Шаманские песнопения бурят. Поэтика и символика Л. С. Дампилова

У нас вы можете скачать книгу Шаманские песнопения бурят. Поэтика и символика Л. С. Дампилова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Таким образом, выводы исследователей синкретических форм образности и тропа в исторической поэтике неоднозначны. Метафора синкретического периода, параллельные конструкции, символы, по мнению А. Фрейденберг, древняя поэтика метафорична, существуют только элементы наивного символа, которые не надо путать с современными символами.

По этому же поводу, подчеркивая принципиальное отличие. Лотман утверждает, что в мифологическом тексте метафора как таковая невозможна [Лотман, , с. В ходе анализа мы учитываем функции архаической метафоры, особенностью которой является взаимообратимая связь. Кассирером как автономная символическая форма культуры, отмеченная особой модальностью, особым способом символической объективизации чувственных данных, эмоций. Мифология предстает как замкнутая символическая система, объединенная и характером функционирования, и способом.

Стеблин-Каменского, миф, толкуемый символически у Кассирера, утрачивает то, что делает миф мифом, - осознание его. Более последовательно толкует отношение символа и мифа Вундт: Особую ценность для современных структуралистов представляет feopra мифа Э. Следуя Кассиреру, структуралисты рассматривают миф как цельную замкнутую символическую систему, моделирующий окружающий мир посредством бинарных оппозиций.

По мнению крупнейшего французского специалиста по современной структурной поэтике, риторике и нарратологии Ж. Женетт, структуральная критика может трактовать удаленные во времени и пространстве тексты как антропологический материал, рассматривать в массовом количестве и изучать в их рекурентных функциях, следуя путем, который проложили Пропп и Скафтымов. Итак, герменевтическая критика будет говорить на языке подхвата смысла, а структурная критика.

Для нашего исследования немаловажное значение имеет эстетическая философия ведущего американского представителя семантической концепции искусства Сьюзен Лангер. Автор посвятила специальную главу обоснованию тезиса, в соответствии с которым среди всевозможных потребностей основной является потребность в символизации. Продуктами ее стали язык, миф, ритуал и другие семиотические средства культуры.

Особо в работе нами учитывается ее идея, что символизация - средство проявления в человеке его социальной сути и одновременно - средство контроля над биологическими аспектами жизнедеятельности, поскольку именно она обеспечила человеку его особый статус.

Чрезвычайно плодотворным источником для выявления символа в ритуале стала работа английского этнографа, социолога и фольклориста В. Тэрнера о функционировании мифов, символов и ритуалов. Также представляют несомненный интерес выводы автора о трех способах символической референции: Шаманским текстам присущи все три способа символической референции, в данной работе мы попытались расшифровать латентные и скрытые смыслы текстов.

В исследовании учитываются семантические параметры символа, выделяемые ученым: В экзегетическом параметре истолкования материала предложены антропологу исполнителями ритуала, располагающими определенным опытом эзотерического знания. В операционном параметре наблюдатель значение символа сопоставляет с практикой его применения. В позиционном параметре выявляется то значение символа, которое вытекает из соотношения этого символа с другими символами и с общим контекстом культуры [Тэрнер, ].

С точки зрения степени концентрации культурной памяти В. Тэрнер делит символы на простые и сложные, к простым символам он относит наиболее архаические пространственно-диаметрические, звуковые, жестовые и прочие формы, а к сложным - комплексные культовые и культурные символы, при этом он отмечает, что первые обладают наиболее сложным и многоплановым содержанием, способным менять значения в зависимости от контекста в то время как вторые, как правило, имеют константную и одноплановую семантику [Тэрнер, , с.

Придерживаясь данной точки зрения автора, в работе мы выделяем образы-символы, под которыми рассматриваем пространственные, оппозиционные, мнемонические символы как единичные простые, а символы-мифы мифологические истории как сложные.

Образцами для сравнительного анализа фольклорных текстов послужили работы немецкого ученого К. Сагастера, касающиеся символики монгольского эпоса.

Сагастер, вслед за немецким специалистом М. Луркером, в символических элементах выделяет следующие символические явления: Луркер еще рассматривает носителей символов демонов, божества, святых, религиозных. Сагастер считает, что в тибетском и монгольском символизме нет четкого разграничения между символическими явлениями и носителями символов, поэтому их следует рассматривать как символические явления [Sagaster, , р. Неклюдова в разных аспектах проанализированы категории мифологической, фольклорно-эпической символики у.

Значимыми для нашей работы явились исследования Е. Новик по универсальной типологии повествовательных и обрядовых традиций, поэтике и жанровой классификации архаического фольклора.

Кроме того, нами учтены работы Н. Жуковской, посвященные символам традиционной культуры монголов. Из исследований монгольских ученых по концепции символа в фольклоре и этнографии особый интерес для темы нашего исследования представляют монографии С.

Дулама о системе символик в монгольском фольклоре и литературе, в которых автор установил символику взаимообусловленных категорий по жанрам монголоязычных народов, включая шаманский. Особенностью работы монгольского исследователя является описательного характера сопоставительный анализ ареальных аспектов символов. В трудах этнографа X. В работе эпосоведа Б. Соотношение мифа и символа, рассмотренное Ю.

Рассматривая миф как символ, особо отмечаем способность символов сохранять в свернутом виде исключительно обширные и значительные тексты с архаической дописьменной эпохи, обладающих смысловой и структурной самостоятельностью [Лотман, , с.

Итак, при определении символов в культовой поэзии базируемся на трудах В. Главное, символ сохраняет определенную двуплановость соединенных в нем вещей или смыслов, служит системному уподоблению двух различных фрагментов мира. В шаманских текстах символ означает в характерном для фольклорных текстов метафорический троп, отличающийся от классической метафоры абстрактным, умозрительным сопоставлением, каноничностью. В шаманских песнопениях также под образом-символом подразумевается иносказание, подставное слово, в котором сохраняется двуплановость событий.

Существенно для определения мифа как символа мнение А. Итак, символ по своему генезису относится к синкретическому типу образа и. В исследовании современной поэзии основное внимание уделяется теории межтекстовых связей, проблемам интертекстуального анализа в целом. Среди них сопоставление типологически сходных явлений произведений, жанров, направлений как вариаций на общие темы и структуры: Исходя из этой точки зрения.

Интертекстуальный анализ тесно соотносится с семиоэстетическим анализом поэтического текста. Нами предпринят семиоэстетический анализ структурных особенностей текстов с психологической точки зрения, где символический код создает как бы фон глубинных психологических мотивов, в скрытом виде заключенных в лирическом дискурсе.

Выявляя мифопоэтические символы в современной поэзии, за основу берем понимание термина мифопоэзия, приведенного в фундаментальном исследовании американского ученого Г. Мифологизация, связанная с усложенной символикой, стала одним из основных принципов поэтики XX века. В качестве значимого компонента, необходимого для анализа и понимания современной поэзии, принят мифологический архетип.

С учетом работ Р. Учение об архетипе связано с пониманием К. Думается, что по отношению к символу. Обзор трудов отечественной филологической науки последних лет, посвященных различным аспектам традиционной культуры народов, мифологии, исторической поэтике, семиотике, семантике, символике, имеющих отношение к теме нашего исследования, перенесен нами в соответствующие главы.

В работе привлечены архивные и опубликованные труды по бурятскому фольклору, шаманизму М. Болдоновой и других этнографов. Тексты в фонде Т. Алексеевой повторяют материалы фонда Ц, Ж. Важнейшими для изучения шаманских песнопений стали архивные материалы по фольклору и шаманизму С. Балдаева, содержащие ценные комментарии устаревших лексем, топонимов, а также даны переводы некоторых текстов. В работе использованы материалы полевых исследований автора в Агинском национальном округе, в Баргузинском, Прибайкальском, Тункинском районах в гг.

Благодаря первым бурятским ученым мы имеем богатый фонд шаманских поэтических текстов, еще не изученный с точки зрения поэтики. Жамцарано считает зачинателями сбора шаманских текстов М. Хангалов собрал материал по Иркутской области, В. Юмсунов - по шаманству хори-бурят. Наиболее разнообразный фонд шаманских песнопений представлен у эхирит-булагатов. Жамцарано, собирая шаманский материал в гг.

Шаманство у них процветало во всей своей кровавой целости [Образцы,. Сбор шаманского материала был затруднен в связи с запретом их разглашения, потому записывающие сомневались в полноте и откровенности текста. Этот факт до сих пор остается одним из существенных моментов при сборе материала. В разговоре современные шаманы часто признаются, что для записи передают в основном трафаретные общеизвестные тексты, а весь личный арсенал, какие-то особые призывания не предаются огласке.

Научная новизна работы заключается в том, что богатый фактический материал шаманских песнопений 93 фонда впервые исследуется с точки зрения поэтики. Дана систематизация шаманских стихотворных текстов и их перевод, с точки зрения исторической поэтики рассмотрены стихосложение, образные, звуковые особенности шаманских песнопений, предпринята попытка классификации текстов по жанрам, выявлены основные мотивы.

На конкретном материале исследуются мифологические символы и образы-символы в культовой поэзии бурят. В работе прослежен генезис развития шаманских жанров от древних архаичных молитвенных фраз до кумулятивных сюжетов. Гимны-восхваления и гимны-заклинания рассматриваются как более архаичные, бессюжетные тексты. Отмечены молитвы-призывания с простой бессюжетной канвой событий, построенные в форме нанизывания действий, хотя это тоже представляет примитивную сюжетную схему.

Также молитвы-призывания выделены как тексты, наиболее приближенные к эпическим традициям. Заянские песнопения как призывания более позднего периода отличаются кумулятивной сюжетной схемой и художественно-стилевым богатством. Мифологические и мифопоэтические символы изучаются в культовой и современной бурятской поэзии и шаманистские символы как архетипические образы в современной бурятской поэзии. Теоретическая и практическая значимость работы.

Теоретическая значимость работы заключается в разработке концепции тесной связи фольклора и этнографии. Шаманские песнопения рассматриваются как часть этнографического описания обряда и материал устной словесности, подлежащий филологическому анализу.

Положения диссертации важны для уяснения поэтики, семантики и сюжетно-композиционной структуры стихотворного культового текста,. Проблемы истоков и генезиса бурятской поэзии рассмотрены на новом методологическом уровне с точки зрения исторической поэтики, сформулированы общие концепции и закономерности развития устной поэтической традиции.

В работе прослежены генетическая связь современной поэзии с фольклорными образами, - типологический характер использования мифологических символов в литературе.

По ходу анализа семантики и поэтики шаманских песнопений выявлены новые проблемы, подлежащие дальнейшему исследованию. Полученные материалы могут быть использованы для сравнения и анализа истоков бурятской поэзии и выявления жанровых особенностей фольклора. Результаты диссертации могут способствовать углублению теоретического анализа традиционных идей фольклористики. Практическая ценность диссертации обусловлена возможностью использования ее материалов в исследовании по бурятскому фольклору и.

Результаты исследования используются в спецкурсах по теории фольклора и анализу поэтических текстов, читаемых автором в Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств, в курсовых и дипломных работах студентов данного вуза. Основные положения диссертационного исследования получили освещение в публикациях автора, научных статьях, материалах конференций, текстах лекций.

Основные результаты работы докладывались на научных конференциях Московского педагогического государственного университета, Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, Бурятского государственного университета, Восточно-Сибирской. Анализируя поэтику шаманских песнопений, надо иметь в виду, что перед нами в первую очередь ритуально-мифологический материал, а затем уже образец устного поэтического творчества. Известно, что обряд наряду с мифом является синкретической формой архаической культуры.

Бройтману, единство синкретическому действу придает его сакрально-жизненная а не эстетическая функция. Внутри господствующей сакральной функции присутствует не отделенная от нее и автономная функция эстетическая [Бройтман, , с. Хотя имеем в виду, что Б. Баяртуев относит шаманские тексты к художественной литературе как образцы художественного слова, несущие эстетическую и познавательную функции [Баяртуев, , с.

Культовые песнопения тесно связаны с прагматикой, структурой и семантикой обрядов. Одним из важнейших предметов исследования в фольклористике является выявление характера связей вербальных материалов с остальными элементами обрядности. Стихотворные тексты культового обряда бурят как часть фольклора не изучались в отечественной фольклористике. Путилов, мы только начинаем преодолевать сложившуюся инерцию разделения фольклора и обряда на две самостоятельные, независимые культуры.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Шаманским текстам присущи все три способа символической референции, в данной работе мы попытались расшифровать латентные и скрытые смыслы текстов.

В исследовании учитываются семантические параметры символа, выделяемые ученым: В экзегетическом параметре истолкования материала предложены антропологу исполнителями ритуала, располагающими определенным опытом эзотерического знания. В операционном параметре наблюдатель значение символа сопоставляет с практикой его применения. В р позиционном параметре выявляется то значение символа, которое вытекает из соотношения этого символа с другими символами и с общим контекстом культуры [Тэрнер, ].

С точки зрения степени концентрации культурной памяти В. Тэрнер делит символы на простые и сложные, к простым символам он относит наиболее архаические пространственно-диаметрические, звуковые, жестовые и прочие формы, а к сложным - комплексные культовые и культурные символы, при этом он отмечает, что первые обладают наиболее сложным и многоплановым содержанием, способным менять значения в зависимости от контекста в то время как вторые, как правило, имеют константную и одноплановую семантику [Тэрнер, , с.

Придерживаясь данной точки зрения автора, в работе мы выделяем образы-символы, под которыми рассматриваем пространственные, оппозиционные, мнемонические символы как единичные простые, а символы-мифы мифологические истории как сложные. Образцами для сравнительного анализа фольклорных текстов послужили работы немецкого ученого К. Сагастера, касающиеся символики монгольского эпоса. Луркером, в символических элементах выделяет следующие символические явления: Луркер еще рассматривает носителей символов демонов, божества, святых, религиозных персонажей , то К.

Сагастер считает, что в тибетском и монгольском символизме нет четкого разграничения между символическими явлениями и носителями символов, поэтому их следует рассматривать как символические явления [Sagaster, , р. Неклюдова в разных аспектах проанализированы категории мифологической, фольклорно-эпической символики у монгольских народов. Значимыми дця нашей работы явились исследования Е. Новик по универсальной типологии повествовательных и обрядовых традиций, поэтике и жанровой классификации архаического фольклора.

Кроме того, нами учтены работы Н. Жуковской, посвященные символам традиционной культуры монголов. Из исследований монгольских ученых по концепции символа в фольклоре и этнографии особый интерес для темы нашего исследования представляют Монографии С. Дулама о системе символик в монгольском фольклоре и литературе, в которых автор установил символику взаимообусловленных категорий по жанрам монголоязычных народов, включая шаманский.

Особенностью работы монгольского исследователя является описательного характера сопоставительный анализ ареальных аспектов символов. В трудах этнографа X. В работе эпосоведа Б. Соотношение мифа и символа, рассмотренное Ю. Рассматривая миф как символ, особо отмечаем способность символов сохранять в свернутом виде исключительно обширные и значительные тексты с архаической дописьменной эпохи, обладающих смысловой и структурной самостоятельностью [Лотман, , с.

Итак, при определении символов в культовой поэзии базируемся на трудах В. Главное, символ сохраняет определенную двуплановость соединенных в нем вещей или смыслов, служит системному уподоблению двух различных фрагментов мира. В шаманских текстах символ означает в характерном для фольклорных текстов метафорический троп, отличающийся от классической метафоры абстрактным, умозрительным сопоставлением, каноничностью.

В шаманских песнопениях также под образом-символом подразумевается иносказание, подставное слово, в котором сохраняется двуплановость событий. Существенно для определения мифа как символа мнение А.

Итак, символ по своему генезису относится к синкретическому типу образа и f принципиально отличается от современного символа. В исследовании современной поэзии основное внимание уделяется теории межтекстовых связей, проблемам интертекстуального анализа в целом. Среди них сопоставление типологически сходных явлений произведений, жанров, направлений как вариаций на общие темы и структуры: Исходя из этой точки зрения дается анализ творчества поэтов в контексте шаманских мифологических традиций.

Интертекстуальный анализ тесно соотносится с семиоэстетическим анализом поэтического текста. Нами предпринят семиоэстетический анализ структурных особенностей текстов с психологической точки зрения, где символический код создает как бы фон глубинных психологических мотивов, в скрытом виде заключенных в лирическом дискурсе.

Выявляя мифопоэтические символы в современной поэзии, за основу берем понимание термина мифопоэзия , приведенного в фундаментальном исследовании американского ученого Г. Мифологизация, связанная с усложенной символикой, стала одним из основных принципов поэтики XX века. В качестве значимого компонента, необходимого для анализа и понимания современной поэзии, принят мифологический архетип. С учетом работ Р. Учение об архетипе связано с пониманием К.

Думается, что по отношению к символу архетип - более общее понятие, потому из одного архетипа может быть образовано множество символов. Обзор трудов отечественной филологической науки последних лет, посвященных различным аспектам традиционной культуры народов, мифологии, исторической поэтике, семиотике, семантике, символике, имеющих отношение к теме нашего исследования, перенесен нами в соответствующие главы. В работе привлечены архивные и опубликованные труды по бурятскому фольклору, шаманизму М.

Болдоновой и других этнографов. Тексты в фонде Т. Алексеевой повторяют материалы фонда Ц, Ж. Важнейшими для изучения шаманских песнопений стали архивные материалы по фольклору и шаманизму С.

Балдаева, содержащие ценные комментарии устаревших лексем, топонимов, а также даны переводы некоторых текстов. В работе использованы материалы полевых исследований автора в Агинском национальном округе, в Баргузинском, Прибайкальском, Тункинском районах в гг.

Благодаря первым бурятским ученым мы имеем богатый фонд шаманских поэтических текстов, еще не изученный с точки зрения поэтики. Жамцарано считает зачинателями сбора шаманских текстов М.

Хангалов собрал материал по Иркутской области, В. Юмсунов - по шаманству хори-бурят. Наиболее разнообразный фонд шаманских песнопений представлен у эхирит-булагатов. Жамцарано, собирая шаманский материал в гг. Шаманство у них процветало во всей своей кровавой целости [Образцы,. Сбор шаманского материала был затруднен в связи с запретом их разглашения, потому записывающие сомневались в полноте и 9 откровенности текста. Этот факт до сих пор остается одним из существенных моментов при сборе материала.

В разговоре современные шаманы часто признаются, что для записи передают в основном трафаретные общеизвестные тексты, а весь личный арсенал, какие-то особые призывания не предаются огласке. Научная новизна работы заключается в том, что богатый фактический материал шаманских песнопений 93 фонда впервые исследуется с точки зрения поэтики. Дана систематизация шаманских стихотворных текстов и их перевод, с точки зрения исторической поэтики рассмотрены стихосложение, образные, звуковые особенности шаманских песнопений, предпринята попытка классификации текстов по жанрам, выявлены основные мотивы.

В работе прослежен генезис развития шаманских жанров от древних архаичных молитвенных фраз до кумулятивных сюжетов. Гимны-восхваления и гимны-заклинания рассматриваются как более архаичные, бессюжетные тексты. Также молитвы-призывания выделены как тексты, наиболее приближенные к эпическим традициям. Заянские песнопения как призывания более позднего периода отличаются кумулятивной сюжетной схемой и художественно-стилевым богатством.

Шаманские песнопения исследуются в широком этнографическом, культурологическом контексте центральноазиатского ареала. Мифологические и мифопоэтические символы изучаются в культовой и современной бурятской поэзии и шаманистские символы как архетипические образы в современной бурятской поэзии.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость работы заключается в разработке концепции тесной связи фольклора и этнографии. Шаманские песнопения рассматриваются как часть этнографического описания обряда и материал устной словесности, подлежащий филологическому анализу.

Положения диссертации важны для уяснения поэтики, семантики и сюжетно-композиционной структуры стихотворного культового текста, w определения жанрово-классификационных принципов шаманского фольклора как части устного поэтического творчества монголоязычных народов. Проблемы истоков и генезиса бурятской поэзии рассмотрены на новом методологическом уровне с точки зрения исторической поэтики, сформулированы общие концепции и закономерности развития устной поэтической традиции.

По ходу анализа семантики и поэтики шаманских песнопений выявлены новые проблемы, подлежащие дальнейшему исследованию. Полученные материалы могут быть использованы для сравнения и анализа истоков бурятской поэзии и выявления жанровых особенностей фольклора. Результаты диссертации могут способствовать углублению теоретического анализа традиционных идей фольклористики.

Результаты исследования используются в спецкурсах по теории фольклора и анализу поэтических текстов, читаемых автором в Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств, в курсовых и дипломных работах студентов данного вуза. Основные положения диссертационного исследования получили освещение в публикациях автора, научных статьях, материалах конференций, текстах лекций. Основные результаты работы докладывались на научных конференциях Московского педагогического государственного университета, Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО.

Between Cultures and Civilizations: Миры представлены человеку через его культуру, и интерпретация мира у каждого народа имеет свои особенности. Иррациональный мир шаманской поэзии тяготеет к ассоциативным связям. В шаманских текстах слово или символ, имея мифологически-субстанциональную структуру образа, является медиатором между двумя мирами.

В результате исследования был сделан ряд выводов, касающихся поэтики , символики и семантики шаманских песнопений. Шаманские песнопения являются частью фольклорных текстов, индивидуальная фантазия любого шамана тесно связана рамками устной традиции. С точки зрения исторической поэтики нами рассмотрены стихосложение , поэтическая образность, звуковое строение шаманских поэтических текстов.

В ходе анализа стихосложения шаманских песнопений в сравнении с улигерными поэтическими текстами, нами выявлены сакральная, практическая функция шаманского стиха и эстетическая функция улигерных стихов. Анализ звукового строения v культовых песнопений позволил выявить некоторые закономерности и особенности их построения. Звуковая организация шаманского стиха восходит к национальным традициям, обусловленным особенностями бурят-монгольского языка, спецификой поэтики устного народного творчества.

Основными элементами звуковой организации текста являются аллитерация, анаграммирование, вариативные повторы. Уровень звуковой организации стиха также связан с жанровой спецификой анализируемых произведений, смысловая насыщенность, логика построения текста, использование художественных образов обусловливают степень использования тех или иных созвучий. В шаманских песнопениях выделеньгтри основных жанра.

Гимны-восхваления и гимны-заклинания рассматриваются как бессюжетные тексты, бытующие отдельно и в зачинах объемных призываний. Наиболее многочисленными и менее структурно обозначенными являются молитвы-призывания с простой бессюжетной канвой событий и с развернутыми мифологическими и реальными сюжетами.

К молитвам-призываниям также отнесены тексты, приближенные к эпическим традициям. Заянские песнопения выделены как призывания более позднего периода, отличающиеся семантическим и структурным единством. При выявлении внутренних закономерностей построения текста, структуры и композиционной организации находим, что некоторые шаманские призывания на уровне компонентов характеризуются непоследовательностью, отсутствием композиционного единства.

Также нами выделены тексты структурно и композиционно четко выстроенные по мифологической и реальной сюжетной схеме. Традиции сакрального текста, не являющегося еще поэзией в ее истинном значении, взаимодействуя с традициями народной поэзии, эпоса , создают некоторую связность и цельность по канонам фольклорной эстетики.

Нами отмечены тексты, созданные по эпической канве, также следы эпической универсалии мы проследили во многих призываниях. По нашим наблюдениям, в основе некоторых шаманских песнопений реализуется базовая модель эпических поэтических текстов. Зачастую в зачинах гимнов и призываний присутствуют традиции эпического стихосложения, в песнопениях описание значимых символов соответствует фольклорным штампам.

Символическое значение образов в эпосе и шаманских призываниях идентично. На наш взгляд, в шаманских песнопениях возможно проследить процессы жанрообразования и жанроизменения.

В них отражены разные типологические стадии развития, где трансформация и наслоение текстов зависят от пространственно-временного континуума. Нами выявлены региональные варианты песнопений с разным набором имен одних и тех же персонажей.

Архаическая стадия текстов проявляется в мифологических сюжетах , именах, некоторых табуированных формулах. Таким образом, в шаманских песнопениях семантическая противоречивость и многозначность автохтонных символов в частных контекстах представляют собой разные ступени мировоззренческих, бытовых и поэтических трансформаций. В работе рассмотрено символическое значение отдельных действий и предметов как образы-символы.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress