Школа добрословия. Пролегомены к философии добра и зла Б. Поломошнов, Е. Поломошнов

У нас вы можете скачать книгу Школа добрословия. Пролегомены к философии добра и зла Б. Поломошнов, Е. Поломошнов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но каждый из них имеет свои пределы действительной применимости, за которыми они перестают быть не только законами, но даже и правилами, в принципе допускающими исключения. Например, тот факт, что параллельные прямые не пересекаются, действует только в эвкилидовом, не-криволинейном пространстве. Не означает ли это, что любое действующее правило достойно не только соблюдения, но и…. И кто же этот умник, который определяет, когда и каким именно образом то или иное правило должно быть изменено, отменено или заменено?

До тех пор, пока то или иное правило если и не способствует дальнейшему развитию Жизни, то, по крайней мере, не препятствует ее развитию, не тормозит ее развитие, быть ему живу.

Как только правило становится препятствием, тормозом, замедляющим дальнейший процесс развития Жизни, оно оказывается обреченным на неизбежную отмену, замену, или, по крайней мере, на изменение. Франклин Делано Рузвельт и Алексей Маресьев — не экстравагантные исключения из общеизвестного правила, гласящего: Но, наверное, это чрезвычайно трудно: Чрезвычайно легко и мазохистски приятно как чесоточному расчесывать свое чешущееся ныть, скулить и жаловаться на несправедливость Судьбы, на черную неблагодарность людей, на жестокость Фатума, вызывая у самого себя бесконечную жалость и сострадание к самому себе, ведь каждый доволен своим умом и не доволен своим положением.

Есть множество людей, достаточно скромных для того, чтобы не переоценивать свой ум, и достаточно непритязательных, чтобы довольствоваться малым. Даже если человек прилюдно заявляет о своей скромности в оценке собственного ума, то это — не более чем кокетство, рассчитанное и на обязательную похвалу его ума, и на не менее обязательную похвалу его скромности. Что же касается довольствования малым, то покажите мне такого малого, который был бы полностью удовлетворен тем малым, что у него есть.

Об уходящей безвозвратно молодости и о приходящих необратимо сединах, морщинах и немощах. Плачут по поводу беспросветной непутевости и неуемной, нетерпеливой алчности своих наследников. Или у Вас имеются сомнения по поводу Сказанного?

Блаженны живущие ожиданием вечного блаженства. Их, пребывающих в перманентном состоянии мерцающей надежды отправиться, в конце концов, в лучший мир, путешествие по жизни сводится к спорадическим перемещениям по душному, неизбывно тесному для широкой души залу ожидания.

Может быть, они правы, и правильно жить — это жить именно так, как проповедуют вечно правые праведники. Но — и не заставишь. Если только жить не в тюрьме, в которой, как печально известно, заставляй, не заставляй, все равно не заставишь правильно жить. Если жить правильно — это прожить всю свою жизнь в зале ожидания, то никто не заставит и не убедит меня жить правильно. Для меня, конкретно, неприемлемы правила: Но ведь на самом деле, это же глупо — скакать с кавалерийской шашкой наголо против тяжелого, или пусть даже легкого танка!

Ведь на самом же деле есть вещи, изменить которые человек не в состоянии! В таком случае, что нужно для того, чтобы различить между собой невозможное и кажущееся невозможным? То же, что и обычно в тех случаях, когда требуется отличить кажущееся от существующего, а существующее от существенного.

То есть — мудрость. Для этого не требуется прилагать практически никаких усилий. Ни мышечных, ни мыслительных. Для того чтобы плыть по течению, достаточно просто быть тем, что в воде не тонет.

То, что является лишь тем, что в воде не тонет, обречено плыть лишь по течению. Без них не состоялся бы ни один герой. Она — о жизни. Извините, позвольте, пока не началось, спросить… Учитель: Скажите, правда ли, что существует Школа злословия? А что, собственно, Вас тут смущает? Вы имеете в виду… Учитель: Почему же тогда не рекомендуется упоминать его имя всуе?

Как прикажете сие понимать? Насколько я понимаю, это — цитата? Интересно было бы пообщаться с автором этой идеи! Тем, что оно ассоциируется с пренеприятнейшими, мерзопакостнейшими аморфными или коллоидными субстанциями, ну, в общем, Вы понимаете, о чем я говорю… Учитель: Понимаю, и разделяю Вашу брезгливость к субстанциям подобного рода.

Это же почему так? Давайте все по порядку. Народ — это совокупность людей? А масса людей — тоже их общность? В том, какая идея овладевает общностью людей. Быть или не быть общности людей народом определяется сущностью овладевшей ею идеи. Но идеи же рождаются из жизни! Сегодня слова нет, завтра — будет. Жизнь людей рождает их слова. Значит, народ не может состоять из убогих? Из убогих может состоять только убогое, то есть, масса.

Почему нельзя называть их несчастными? Потому что не все они таковы. А каковы же они, по-Вашему? В человеческом сообществе абсолютных правил не существует. То есть, он обречен на заклевывание своими собратьями?! Братья по разуму — это те, кто думают одинаково? Позвольте полюбопытствовать, а чья это мысль? То есть, асимптота — как горизонт?

Что же мешает, только, будьте любезны, конкретно, мысли Эразма быть абсолютной? А что же тогда есть мысль? Чем она отличается от ее имитации? И все мысли подчиняются правилам? Все в этом Мире подчинено действию объективных законов. Не означает ли это, что любое действующее правило достойно не только соблюдения, но и… Учитель: Любое действующее правило достойно, как минимум, изменения.

А как максимум — отмены и замены. Нам всегда чего-то не хватает. Как в песне поется: А богатым, всевластным и знаменитым? Им-то чего не хватает? Что же касается довольствования малым, то покажите мне такого малого, который был бы полностью удовлетворен тем малым, что у него есть. Об уходящей безвозвратно молодости и о приходящих необратимо сединах, морщинах и немощах. Плачут по поводу беспросветной непутевости и неуемной, нетерпеливой алчности своих наследников.

Или у Вас имеются сомнения по поводу Сказанного? Блаженны живущие ожиданием вечного блаженства. Их, пребывающих в перманентном состоянии мерцающей надежды отправиться, в конце концов, в лучший мир, путешествие по жизни сводится к спорадическим перемещениям по душному, неизбывно тесному для широкой души залу ожидания.

Может быть, они правы, и правильно жить — это жить именно так, как проповедуют вечно правые праведники. Но — и не заставишь. Если только жить не в тюрьме, в которой, как печально известно, заставляй, не заставляй, все равно не заставишь правильно жить.

Если жить правильно — это прожить всю свою жизнь в зале ожидания, то никто не заставит и не убедит меня жить правильно. Для меня, конкретно, неприемлемы правила: Но ведь на самом деле, это же глупо — скакать с кавалерийской шашкой наголо против тяжелого, или пусть даже легкого танка! Ведь на самом же деле есть вещи, изменить которые человек не в состоянии!

В таком случае, что нужно для того, чтобы различить между собой невозможное и кажущееся невозможным? То же, что и обычно в тех случаях, когда требуется отличить кажущееся от существующего, а существующее от существенного. То есть — мудрость. Для этого не требуется прилагать практически никаких усилий. Ни мышечных, ни мыслительных.

Для того чтобы плыть по течению, достаточно просто быть тем, что в воде не тонет. То, что является лишь тем, что в воде не тонет, обречено плыть лишь по течению. Против течения приходится выгребать, напрягая при этом и свои мышцы и свои мозговые извилины.

В том, что разумнее, безопаснее, спокойнее, полезнее для сохранения нервных клеток, которые, как известно, не восстанавливаются, и, вообще, здоровья:. Простите, но по-другому же жить очень трудно! Да и нужно ли? Трудно подняться, когда даже лежать больно, но позорно лежать, корчась, скуля, визжа и воя от боли, когда ты еще можешь подняться. Для Человека б ы т ь означает достойно противостоять и противодействовать всевозможным неблагоприятным обстоятельствам, преодолевая то многое, что трудно преодолеть: Так недолго и лоб расшибить.

Извините, но я — пас. Нет, это Вы меня извините, но так рассуждать может только вдребезги пьяный свинопас, в силу своей естественной в таких обстоятельствах слабости не могущий отличить могучего дуба от трухлявого пня. А то и есть, что судьба — не факт , как не факт — тотально— фатальная неизбежность, как не факт — предустановленная предопределенность.

А факт то, что наш страх перед Злокозненным Драконом Внешней Опасности клонирует проникающего и поселяющегося в нас мелкоплавающего и низкоползающего гаденького змееныша по имени Как Бы Чего Не Вышло.

Именно его ядовитые укусы парализуют нашу волю, наше мужество, нашу способность мыслить. Позвольте, но этого, как Вы изволили выразиться, змееныша, порождает вполне естественный для всего живого инстинкт самосохранения! Ведь именно он — тот, кто предупреждает нас о реальных опасностях, подстерегающих нас на каждом шагу! Автомобиль под названием Инстинкт Самосохранения исполняется лишь в двух его модификациях: В ничуть не большей мере, чем поза страуса, зарывающего голову в песок, когда ее обладателю становится страшно: На уровне лозунгов, деклараций и прокламаций.

Непонятно только, как конкретно можно это сделать, ведь это же невероятно трудно! Например, уже упоминавшуюся здесь слепоглухую писательницу Элен Келлер, в книге которой есть такие слова: Если преодолеть собственный пессимизм удалось человеку, обреченному пожизненно оставаться слепоглухим, то Вам — наделенному бесценным даром видеть и слышать — это и подавно удастся.

А еще — вспомните, как сказано у Сент-Экзепюри: К тому, что мы имеем почетное право и священную обязанность: А если этот человек категорически отказывается от Вашей помощи, если он считает себя достаточно самостоятельным для того, чтобы обойтись в решении своих проблем без чьего-либо постороннего вмешательства, в том числе — и без нашего, тогда как? Помогать — не значит навязывать свою помощь. Навязчивые услуги у любого нормального человека ничего, кроме вполне естественного в такой ситуации раздражения не вызывают и вызвать не могут.

Если можешь помочь — помоги: Каждому человеку от его рождения дана его персональная голова на плечах не только для того, чтобы в нее есть, но и для того, чтобы ею думать, делать свой собственный выбор и принимать ответственные решения. Каждый человек в своей собственной жизни — сам себе и сценарист, и режиссер, и исполнитель главной роли: Шекспир и Гамлет в одном лице. Быть или не быть человеку жалким убожеством: А если не быть жалким убожеством, то есть, обрывком чужого текста, частью кучи, фрагментом толпы, одной из голов бараньего ли, бычьего ли, ослиного ли, козлиного ли стада, тогда кем же быть?

На втором — не обыкновенное, не вульгарное убожество, а убожество, возомнившее себя божеством. Точнее, намного больше, чем угодно всем, кто не является ни просто убожеством, ни убожеством, возомнившим себя божеством. Верно, если хорошенько присмотреться, то далеко и ходить-то не надо: Ведь оно — именно то, что является обуреваемым манией величия, не так ли? Оно, то есть, убожество, возомнившее себя божеством, это олицетворенная мания величия, прозябшая термин, заимствованный у Григория Савича Сковороды из комплекса неполноценности — самое уродливое и мерзопакостное из всех возможных убожеств.

К большому сожалению, не только их. Они — те, кого Вы имеете в виду — лишь верхушка, аллегорически говоря, айсберга. Отыграется, заметьте, не на тех, кто его оскорблял и унижал, а совсем на других — тех, кто здесь и сейчас оказался ступенькой ниже на загаженной тупостью и подлостью иерархической лестнице.

Простите, но не допускаете ли Вы, что в этой самой, так называемой дедовщине кроется глубинный смысл: А жизнь, в общем-то, не всегда для человека — любящая мать. Зачастую она обращается с человеком, как злая мачеха!

Тем более что как раз об этом сказал уважаемый Вами и мной Марк Аврелий: Марк Аврелий в гробу бы перевернулся, доведись ему услышать Вашу интерпретацию его слов.

Потому, что самим же Марком Аврелием было сказано: То есть, Вы хотите сказать, что, даже находясь внутри той или иной определенной системы, не обязательно примыкать к ее полюсам, которые, к тому же, во многих своих чертах совпадают? Полюса — объекты, достойные того, чтобы их изучать и исследовать, но не заслуживающие того, чтобы Человеку жить в среде, сформированной исключительно ими. Посредине между полюсами, которыми являются холуйствующий раб и деспотичный тиран, находится экватор равнодушия.

Тоже, я Вам скажу, достаточно гиблое местечко. На полюсах рабства-тирании царит леденящий холод, убивающий все живое, а на экваторе равнодушия из-за господствующей там постоянной жары-духоты расплодилось видимо-невидимо всякой ядовитой нечисти: Проделки богини, или Невесту заказывали? Не храните деньги в сейфе. Кровь, кремний и чужие. Смерть под уровнем моря. Наказание по закону гор.

При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Между Добром и Злом ". Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Оплатили, но не знаете что делать дальше? Перейти на страницу книги.

Без них не состоялся бы ни один герой. Она — о жизни. Извините, позвольте, пока не началось, спросить…. Перейти на страницу книги "Между Добром и Злом". Бой не вечен Автор: Путь к Перевалу Автор: Маша — странная девушка с особенным отношением к жизни и людям: Возвращаясь из дальнего и очень непростого похода, Мишка Лисовин, конечно, понимал, что….

Ася Разумовская жила обычной жизнью, училась на ветеринара, по утрам бегала в парке. Габи всегда была мечтательницей, а ее работа — организация свадеб — давала ей много пищи…. Желаешь погрузиться в мир средневековья? Девственная природа, чистые леса, благородство…. Настя не умеет притворяться — живет так, как подсказывает ей сердце.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress