Шаляпин и Горький В. Дмитриевский

У нас вы можете скачать книгу Шаляпин и Горький В. Дмитриевский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В Уфе Шаляпин встретил людей, которые серьезно и уважительно отнеслись к его житейской и творческой судьбе. Художественная жизнь города интенсивно поддерживалась любителями искусства. Брудинский, профессиональный музыкант Дмитрий Николаевич Савостьянов: Организаторская энергия и просветительский талант Паршиной сочетались с тонким вкусом, интуицией, умением находить талантливых людей и вдохновлять их на творчество. Варвара Дмитриевна предложила Федору профессионально заняться постановкой его голоса, она призвала любителей-музыкантов финансировать обучение Шаляпина в столице.

Подобный прецедент в Уфе уже был: Елена Барсова вскоре приобретет известность под фамилией Цветкова — , а в году будет партнершей Шаляпина во многих спектаклях Частной оперы Мамонтова. Друзья и покровители Федора подыскали ему должность писца в Уфимской губернской управе — прекрасный почерк не раз спасал его в трудные времена! Жалованье небольшое — 25 рублей, но еще удавалось подработать певчим в хоре Ильинской церкви.

Однако Шаляпин посещал занятия Паршиной от случая к случаю и к идее консерваторского обучения отнесся скептически — он хочет играть в театре сегодня!

В конце мая в Уфе в летнем саду выступает малороссийская труппа Г. Федор легко сошелся с артистами, голос его Деркачу понравился, и он предложил 40 рублей в месяц. Покинуть Уфу Федору мешал стыд перед приютившими его музыкантами. Он остался, но… ненадолго. Федор обрек себя на рискованные странствия, а проще говоря — на бродяжничество.

Он догоняет труппу Деркача уже в Самаре, но теперь вместо обещанных 40 рублей ему дают только Взяв пять рублей аванса, Федор идет на поиски родителей и брата: Постаревший отец встретил сына усталым равнодушием.

Это была последняя встреча Федора с матерью. Через четыре месяца она скончалась в больнице от брюшного тифа…. С малороссийской труппой Шаляпин отправляется в Бузулук, потом в Оренбург и Уральск. Ехали на телегах, ночевали в степи, подкреплялись краденными с бахчей арбузами.

В Уральске труппа участвует в концерте по случаю трехсотлетия казачьего войска. Вряд ли Федор мог тогда предположить, что через десять с небольшим лет он будет вести с императором светскую беседу в ложе Большого театра. В награду от наследника престола хор получил по два целковых на брата….

Труппа двинулась дальше, на юг, нигде не задерживаясь подолгу. Один из эпизодов тех лет певец потом часто рассказывал: Он одичал еще более. Поезд как раз в это время подошел к станции, и Деркач вытолкнул меня из вагона. Поезд свистнул и ушел, а я остался на перроне среди каких-то инородных людей в халатах и чалмах.

Эти чернобородые люди смотрели на меня вовсе не ласково. Сгоряча я решил идти вслед за поездом. Денег у меня не было ни гроша… Я чувствовал себя нехорошо: Кое-как добравшись до станции, я зайцем сел в поезд, доехал до Чарджуя и, найдя там труппу, присоединился к ней.

Деркач сделал вид, что не замечает меня. Позже эмоциональный рассказ Шаляпина поразил Горького. В письме литератору В. Поссе октябрь года он писал о Шаляпине: Вряд ли Шаляпин был столь одержим идеей возмездия, реванша, скорее сам Горький с его обостренным социальным темпераментом так остро воспринял рассказ певца. К тому же и Георгий Иосифович Любимов-Деркач — , несмотря на его показную свирепость — а как еще можно сдерживать богемные страсти бродячей труппы?

Газеты писали о прекрасном хоре малороссийской труппы, отлично сыгранном оркестре, сильных солистах. Работа у Деркача — неплохая школа для начинающего певца, хотя назвать ее легкой нельзя: Приходилось рассчитывать на собственную наблюдательность, интуицию, смекалку и находчивость. Этими качествами Федор, несомненно, овладевал. Деркач оценил его природную одаренность, стал поручать ему новые партии и даже увеличил жалованье до некогда обещанных 40 рублей.

Однако когда в Баку Федор встретил во французской оперетте Е. Лассаля старых друзей и Семенова-Самарского, то, поддавшись настроению, присоединился к ним. Деркач, разумеется, рассвирепел и, как часто поступали провинциальные антрепренеры, отказался вернуть Федору паспорт.

Но и это обстоятельство не остановило импульсивного юношу. В самом деле, чем не поступишься ради славного дружества, доброй компании! Мягкий и приветливый Самарский был ему милее требовательного Деркача, начинающий певец нуждался в отеческом покровительстве и, размягченный радостной встречей, весело запел в хоре французской оперетки, где, по его признанию, французов было человека три-четыре, а остальные евреи и земляки.

Завадский, его участие было столь успешным, что повлияло на сборы. Радость, однако, оказалась преждевременной. Оперетка тифлисской публике вдруг наскучила, труппа развалилась, актеры разбрелись кто куда.

Жизнь без денег, да еще и без паспорта, стала совсем унылой. Федор пристроился на пристань крючником, иногда подрабатывал в церковном хоре. Наступали холода, а пальто уже продано… Но судьба снова улыбнулась певцу: Федор бросился в татарскую лавку, досыта поел, а за оставшиеся деньги уговорил железнодорожного кондуктора довезти до Тифлиса….

Грузинская столица гостеприимно встретила Шаляпина. Федор разыскал Семенова-Самарского, тот свел его с антрепренером Р. Ключаревым, у которого Самарский сам подвизался артистом. Бывший офицер пробовал себя в театральном деле и собирал оперную труппу. Стоял Великий пост, петь по-русски запрещалось, но опера называлась итальянской, хотя итальянцев в труппе было лишь двое: Батум, Кутаис, Елисаветполь… Федор пел почти каждый вечер, иногда подменяя заболевшего Семенова-Самарского.

Но неисповедимы актерские судьбы! Легкомысленная супруга антрепренера Ключарева сбежала с молодым артистом, оскорбленный офицер оказался сражен женским коварством, горестно запил — труппа распалась. Снова голод, ночевки в заброшенных сараях, случайные выступления на садовых эстрадах, нищета, отчаяние, мысли о самоубийстве. Федора, стоявшего в печальном раздумье у витрины оружейного магазина, окликнул знакомый голос. Он накормил изголодавшегося приятеля, приютил у себя…. Как причудливо подчас сплетаются пути и судьбы человеческие!

В Казани, по дороге в Панаевский сад, Федор забегал перекусить в булочную Деренкова. Здесь в ту пору служил Алексей Пешков, возможно, они и перебрасывались случайными фразами.

Теперь же и молодой Шаляпин, и Горький в поисках пристанища бродят по улицам и переулкам Тифлиса. Их впечатления и жизненные увлечения похожи — обоих властно влечет театр. Горький читает рабочим железнодорожных мастерских трагедии Байрона и Шиллера, участвует в литературных вечерах в библиотеке В.

Кайдаловой, хочет создать передвижную труппу, чтобы показывать спектакли в деревнях. Алекси-Месхишвили — он темпераментно играл Франца Моора. В Грузии сумели и оценить дебютные успехи двадцатилетнего конторского писца, и одобрить первые литературные шаги летнего мастерового.

Для обоих это была пора накопления незабываемых жизненных впечатлений, встреч с удивительными людьми, раздумий о времени и жизни, о призвании, о будущем. Среди любителей много служащих Закавказской железной дороги.

Чтобы поддержать Федора, новые друзья нашли ему место конторщика в бухгалтерии — хороший почерк опять выручил Шаляпина в трудную минуту! Помощник начальника дороги П. Корш, любитель музыки, почетный старшина Тифлисского музыкального кружка, обратил внимание на одаренного молодого человека, посоветовал серьезно учиться пению.

Ситуация напоминала Уфу; писарская работа тяготила Федора. Но накануне Федор задумал все-таки зайти к Дмитрию Андреевичу Усатову, преподавателю пения Тифлисского музыкального кружка, весьма своеобразному человеку, о котором он много слышал от своих друзей-сослуживцев. Это импульсивное решение Федора оказалось поистине судьбоносным. Выходец из крепостных графа Н.

В году год рождения Шаляпина! Усатов окончил Петербургскую консерваторию по классу пения у известного профессора Камилло Эверарди. Через три десятилетия Эверарди восхищался пением Шаляпина и, считая его в какой-то степени своим учеником, умиленно говорил ему: Усатов хорошо знал трудный быт провинциального артиста: Именно там, наряду с Ю. Покинув сцену, Усатов занялся вокальной педагогикой, иногда отваживался становиться за дирижерский пульт в Тифлисском музыкальном кружке.

Здоровье любимой жены Усатова — Марии Петровны — не позволяло жить в Москве, семья обосновалась в Тифлисе. Здесь Дмитрий Андреевич стал уважаем и любим, его окружали друзья, поклонники, благодарные ученики. Усатова знавал и Семенов-Самарский и даже как-то посоветовал Шаляпину пойти к нему в учение, но в ту пору Федор был отвлечен чем-то, как казалось ему, более существенным. Встречу с Усатовым Шаляпин запомнил надолго.

В дверях на него с визгливым лаем набросилась стая мопсов. На высокой ноте Усатов прервал его, пребольно ткнув в бок. По всей вероятности, опытный педагог задумался о певческих возможностях молодого человека. Федору показалось, что он уронил себя в глазах маэстро и шансов на успех нет, но на всякий случай спросил:.

Тогда Федор обрисовал Усатову сложившуюся житейскую ситуацию: Да еще едва ли и заплатят вам. Знаю я эти дела! Оставайтесь здесь и учитесь у меня.

Денег за ученье я не возьму с вас. Усатов тут же отправил недоумевающего Федора с запиской к тифлисскому меценату и музыкальному деятелю Константину Николаевичу Алиханову, возглавлявшему Товарищество торговли аптечных складов.

Тот назначил ученику Усатова стипендию — десять рублей в месяц. Впервые в жизни Федор мог не думать о ночлеге и хлебе насущном. А как же Семенов-Самарский? Шаляпин написал в Казань: Но певец утешал себя тем, что многие поступают гораздо хуже ради более низких целей. В семье Усатова Федору на первых порах было тяжело и даже мучительно: Если вы будете есть с ножа, то разрежете себе рот до ушей! В подарок от Усатова он получил нижнее белье и носки, а потом и фрак, правда, слишком широкий в плечах и выглядевший коротким на его долговязой фигуре.

Но теперь Федору и самому стало очевидно: Рчеулов много способствовали образованию Федора, приносили книги, ноты, звали в оперу, на концерты, на драматические спектакли грузинской, армянской и русской труппы. По обоюдному согласию он получал предупреждение: Все это было непривычно для Шаляпина, притягивало, волновало его, он жадно впитывал новые впечатления. На фотографиях, снятых в Тифлисе, Шаляпин мало похож на артиста.

На голове почему-то соломенная шляпа-канотье с черной ленточкой. Дно шляпы было оторвано, держалось сзади на одной ниточке, при ходьбе от ветра поднималось вверх.

Усатов точно определил диапазон голоса и научил Шаляпина пользоваться редким богатством обнаружившихся в нем вокальных красок. Питоевым, пианистом и педагогом А. Имя Шаляпина попадает в газетные отзывы и рецензии. Для бенефисного концерта в сентябре года Усатов подготовил с Федором большую программу: Играет молодой артист неуверенно, порывисто, нервно, но держит себя на сцене достаточно свободно.

Видевшие и слышавшие г. Шаляпина зимой были приятно поражены теми успехами, которые сделал он за это короткое время. Нет сомнения, что при дальнейшей его работе над своим голосом из г. Шаляпина выработается очень и очень недурной исполнитель оперных ролей; для этого он обладает всеми данными: И все же главным для Шаляпина стали в ту пору уроки Усатова.

Дмитрий Андреевич — строгий наставник. Федор иногда ленился учить партии наизусть, он ставил на пюпитр рояля раскрытые ноты, а сам, отойдя в сторону, скашивал глаза и читал с листа.

Усатов заметил это и однажды встал между нотами и певцом. Дмитрий Андреевич сильно разгневался, схватил трость и поколотил нерадивого ученика:. Усатов открыл Шаляпину творчество Мусоргского, с его сочинениями певец в дальнейшем связал свою артистическую судьбу. Я вдруг почувствовал в этой странной музыке нечто удивительное, родное, знакомое мне. Мне показалось, что вся моя запутанная, нелегкая жизнь шла именно под эту музыку.

Она всегда сопровождала меня, живет во мне, в душе моей и более того — она всюду в мире, знакомом мне. Мне хотелось плакать и смеяться. Павел ради сцены оставил успешную офицерскую службу в Мингрельском полку. Когда в конце лета года помещение казенного театра арендовала оперная антреприза В. Форкатти, Шаляпин спросил Усатова: Надо выучить несколько опер. Однажды на репетиции Шаляпин услышал, как дирижер, веселый итальянец Иосиф Антонович Труффи — , говорил кому-то:.

Дебют на сцене Тифлисского казенного театра — 28 февраля года — друзья получили одновременно. Их первое выступление отметила пресса. Агнивцев Амонасро и г. Шаляпин Рамфис , ученики г. Усатова, известные нам уже по концертам. Репертуар театра Федор Шаляпин освоил уверенно, быстро преодолев робость и застенчивость. Игра его, как всегда, была безукоризненной. Сезон в Тифлисе завершился на высокой ноте успеха. С ворохом рецензий и рекомендательных писем друзья отправляются завоевывать Москву.

Но было бы неверным не остановиться еще на одном существенном эпизоде жизни Шаляпина, уже сугубо личном, интимном. Впоследствии, когда Шаляпин сблизится с Максимом Горьким, артист и писатель будут удивляться поразительному совпадению сюжетов.

Недолгая жизнь в Тифлисе также сыграет в судьбе Горького важную роль. Как и Шаляпин, Горький в поисках заработка служил на Закавказской железной дороге — в слесарных мастерских. Это обстоятельство окружало образы возлюбленных особым ореолом недосягаемости.

Ольга Михеева окончила Петербургскую консерваторию. Ее рассказы о величественной красоте российской столицы приобщали Шаляпина к удивительному и неведомому прекрасному. Да и внешним обликом, манерой держаться Ольга сильно отличалась от знакомых Федору хористок, простых и не очень требовательных женщин. Незадолго до встречи с Ольгой Федор расстался со своей подругой Марией Шульц, приютившей оборванного бродягу-артиста в первые дни тифлисского бытия.

Шаляпин остался благодарен Марии за кров, за самоотверженность: Но, когда Федор сам начал зарабатывать, непрочный семейный быт совсем развалился. Пьяные ссоры чередовались с бурными примирениями, и казалось, что выйти за пределы унылого и угнетающего однообразия уже невозможно…. Ольга же представлялась Федору воистину неземным созданием.

Они познакомились на одном из концертов в музыкальном кружке. На следующем вечере выступал Федор. Против Федора ополчилась мать Ольги, она не разделяла выбора дочери. Однажды, желая выяснить, насколько далеко зашли отношения влюбленных, добродетельная мамаша спряталась за шкафом, но неловким движением обнаружила себя. Изумлению и возмущению Федора не было предела. Он не сомневался, что оскорбленная Ольга порвет с матерью, предложил возлюбленной уйти к нему, жить на его скромный достаток.

К тому же ни Горький, ни Шаляпин в ту пору не могли обеспечить своим возлюбленным более или менее достойную жизнь; это, безусловно, влияло на отношения и неизбежно способствовало разрыву. Однако именно так и произошло… Ольга Петровна Михеева — , скромная учительница музыки, до старости жила в Тифлисе. Первая любовь артиста пережила его на пять лет…. Последнее впечатление Федора о Тифлисе: Я начал уговаривать ее ехать со мною.

Пережитые скитания не погасили романтическую наивность и восторженность. Вместе с Пашей Агнивцевым Шаляпин едет в Москву. По дороге умудрились в Ставрополе дать концерт; в кармане гонорар — рублей, огромная сумма! Мысли о Москве, о Большом театре будоражат воображение молодого певца. Приподнятого настроения как не бывало, в душе горечь, тревога и злость на самого себя. Даже Паше Агнивцеву стыдно признаться в происшедшем. Радость от встречи с Москвой омрачена.

Город только ошеломил провинциалов своей пестротой, суетой и шумом. Оставив свой нехитрый багаж в номерах, Шаляпин направился на Театральную площадь.

Большой театр с величественной колоннадой, увенчанной квадригой Аполлона, поразил его. Храм искусства показался строгим и неприступным, не верилось, что его двери могут гостеприимно распахнуться перед ничтожным провинциалом, каким чувствовал себя Федор в эти минуты.

Рядом с площадью — Охотный ряд, лавки, полные мясных туш, овощей, фруктов. Снуют разносчики всяческой снеди, бойкие лоточники, пестрят вывески трактиров, чайных, кофеен… но в кармане пусто. Поутру Федор отправился в Дирекцию императорских театров — на Большую Дмитровку.

Сонный сторож куда-то унес рекомендательное письмо Усатова, потянулись часы томительного ожидания. Пчельников его не примет, а императорские театры закрыты до осени, прослушать певца некому. Авранек — может быть, Шаляпину помогут письма их тифлисских коллег, антрепренера В. Форкатти и дирижера И. Но и здесь певец не встретил сочувствия: Видимо, от соседей по номерам узнали Шаляпин и Агнивцев о Театральном агентстве Е. И вот они перед домом Сушкина в Георгиевском переулке, что на углу Тверской.

Умная и бывалая дама Елизавета Николаевна Рассохина — заботилась в первую очередь о коммерческом успехе своего предприятия. Она помогала антрепренерам набрать труппу подешевле и получала за это хороший процент. Так запомнилось посещение бюро Рассохиной известному провинциальному актеру и режиссеру Н.

Федор принес Рассохиной свои фотографии в ролях, вырезки из тифлисских газет. Но не он один искал здесь хоть какой-нибудь сносный ангажемент. У дверей кабинета Рассохиной толпились актеры.

В ожидании приема Шаляпин и Агнивцев слушали витиеватые актерские байки: Наконец Шаляпина приглашают в кабинет. Елизавета Николаевна желает услышать его пение.

Мы найдем вам театр! Ждать пришлось почти месяц. Бездеятельное прозябание в дешевых номерах угнетало — грязь, скандалы, крикливые соседи. В воспоминаниях Шаляпин назовет свое пристанище конурой. Паша Агнивцев приглашает товарища прогуляться по Москве. Но с голодом не поспоришь, и Федор признается Павлу: Друг благородно предлагает свои, они обедают в трактире Рогова, помещавшемся непосредственно под Театральным агентством. В залах с низкими потолками, в клубах сизого дыма охотнорядские мясники, рыбники, возчики, грузчики, разносчики подводят итоги дневной торговли, выясняют отношения; там же актерская братия пропивает и проедает жалкие свои авансы, гонорары, золоченые портсигары и прочие подношения признательной публики.

Паша отзывчив и добр, но при этом отличается необыкновенной скрупулезностью: Если он расходовал семь копеек, то записывал за Федором три с половиной. Это, конечно, правильно, однако как скучно! После таких обедов хотелось побыть одному. Федор уходил на Воробьевы горы и оттуда любовался Москвой, золочеными куполами и маковками церквей. Наконец пришел вызов от Рассохиной. Захватив ноты, Федор мчится в Георгиевский переулок — его ждут!

Возьмите клавир и учите. Все поразило Шаляпина — и важный тон Лентовского, исключающий вопросы и сомнения, и щедрые рублей — нежданное богатство! Рассохина позаботилась и о дальнейшем трудоустройстве Шаляпина, оформила с ним контракт на предстоящий зимний сезон в Казань и кабальный вексель, по которому Шаляпин в случае отказа от обязательств платит серьезную неустойку.

Но в эту минуту Лентовский и Рассохина казались ему благодетелями — он снова полон надежд, верит в грядущий успех! А между тем Михаил Валентинович Лентовский оказался в положении банкрота. Судьба Павла Агнивцева еще не решена, но Федор не может скрыть своей радости, он спешит покинуть Москву. Друзья встретятся только через пять лет, в апреле года: А пока — в путь!

Федор на перроне Николаевского вокзала, дымит паровоз, начальник станции в последний раз трижды ударяет в станционный колокол, протяжный гудок! Шаляпин едет в Петербург. Театры в столице закрыли сезон, артисты ринулись гастролировать в ближнюю и дальнюю провинцию, горожане отдыхают на дачах — теперь это модно. Впрочем, и здесь на наскоро сбитых дощатых подмостках можно было встретиться с высоким искусством.

В поселке Озерки зрители, как сообщалось в газетной хронике, благодарно аплодировали талантливой инженю госпоже В. Комиссаржевской, впервые выступившей перед петербургской публикой.

В эту же пору, в последние июньские дни года, в Петербурге объявился и певец Федор Шаляпин. Его пылкому воображению российская столица рисовалась каким-то праздничным городом, вознесенным на гору и утопающим в зелени.

Из окна вагона увидел он поначалу бесконечные рабочие слободы, закопченные трубы фабрик, кирпичные заводские корпуса. И город показался Федору дымным, хмурым, не похожим на тот, который он себе представлял. Чего ждал Шаляпин от Петербурга? Далекоидущих планов у него не было. На извозчиках, на небольших пароходиках, курсировавших по Большой Невке, прибывали офицеры с нарядными дамами, модные адвокаты, биржевые маклеры, чиновники, купцы, содержатели торговых домов и магазинов.

Бывал здесь народ и попроще. Зрелищ предлагалось много, на разные вкусы и по разным ценам. Нынешний сезон открылся, как обычно, весной, в мае. Зрителям обещана заманчивая программа: Артисты выступали в закрытом помещении и в саду, на открытой эстраде. Однако зрители быстро охладели к спектаклю, к тому же рецензенты сочли представление скучным, грубым, бессмысленным и несценичным.

Но прессой дебют Шаляпина в Петербурге был замечен. Первое упоминание в столичной прессе не обошлось без опечатки. Шаляпину тоже пора было уезжать в родную Казань: Но как же не хотелось ему теперь покидать Петербург!

Федору нравились широкие, ровные, прямые многолюдные улицы, просторы проспектов и набережных, полноводная темная Нева, украшенные скульптурами аллеи Летнего сада. Город увлек молодого певца своим прекрасным обликом, пестрой художественной жизнью, неожиданными встречами….

Однако что там доискиваться и выяснять. Как бы то ни было, он решил остаться в Петербурге и в надежде на счастливый случай дал объявление в газете: Предложений, однако, не последовало. Шаляпин покинул Новую Деревню и переселился на Охту, пристанище петербургской ремесленной бедноты, район жалких лачуг, чахлых деревьев: Огромные доходные дома неожиданно возникали даже в центре города, они скрыли Адмиралтейство, ранее выходившее на Неву, и Петербург лишился едва ли не лучшего из своих архитектурных ансамблей.

Одно из уродливых зданий — Панаевский театр, названный так по фамилии своего владельца. Летом года его арендовало Оперное товарищество дирижера И. Неудивительно, что здесь вскоре оказался и Шаляпин. Труппу набрали в основном из провинциальных певцов, и они с энтузиазмом взялись за дело.

Репертуар составили из популярных ходовых названий, хорошо знакомых Шаляпину по Тифлису: Спустя месяц — премьера оперы Дж. В знак траура театры закрыты почти на полтора месяца, но Панаевской труппе после долгих хлопот разрешили играть оперы. О Шаляпине одобрительно отзываются рецензенты, певцом интересуются знатоки театра, за кулисы приходят известные в художественном мире люди. Один из таких авторитетных музыкантов — Василий Васильевич Андреев — , балалаечник-виртуоз, организатор и руководитель русского народного оркестра.

Он сразу оценил талант Шаляпина, проникся к нему теплой симпатией, пригласил к себе. В его доме собирались музыканты, артисты, художники.

В и годах его оркестр имел успех в Париже, он стал часто выступать с концертами в Петербурге и Москве. Андреев возрождал и совершенствовал старинные народные инструменты. Андреев привлекал к себе простотой общения, открытым дружелюбием, приветливостью. Наблюдая Шаляпина, Андреев, как когда-то Усатов, заботливо советовал певцу, как следует вести себя в обществе. Федор не обижался, он и сам тяготился своей провинциальной неуклюжестью. Андреев усердно и очень умело старался перевоспитать меня.

Молодой артист подкупал своей необыкновенной восприимчивостью, как губка впитывал он новые впечатления, жадно слушал собеседников. Василий Васильевич целенаправленно расширял круг его знакомых и наконец свел с дирижером Мариинского театра Эдуардом Францевичем Направником — Андреев и новые молодые друзья певца братья Василий и Николай Стюарты.

Филиппов — фигура колоритная. Член Комитета министров, государственный контролер, убежденный славянофил, он дружил с А. Помимо высоких государственных чинов Филиппов был активным членом Русского литературного общества, председателем песенной комиссии отделения этнографии Русского географического общества, энергично руководил работой по собиранию, изучению и изданию народных песен, организовывал научные экспедиции по сбору отечественного фольклора.

Федор стал бывать на музыкальных вечерах Филиппова, пел соло и в хоре. В начале января года Т. Филиппов собрал в гостиной многих знаменитостей: Много лет спустя М. Голос был бабий, но нельзя было подумать, что стихи читает старуха. Помимо добротной красоты слов было в этом голосе что-то нечеловечески ласковое и мудрое… Он Самгин. Федор проникновенно исполнил арию Сусанина, чем растрогал сестру Глинки Людмилу Ивановну Шестакову — Тогда же Шаляпин познакомился с Иваном Федоровичем Горбуновым — , актером Малого и затем Александрийского театра.

Горбунов прекрасно играл характерные роли в пьесах A. Островского, но особенно прославился как непревзойденный рассказчик и исполнитель драматических импровизаций и собственных жанровых зарисовок. Шаляпин не успел близко сойтись с Горбуновым: Но певец всегда тепло вспоминал об Иване Федоровиче, считал, что многому научился у него, тоже старался в жизни и на сцене быть свободным и пластичным. Шестакова разглядели в нем удивительный талант артиста, живой ум, восприимчивую душу, старались помочь ему, щедро делились своим опытом — житейским и художественным.

Вечера у Андреева нередко продолжались в ресторане Лейнера. На втором этаже огромного здания, фасады которого выходили на Невский, набережную Мойки и Большую Морскую, разместился своеобразный артистический клуб. Публика собиралась яркая, талантливая, шумная. Завсегдатаем был Мамонт Дальский, в ту пору премьер Александрийского театра, фигура в Петербурге весьма популярная. Известен был Дальский и бурными богемными авантюрами.

Кстати, мало кто знает и сегодня, что имя Дальского — к вымершему виду древних слонов — мамонтов, живших в ледниковую эпоху в Европе, никакого отношения не имеет. На визитных карточках Дальского: Шаляпин увидел Дальского в спектаклях Александрийского театра. Императорские театры традиционно открывались в России 30 августа, попасть туда бедному провинциалу было трудно: Но Федор старался не пропускать спектакли дачных антреприз, в которых нередко играли знаменитости, а также различные благотворительные представления с их участием.

Как-то он оказался в летнем театре в Петергофе. В представлении участвовали премьеры Александринки — М. Ленский и молодой тогда Юрий Михайлович Юрьев — … На следующий день Юрьев зашел по каким-то делам в Контору императорских театров и увидел среди толпящихся чиновников и артистов шумного блондина — то ли семинариста-бурсака, то ли церковного певчего. Незнакомец привлекал к себе внимание выразительной мимикой и жестикуляцией.

Он заметил пристальный взгляд Юрьева и, когда тот собрался уходить, с досадой и при этом добродушно обратился к окружающим:. Я все ждал, что вы догадаетесь это сделать, и вот теперь самому приходится быть навязчивым. Их представили друг другу, и Шаляпин тут же стал восторгаться виденным накануне спектаклем:. Особенно мне понравилась тургеневская вещица… Тургенев! Вот, шут его побери, так писатель!..

Италия, Сорренто, вдали Везувий, луна, гитара, серенада, и на фоне всего тут тебе влюбленная парочка… Дьявольски красиво!.. Так потянуло меня в этот благословенный край!.. А главное, у этого шельмы Ивана Сергеева все в точку!.. Можно было и засахарить.

Юрию Юрьеву, в общем-то привыкшему к назойливым откровениям поклонников, такой непосредственный экспромт показался любопытным: Юрьев с интересом поддержал разговор и немало подивился поведанной ему истории появления Федора в столице и его страстной любви к театру. Я и теперь люблю драму более всего… Но к вам так трудно проникать…. Юрьев вручил ему желанную контрамарку и пригласил зайти в антракте.

Федор появился после первого акта и сразу же заговорил о Гамлете — Дальском. Юрьев тут же, не мешкая, познакомил знаменитого актера с его новым почитателем, и эта встреча положила начало двадцатилетней дружбе Дальского и Шаляпина. Федор сразу подчинился неотразимому обаянию Дальского, его таланту, его волевому напору. Гостиница привлекала внимание броской зазывной рекламой: Санкт-Петербург, Пушкинская улица, дом 20, близ Николаевского вокзала.

Объявление завершалось загадочным предупреждением: Вероятно, им-то и была ведома истинная репутация отеля. Опекушина, фигура поэта казалась здесь крошечной и неуместной. Пыльные портьеры и насекомые в комнатах не омрачали настроения. Шаляпин неразлучен с Дальским. Его удаль, молодечество, желание эпатировать публику импонировали молодому певцу. Несмотря на необузданность, подчас наигранную вспыльчивость, Дальский, по словам театрального критика А.

Артистом же Дальский был и в самом деле незаурядным. Шаляпин не просто увлекался спектаклями Александрийского театра и игрой артистов — он хотел вникнуть в самую суть и логику сценического поведения, пытался понять, возможно ли что-нибудь из увиденного перенести на оперную сцену.

Она жила на Фонтанке, у Чернышева моста, в ее всегда открытом доме было просто, без чинности. Зоя Юлиановна Яковлева Рушиц пользовалась известностью в петербургских литературных и артистических кругах как прекрасная исполнительница комических ролей в любительских спектаклях, а позднее и как писательница.

Впрочем, выдающимся литературным дарованием Зоя Яковлева не обладала, но добротой, радушием и гостеприимством она была одарена щедро — за это ее и любили. В квартире Зои Юлиановны — электрическое освещение, в ту пору большая редкость.

Лампочка без абажура свисала с потолка в центре комнаты. Яркий, необычный свет, чай с бутербродами, веселое общество привлекали гостей. Гости Яковлевой жили тоже неподалеку: Шаляпин и Дальский — на Пушкинской улице, Юрьев — на Ямской. Киселевского, игра которого так восхищала Федора в пору казанской юности. Квартира находилась в одном из уголков города, описанных Ф.

Здесь жили мастеровые, курсистки, студенты, люди неопределенных занятий и квартиры были дешевые. Мамонт Дальский, высокомерный с бездарностями и неучтивый с дилетантами, внимательно относился к одаренной молодежи, многому научил таких известных в будущем актеров, как М. Богатство рассыпаемых им на каждом шагу деталей — изумительно. Всеволод Эмильевич Мейерхольд — высоко ценил талант Дальского-трагика и часто цитировал его слова: И действительно, своего Гамлета Дальский играл всегда по-разному.

Если был бодр, энергичен — играл Гамлета мечтательным, нежным. Если был настроен задумчиво-лирически — играл с мужеством и страстным пылом. Его путь на большую сцену начинался с искреннего увлечения актерами-романтиками — Киселевским, Дальским, Юрьевым. Каждый свободный вечер Федор в Александринке. Юрьев радовался дружбе Шаляпина и Дальского: Творческие начала у обоих были очень сильны.

На этой почве возникали всевозможные планы, мечты, горячие споры… Да что греха таить — надо сознаться, и кутнуть они оба были не прочь!..

Безусловно, как актер Шаляпин многим обязан Юрьеву и Дальскому. Они часто бывали на оперных спектаклях с участием Федора, а потом втроем обсуждали исполнение. Однажды Шаляпин пригласил Юрьева на генеральную репетицию оперы Э. Болтаются, понимаешь, без толку, как у картонного паяца, которого дергают за ниточку… Видно, никогда с ними не сладишь! Так и держи, они не будут заметны публике. Ты сразу почувствуешь свои руки, они найдут себе место и не будут, как плети, болтаться без толку.

Главное, чтобы не думать, куда их девать. А потом привыкнешь — станешь обходиться без спичек…. Драматический театр все больше увлекал его: Но Шаляпин не просто поклонник прославленных мастеров Александринки — он хочет проникнуть в самую суть сценического поведения, пытается понять, что из виденного можно перенести в оперу. Дружба с актерами Александрийского театра открыла ему путь на концертную эстраду. В ту пору в Петербурге было принято устраивать благотворительные концерты в пользу разного рода нуждающихся сообществ.

Актеры выступали бесплатно, но публичностью, славой не брезговали и потому легко поддавались на уговоры предприимчивых организаторов. Те в назначенное время приезжали за артистом в наемной карете — обычно старой, расхлябанной, брошенной бывшим владельцем. Подали такую колымагу и Мамонту Дальскому, но выступать ему в этот раз почему-то расхотелось — актер пребывал в дурном расположении духа, вдохновение покинуло его, и он с ленивой капризностью отбивался от напористого студента.

Вы стоите на афише… Вас только одного и ждут… Вы — гвоздь нашего концерта, главная приманка… Если вы не приедете — скандал!.. Долговязый детина не внушал доверия.

Между тем Дальский счел проблему решенной:. Делать нечего — карета у подъезда. По дороге артист пробовал голос, время от времени откашливаясь, сплевывая в окно, приводя в ужас своего спутника. Федор предавался приятным размышлениям: А теперь — не угодно ли? Мимо движется пестрая вечерняя толпа. Шаляпин вспоминал детство, ночи, когда он, служа у сапожника, дышал густым запахом кожи, краски, лака и какой-то особенной материи….

Карета тем временем свернула с Невского на Михайловскую улицу и остановилась перед Дворянским собранием. Когда вместо Дальского в артистическую костюмерную вошел Шаляпин, его встретили с нескрываемым разочарованием. Федор заволновался, стал снова пробовать голос. Роскошный зал Дворянского собрания ослепил молодого певца парадным сочетанием темно-малинового бархата кресел с белоснежными стенами и мраморными колоннами, огромными люстрами с тысячами хрустальных слезинок, внезапно вспыхивающими разноцветными искрами… Публика молчалива, сдержанна.

Федор запел — и лед равнодушия стал постепенно таять. Я запел с большим подъемом. В зале поднялся неслыханный мною шум. Меня не отпускали с эстрады. Теперь Шаляпина стали часто приглашать на благотворительные вечера, он приобрел известность в кругах любителей музыки. Впрочем, скоро и Панаевский театр ушел в прошлое — рекомендации В.

Шестаковой открыли Федору путь в Мариинский театр. Помню, Фигнер известный тенор Мариинского театра. Жизнь Федора отныне становится более устойчивой, благополучной. Прошло всего полгода с той поры, когда он выпрашивал у Лентовского жалкие полтинники и щеголял в резиновых галошах, не имея лишнего рубля, чтобы починить изношенные сапоги. Теперь у него в руках официальный документ из плотной желтой бумаги: А в кармане — визитная карточка: В х годах Мариинский театр обладал превосходными силами.

У дирижерского пульта стояли талантливые и опытные капельмейстеры — Э. Блуменфельд, постановку опер осуществлял эрудированный режиссер и педагог, в прошлом известный певец О. Палечек, с мнением которого считались композиторы A. Басовые партии исполняли прекрасные артисты — Ф.

Совсем недавно покинул театр замечательный певец И. Федор Шаляпин стал десятым в труппе солистом-басом, да к тому же самым молодым — ему едва исполнилось 22 года.

Теперь перед ним — одна из лучших сцен Европы. Мариинский театр впечатлил молодого певца своей величественной роскошью. Недавно здесь закончены реставрационные работы по проекту архитектора В.

Корякин… С ними ему теперь выходить на сценические подмостки, с ними работать, у них учиться. Вдохновленный Мамонтом Дальским, Федор готовился показать Мефистофеля, обогатив его выразительными драматическими красками, но на репетиции режиссер О.

Палечек резко охладил реформаторский пыл певца:. Были и поталантливее вас, а ничего не выдумывали. Все равно лучше не будет!..

Первое выступление Шаляпина состоялось 5 апреля года. Для второго дебюта Федору предложили спеть Руслана в опере М.

Можешь в две недели одолеть? По своему провинциальному опыту Федор знал: Сам он не раз спасал положение и получал благодарность антрепренера за дружескую выручку. Уже в ходе репетиций он понял: С первой же ноты я почувствовал, что пою плохо и очень похож на тех витязей, которые во дни святых танцуют кадриль и лансье в купеческих домах.

Голос не звучал, движения, пластика, жесты казались вычурными, неорганичными. Сам же Кондратьев, как видно из его записи, оценил ситуацию по-другому: Молод еще он, но решительно выходит из ряда вон по способностям самообладания и приятности звука.

Однако рецензенты единодушны — роль не удалась, хотя и отметили вокальные способности певца. Через день, 19 апреля, Шаляпин выступил в третьем дебюте — в опере Ж. Отзыв свидетельствует, однако, не только о неуспехе дебютанта, но и — что, пожалуй, самое существенное — о готовности учиться у мэтров. Примером для подражания молодой артист избрал выдающегося оперного мастера Федора Игнатьевича Стравинского, талантливого артиста, последователя замечательного русского певца О.

Стравинский исполнял партии драматического и комического плана, прекрасно владел пластикой, тончайшими оттенками сценического перевоплощения. Проработав в Мариинском театре почти 40 лет, он создал на его сцене мощные сценические характеры басового репертуара. Среди певцов Мариинского театра Федор Игнатьевич Стравинский —, отец композитора Игоря Стравинского выделялся высокой и разносторонней культурой. Артист собрал большую библиотеку, ее украшали книги по истории и философии.

Свои партии Федор Игнатьевич тщательно готовил, изучал эпоху, время, этнографию. Блестящий исполнитель характерных ролей, Стравинский уделял много внимания пластике и гриму. Сам делал эскизы, наброски гримов, помогавших в создании сценического образа.

Внучка певца Ксения Юрьевна вспоминала восторженные рассказы Шаляпина — он показывал Стравинского в ролях Фарлафа, Олоферна, Скулы и восхищенно восклицал: Наброски шаляпинских гримов талант рисовальщика откроется у Федора позднее напомнят эскизы гримов Стравинского. В году Шаляпин поздравляет Стравинского с юбилеем словами: А спустя год в некрологе Ф.

Неудача Руслана оставила в сознании Шаляпина след на всю жизнь. Певец не раз намеревался выступить в этой роли, но так и не рискнул. Тем временем после трех дебютов Шаляпина окончательно зачислили в труппу Мариинского театра.

Имя Шаляпина теперь часто встречается в театральной хронике, публика и пресса относятся к его выступлениям с пристальным вниманием.

Шаляпина, то текст он понял верно… Но голос его как-то слабо вернее, закрыто звучал, и ему приходилось форсировать голос для достижения известных эффектов. После выступления Шаляпина в роли графа Робинзона в опере Д. Урок, который я извлек из этого неуспеха, практически сводился к тому, что я окончательно понял недостаточность механической выучки той или другой роли. Лето года Шаляпин провел под Петербургом, в Павловске, вместе с новым своим приятелем-ровесником Евгением Вольф-Израэлем, виолончелистом Мариинского театра.

Певец разучивал новые партии, выступал в музыкальных вечерах в зале Павловского вокзала, в свободное время гулял с друзьями по парку, катался на велосипеде, ловил рыбу в речке Славянке.

Вернувшись осенью в Петербург, он снова начал заниматься с Дальским. Их общий приятель, молодой артист Александрийского театра Николай Ходотов, вспоминал:.

Все вы, оперные басы, дубы порядочные. Разве ревом можно чуять? Дальше идет лекция о скульптуре в опере, о лепке фигуры на музыкальных паузах, на медленных темпах речи… И Шаляпин слушал…. Много взял Шаляпин от Дальского.

Шаляпин безгранично верил Дальскому, следовал его советам в трактовке ролей, в осмыслении характеров, в отборе интонаций, красок, жестов, пластики. Обещания дирекции неопределенны, но тем не менее он начал работать над ролью с Мамонтом Дальским. Как только роль требует проявления какого-нибудь характера, она начинает вам не подходить.

Думаешь, тебе не подходит роль Мельника? А я полагаю, что ты не понимаешь как следует роли. Вот хотя бы эту первую арию твою, на которую ты жалуешься. Федор прочел — внятно, с соблюдением грамматических и логических пауз. Наставления и укоры, которые Мельник делает своей дочери, ты говоришь тоном мелкого лавочника, а Мельник — степенный мужик, собственник мельницы и угодьев.

Интонация, окраска слова — вот оно что!.. Работа в театре тем временем продолжалась. Подходивший к завершению сезон так и не приблизил Шаляпина к осуществлению его мечты. А тут еще Дальский, читая недельный репертуар Мариинки, укорял Федора:. А если артиста в репертуаре нет, значит, он не нужен театру. Вот смотри — Александринский театр: А вот Мариинский театр: Удрученность Федора замечали и его коллеги.

Михаил Михайлович Корякин, с которым он не раз пел дуэтом, хотел вселить в молодого певца бодрость, веру в талант и поэтому в последний день сезона — 30 апреля года — сказался внезапно заболевшим.

Дирекция пошла на риск и выпустила на сцену Мельника — Шаляпина. Спектакль неожиданно оказался заметным событием в жизни певца. Успех не вызывал сомнений. Так славно завершился для Федора второй сезон в Мариинском театре! Спектакль дорог не только Шаляпину. Известный критик Эдуард Старк спустя 20 лет, в году, вспоминал: Как он сумел в единый миг раскрыть все чары, таящиеся в этом слиянии слова с музыкой, овладеть всеми тонкостями речитатива, доведенного Даргомыжским в третьем акте до высокой степени совершенства, влить в слова столько жуткого трагизма, сообщить всем жестам такую выразительность, овладеть замыслом настолько, чтобы подчинить себе средства этого внешнего воплощения, все это было непостижимо, казалось почти чудом, да оно и было, несомненно, чудом внезапного пробуждения великого таланта от долгого сна, в который он был погружен.

И все же Шаляпин чувствовал себя в труппе неуютно. Но мечта певца не осуществилась: Можно допустить, что Клавдию Спиридоновну Винтер Федор не раз встречал осенью года в Панаевском театре: Арензон полагает, что Товарищество Труффи существовало на капиталы Мамонтова: Соколов — он с супругой, певицей К.

Нума-Соколовой, также был приглашен в Частную оперу. Втроем артисты двинулись в Нижний Новгород — там С. Мамонтов готовил выступления своего театра. Летом года в Нижнем Новгороде открылась Всероссийская промышленно-художественная выставка, приуроченная к традиционной Нижегородской ярмарке. В старинный русский город прибыли купцы, промышленники и финансисты, собрались известные деятели культуры, искусства. Фотографы иллюстрировали, журналисты повествовали о событиях ярмарки читателям не только России, но и Европы.

Бенуа; об экспозиции экзотического Крайнего Севера, живописно оформленной К. Коровиным; о великолепии отдела кустарных промыслов, о симфонических концертах темпераментного дирижера Н. Главача, об опереточных спектаклях труппы М. Малкиэля, о выступлениях хорватских музыкантов и хоровой капеллы Д. Агренева-Славянского, о виртуозах-акробатах цирка Никитиных, о ярких лекциях по искусству А. Кремлева, наконец, о кинематографических сеансах, демонстрировавших ленты братьев Люмьер, и др.

С тревогой размышлял Горький об уходящей в безвозвратное прошлое народной музыкальной культуре, описывая концерт владимирских рожечников и сказительницы Орины Федосовой, он резко реагировал на все, что, как ему казалось, уводило искусство от острой социальной проблематики в область отвлеченного надуманного экспериментаторства.

Горький восхищен полотнами И. Зато он страстно обрушился на картины М. Искренняя непосредственность, природный дар лицедея стремительно обогащались яркими впечатлениями, преобразовывались в высокий артистизм неповторимой творческой индивидуальности.

Федор легко вбирал в себя чувственный и жизненный опыт собеседника, кем бы тот ни был — случайным попутчиком, собратом по счастью или несчастью, чиновником в конторе, церковным певчим, поваром, гувернанткой или выдающимся ученым, музыкантом, художником, актером, писателем, великим князем или особой царской фамилии. А имена тех, кого Шаляпин называл своими наставниками или учителями, могли бы составить обширный список.

Создатель Русской частной оперы, энергичный промышленник и увлеченный искусством меценат Савва Иванович Мамонтов восхищенно рассказывал своему другу Константину Сергеевичу Станиславскому, одному из основателей Московского Художественного театра, как молодой Шаляпин жадно вбирал новые сведения о жизни и об искусстве.

И в юные годы актерских скитаний, и в пору своей фантастической славы Шаляпин всегда — душа компании, Человек Театра, неистощимый на выдумку. Имея в запасе множество занятных историй, жанровых зарисовок, Шаляпин сразу окружал себя благодарными слушателями и зрителями. До последних дней певца восторженным слушателем оставался его друг, замкнутый и не любивший шумных сборищ Сергей Васильевич Рахманинов. Великим художником и реформатором отечественного и мирового искусства Федор Иванович Шаляпин стал не только благодаря своему трудолюбию, творческой целеустремленности, стечению обстоятельств, но еще и потому, что его природный дар был чутко услышан, замечен, заботливо взлелеян, понят и взращен окружавшими его талантливыми людьми, остро ощутившими бунтарский освободительный дух времени в самом широком смысле.

Творец великих сценических шедевров, Шаляпин сам становился персонажем литературных и музыкальных произведений, живописных полотен, зарисовок, скульптурных изваяний… Современники увидели в нем портрет времени, обобщенный символ эпохи, воплощение творческих и мировоззренческих исканий целых поколений.

Соответствовал ли Шаляпин как реальная фигура представлениям о нем, нередко односторонним, восторженным, подчас демонстративно категоричным, а порой и искусственно навязанным публике?

Однозначно ответить на этот вопрос трудно. Художник, щедро одаренная природой личность, великий работник в искусстве! В Шаляпине боролось, уживалось, конфликтовало множество противоречивых идей, рожденных полетом вдохновения, ищущей мысли, остротой пережитых чувств.

В их борениях рождался гений созидания, в них прямо и косвенно проявилось и то живое влияние, которое оказывали на Шаляпина современники и породившая их эпоха. Художник, творец и в то же время человек — неотразимо обаятельный, страстный, открытый людям, окрыленный светлой увлеченностью жизнью, театром, любимой женщиной, природой, детьми, друзьями, товарищами по искусству.

Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Виталий Николаевич Дмитриевский Шаляпин Весь мир — театр. Цвет фона Цвет шрифта. Страницы из моей жизни. Перейти к описанию Следующая страница.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress