Смерть в объятиях прибоя Дарья Булатникова

У нас вы можете скачать книгу Смерть в объятиях прибоя Дарья Булатникова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Всё-таки, я слегка замерзла у моря, — пояснила Алина. О причине ссоры я сказала вам, Игорь Иванович, вчера, и сегодня не хотелось бы об этом, — вздохнула Дина. Да, видела внизу Алину, но разговаривать не хотелось, и я просто кивнула ей. Я пошла налево, там за углом была скамейка, где дрых Никита. Я сидела рядом и курила. Для троих сидячих мест было маловато, и мы с ней пересели поближе к Борису.

И почти тут же мимо прошел проснувшийся Никита и стал петь. Иногда к ним присоединялись Наденька и Вася. Немного погодя пришла Женька. Ах нет, вначале куда-то целеустремленно прошагал Митя Палий. Он, кажется, кого-то искал. И там некоторое время просто сидела.

Мне было дурно, не нужно было так много пить. Это с левой стороны от дома, возле зарослей бамбука. Не могла ты там сидеть. Вот Митьку я хорошо рассмотрела, он восседал на альпийской горке и что-то втолковывал одной из Алининых скульптурок.

Там, кажется, чертенок стоит наверху. Тут только до Жени дошло, чего добивался Караваев. Он хотел, чтобы они сами подробно и последовательно рассказали, кто и где был во время убийства.

Пусть тех, кто солгал или просто не сказал о чем-то, изобличат их же друзья. К чему это могло привести? Ребята, похоже, вошли в азарт, и каждый старался поправить другого.

Кто-то делал это с удовольствием, кто-то в силу обстоятельств, но метод срабатывал. Цепочка складывалась звено за звеном. Вот уже и Ольга мрачно поджала губы. Видно было, что она пытается сообразить, что ей сказать.

Наверняка до неё дошло то же самое, что и до Жени. Но Ольги там поблизости я тоже вроде бы не видел. Даже если ты там была. Надю я же не заметил, хотя она усиленно подглядывала, кого я жду на этой горке. Кстати, надо бы хоть пойти посмотреть, что это за место. А то у меня сохранились весьма мистические воспоминания. Похоже, Митя тоже понял тактику Караваева и теперь старался несколько сбить уж больно разоблачительную направленность разговора. Но Ольга не дала ему это сделать. Она как-то сникла и пробормотала: Была я там, на пирсе.

Только когда я уходила, он жив-здоров был. Хотя, как я могу это доказать, ума не приложу. Больше всех удивилась Алина. Но тут же постаралась придать лицу равнодушное выражение. Хотя в этом она переиграла. Потому что притихли и уставились на Ольгу все.

Даже Инга перестала читать или делать вид, что читает и, прищурившись, посмотрела сбоку на мать. Было заметно, что ей неприятно. И когда Вася вернулся и сказал, что Вершинин восседает на пирсе, я туда пошла. Я её все время теряла.

Но потом сразу вышла почти к самому пирсу. По словам Ольги выходило, что она где-то в середине пересекла ту аллею, где Женя встретила Вершинина. Странно, что она эту дорожку не заметила. Вершинин приехал сюда, чтобы договориться со мной о закупке партии бытовой техники. Я ему скидки обещала. У меня и счета-фактуры с собой, могу показать, если не верите! Они же рады-радешеньки, что можно на меня свалить это убийство! Скрипнула оставшаяся открытой дверь.

Почти все смотрели куда-то вниз — на свои руки, на стол. Кто-то смотрел на противоположную стену. Почти никто не смотрел на остальных. Не нужно за ней ходить, — тихо произнесла Инга. Его направление говорит о том, что ударявший был не ниже Вершинина, — подал голос парень с портфелем. А если бы сидел и нападавший, то он и вовсе не смог бы нанести такой удар, потому что эти кресла устроены определенным образом, и замах был бы иным. Всё это проверено в лабораторных условиях.

Никогда бы не подумал, что такое действительно делают. Думал — только в книгах. Зато мужики у нас все рослые, я, похоже, ниже всех, и то почти сто восемьдесят набираю. Остаются шезлонги, но это бред, устоять на такой легкой и кривой штуке может разве что циркач. В тот вечер Ольга Георгиевна была в туфлях на небольшом каблуке, Евгения Аркадьевна — в босоножках вообще без каблуков. Остались следы в аллее, там, где она сидела на скамейке, — подлил масла в огонь майор. Хотя я могла и так, у меня как раз метр семьдесят пять.

Да и желание стукнуть чем-нибудь Вершинина по башке у меня давно было. Громоотводик ты наш… Действительно, с Сашкой у Дины Марцевич были давние счеты. Конечно, на убийство они не тянули, да и историю эту знали абсолютно все в их компании. История была мерзкая, из-за неё в своё время Борька Вершинину едва челюсть не сломал.

Произошла она на третьем курсе, в новогоднюю ночь, когда они все вместе собрались на Васькиной даче. Снег шел до этого три дня и завалил все, что мог, тропинку к дому пришлось чистить в поте лица, да и дверь откапывали. Расположились внизу, где довольно быстро удалось растопить печку. Комнаты на втором этаже прогревались медленно, и пока туда мало кто рискнул сунуть нос. Ребята по пояс в снегу отправились в лес и приволокли первую попавшуюся чахлую сосенку из подроста.

Сосенку установили в ведро и нарядили снежинками из салфеток, коллекцией сигаретных пачек, любовно собранной Васькой ещё в школьные годы, и заранее купленным серпантином. И стол накрыли — каждый притащил с собой по пакету еды и выпивки. Женя уговорила посидеть с Сенькой свекровь, а Ольга отвезла маленькую Ингу к своим родителям, так что можно было спокойно отдыхать.

Вася подкидывал полешки в раскалившуюся печь, и вскоре изморозь на окнах потекла слезами по стеклу. Девушки сбросили, наконец, теплые кофты и свитера, чтобы встретить Новый год, как и положено, в нарядных платьях.

Когда уже отзвенели куранты, и было выпито и сказано много всякого, сумбурного и радостного, Дина, краснея, сообщила, что через месяц выходит замуж.

Все одобрительно заорали, кинулись поздравлять, налили ещё шампанского, чтобы поднять тост за предстоящую свадьбу, за невесту, за пока ещё малознакомого им жениха Лёню. Постепенно все начали уставать, и часам к четырем кое-кто уже клевал носом, особенно проведшая ночь накануне в поезде Ольга и Дина, явно выпившая больше своей обычной мизерной нормы.

Васька увел их наверх и уложил спать в уже более-менее теплые постели. Остальные продолжали валять дурака, петь под гитару и пытаться танцевать на щелястом полу. Алина с Борькой нахально целовались на диване, горели разнокалиберные свечи, старенький магнитофон надрывался какой-то попсой. Если бы магнитофон не подавился пленкой, они бы могли ничего не услышать, но во внезапно наступившей тишине сверху раздался приглушенный шум, грохот и мычание.

Марк с Борисом переглянулись и ринулись вверх по крутой лестнице. Митя полез следом за ними за ними, велев встревоженным девушкам оставаться внизу. Прошла пара минут, и сверху быстро спустился Сашка Вершинин. По его скуле расплывалось багрово-красное пятно. Ни слова не говоря, он оделся, схватил шапку и, хлопнув дверью, ушел.

Женя вместе с Кристиной поднялись наверх. Дина рыдала, забившись в угол кровати. Парни топтались около неё, не зная, что делать. Девушки быстренько вытолкали их из комнаты и принялись успокаивать зареванную подругу. Всхлипывая, она рассказала, что когда она спала, пришел Вершинин, зажал ей рот и попытался сорвать с неё платье. Она брыкалась изо всех сил и ногой зацепила стоявший у кровати стул. Шум от его падения они и услышали.

Примерно с полгода Сашку игнорировали, но потом ему каким-то образом удалось свести все случившееся к дурацкой шутке, и все предпочли забыть об этом инциденте. Но Дина не забыла. Уж она-то знала, что Сашка тогда был настроен совершенно серьезно, хотя и изрядно пьян. И вот сейчас она напомнила об этой неприятной истории. Глава 10 — Итак, — непреклонно, словно радиодинамик, продолжил Караваев, — мы с вами выяснили, что в ту ночь на пирсе рядом с Вершининым побывало довольно много народа.

Но после общения с ними Александр Петрович всё ещё оставался жив, здоров и даже не слишком пьян, поскольку спиртное у него закончилось, а пополнять запасы он не стремился. Или стремился, но ему было лень. Он сидел в шезлонге и в его руках или где-то рядом был меч, будущее орудие его убийства. Почему Караваев так не нравился ему, Палий точно сформулировать не мог. Но излишняя декоративность майора и желание заставить его друзей играть друг против друга вызывали в нем какое-то физическое отвращение.

Кто-то уже отправился спать, — тут он взглянул на Женю, — кто-то бродил по парку, то встречаясь, то расходясь с другими. Борис Михайлович почти все время сидел на террасе, и заходил только в дом, чтобы что-то принести. Алина Оскаровна сходила к сторожке у ворот и предупредила охранников, что завтра горничные должны приехать раньше, чем обычно. Кого вы, кстати ждали? Гоблин с интересом уставился на неё и громко хмыкнул. Такое проявление эмоций для него было весьма странным.

Надя с ненавистью посмотрела на Никиту. Ваш пока ещё супруг слишком богат и слишком предусмотрителен, чтобы вы в одиночку могли справиться с проблемой, как заставить его поделиться с вами капиталом. Вы, конечно, надеялись, что надпись, сделанную гелевой ручкой, размыло водой.

Именно поэтому умолчали вчера о ней. Кстати, та, потерянная, приобщена к делу в качестве вещественного доказательства. В очередной раз воцарилась гробовая тишина. Надежда машинально поднесла руку к изящному металлическому зажиму, удерживающему её пышные рыжие волосы у виска. Без заколки они бы падали на лицо. Реакция у неё была прекрасная. Она поняла, что милиция нашла где-то заколку.

Больше никто из присутствующих в доме женщин ими не пользовался. Правда, Алина иногда собирала волосы под изящный ажурный колпачок, закрепляя его длинной шпилькой с граненым серебряным шариком, но это была явно не та заколка. Её волнение выдавали побелевшие костяшки сжатых кулаков. Он мог заставить моего благоверного раскошелиться. По крайней мере, после развода отдать мне модельное агентство, в которое я столько сил вложила. Но каким образом — не скажу, потому что хочу попробовать сама это провернуть, раз уж кто-то из моих друзей решил, что Сашке понравится плавать в море с пробитой башкой.

Я и общалась-то с Сашкой минут пять. Он был не в духе, пообещал подумать и сказать завтра, будет ли он что-то делать. Алина немедленно сорвалась с места и быстро вышла из комнаты, чтобы распорядиться подавать обед. Хотя какой это обед, почти ужин. Мужчины начали вставать, нашаривая в карманах сигареты и зажигалки. Странно, что раньше никто даже не заикнулся о перекуре. Палий подмигнул Жене и поманил её за собой. Они вышли на террасу. Но не успела она прикурить, как выскочил Борис и с круглыми глазами шепнул ей в ухо: И тут до неё дошло.

Очевидно, Борька собрался рассказать майору о ночном покушении. И то, что болт у неё, может изобличить их заговор. Тащить и отдавать болт при всех несомненно было глупо. Ты его не закрыл? Ладно, ты подкидывай и потом сразу подашь мне знак. Я тогда этого мента озадачу. Быстрее давай, пока он не уехал!

Женя, сунув сигарету невозмутимо пускавшему в безоблачное небо дым Палию, шмыгнула в дом. В своей комнате она задумалась о том, как пронести незаметно болт, он был довольно велик — в кулаке не спрячешь, а с сумкой или пакетом она будет выглядеть довольно странно.

В конце концов, она просто надела на сарафан легкий белый пиджак с короткими рукавами и большими карманами. Болт как раз поместился по диагонали в один из них. Потом, беззаботно напевая, спустилась вниз. Никто не обращал на неё внимания. Она прошлась по террасе, держа руки в карманах, и, оглянувшись, не смотрит ли кто, свернула за угол.

Окно Борькиной комнаты она нашла моментально. Старательно обтерла подолом сарафана болт, чтобы уничтожить свои отпечатки пальцев, и швырнула его на кровать. Правда, слегка промазала, и болт шлепнулся рядом, на ковер. Но и так сойдет. Расправив сарафан и ещё поозиравшись для конспирации, Женя обошла вокруг дома.

Её маневры заметил только Палий. Он все так же курил в обществе мрачного некурящего Васи. Вася чесал затылок и чем-то возмущался. Как поняла Женя, он возмущался как скрытностью друзей, в особенности подруг, так и коварством майора, то бишь советника прокуратуры, Караваева, расколовшего их хитрости.

Почему бы им не совместить желание лицезреть твою незабвенную физиономию с необходимостью о чем-то столковаться с Вершининым? За столом и вправду сидели уже все. Вместо щей была чудесная окрошка, и закуски, и свежая зелень, взглянув на которую Женя тут же вспомнила Вершинина, жадно поедающего петрушку и листья кресс-салата.

Как ни странно, есть не хотелось совершенно, и она вяло шевелила ложкой в тарелке, гоняя островки сметаны и выбирая кусочки мяса.

Все были молчаливы, и редкие фразы, которыми приходилось обмениваться, оставляли после себя пустоту и напряженность. Возможно, этому способствовало присутствие за столом Игоря Ивановича Караваева и молодого человека, припрятавшего куда-то свой антикварный портфель. Но даже если бы их не было, вряд ли обстановка была бы более теплой.

Конечно, их компания всегда была не сахар, ссоры, конфликты и разборки случались и раньше. И характеры у всех были — не дай бог. Но почему-то их тянуло друг к другу. И терпели друг друга, и старались не обращать внимания на взбрыки то одного, то другого.

Конечно, прошло уже тринадцать лет с того дня, как они расстались. Тринадцать, несчастливое число… За тринадцать лет они изменились, стали жестче и одновременно ранимей. Друг друга из вида не теряли, хотели сохранить былую привязанность и дружбу. Но не слишком ли они стали разными? Подали второе, и Женя с облегчением отодвинула оставшуюся почти полной тарелку, с окрошкой и принялась ковырять отбивную.

Женя вздрогнула и невольно улыбнулась. Борис жевал мясо с непроницаемым выражением лица. Только усы шевелились, словно существуя отдельно от его лица и живя своей загадочной жизнью. На всякий случай Женя тихонько кивнула ему, и получила в ответ такой же незаметный кивок.

Интересно, он уже выложил майору историю про выстрел из арбалета, или нет? Если выложил, то наверняка Караваев после обеда-ужина организует розыски этого экзотического и опасного оружия.

Во всяком случае, Женя бы именно так и поступила. А куда бы она сама спрятала такую громоздкую штуку, как арбалет? Ну уж точно, не в ящик туалетного столика! Его вообще нельзя прятать в своей комнате, могут найти, и тогда не отвертишься. Если хочешь кого-то подставить, то лучше всего спрятать оружие в его комнате. Например, сунуть на верхнюю полку шкафа, снизу не видно, что там лежит. А если стрелявший намеревается-таки реализовать свои подлые планы, то лучше всего спрятать арбалет где-то, где его трудно найти и одновременно невозможно понять, кто именно его там оставил.

И тогда в любой момент можно достать оружие и повторить попытку. Например, в том, что вместо того, чтобы лечь спать, я прокралась на пирс и убила Сашку. Наверняка майор не просто так оборвал сегодняшнюю моральную экзекуцию. Он профессионал, а мы дилетанты, и мы все время забываем о том, что у него могут быть в рукаве самые неожиданные для нас карты.

Он играет с нами, словно кошка с мышью, заставляет всех нервничать, а потом, доведя до полудохлого состояния, отпускает на время. И чем это может закончиться? Вчера они ещё старались относиться друг к другу бережно.

Сама ситуация теперь напоминает цепную реакцию, почти неуправляемый процесс. Женя поморщилась и машинально выпила налитый кем в её стакан яблочный сок. Причем, съела, так и не почувствовав их вкуса. Огорчительно, ведь наверняка было вкусно. Внезапно ей захотелось вырваться из этого мира сверкающей посуды и крахмальных салфеток, звяканья приборов и витающего в воздухе напряжения. Просто уйти куда-нибудь и посидеть среди пятнистых стволов платанов, обвитых цепкими мелколистными лианами, просто думать, а ещё лучше — бездумно таращиться на листья и цветы.

Хоть немного забыть о том, что рядом сидит кто-то, кто тогда незаметно проскользнул на пирс. Женя поняла, что бездумности ей сегодня не видать, как собственных ушей. Ольга проводила задумчивым взглядом его синие шлепанцы. Глава 11 На крыльце Женя остановилась с таким видом, словно не знала, куда ей идти. Ах да, она хотела уединения. Но вначале нужно кое-что проверить. Она спустилась на нижнюю террасу. Всего их было три — верхняя, самая просторная, обрамленная балюстрадой, именно там они большей частью и проводили время.

Эта терраса опоясывала дом с двух сторон, а с третьей переходила в заросли кустарника. Вторая терраса была гораздо меньше, просто полукруглая площадка, украшенная двумя вазонами с какими-то ампельными цветочками. Третья терраса была, собственно, уже частью пляжа, только вымощена плиткой. Тут стояли две скамейки. И дальше шла уже галька. Теперь Жене стало понятно, почему почти никого из ходивших той ночью на правый пирс не заметили остальные — справа деревья выступали довольной мощной купой вперед, гораздо дальше, чем слева.

Именно они перекрывали обзор, и если не смотреть специально, то человека, за пару мгновений промелькнувшего за деревьями, и не заметишь. Ольга, кстати, их уже засекла. Может мне уже можно нормальную обувь носить, а не эти сандалетки? А то по пяткам сильно шлепают. Хотя не такая уж большая жертва — потерпеть хлопанье по пяткам. Мить, ты не видел, Борька с майором никуда не удалялись для беседы тет-а-тет?

Меня вот, к примеру, сейчас куда больше интересует, кто и что ещё слышал, видел и делал в ту ночь. Слишком много, оказывается, мы не заметили. Я понимаю, что никуда не деться. Но как бы хорошо было остановиться и не делать шаг дальше… Мы не выберемся из этой истории без потерь.

Нужно же хотя бы попробовать рассмотреть тут что-то при свете дня. Я бы хотел разыскать чертенка с арбузом, — предложил Палий, незаметно оглядываясь. На них с интересом пялилось сразу несколько человек, с террасы и из окон дома. Пусть хоть немного отвлекутся. С этими словами, она свернула направо и пошла вдоль деревьев, спотыкаясь на особо крупных камнях, которых тут почему-то было множество. Кое-где растительность от пляжа отделялась импровизированными стеночками, сложенными опять-таки из камней, но в основном граница была чисто условной, и её то тут то там уже нарушили кустарник и ползучие травы, старающиеся отвоевать как можно больше пространства.

В кроне прошелестела и истерично вскрикнула птица. Наконец Жене удалось рассмотреть просвет в зеленой массе, и она свернула на узкую тропку, уходящую вверх.

Они вскарабкались по склону, который вскоре стал более пологим, и вышли на ту самую аллею, где Женя повстречала ночью Вершинина. Это действительно была самая настоящая аллея. Если остальная растительность создавала впечатление просто части сохранившегося южного леса или запущенного старого парка, то тут была заметна рука садовника, когда-то подравнивавшего кусты, подсаживавшего деревья и посыпавшего дорожку мелким щебнем с песком.

Но это было наверняка довольно давно — кое-где сквозь песок проступала утоптанная земля, а ровненькие ряды кустарника непомерно разрослись, пытаясь урвать побольше солнечного света. Чуть подальше виднелась решетчатая беседка, увитая диким хмелем.

Но Женя решила не отдыхать, а отправилась дальше по тропинке. Несколько раз та почти исчезала, и приходилось раздвигать ветки, чтобы понять, где она продолжается. Мохнатая зверушка сверкнула глазками, молнией взлетела на ствол старого дерева и там сердито зацокала. Беличьи нервы не выдержали, и она помчалась выше по стволу и исчезла среди листвы, сверху полетела какая-то шелуха.

Женя засмеялась и подобрала с тропинки здоровенную шишку южной сосны. Да, на юге быть белкой значительно проще — вон какие запасы продовольствия всего в одной шишке! Тропинка закончилась, как и говорила Ольга, у нескольких основательных кирпичных построек.

Это был хозяйственный двор, отделенный от парадного двора, решетчатым забором и кустами барбариса. Дорожка упиралась в приоткрытую калитку, и он прошли в неё. В раскрытые гаражные двери были видны машины, под одной из которых кто-то ковырялся.

Из смотровой ямы доносился громкий фальшивый свист. Из других дверей вышел парень в засаленном комбинезоне, и Женя узнала Пашу, который привез её с вокзала.

Тот тоже её узнал и приветственно помахал издали рукой. А вам что, отремонтировать что-то нужно? Так давайте, все равно сейчас бездельничаем. Правда старенький, но на ходу. Так что если что нужно выточить, вы только скажите. А если только глянуть, то это тут. С этими словами, он повел их к ближайшему к ним домику и распахнул дверь.

Внутри было сумрачно, но когда вспыхнул свет, Женя увидела несколько станков, металлические шкафы с инструментами и оббитую эмалированную раковину в углу. Из крана мерно капала вода. Палий осмотрелся, сделал несколько шагов и осмотрел один станок. Трое нас тут, при машинах, да ещё Сан Саныч, он за домом присматривает — водопровод, отопление, электричество.

Мастер на все руки. Только сейчас его нет, радикулит прихватил. Ну, не просился что-то смастерить? Пришел утром, а тут стружка валяется. Вчера, когда уходил, ничего, такого не было. И ещё вот, — он поднял с пола кусок толстой арматуры. Вытащил с полки, отрубил и бросил. Палий взял в руки толстый прут и показал его Жене. Она молча кивнула, сообразив, наконец, зачем Мите понадобилось заходить в мастерскую. Похоже, что именно тут кто-то прошлой ночью сделал новый наконечник для болта, которым тут же постарался убить Бориса.

И хорошо, если один. Что, если у него их несколько? И лучше бы никто к токарному станку пока не прикасался. А в чем дело, собственно? А замок тут на двери отсутствует как принцип? Нет, конечно, когда тут зимой безлюдно, запираем на навесной. Все равно сторожу за всем не уследить, хоть и собаки.

А летом — запирать не от кого, так прикрываем. Все вместе они вышли из мастерской. Ослепительное солнце клонилось к закату, уже почти садясь за гору. Жене хотелось выбраться за ограду и, перейдя шоссе, побродить по склонам, поросшим тисом и сосной.

Но сейчас это было невозможно. Пролетел вертолет, заложив легкомысленный вираж над побережьем. Она спохватилась, что застыла столбом в то время, как Митя уже шагал к распахнутым воротам, и поспешила за ним вслед.

Каменный забор, каменная сторожка и всё те же могучие ворота и калитка из металлической вязи. Навстречу им вышел круглолицый крепыш в камуфляжных шортах и полосатой майке. Палий что-то спросил у него, тот в ответ несколько раз помотал головой и улыбнулся. Потом указал рукой на что-то вверху ворот и кивнул. Короткий разговор закончился, пока Женя смогла хоть что-то из него расслышать. Крепыш ещё раз широко улыбнулся, вскинул два пальца к виску, шутливо отдавая честь, и исчез за дверью сторожки.

Палий обернулся в Жене. И если кто-то там работал, заметить это отсюда практически невозможно, окна мастерской выходят на другую сторону, и свет в них ночью не виден. К сожалению, тут она всего одна. Хотя можно и так почти не сомневаться, что никто сюда со стороны не лез, свои сработали. Ну что, пойдем дальше? А если просто человечек, со станком знакомый, то полчаса на все про все с лихвой уйдет. Я вот, к примеру, могу, — усмехнулся Палий. А кто ещё… Поди, догадайся. Дело ведь даже не в этом.

Я все время думаю, что если Сашка Вершинин вызывал у многих нехорошие чувства, то кто мог так же ненавидеть и Ротмана? Борис ведь, в сущности, довольно безобидный тип… Женю так и подмывало намекнуть Палию, что иногда даже самые безобидные типы каким-то образом умудряются мешать собственным женам.

Но как это сделать, чтобы не заронить в нем подозрения о своей осведомленности к причастности Алины к покушению на Бориса, она не знала. И вместо этого сказала: Действительно, фонтан был красив — фигурные бортики круглого бассейна из серого гранита и фигура печально опустившего крылья лебедя на таких же серых камнях в центре.

Потемневшая от времени птица уже начла обрастать травинками, выросшими в забитых грязью углублениях металла, и это придавало ей какой-то сверхъестественный вид. Тут ещё много чего сделать нужно на участке. Мог бы и субботник организовать, раз отдых у нас не очень весёлый получается, — хмыкнул Палий, рассматривая трещину в дне бассейна. Они прошли вдоль забора, монументальной стеной отделяющего территорию от дороги, и обогнули вольеры, в которых бегали с виду совершенно неагрессивные и изрядно соскучившиеся собаки.

Песчаная дорожка, обсаженная растениями, удивительно напоминающими гигантские лопухи, но со светло-зеленными листьями, вела их по прихотливой траектории, извиваясь между лежащими то тут, то там валунами и какими-то корягами.

Хотя вот тот бамбук весьма живописен, и я не прочь здесь посидеть и углубиться в созерцание прекрасного. Или чем там нужно заниматься в подобных местах? Нам ещё чертенка искать. Милиция не всегда такая нерасторопная и тупая, как мы считаем. Наверняка по нашим данным проверка тоже проводится, чем да как мы живем. Надежда, по моим сведениям, сейчас обитает хоть и в областном центре, но в небольшом, там наверняка последние сплетни о состоятельных гражданах на слуху у всех.

Вот оттуда и прислали быстренько сообщение о её намечающемся разводе. Сама же слышала, что Караваев о её муже сказал, что тот богат. И будет биться за него до последнего. Она из-за своего дурацкого характера все время мучилась.

Воспитывали девчонку таким образом, что она себя считала пупом земли, могла хамить всем, не задумываясь, всегда имела возможность получить то, что хотела. Ну и продолжала это делать и когда выросла. Только теперь её выходки терпеть не собирались и частенько давали за них по ушам. Ну не поверю я, чтобы взрослый человек не понимал, что творит! А если она понимала, то почему продолжала вести себя, как капризная и злая первоклассница?

Просто у моей мамы был похожий характер, и я видел, как она мучается от этого, а гордость не позволяла идти на попятную. В общем, сложно все это. Так же, как и Сашкина поганая натура. Ведь, согласись, он мог и выручить кого-то из нас в трудный момент, и тут же испакостить кому-то другому настроение.

Получить какие-то блага от дружбы с нами Вершинину никогда не светило. Вот я и думаю… — Знаешь, хоть это и может звучать странно, но мне казалось, что его привлекал не каждый из нас в отдельности, а все мы вместе. Но, собственно, почти у всех так было.

Согласись, что мы были и есть абсолютно разные, собранные вместе какой-то мистической центробежной силой. Только тут Женя вспомнила, что собиралась весь день следить за Алиной. Хотя какой в этом смысл, вряд ли она сама решится на новое покушение, да ещё днем. Хорошо бы ночью покараулить, но как это сделать незаметно?

И уж во всяком случае, Борису нельзя сегодня ночевать в своей спальне, где убить его может каждый проходящий мимо окна. Женя поежилась, и только тут заметила, что Палий и Алина замолчали и явно ждут от неё ответа на какой-то вопрос. Нас же отсюда не выпускают. Но ведь мы так каждый день едим и пьем, так какая разница, где это делать, за столом или тут?

Тогда я скажу кухарке, чтобы завтра с утра мясом занялась. Даже если не сложится тут, мы его к ужину зажарим и слопаем за милую душу. Что-то они Борьку совсем замучили своими расспросами. С этими словами она встала, энергично потянулась, подмигнула Жене и исчезла так же мгновенно, как и появилась.

Последние её слова о желании побыстрее избавиться от майора и его портфеленосца прозвучали для Жени крайне подозрительно. Она и так всё это время стояла перед дилеммой — сообщить об услышанном разговоре Караваеву или попытаться разобраться самой. Хотя что тут разбираться — ведь она совершенно отчетливо слышала ночью слова Алины.

Оставив всё как есть, она рискует жизнью Бориса, потому что если его решили прикончить, то постараются сделать это пока все гости тут. Не будут же их держать взаперти до бесконечности. Они договаривались провести у Ротманов неделю, но кое-кто смог выкроить только три-четыре дня и вскоре начнет рваться домой. Она совершенно не годится для распутывания загадок. Она всегда была нерасторопной и непригодной для решения головоломок. А, кроме того, она ничего не понимает в расследовании преступлений и предотвращении преступлений.

Она вообще самонадеянная эгоистка! Палий задумчиво наблюдал, как Женя, ни слова ему не сказав, умчалась по дорожке туда, откуда они только что пришли. Потом достал из кармана мобильный телефон, вызвал заложенный в памяти номер и сказал ответившему несколько коротких слов. Потом достал из пачки ещё одну сигарету и закурил. Женя вернется минут через десять, не раньше. Глава 12 Происходило что-то странное. Казалось, что дом обезлюдел, и всё вокруг него вымерло. Самым живым был разомлевший от жары доберман, валявшийся кверху брюхом в вольере.

Женя прошла по двору и террасе, не встретив ни души. Длинные тени кипарисов перечеркнули пространство и сделали его похожим на шкуру зебры. Никто не пытался вплавь обогнуть сетку ограждения, никто не болтался в воде на надувном матрасе, подставив солнцу живот или спину. И спасательных лодок не было видно, даже в стороне.

Хотя, возможно, рядом расположены такие же частные владения, и спасатели никому здесь не нужны, это ведь не безалаберные общественные пляжи.

Но ведь и из-за забора не слышно никаких звуков, музыки или голосов. В разгар сезона даже самые тихие соседи должны как-то развлекаться. Или тут такие порядки, что и собаки не лают, и дети не кричат? Хотя Борькины собаки и вправду почти не лаяли. Обученные… В холле тоже было пусто. Только невянущие розы благоухали в вазах у стен. В столовой — абсолютная тишина, чинно расставленная к ужину на столе и ощущение, что кто-то только что отсюда выпрыгнул в окно.

Тьфу, чушь какая… В гостиной — запах сигар и брошенные газеты. Тут недавно был Гоблин. Он курил редко, и всегда только кубинские сигары крепкие и душистые. Куда мог деться этот молчаливый сибарит? Дверь в библиотеку заперта. Женя прижалась ухом к прохладному дереву, но не услышала ни звука. Это уже начинало напоминать покинутый командой корабль. Как он там назывался? Внезапно за спиной раздались тихие шаги, и Женя, вздрогнув, обернулась. На лестнице в меркнущих лучах солнца замерла Инга.

Лицо её было спокойным, словно у Будды. Жене стало неудобно, что девочка застала её подслушивающей под дверью. Инга спустилась вниз и тоже замерла у двери библиотеки. Потом заглянула в замочную скважину, приложила палец к губам и поманила Женю в коридор, памятный ей по ночным приключениям.

Это второй вход в кабинет. Они что, все там? Но мама с Диной сейчас в нашей комнате, то ссорятся, то смеются. А ещё кто-то ушел играть в бильярд. Я слышала, как договаривались. По-моему, это Василий Алибабаевич организовал. А где здесь бильярд, разведка знает? Бильярдная внизу, в подвале, спуститься можно по боковой лестнице, — с готовностью сообщила Инга. Насчет боковой лестницы она слышала в первый раз. Хотя тогда, в день приезда Борис им, кажется, показал в доме не всё, уж больно его Надежда нервировала.

Но и отсюда, наверное, можно. Это должно быть за кухней. Они прошли через столовую, потом мимо распахнутых дверей, за которыми слышалось мягкое шевеление и позвякивание.

Там кто-то негромко пел про рябину кудрявую и ругал кого-то за недосоленный бульон. Потом двери пошли тихие и запертые. А в конце обнаружилась лестница, обычная лестница из серого бетона с белыми пятнышками мрамора. Ступени сверкали чистотой, но было видно, что лестница старая, ровесница дома. Снизу слышался неразборчивый гул и смех, тянуло табачным дымом и попахивало какой-то парфюмерией. Для живых растений тут не было естественного света.

Они что, там ссорятся? Но почему при этом кто-то надрывно хохочет. Женя и сама не очень любила такие места — с низкими тяжелыми потолками и ощущением зависимости от толстых стен и сжатого пространства.

Но нужная дверь там, дальше, приоткрыта и только ждет, чтобы в неё вошли. Она сразу поняла, что Надежда напилась. Сидела в низком разлапистом кресле, уперевшись локтями в колени и уткнув лицо в ладони, и смеялась нехорошим смехом.

Рядом валялась пустая пузатенькая бутылка. Точно такую, наполовину полную, нянчил в руках Вася, боясь поставить её на засыпанный сигаретным пеплом и блещущий янтарной лужицей одноногий пластиковый столик. Гоблин невозмутимо гонял бильярдные шары по зеленому сукну. Удары кия и стук шаров перемежались с вздохами и хохотом Надежды. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка": Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.

Будет произведена лексикографическая сортировка. Булатникова, Дарья - Смерть в объятиях прибоя:

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress