы.

Когда премьер доложил об этом императору, тот якобы распорядился: Впрочем, даже если эти слова действительно имели место, то скорей всего они носили во многом вынужденный, ситуационный характер, и были произнесены под давлением волевого премьер-министра, уже давно раздражавшего своим прагматизмом мистически настроенного Николая, вплоть до последних своих дней верившего в существование всемирного еврейского заговора.

Жизнь Столыпина закончилась трагически. В начале лета года он разработал проекты реформ, открывавших перед Россией перспективу превращения в правовое государство. Однако свои замыслы Столыпин так и не успел осуществить. По злой иронии судьбы 1 сентября он был смертельно ранен евреем Д. Понимая, что в условиях реакции, наступившей после революции года, выживание возможно только в союзе с общероссийскими демократическими силами, руководство Бунда приняло решение вновь войти в РСДРП.

Новый союз с русскими социал-демократами был заключен в году на IV объединительном съезде в Стокгольме, причем без особых трений, благо тогда национальный вопрос благоразумно решено было оставить открытым, отложив его разбирательство, так сказать, до лучших времен. Достигнутый компромисс был вынужденным и потому не мог быть прочным.

Особенно им были недовольны большевики во главе с Лениным, терпение которого окончательно истощилось после того, как в году на XI конференции Бунда был взят курс на законодательную секуляризацию религиозной еврейской общины и превращение ее в главный институт национально-культурной автономии. Кроме того, лидеры Бунда продолжили свои попытки организационно перестроить РСДРП на основе принципа национального федерализма.

В качестве образца, достойного подражания, ими использовался опыт Австрийской социал-демократической партии, трансформировавшейся вследствие принятых в — годах новых программных установок из унитарной организации в федеральный союз шести национальных социалистических групп.

Допустить подобное в РСДРП Ленин и его сторонники категорически не желали и потому пошли на давно назревавший и по другим причинам организационный разрыв как с бундовцами, так и с поддерживавшими их меньшевиками. В феврале Бунд выступил против решений Пражской конференции и не признал избранный ею состав ЦК.

А через несколько месяцев он образовал так называемый Августовский блок вместе с меньшевиками-плехановцами, группой Л. Троцкого и другими противниками большевиков в российской социал-демократии.

Симптоматично, что на той же Пражской конференции, ознаменовавшей окончание процесса превращения большевизма в самостоятельную политическую силу, в состав ЦК был заочно избран И. Сталин, находившийся тогда в вологодской ссылке. Выбор вождя большевиков не был случаен. К тому же Сталин неоднократно демонстрировал ему ранее полную лояльность и жесткую напористость на поприще борьбы с врагами партии. Так что еще до первой их встречи в декабре года в Таммерфорсе Финляндия Сталин относился к Ленину с величайшим пиететом, видя в нем идеал героя-революционера.

Поэтому задание, полученное в Кракове, Сталин воспринял как проявление его кумиром высочайшего доверия к нему. Во второй половине января года он приезжает в Вену и с большим подъемом начинает работать над статьей.

В феврале Ленин сообщил А. Вроде бы на первый взгляд мелкая деталь, но думается, то была не просто случайность, которую, как известно, Сталин считал вслед за Г. Стремясь сказать от имени партии новое слово в научном осмыслении национального вопроса и тем самым самоутвердиться в качестве ее теоретика в этой области, Сталин попытался свести в единую систему предшествующие идейные наработки большевизма.

И хотя в то время рука Сталина всецело была послушна ленинской мысли, тем не менее это был его первый крупный шаг на пути к созданию собственной национально-государственной доктрины, которая в законченном виде сформируется к середине х годов.

Ознакомившись с рукописью статьи и оценив ее очень высоко, Ленин поспешил сообщить Л. Каменеву об успехе своего ученика:. С блеском выполнив заказ лидера партии, Сталин добился искомого: Признавая эту работу действительно бесспорным пропагандистским достижением большевизма, логично задать вопрос, какой реальный вклад внес ее автор в осмысление привлекшей его внимание проблемы и был ли он прав в своих выводах?

То, что Сталин назвал четыре нациообразующих признака общность языка, территории, экономической жизни и психического склада людей и дал им определения, думается, было все же не его заслугой, а скорее К. Каутского, который сделал примерно то же самое десятью годами ранее. Впрочем, использование и развитие чьих-либо интеллектуальных наработок в общем-то обычная и в определенных случаях даже необходимая и полезная вещь. Но пытаясь пойти дальше своих предшественников, Сталин в итоге приходит к выводам, корректность которых более чем сомнительна.

Начавшаяся вскоре Первая мировая война, в результате которой на развалинах некоторых старых империй образовался ряд новых государств, опровергла на практике этот тезис. Тем не менее, опасаясь, по-видимому, ревизией собственных взглядов поколебать свой авторитет гениального теоретика марксизма, Сталин до конца жизни остался верен однажды сформулированной им дефиниции, полагая, что нации, получив статус неких современных удельных княжеств, могут сосуществовать в составе единой страны империи , отказавшись навсегда от суверенных прав.

Между тем исторический опыт свидетельствует об обратном: Поэтому формально солидаризировавшись в своей работе с лозунгом о праве наций на самоопределение, известном еще со времен Великой французской революции и включенном в программу РСДРП на II съезде, Сталин скорее противоречил сам себе, чем был оригинален.

Не отличался новизной и его вывод об объективной неизбежности ассимиляции евреев, который делался со ссылкой на К. Для пущей убедительности своих выводов автор подверстал под них и авторитет К. Пожалуй, единственной новацией в статье Сталина были рассуждения о национально-культурной автономии. Но его критика этой австромарксистско-бундовской платформы не отличалась глубиной, ибо строилась на узкопартийных сиюминутных тактических соображениях.

С точки зрения как Сталина, так и Ленина, этих князей новоявленной коммунистической церкви, концепция национально-культурной автономии была чем-то вроде раскольнической ереси, ставившей под сомнение их право вести за собой всю абсолютно покорную им пролетарскую паству, без различия национальностей, и использовать ее в качестве монолитной силы в борьбе за завоевание власти. Впоследствии, когда большевики успешно исполнили это свое намерение, Сталин высокомерно отчитал своих теоретических оппонентов и тем самым как бы невольно саморазоблачился:.

Тем самым изначально большевиками проповедовалась иерархичность, неравенство национальных прав, которые ставились ими в зависимость в первую очередь от таких факторов, как численность народов, а также размеры и местоположение занимаемых ими территорий. Она содержала в общем-то рациональную схему решения национальных проблем: На местах эти гуманитарные вопросы решаются национальными общинами, которые в свою очередь организуют избрание центральных общественных национальных советов культурно-национальных парламентов со штаб-квартирами в столице государства.

Благодаря этому гарантируется свобода культурного развития той или иной национальности не только в местах ее компактного проживания, но и на территории всей страны. К тому же поскольку культурно-национальная автономия проектировалась на основе принципа экстерриториальности, она не могла не дать существенный импульс центростремительным тенденциям и не стать фактором сдерживания национального сепаратизма, присущего как раз территориальным автономиям.

То, что бундовская программа препятствовала революционизации национальной бедноты и, отражая ориентацию евреев на имперский центр и их враждебность сепаратизму и национализму окраинных народов поляков, украинцев и др.

Здесь же он выступил и по еврейскому вопросу, причем в значительно более резкой форме, чем это ранее сделал Сталин. Когда писались эти строки, Сталин вновь находился в ссылке, на сей раз в Туруханском крае, куда попал через несколько месяцев после ареста в Петербурге, произведенного предположительно по доносу провокатора Р.

Пребывая в суровой сибирской глуши, Сталин продолжал интересоваться национальным вопросом. Однако осталось неизвестным, дошла ли она до адресата или затерялась где-то в пути. Первая мировая была встречена социально активной частью еврейства неоднозначно. Его отношение к происходившим драматическим событиям представляло собой довольно пестрый спектр мнений, окаймленный, с одной стороны, леворадикальным большевистским лозунгом военного поражения России с последующим свержением самодержавия, а с другой — позицией либерального охранительства, в духе которой была составлена, к примеру, декларация, зачитанная депутатом IV Государственной думы от фракции кадетов Н.

Часть бундовцев во главе с членом ЦК В. Коссовским также поддержала лозунг защиты отечества. В мае года на совещании Бунда в Харькове была принята резолюция, гласившая:. Однако для большинства евреев все же не были характерны верноподданнические настроения. Скорее наоборот, несмотря на внешнюю лояльность, в еврейской массе преобладало негативное отношение к правительству, порожденное дискриминационной политикой последних двух царствований.

Хотя большинство ЦК Бунда придерживалось центристской позиции Л. Стоявший на крайне левом политическом фланге Ленин так комментировал эту ситуацию:. Бундовцы, например, большей частью германофилы и рады поражению России. Но чем же они лучше Плеханова? Что до далеких от политики еврейских обывателей, то они не выказывали открытой враждебности к властям предержащим. Во всяком случае, они не совершали ничего такого, что, скажем, оправдывало бы начавшееся их насильственное выселение из западных прифронтовых районов в глубь страны.

Депортация проводилась военными, пытавшимися найти козла отпущения за боевые неудачи весны — лета года. Возможно, не без их участия распространялись тогда нелепые слухи о том, что евреи переправляют золото врагу на аэропланах, в гробах, под крыльями птиц, во внутренностях гусей, что они передают различные сигналы противнику посредством ветряных мельниц и даже путем поджигания собственных домов, загоравшихся на самом деле вследствие боевых действий.

В нагнетание юдофобских страстей внес свою лепту и департамент полиции, который разослал циркуляр, обвинявший евреев в намеренном сокрытии разменной монеты, имевшем якобы целью подрыв русской валюты.

Протестовали и либеральные политики, которые для облегчения положения евреев-беженцев пытались соответствующим образом воздействовать на царскую администрацию. В ход были пущены и придворные связи влиятельного еврейства. В результате после произошедшего вскоре смещения с поста главнокомандующего российской армией великого князя Николая Николаевича, который в наибольшей степени отличился в травле евреев, административные наскоки на них прекратились, более того, тем из них, кто принудительно был выселен из прифронтовой полосы, разрешили даже поселиться в городах вне черты оседлости в том числе и в Москве , что стало фактически началом ее ликвидации.

Понимая, что конечным результатом такого решения должно стать уравнение евреев в правах с остальным населением империи, царская бюрократия так и не решилась на этот шаг. Евреи оставались гражданами второго сорта: И главной причиной тому был отнюдь не экономический аспект проблемы межнациональная конкуренция в сфере бизнеса , как полагают некоторые исследователи, а то, что царский режим, покоившийся на такой социально-политической архаике, как абсолютистская монархия, феодально-сословная структура общества, институт государственной церкви, оказался не в состоянии кардинально самореформироваться, в том числе и отказаться от имевшего средневековые религиозные корни государственного антисемитизма.

Коренные законодательные изменения в отношении властей к еврейскому населению произошли только с крушением самодержавия в начале года в результате Февральской революции. Была запрещена также легальная деятельность черносотенных организаций, которые со времен первой русской революции вели погромную антисемитскую пропаганду. Тогда же Сталин, как бы напоминая соратникам по партии о своем неофициальном статусе теоретика по национальному вопросу, провозгласил курс на введение политической автономии для отдельных национальных окраин подразумевались прежде всего Украина, Закавказье, Прибалтика и предоставление права на самоопределение таким геополитически не вписывавшимся в новое Российское государство провинциям бывшей империи, как Финляндия и Польша.

Причем программа эта была явно рассчитана на реализацию в рамках буржуазно-демократического унитарного государства. Убежденность в том, что социализму в России будет предшествовать продолжительный период капиталистического развития, появилась у Сталина скорее всего под влиянием Л.

Каменева, с которым он познакомился еще в девятисотые годы на Кавказе, а в начале го вместе с ним приехал в революционную российскую столицу из ссылки. Однако очень скоро Сталин резко переменил свою точку зрения.

Произошло это по приезде в Петроград Ленина, возвратившегося из эмиграции глубоко убежденным в необходимости и возможности скорого перерастания демократической революции в социалистическую. Убедившись в том, что Ленин продолжает крепко держать в своих руках бразды правления партией, Сталин не колеблясь вышел из-под опеки Каменева и солидаризировался с вождем, что наглядно продемонстрировал на открывшейся 24 апреля VII Всероссийской конференции РСДРП б , избравшей его вновь членом большевистского ЦК.

Вполне очевидно, что это было сделано под влиянием Ленина. В еще более решительной форме то же самое было повторено им незадолго до открытия апрельской конференции в проекте платформы пролетарской партии. А на самой конференции вождь большевиков, считавший, что созданию благоприятных условий для социалистического переворота способствовало бы максимально возможное усиление национально-сепаратистских тенденций в стране и как следствие этого разрушение основ ее государственности, заявил без обиняков:.

Если Финляндия, если Польша, Украина отделятся от России, в этом ничего худого нет. Поддержав учителя, Сталин тем не менее, будучи по характеру осторожным и осмотрительным, в душе не разделял его радикализма и потому в докладе прибегнул к подобного рода оговоркам:. Если для Сталина такая неопределенность в выражениях была вполне приемлемой, то Ленина, человека ясных и последовательных мыслей, подобные формулировки вряд ли могли удовлетворить. Во всяком случае, он настоял на принятии резолюции в следующей редакции:.

Но, подыгрывая центробежным националистическим силам и надеясь использовать их в случае необходимости для захвата власти в стране, большевики все же вынуждены были заботиться и о том, чтобы по достижении этой цели сохранить для себя по возможности территориально более крупную страну. Поэтому несколько позднее с их стороны стали предприниматься попытки создать привлекательный образ будущего пролетарского государства, базирующегося не только на принципе социальной справедливости, но и национального равноправия.

В качестве главного аргумента, подкреплявшего эти благие пожелания, была использована идея перехода от унитарного государства к федеративному, хотя в теории все социалисты начиная с Маркса выступали против этого.

Но подобный компромисс не особенно смущал прагматика Ленина, который, выступая в июне года на I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, заявил: Большевики тогда попали в весьма противоречивую ситуацию.

С одной стороны, оказавшись хозяевами страны, они хотели во что бы то ни стало остановить процесс ее распада, а с другой — не могли открыто отказаться от своих же лозунгов, этот процесс провоцирующих, впрочем, предложенная ими формула решения национального вопроса добровольный федеративный союз народов России была, наверное, единственно возможной в тот период практически полного бессилия центральной власти.

Ведь не мог же Ленин, подобно русским националистам-великодержавникам, открыто ратовать за единую и неделимую Россию. Хотя, конечно, не исключалась возможность и определенных компромиссов: Не исключено, что именно это обстоятельство и предопределило выбор Ленина в пользу Сталина, когда сразу же после захвата власти стал решаться вопрос, кого сделать главным теперь уже не только в теоретическом плане, но и практическом по национальным отношениям в советской республике.

На следующий день после захвата власти Ленин включил Сталина в состав первого советского правительства в качестве председателя по делам национальностей. А когда по решению II Всероссийского съезда Советов был создан Наркомат по делам национальностей, он сделал его руководителем вновь образованного ведомства.

В этой связи и возникла идея капитально переработать старое издание, используя вновь открывшиеся факты и последние достижения исторической науки. Осуществляя коренную ревизию старого текста, автор не только многое в нем уточнил и устранил допущенные когда-то погрешности, но и существенно дополнил содержание новыми сюжетами, а также основательно переосмыслил целый ряд прежних интерпретаций и выводов. В определенном смысле данная монография — академический ответ двухтомнику А.

Опубликовал более работ, многие из которых вышли за рубежом в переводах на иностранные языки. От начала до кульминации, — Прошло почти пятнадцать лет с тех пор, как в г.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress