СМОГ Владимир Алейников

У нас вы можете скачать книгу СМОГ Владимир Алейников в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Снег на проезжей части невыразительной улицы, с натугой сдвигаемый в стороны похожими на жуков или каких-то роботов из фантастики зарубежной снегоуборочными, скрежещущими по асфальту скребками, совками, лопатками железными, несуразными, но, пожалуй, необходимыми для работы трудной, машинами.

Снег на щербатом, скользком, леденеющем тротуаре, густой, слежавшийся, плотный, высокий, холодный слой давно идущего снега, в который ноги немедленно, как будто бы так и надо, проваливались по щиколотку. Ботинки мои вначале слегка промокли, потом совсем промокли, да так, что мне приходилось туго, но виду я, разумеется, из упрямства, не подавал. Потом — опять, ну конечно же, снег, уже во дворе, тихом, каком-то окраинном, и совершенно безлюдном. Дом, древесно коричневеющий, отголоском приюта веющий сквозь повальный, обвальный, легальный, эпохальный, вселенский снег.

Дверь квартиры, обитая стёртым, в тусклых звёздочках жёлтых гвоздиков, образующих простенький, скромный, чуть заметный узор, дерматином. Какой-то нелепый, слишком отдельный, самостоятельный, подчёркнуто обособленный, независимо от всего вокруг, от подъезда, лестницы и двери самой существующий, обитающий сам по себе в этом доме и в мире, звонок. Окно с невзрачными, плотными, отдёрнутыми свободно в стороны, чуть шевельнувшимися от вторжения нашего, шторами.

Внимательные донельзя, проницательные, сощуренные, словно вправду самостоятельно, независимо, слишком отдельно от спокойного, нет, статичного, временами почти неподвижного, ни на миг не дрогнет, лица, существующие, своей собственной жизнью живущие, внутренним зрением что-то важное прозревающие здесь и повсюду, глаза.

Лицо человека мыслящего, большей частью, видать, и живущего там, в глубоких мыслях своих, выражаясь по-русски — в думах, и только при необходимости, временами, нечасто, изредка, вынужденно, возможно, как в форточку приоткрытую, выглядывающего вдруг сюда, в повседневность, в явь. Всё та же я. Про девушку, которая была бабушкой.

Дольче вита с риском для жизни. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Оплатили, но не знаете что делать дальше? Перейти на страницу книги. Невеста с сюрпризом сборник Автор: Рейчел и ее малыш Автор: Луиза Кларк приезжает в Нью-Йорк, готовая начать новую жизнь.

И попадает в другой мир, в…. Однажды утром пенсионерка Александра Калинкина обнаружила, что чудесным образом…. В точке Лагранжа между Землей и Солнцем зафиксирована гравитационная аномалия. Выжившие в огненном аду битвы у мертвой реки, они ушли дальше.

Скрываясь и убегая от…. Футболист национальной сборной Юрий Столешников в ответственный момент не забивает…. Сильви и Дэн — идеальная пара. В восьмую годовщину свадьбы они идут на прием к врачу и…. Что может быть проще, чем охранять живущего в Италии сына российского олигарха, которому…. Меня зовут Лютеция, но для всех я просто Лютик. Мне семнадцать лет, и как, наверное,…. В году, когда царская семья ждала решения о своей участи в печально известном доме…. В приближение войны с татарами на Руси по-прежнему никто….

Дуглас Ричардс — легенда современного технотриллера. Критики в один голос называют его…. Алина считает, что ее жизнь сложилась очень удачно: Страна стремительно катится в пропасть. Разгул бандитизма и коррупции. Хорошо ли быть белой ведьмой? Цветок любви открывается в нашей душе только тогда, когда мы любим. Нужно понять, что не надо ждать, когда кто-то нас полюбит.

Когда мысами любим, тогда и любят нас… — Авторская книга, формат: Не дай мне бог сойти с ума, или почему Чацкий ничего не смог добиться? Главный герой комедии Грибоедова приехал в Москву вроде бы, для того, чтобы посвататься к Софье… — Леонид Клейн, формат: Лекции Леонида Клейна аудиокнига можно скачать Подробнее Я бы так не смог! Живые, яркие, неожиданные, веселые — все они о детских мечтах и фантазиях. Разбитое окно и спрятанный… — Манн, Иванов и Фербер, формат: В сборник "Я бы так не смог" вошли стихотворения Станислава Востокова разных лет.

Живые, яркие, неожиданные, веселые - все они о детских мечтах и фантазиях. Разбитое окно и спрятанный дневник, футбол… — Манн, Иванов и Фербер, формат: В сборник"Я бы так не смог"вошли стихотворения Станислава Востокова разных лет. Живые, яркие, неожиданные, веселые - все они о детских мечтах и фантазиях — формат: Разбитоеокно и спрятанный дневник, футбол… — Манн, Иванов и Фербер, формат: Мемуарные фрагменты чередуются с увлекательными историями из жизни богемы, с портретами… — Звонница-МГ, формат: Разбитое окно и спрятанный дневник, футбол… — Манн, формат: Наблюдается в больших городах и индустриальных районах.

В красной масти — сплошные напасти. Разорвать готовы на части. Пожурить бы да побранить? Так тогда понимал я это — и был, безусловно, прав. Но что мне теперь об этом сетовать? Лёня был неисправимым, неистовым фантазёром. Это было бы уж и вовсе, по-губановски, замечательно. Но иначе и быть не могло. Губанов нашёл ключевое слово, пароль, девиз для целого поколения.

Из песни слова не выкинешь. Песни, само собою, у нас были тоже разные. Лишь одна была общая — СМОГ. Более сдержанная и достаточно содержательная Смелость, Мысль, Образ, Глубина. Более дерзкая, с вызовом бузотёрским, всем и всему, — Самое Молодое Общество Гениев. Первая — определяет, выразительно, лаконично, меру зная, тогдашние наши устремления и задачи. Она — и скромней, и достойнее эпатажно-блажной второй. Её всегда, неизменно, предпочитал Губанов. И упрямо стоял на своём.

Гении, мол, и всё тут. Да откуда им, стольким, взяться? Пусть так говорит, пусть так считает. Что с ним поделаешь? Чем бы дитя не тешилось!.. СМОГ — содружество сил неуёмных, молодая когорта, плеяда.

Есть в этом своя, неподвластная времени, закономерность. Это само по себе уже собирало нас, подтягивало невольно, давало ориентиры. Так уж, естественно, чётко, распределились роли.

Если уж кто и соперничал — то это, конечно, Лёня. Приходилось, как ни крути, принимать откровенный вызов. Однако тягаться со мной и в те далёкие годы никто, помимо Губанова, помнится, не решался. Не случайно ведь, полагаю, года три, пожалуй, назад, в Москве, зимой, в феврале, в одной из нынешних наших, теперь всё более редких, всё более грустных бесед, со вздохом, со жгучей слезой в уголке слегка воспалённого и неловко, смущённо сощуренного, как от слишком яркого света впереди, усталого глаза, вырываясь навстречу ко мне из своей седины, из морщин, из досадных, броских примет беспорядочной, нищей жизни, из всего, что его тяготило, что ночами щемило, томило, что мешало ему дышать, всем лицом посветлев нежданно, словно к морю шагнув, как встарь, почему-то помолодев, как-то ясно и просто, по-детски, да и только, взглянув на меня, сказал мне Аркадий Пахомов: Лёня быстро, скорее прочих окружающих, это понял.

Я даже им любовался порой — так был он хорош, так радовался своей стремительной, звонкой славе. Не для меня же, право! Я-то в годы младые наши знал его, как никто, и когда-нибудь, полагаю, ещё расскажу об этом. Я жил в Кривом Роге, в провинции, он жил — в столице, Москве. Дверь, ведущая внутрь, в подъезд, глухо скрипнула, отворилась. Темноватая, узковатая, с причитаньем скрипучим, лестница.

Пригласил — жестом, словом, взглядом — в квартиру. Мы, один за другим, вошли. Комната, одновременно тесная и просторная, вроде бы со сквознячком, но, между тем, и тёплая. На синем, с морозной проседью сквозной, оконном стекле — сказочные, былинные, палехские узоры.

Простейшая — самое нужное — с явной мерой во всём — обстановка.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress