Рысь. Рудиарий Андрей Посняков

У нас вы можете скачать книгу Рысь. Рудиарий Андрей Посняков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Юноша, обойдя пару галдящих компаний, скромно уселся в уголке и осмотрелся. Заведение было небольшим, но вполне уютным, хотя, впрочем, воздух казался каким-то спертым — скорее всего из-за печки — и даже душноватым. На дворе стоял август, хоть и не такой жаркий, как в Галлии. Слуга — шустрый мальчишка — принес заказанное вино в кубке и хлеб. Отломив кусочек хлеба, Юний обмакнул его в вино и, смакуя, медленно отправил в рот, чувствуя, что по-настоящему проголодался.

К столу вдруг присела девушка — светлоглазая, с темно-русыми, стянутыми узеньким ремешком волосами. Хрупкие плечи девушки покрывала полупрозрачная накидка, затканная серебром, наверное весьма недешевая. Узкая туника из синей шерсти настолько плотно прилегала к телу, что четко обрисовывалась линия груди с твердыми пупырышками сосков. Незнакомка выглядела вполне симпатичной, правда немного назойливой. Впрочем, ее ремесло не составляло для путешественника тайны.

В конец концов, почему бы и нет? Денег пока хватало, а дальше… дальше будет видно. Не так уж они и нужны в дальних диких краях, куда важнее — острый меч и удача. На вид она казалась ровесницей юноши или, может, чуть младше.

Похоже, они были в сговоре — раскручивали постояльцев. Все равно нужно разузнать ситуацию: Нужны были сведения, а от кого их получить, как не от портовой девки?

Вот кто наверняка знает все местные сплетни, да и на вид она вовсе не дурна. Снова подозвав хозяина, они вслед за ним поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж и оказались в довольно просторной комнате с широким, стоявшим прямо посередине ложем и небольшим столиком, на который хозяин поставил большое деревянное блюдо с рыбой и кувшин вина и, улыбнувшись, пошевелил пальцами:. Поклонившись, толстяк удалился, и новые знакомцы наконец приступили к делу, ради которого сюда и пришли.

Заперев дверь на узкий засов, Юний обернулся и растянул губы в улыбке — Арника уже стащила с себя тунику и, подперев подбородок рукой, валялась на ложе голой. Скинув на пол обувь и плащ, юноша бросился к девчонке, и та легкими уверенными движениями быстро освободила его от остальной одежды. Да, гетера оказалась красива и умела: Тоненькая, но не тощая, Арника казалась молоденькой березкой, светло-серые глазищи ее смотрели прямо, лишь в самой глубине искорками затаилась усмешка….

Погладив юношу по груди, она поднялась и, подойдя к стоявшему на треноге светильнику, чуть притушила пламя. Лаская девушку, Юний вдруг наткнулся рукой на что-то непонятное на спине, у самой лопатки. Они уселись рядом на ложе, и Юний принялся расспрашивать Арнику про город и его обитателей.

Та отвечала поначалу не очень охотно, но вскоре разговорилась, и путешественник узнал немало интересного о горожанах. Например, что начальник крепости — центурион Гай Целерис — взяточник и казнокрад, что жена городского эдила — стерва, а малолетний сын одного из дуумвиров просто обожает мужчин.

Все это было, конечно, интересно, но не очень важно, и юноша постепенно перевел разговор на другие темы, упомянув, что хотел бы предпринять дальнюю торговую поездку за янтарем.

Кстати, с тебя два сестерция. Если хочешь, я приду завтра. Проводив девчонку до лестницы, юноша вытянулся на ложе, подложив под голову руки. Не спалось — выспался впрок еще на судне; нахлынули вдруг какие-то воспоминания, мысли…. Вот огромное озеро Нево — озеро-море. Набегающая на плоский берег волна, черные валуны, седая широкая лента реки, по берегам серебрятся ольховые заросли, и плакучие ивы склоняют к самой воде свои гибкие зеленые ветви.

Лес — огромные, вздымающиеся к небу сосны, мрачные ели, осины, редкие островки берез. И селенье — на холме, почти у самого озера. Сторожа поначалу приняли их за торговцев, а когда сообразили, было уже поздно.

Ободриты не знали жалости. Жгли, убивали стариков и мужчин, насиловали женщин, ловили детей и молодых девушек, чтобы затем продать в рабство. Врагов было много, и Доброй, отец Юния, вернее, еще просто Рыси, напрасно пытался сопротивляться. Уложив множество нападавших, пал и сам, как и все воины озерного племени.

Однако ободриты взяли числом и коварством, еще раз подтвердив поговорку о том, что никогда нельзя доверять чужакам. Погибла в схватке и мать Рыси Невдога из древнего лесного племени весь, что проживало в далеких урочищах и чащобах, погибли и прочие родичи. Враги перебили всех взрослых, а детей и подростков, связав, побросали в свои челны и, привезя домой, продали в рабство римлянам из колонии Агриппина. Поначалу Рысь оказался на вилле, затем — в гладиаторской школе, а уж потом — в центурии Теренция Капитона, почти полностью погибшей в галльских болотах.

Гладиаторы, в том числе и Рысь, помогали легионерам бороться с мятежными галлами. Мятеж подавили, сам Рысь едва не погиб, зато приобрел друзей-римлян — легионеров Валерия и Луция. Валерий оказался племянником императорского легата, который по его просьбе и подарил Рыси свободу.

Ланиста, конечно, скрипел зубами, лишаясь одного из лучших бойцов, но что он мог сделать против слова легата? Конечно, даже получив свободу, Рысь мог бы остаться в гладиаторской школе и тренировать молодых, как многие ветераны — Плавт, Эней, Лупус. Однако, хорошенько подумав, юноша решил иначе.

В конце концов, что его связывало с Ротомагусом, городом Лугдунской Галлии, в котором находилась гладиаторская школа? Так легионеры не собирались там оставаться, а единственный друг-гладиатор, иллириец Тирак, был продан ланистой перекупщику из Массилии. Узнав об этом, Рысь почувствовал горечь и уже больше не собирался оставаться при школе, тем более что нравившаяся ему девушка Флавия Сильвестра, приемная дочь всадника, нет, уже сенатора Децима Памфилия Руфа, уезжала со своей семьей в Рим.

Спровоцировав мятеж, Памфилий Руф сам же его и подавил, благодаря чему обрел лавры спасителя отечества и сенаторский титул. Теперь все дороги его вели в Рим. Устроив прощальную вечеринку для аристократии Ротомагуса, новоявленный сенатор уехал. А вместе с ним и Флавия. И кажется, она ничуть не грустила по поводу переезда.

Поначалу Рысь хотел было ехать за ней, но, подумав и посовещавшись с друзьями, охладел к этой затее. Бывший гладиатор, презираемый всеми раб, а ныне — вольноотпущенник, которого ни в одном приличном доме не пустят дальше прихожей.

Что он сможет дать Флавии? Предложить руку и сердце? Разве что изредка встречаться в постели, так и это может Флавии быстро прискучить, ведь у ног ее будет лежать Рим! Флавия уехала, друг Тирак в Массилии. Валерий с Лупусом звали завербоваться в легион, да Рысь не очень-то хотел этого, даже несмотря на хорошее жалованье.

А чем тогда ремесло легионера отличается от жизни гладиатора? И те и другие не свободны и делают что велят. Нет, Ант Юний Рысь, как называли его друзья-римляне, вовсе не хотел этого, а хотел… Чего, и сам не знал. Наверное, для начала следовало отдать долг погибшим родичам — отомстить за них подонкам-ободритам во главе с их коварным вождем Тварром.

Ободриты, как юноша уже вызнал, жили недалеко от Янтарного берега. Туда и следовало добраться и убить наконец Тварра, чтобы души родичей успокоились на том свете. Месть — дело важное и достойное, но для нее нужно было сначала найти обидчиков. Впрочем, Рысь не сомневался, что найдет — ведь помогут боги! Вот они уже и послали ему эту девушку, Арнику. Кроме всего прочего, через нее наверняка можно будет многое разузнать.

Провалившись в плотную пелену сна лишь к утру, юноша проспал почти до полудня. Когда он спустился в харчевню, солнце стояло уже высоко. Сиренево-сизые тучи затянули полнеба, похолодало, повеяло влагой, и уже было ясно, что скоро пойдет дождь. Оставаться на постоялом дворе не хотелось, и, наскоро перекусив в пустом зале, Юний вышел на улицу. Подумав, он направился к форуму. Именно там, на торге, наверное, и можно что-нибудь узнать о пути к Янтарному берегу.

Рынок, пропахший свежей рыбой и дублеными шкурами, которые разложили прямо на мостовой звероватого вида торговцы, шумел сотнями голосов, на все лады расхваливающих товары. Амфорами продавалось привозное вино и оливковое масло, кучами громоздилась шерсть и тюки светлых льняных тканей, блестящие зеленоватые мухи жужжащими тучами кружили над мясными рядами, горожане корзинами брали орехи, фрукты и только что пойманную рыбу.

Шныряли мальчишки — разносчики лепешек и напитков, кричали что-то на совершенно непонятном Юнию языке, переходили на латынь, лишь завидев покупателей-римлян. Хоть город и был построен римлянами, однако их влияние в этой земле было еще слабее, нежели в Лугдунской Галлии, совершенно справедливо считавшейся дикой.

Почти все знатные галлы общались меж собой на латыни, здесь же, похоже, было наоборот. По пути к рынку юноша не услышал ни одного знакомого слова. Какой-то нахал вдруг сильно толкнул его, и Юний непроизвольно схватился за меч.

Обернувшись, юноша увидел лишь красный шерстяной плащ, развевающийся за широкой спиной обидчика и тут же, сбоку, вдруг заметил разложенные на прилавке куски полупрозрачного застывшего золота.

Подойдя ближе, Юний взял один камешек, покрутил между пальцев — на ладони заиграло маленькое теплое солнце. Купи, господин, не пожалеешь! А почему ты спрашиваешь? Ничего не добившись от бородатого, Юний отошел от него и, на ходу разглядывая разложенную для продажи посуду, медленно пошел прочь. Солнце уже скрылось за плотными серыми облаками, накрапывал дождик, и, наверное, можно было бы и возвратиться уже обратно на постоялый двор, немного вздремнуть, дожидаясь визита Арники… Или все же прогуляться до пристани?

Кажется, римская богиня судьбы наконец-то поворачивалась к нему лицом. Выйдя с форума, они свернули за угол и, пройдя мимо базилики, углубились в лабиринт узеньких немощеных улиц, остро пахнущих нечистотами.

Где-то рядом орали, слышалась ругань, за глухим забором истошно залаял пес. Юний непроизвольно обернулся — выглянувшее было из-за угла девичье личико проворно спряталось обратно. Насколько удалось рассмотреть, красивое было личико — сероглазое, пухлощекое, цвет волос скрывал капюшон. А вообще очень похоже на Арнику. Впрочем, здесь все такие — светлоглазые, русоволосые, на зависть чернявым римлянкам.

Стукнув в дверцу три раза, проводник замер, прислушиваясь. За забором послышались шаги, и дверца открылась.

Довольно улыбнувшись, мальчишка сунул монету за щеку и скрылся за углом, откуда сразу же послышался шум потасовки — то ли монету у парня отбирали, то ли просто так мутузили, кто знает? А может, и он кого-нибудь трепал.

Юний хотел было пойти посмотреть, да поленился и, пригнув голову, вошел в призывно открытую калитку, после чего очутился в узком дворе, заваленном дровами и навозом. Окружающий вид был вполне гнусным — может, так и принято у германских купцов? Юноша скривился… и скривился еще больше, когда увидел, как из-за навозной кучи вдруг вышли двое дюжих парней и, недобро ухмыляясь, молча пошли навстречу гостю.

В руках у обоих были большие, обитые железом дубины, крайне не понравившиеся Юнию. Не оборачиваясь, он лишь помотал головой, краем глаза заметив еще двоих позади, у самой калитки. Но что он им всем сделал? Два выпада мечом — и противники разбежались, схватившись за проткнутые клинком руки. Бывший гладиатор Рысь еще не забыл свое ремесло! Но хотя путь вроде теперь был свободен, не следовало сломя голову нестись прочь — те, с дубинами, быстро бы его догнали.

Эти дюжие парни представляли собой весьма серьезную силу: Правда, Юний все же был гладиатором… Но и парни отлично владели своим оружием. Не обращая внимания на раненых товарищей, парни, нарочито небрежно помахивая дубинами, не спеша разошлись, чтобы не мешать друг другу.

Один из них вдруг сделал длинный выпад. Юноша уклонился и попытался в прыжке достать парня острием меча. Достал, конечно, но всего лишь поцарапал кожу. И снова дубина едва не задела плечо! Юний вовремя отскочил, а ведь сзади тоже был враг!

Рудис, почетный деревянный меч — символ обретенной свободы. Но свободой еще нужно уметь распорядиться, а это совсем не просто, когда вокруг плетутся интриги и проворачиваются грандиозные финансовые аферы. И когда в тоги лучших друзей рядятся злоумышленники, готовящие государственный переворот.

Дорогие друзья по чтению. Книга "Рудиарий" Посняков Андрей произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Казалось бы, столь частые отвлеченные сцены, можно было бы исключить из текста, однако без них, остроумные замечания не были бы столь уместными и сатирическими. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами.

Благодаря живому и динамичному языку повествования все зрительные образы у читателя наполняются всей гаммой красок и звуков. Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. С помощью описания событий с разных сторон, множества точек зрения, автор постепенно развивает сюжет, что в свою очередь увлекает читателя не позволяя скучать. Чувствуется определенная особенность, попытка выйти за рамки основной идеи и внести ту неповторимость, благодаря которой появляется желание вернуться к прочитанному.

Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress