Ребята из дивизии Таран Илья Симанчук

У нас вы можете скачать книгу Ребята из дивизии Таран Илья Симанчук в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Я люблю так разогнаться, что дух захватывает и кажется — непременно брякнусь. Но в самый последний момент раз — и торможу чудом каким-то. А дворы у нас какие большие! Днем — шумные, многолюдные, а поздним вечером — темные, таинственные. Бывало, такое нафантазирую про них — сердце чаще бьется и сна ни в одном глазу. Нет, мой район — самый лучший, это точно Видела, какие там закоулки старинные? Мы с ребятами всю округу облазили.

Я могу тебя там часами водить и тоже рассказывать всякие интересные вещи А потом встретимся, знаешь где? Вот и родной Лёнин домик Тихо вокруг, даже странно — ни души! Видать, и соседи эвакуировались Он обошел дом, заглянул во все окна, потоптался в садике, подобрал с земли почерневший лист Порыв ветра выдернул его из пальцев и погнал по улице Группа школьных товарищей, в основном одноклассниц, окружила, затормошила взгрустнувшего было парня. Расспросам, казалось, не будет конца. И Леня не заметил, как миловало время, условленное для встречи с Наташей.

Только случайно подняв глаза на уличные часы, охнул, наскоро попрощался и ринулся вперед, точно на состязаниях по спринту Наташа уже стояла на площадке у входа в телеграф, склонив набок голову и укоризненно глядя на запыхавшегося Леню.

А я вот своим домашним телеграммы разослала с новым адресом Слушай, а ведь у нас еще есть время! Сто лет не была в кино, хочу ужасно.

И с Пушкиным заодно попрощаемся. Я к нему раньше часто бегала, цветы носила, даже советовалась мысленно. А в военной форме он меня еще не видел Ну, побежали, а то вдруг на сеанс опоздаем В маленьком зале было совсем немного зрителей, и Леня, поколебавшись, взял Наташину руку в свою.

Когда с экрана Бернес затянул: А потом, в самые напряженные минуты, ее ладонь сжималась в кулак, и Леня даже шепнул:. Да тут еще про мое увлечение — авиацию. Шестнадцатого ноября началось новое наступление на Москву. Фашисты заняли Клин, Солнечногорск, обойдя Тулу, вышли к Кашире. В эти дни Леня все чаще и чаще думал о вступлении в партию.

Это отразилось и в дневнике:. Решил вступать в кандидаты партии. Подумать только, буду в партии, которую создал Ленин, пойду в бой коммунистом На днях, наверно, поеду в Москву за рекомендацией райкома комсомола. Наташа тоже собирается поехать в Москву. Значит, опять поедем вместе. Только бы не сорвалось! Она тоже собирается вступать в партию В гражданскую все мои — и дедушка с бабушкой, и братья мамины, и мама — стали большевиками, участвовали в боевых действиях.

Я поэтому тоже должна Братья мои раньше меня добровольцами пошли. Тоже, верно, на фронте в партию вступать будут И я за ними! Из Москвы Наташа привезла документ, которым очень гордилась. А на самом деле такая и есть, — убежденно произнесла Маша. Тебе рекомендация на всю жизнь дается, и в ней должно быть сказано: Наташа действительно всегда была смелой, упорной, прямой.

Водилось это за ней с детства. Выбрались они однажды с мамой после трудового дня дочь училась в школе, а мать — в Тимирязевке на прогулку в Останкинский парк. Аттракционы были облеплены ребятней, но Наташа потащила маму мимо, к парашютной вышке. Вымолила разрешение, поднялась наверх, вышла на площадку, отыскала глазами маму, махнула ей рукой и, не задерживаясь, не колеблясь, прыгнула.

Когда подбежала к маме, глаза ее упоенно сияли! Всегда, когда она радовалась, веселилась, глаза ее были ярко-синими. А в минуты волнения они отливали серовато-стальным оттенком Как-то раз ее классный руководитель пришел на урок крайне раздраженным. Он прерывал ответы ребят, делал ненужные замечания, и плохие оценки градом сыпались в классный журнал. Дома Наташа переживала, корила себя, хотя и понимала, что учитель действительно был неправ.

Но ведь она — староста, вожак А какой пример показала? Весь вечер прошел в переживаниях, а наутро Наташа сразу же попросила у учителя прощения. Тот помолчал, а потом тоже извинился перед Наташей, перед всеми ребятами. Оказалось, что он провел несколько бессонных ночей у постели тяжело больного сына. Устал, замучился и на уроке потерял контроль над собой Случилось раз, жильцы соседней квартиры, выйдя на лестницу, нечаянно захлопнули за собой дверь.

Но Наташа, закусив губу, уже вылезла в окно. Она встала на узенький карниз, вцепившись побелевшими пальцами правой руки в раму своего окна. Осторожно переступила, прижавшись к стене, потянулась и левой рукой ухватилась за раму открытого соседского окна.

Еще шажок — и она, перегнувшись, влезла в окно, хлопнула в ладоши и громко засмеялась, А затем вприпрыжку поскакала открывать дверь изнутри. Ну, а я без спора Зачем ей хотелось быть смелее, сильнее своих сверстников? О, конечно, ради большой цели! Недаром одним из самых любимых ее героев был Валерий Чкалов.

Недаром уже с семи лет она твердо решила: Что из них видно? Горбящиеся крыши соседних домов А она видела еще и льды Северного полюса, и зеленую тайгу, и голубую океанскую пустыню, видела все это под крылом своего самолета Совсем еще маленькой, ученицей младших классов, она дожидалась, пока мама уйдет на кухню или в магазин.

А тогда двигала стол, ставила на него стул и, пыхтя, залезала на старенький, потрескавшийся гардероб. Пахло пылью, но ей казалось, что это запах бензина и масла, что шум деревьев за окном — шум заведенного двигателя, а три узких оконца впереди — стекла кабины пилота. Суждено ли было сбыться ее мечтам? Она, во всяком случае, старалась изо всех сил. В восемнадцать лет, предварительно договорившись с матерью о том, что после окончания школы будет поступать в геологоразведочный институт, все-таки пыталась попасть в аэроклуб.

Истины ради надо сказать, что мама тогда находилась далеко от Москвы — на курорте. И туда было отправлено длинное, ласковое и шутливое письмо, в котором Наташа писала:.

Ты прости меня, что я, не посоветовавшись с тобой, подала заявление в аэроклуб. По-моему, если меня примут, будет очень хорошо. Ведь сейчас такое время, что каждая девушка должна иметь какое-то военное образование. Двадцать первого сентября я буду проходить врачебную комиссию. Подумай обо мне часов в семь-восемь вечера, и я пройду все испытания и поступлю в летчики. Мамусенька, ведь ты помнишь, что я еще на Покровке собиралась стать летчиком.

Маленькая я тогда была, а теперь Я думаю, что если меня примут, то я совсем излечусь от лени и буду каждый день учить уроки Улетела в облака, не проходя врачебную комиссию. А вот двадцать первого какой-нибудь старичок с козлиной бородкой посмотрит на меня сочувственно и скажет: Неужели правда так скажет? Выдерну я ему тогда остаток бороды. Ей-ей, выдерну и оставлю себе на память Не зря Наташа прятала за шутками опасения. Хоть и занималась она гимнастикой, бегала на лыжах, все-таки медицинская комиссия нашла какие-то отклонения в работе ее, может быть, излишне быстрого и горячего сердца.

Видимо, сказались ранние заболевания — и туберкулезный процесс в легких, и отеки на гландах Очень это расстроило девушку, и она с яростным упорством занялась спортом. Это время начало свой отсчет еще в тридцать седьмом году, со сводок о ходе боев испанских республиканцев с фашистами, о зверских расправах с патриотами гордой Испании. Тогда во дворе дома номер шесть по Сретенскому бульвару, как и повсюду в нашей стране, слышалось:.

На головах всех ребятишек красовались красные испанки с кисточками. Приветствием служил сжатый по-рот-фронтовски кулак у плеча.

Ее автор побывал в Испании, попал в плен к фалангистам и чудом избежал расстрела. На обложке книги — черные самолеты с крестами на крыльях пикировали на раненого испанского ребенка. Наташа, багровая от гнева, читала книгу, качала головой.

Потом захлопнула и повернулась к матери:. А ты вот Родину любишь, а стрелять не умеешь Когда ее избрали в комитет комсомола школы, Наташа взялась за военно-физкультурную подготовку ребят. Затеяла лыжный поход в подшефный колхоз, все отлично организовала, вот только И ребята шли пешком, а часть пути — в противогазах. Наташа всматривалась в мишень: Но не рвать спусковой крючок, а наводить точно, плавно, удерживая дыхание Теперь можно осмотреть мишени. Вот он, интервент, убийца Но ему уже не суждено убивать!

Одна Наташина пуля раздробила ему челюсть, вторая пробила плечо, третья угодила точно в сердце, четвертая — прошила грудь Берегись, охотник завоевать нашу Родину, как ты завоевываешь другие страны Европы!

Уже в году дедушка и бабушка, три маминых брата и сама мама Наташи, тогда пятнадцатилетняя девочка, были большевиками, красногвардейцами. Дед и два маминых брата погибли, замученные белыми.

Третьего брата, совсем еще юношу, скосила эсеровская пуля. Сама мама едва не погибла, выбираясь из белоказачьего окружения и выводя из него маленькую сестру Надюшу — любимую Наташину тетку. Обо всем этом девочке с детства рассказывала бабушка, старая большевичка. Кстати, ты знаешь, что солдаты революции никогда не плачут, не трусят, не обманывают и не ленятся?

Наташа кивала головой, загибала пальцы на ручонке и казалась очень серьезной, сосредоточенной. С тех пор, если ей случалось в чем-нибудь провиниться, самым горьким для нее упреком были слова: А еще хочешь стать солдатом революции!

Уже школьницей Наташа понимала: Поэтому любимой ее песней была песня про юного барабанщика:. Но когда герой песни — юный барабанщик — падал, сраженный пулей, на сырую землю, голос Наташи дрожал, а на глаза навертывались слезы А потом в нее словно вселялось десять бесенят, и она куролесила, дурачилась, выдумывала шумные, веселые игры, втягивала в них окружающих.

Именно в таком состоянии она писала матери на курорт:. Я хожу по Москве, и все меня радует, забавляет. Я очень часто чувствую себя не восемнадцатилетней, взрослой дочерью, а маленькой восьмилетней Туськой. Это умение веселиться, заражать весельем других очень пригодилось ей, когда летом, перед десятым классом, она поехала вожатой в Болшевский пионерский лагерь к ослабленным и больным детям.

Да не так вяло! Представьте себе, что вы в разведке. Нет, спешить не надо! Смотри, ты уже задыхаешься Кто же торопится в разведке? Главное — сделать все тихо, незаметно, главное — внимательно за всем наблюдать. А теперь садитесь в кружок.

Я объясню вам, как устроена винтовка Ну и что, что ты болеешь? Здесь вас лечат, и все вы обязательно станете сильными, крепкими. А сильные и крепкие должны быть готовы защищать Родину Ну-ка пошли со мной, я почитаю вам очень интересную книгу А на следующий день с Наташиной помощью к ребятам приходили герои Гайдара, потом — мужественные люди из рассказов Джека Лондона Пушкин и Горький, Жюль Верн и Марк Твен помогали юной вожатой ободрить своих подопечных, закалить их волю, разбудить энергию.

Были у нее два помощника — ее зверята: Они прибыли в Болшево вместе со своей непоседливой хозяйкой. Ребята буквально смотрели Наташе в рот, кидались выполнять любое ее поручение. А когда, угомонившись, они засыпали, вожатая усаживалась на крылечке, глядела на подмигивающие ей ранние звезды и говорила подруге, вожатой другого отряда:.

Может, среди них — будущий Пушкин или новый Чкалов? Кто-нибудь, я верю, обязательно станет настоящим героем, даже, наверное, многие И именно мы можем их чуть-чуть подтолкнуть, расшевелить. Слушай, вот было бы здорово написать про них сейчас, а потом про то, что с ними будет!

Она очень любила маленьких. У себя во дворе не давала их в обиду, помогала в играх, мирила поссорившихся, разнимала драчунов. И не раз обидчикам малышни перепадало ее крепеньким кулачком. Когда родилась младшая двоюродная сестренка, Наташа подолгу простаивала у ее кровати: От своих пустяшных денег, выданных на школьные завтраки, она ухитрялась долгое время откладывать какую-то часть и однажды пришла в гости к тете Наде очень довольная, со сверточком под мышкой.

При всей своей непоседливости Наташа увлекалась и таким кропотливым делом, как рукоделие. Сделав уроки, сразу же бралась за вышивание и корпела над ним подолгу. А потом вдруг вскакивала и кидалась звонить подругам, у которых дома был телефон: В один из весенних дней они приехали в парк, но не смогли достать мяч.

Помочь им взялись парни, игравшие по соседству. Может, им и вправду не повезло, но скорей всего просто решили подшутить над девчонками: Что ж, не выходит у нас волейбол — в футбол сыграем. Разбивайтесь, девчонки, на две команды! Что мы — хуже их?

Особого энтузиазма это не вызвало. Девочки смущались, играли вяло и робко. Только Наташа яростно бросалась к мячу, стремилась посильнее ударить или отпаснуть своему игроку. Если мяч летел по воздуху, она подпрыгивала, норовя боднуть его своей кучерявой головой. Словом, ее команда повела в счете, и противницы заворчали:. Пусть она к нам перейдет, а мы вам любую отдадим, какую выберете Футбол — отличная штука. Я вот у себя во дворе с мальчишками будь здоров как гоняла!

Футбол она действительно очень любила. И отчаянно болела за московских спартаковцев. Когда многие друзья и подруги Наташи, учившиеся на класс старше, заканчивали десятилетку, она азартно включилась в подготовку грандиозного выпускного вечера.

Организовала целый самодеятельный спектакль, усадила подруг за изготовление костюмов, а сама настрочила целый сценарий. Были в нем и серьезные, и шутливые стихотворения, были расписаны роли, вмонтированы песни. Наташа что-то набрасывала своим отработанным, чуть склоненным влево, четким почерком, потом решительно зачеркивала написанное, секунду-другую покусывала ручку и снова принималась быстро писать.

Сочиненные наспех, стихи и впрямь не отличались особыми достоинствами. Но встретили их горячо, много хлопали, и вечер удался на славу. За поэзию Наташа и до этого принималась не раз. Правда, оттачивать строки, вынашивать образы, короче — заниматься этим делом по-настоящему у нее никогда не хватало терпения.

Да, пожалуй, и способностей. Проза — другое дело: В них Наташа была сама собой, в стихах — нет. И все же, когда чувства переполняли ее, когда ей хотелось петь, она снова и снова пыталась передать это в поэтический форме:. Вот с каким радужным настроением вступала Наташа — вместе с миллионами своих сверстников — в годы, от которых вовсю тянуло порохом. В первые же дни войны Наташа, член пленума Коминтерновского райкома комсомола, пошла в военкомат.

Но там ей вежливо и твердо отказали в отправке на фронт. Она попытала судьбу еще раз: Куда тебе на фронт? Наташа обиделась и расстроилась. На следующий день пошла к комиссару дивизии. Чего только она ему не наговорила! Залпом, не позволяя перебить себя, возразить. И про то, что она хорошо стреляет, ходит на лыжах — вот значки и удостоверения, и про революционное прошлое семьи, которому она не должна изменять, и про то, что всем комсомольцам надо обязательно выступить против врага: Там Наташа и подружилась с Машей.

Но именно в военной обстановке обнаружилось, что их противоположные характеры отлично дополняют друг друга. Машина молчаливость, скромность уравновешивали порывистую, резкую Наташу. К тому же Маша была помоложе, и Наташа сразу же решила, что ее надо опекать. Но часто получалось наоборот Дома никогда не ела А то мы намаялись сегодня: Смотри, пожалуйста, действительно неплохо! Девушки учились выбирать огневые позиции, намечать ориентиры, скрытно выходить на рубеж и так же незаметно оставлять его.

Потом шла теория — устройство оптического прицела, схемы ведения огня. Наташа завела большую записную книжку, в которую аккуратно, как в школе, вносила данные прицела, различные схемы, решение огневых задач. А рядом, точно пробуя чернильный карандаш, как-то написала в столбик:. Не раз, видать, после уставного армейского обращения хотелось вспомнить, как ее называли родные и друзья. Но разве только к этому приходилось привыкать в армии?

Сколько неудобств, например, доставляли ей огромные армейские ботинищи! Наташа не жаловалась, лихо топала в них. Но после дождя становилось совсем невмоготу — на подошвы налипали, наверное, тонны грязи!

Тогда она, чертыхаясь, ставила ногу на пенек и, как заправский пехотинец, счищала грязь щепочкой. Счищала, чтобы через пять минут снова чертыхаться, снова искать подходящий пенек и щепку И все-таки ей нравилась плохая погода! Когда хлестал ливень, она радостно говорила Маше:. Сейчас фашистам куда труднее Пусть льет, пусть у них вся техника завязнет, пусть солдатня из болот ног выдернуть не сможет Тут их наши и стукнут! По дороге на стрельбище девушек встречали колхозницы. Останавливали, старались чем-нибудь угостить — огурцами, вишней Эвон вы какие махонькие!

Я сама их растила, воду для них таскала, старая Что же ты угощенье мое рублем меряешь? Однажды, после особенно удачных стрельб, девушки почистили винтовки, и Наташа о чем-то задумалась, поглаживая лоснящийся от смазки затвор. Знаешь, чего бы мне сейчас хотелось? Чтобы сейчас было двадцать девятое января тысяча восемьсот тридцать седьмого года.

И чтобы я с этой винтовкой сидела бы в засаде на берегу Черной речки Это же там у Пушкина была дуэль с Дантесом! Ох, я бы тогда не сплоховала Пока тот хлыщ к барьеру бы шествовал, я бы навела спокойно и в лоб ему, мерзавцу, так бы и влепила. Представляешь, остался бы Пушкин жив, сколько бы он еще создал Как будто сегодня сказано Двадцать пятого июля на Сретенском бульваре упала и взорвалась бомба.

Старый дом со стенами метровой толщины уцелел, но стекла все вылетели, дверь в комнату Наташи вырвало, рамы перекосило, мебель повалило взрывной волной. Жить здесь стало невозможно, и Наташина мама перебралась к своей сестре. Там и ждала писем от Наташи. А та взяла да и заявилась сама, окончив снайперские курсы. Двадцать шестого августа раздались два энергичных звонка в Надину дверь — так звонила только она!

Как я по вас соскучилась! Ой, мамуленька, я там приучилась есть гречневую кашу. Какая дура была раньше — столько в жизни потеряла! Снова Москва — затаившаяся, готовая к отпору Налеты фашистских стервятников, хищных ночных птиц И опять Наташа — в каске, с противогазом на боку и щипцами в руках — дежурит на крыше Стою и ругаюсь, сжимаю кулаки от ярости, когда появляются в небе проклятые фашисты.

И вот шестнадцатого октября мама проводила дочь на сборный пункт Московской Коммунистической дивизии. Наташа видела, что мама изо всех сил крепится, что вся — как натянутая струна. Но не позволила себе ни слезинки, ни вздоха. Правда, перед расставанием мама долго стояла у окна, прижавшись лбом к стеклу, и смотрела, смотрела на бульвар, на Чистые пруды, будто старалась угадать, пройдет ли ее дочка этим знакомым путем обратно с войны живой и невредимой. Не волнуйся, ничего со мной не случится.

А я нашу боевую семью не подведу! Так и передай бабушке. Вот и стала твоя Туська снайперенком Обмундирование Наташа получила хорошее, теплое: А вот с обувью вышла заковырка. И пришлось ей отправляться на сборный пункт в своих туфлях. Сапоги обещали выдать только в части. Позади еще один день, пропахший пороховой гарью стрельб. После учений, которые, как известно, и должны быть тяжелыми, до чего славно хоть немного посидеть у титана, выпить кружку чая фирменной Женькиной заварки.

У нас, конечно, такого пузатого чайника нет, да и заварка вышла, но кипяточек обеспечим Заявились ребята довольно быстро — на следующий день к вечеру.

И что же они обнаружили? Наташа была в наряде — стояла на посту. Службу несла она, как заправский армеец, — строго и четко, попытки заговорить с ней ни к чему не привели. Мы же не предупредили, — сказал Борис. Леня смотрел на Наташу. Ну конечно же она их заметила. Но пока в наряде, к ней даже подойти нельзя. Значит, в этот вечер встреча не состоится А ведь Наташа явно скучает!

Ее одинокая фигурка грустно маячит сквозь падающий снежок А ну давайте развеселим отдельных скучающих товарищей! Борис, Женя, Сережа, становитесь потеснее и поближе. Аплодисментов устроители концерта, конечно, не ждали, но получили нечто большее: Смеркалось, когда ребята возвращались в свою часть. На западе уже отчетливо полыхали орудийные зарницы и явственно громыхала канонада. Дыхание еще прерывисто, еще так жарко, что хочется сбросить с себя снаряжение, а нужно плюхнуться в талый снег, который под тобой сразу же превращается в лужу, а начать маленькой лопаткой долбить крепкий грунт.

А когда насыпан бруствер, необходимо врыться в землю как можно глубже, чтобы она, родимая, укрыла от вражеских пуль и осколков. Сколько ни пройдено, все никак не кончаются намеченные семь километров Но когда ноги уже отказываются не только бежать, а даже идти, Борис, сложив руки рупором, зычно орет:. Что нам семь километров, когда мы кроссы по десять бегали! Именно тогда приходит второе дыхание.

Еще рывок — и конец. А Женька, отдуваясь, тут же заявляет:. Пальцы, привыкшие записывать лекции и делать лабораторные работы, научились заряжать на морозе пулемет. Глаза стали точно определять расстояние до цели. Плечи свыклись с прикладами винтовок. Даже можно сказать — здорово. С утра — на стрельбище. Стреляли по движущейся мишени. Попал три из шести возможных хотя у меня было только четыре, а два не успел выстрелить — результат неплохой Проходя мимо четвертой роты, увидел Наташу.

Вот увиделся и обрадовался Трещат дрова в печке, за окошком снег. Теперь на нас лежит задача защитить то, что многие годы с таким трудом строилось, защитить социализм. И мы справимся с этим!.. Надо учиться, учиться упорно и уж выступить так, чтобы всем врагам было тошно. А в общем, хоть бы скорей в бой! И девушки тоже не теряли даром времени. Они учились метать гранаты и менять позиции под огнем, стрелять из автомата и пулемета, бегать на лыжах, ориентироваться на местности. Редко теперь собиралась их компания.

Но когда все же удавалось, ребята наперебой старались развеселить подружек. Домовитая Маша сразу же бралась присматривать за чаем — сначала за стареньким титаном, потом за здоровенным пузатым чайником, а Наташа задумчиво перелистывала томик лермонтовских поэм, найденный в Щукине. Знаешь, я люблю закрыть глаза и пальцем раз — в карту! Он — между Андаманскими и Никобарскими островами и соединяет Андаманское море с Индийским океаном. Есть у него такие Женька не стал ломаться.

Он хлопнул ладонями по коленям, прищурился на трепещущий язычок пламени керосиновой лампы и чуть нараспев, как настоящий поэт, начал декламировать глуховатым голосом:. Провел наш Женечка в обществе таинственного друга вечер, потом пришел домой и предался размышлениям. Вот и началось гадание: И надо сказать, что действительно возможно все!

Особенно в плане боя А вот насчет капитанства, наверно, ты все-таки опоздал И, немного помолчав, добавил: Как совесть — не мучает?

Как сон — не беспокойный ли? Тогда, после митинга в институте, ребята двинулись в райком комсомола большой компанией. Взволнованно разговаривали, спорили и только у райкома обнаружили, что было их сначала восемнадцать, а стало И не раз потом вспоминали друзья сбежавших, негодовали, поражались тому, что нашлись среди студенческой братии шкурники и трусы!..

Наша оборона их измотает, а потом свежие силы как дадут — и погонят! Я тогда мечтала, что кто-то из них станет поэтом, кто-то ученым, кто-то обязательно героем.

И вот теперь фашисты, может, убивают тех девчонок, которые меня тормошили, играли со мной. Сколько детей, сколько мирных жителей погубили эти кровососы Ох, скорей, скорей на фронт!

Теперь после Ельни мы их точно погоним. Ребята вытащили кисеты, сшитые из парашютного шелка, свернули самокрутки, задымили Словно мое собственное сердце падает и разбивается. Устроить бы так, чтобы наши самолеты в любом случае дотягивали до своих! Может, какой-то дополнительный двигатель поставить или что-то еще А то стоишь, смотришь, и ногти в ладони врезаются оттого, что ничем не можешь помочь. Поэтому отлично чувствовал, что происходит у Наташи в душе. Вообще, ему как-то день ото дня становилось все ближе, все роднее то, что она говорила, что делала, как смотрела, улыбалась А улыбалась она очень здорово!

В продолговатых глазах загорались искорки, уголки губ поднимались вверх Наташа как-то рассказывала о выпускном вечере в школе, о своем платье — белом с синими крапинками. И Леня ловил себя на том, что часто пытается представить ее не в гимнастерке и шинели, а именно в этом платье. И еще ловил себя на ежедневном придумывании для нее ласковых уменьшительных имен и прозвищ.

В день ее рождения — двадцать шестого ноября — Леня подарил Наташе новинку — только что вышедшую книгу академика Тарле о Суворове. Леня старался почаще навещать их с Машей. И чувствовал, что его визитам рады. Когда однажды, будучи поблизости, он не смог забежать, Наташа прислала ему разносную записку и в конце ловко — как она умела! Леня ответил покаянным письмом и изобразил единственно, что умел сносно, — кошку.

А потом они встретились, посмеялись друг над другом и от души погоняли на лыжах в большом заснеженном овраге, ну, так, словно это было в мирной Москве, в каком-нибудь Измайлове. И Наташа звонко смеялась, а щеки ее полыхали от мороза А может, и не только от него?.. А потом — опять учеба, напряженная боевая учеба. Их части по-прежнему стояли близ Тушино, на берегу канала. Здесь был создан оборонительный рубеж — бетонные колпаки ДОТов, пулеметные гнезда Глядя на них, Леня думал, что тут врагу не пройти.

Ведь позади — Москва! Фашисты бахвалились, что они уже разглядывают ее в бинокли. В армейской газете, доставленной пулеметчикам, в ответ появилась карикатура: Его часть контратаковала, но несла большие потери из-за сильного вражеского огня с фланга.

Это грозило срывом наступления. Сосновский пополз к вражескому дзоту, пытаясь уничтожить его связкой гранат. Но взрыв лишь слегка повредил дзот, фашистский пулемет продолжал поливать атакующих свинцовым дождем. И тогда Сосновский бросился на амбразуру, телом своим закрыв ее. Длинная очередь пробила его грудь. Но очередь эта была последней, пулемет врага замолчал, и гитлеровцы были выбиты С севера и с юга на Москву надвигались крупные танковые группировки врага, шли тяжелейшие бои.

С ними и будешь танки встречать, если артиллерия не успеет Пулеметный расчет устроился в одном из бетонных колпаков на берегу реки Сходня.

И тут-то пулеметчики почувствовали, что ночь выдалась весьма морозной. Иначе в случае опасности руками двигать не сможем. Можно дровишек принести, — предложил ушлый Женька. А я предлагаю в блиндаже, позади колпака. Дверь закроем, а дым выведем вбок. Костерок разгорался как-то нехотя. Неохотно уходил и дым: Резало глаза, першило в горле, но все же стало немного теплее. Вскоре все до того прокоптились, что на черномазых лицах выделялись лишь зубы и глаза.

Леня организовал дежурство у пулемета, а остальные засели в блиндаже. Вдруг сверху донесся какой-то шумок. Поверху к колпаку приближалась группа военных, которую сопровождали командир полка и лейтенант — комвзвода. Леня обернулся, посмотрел на свой расчет — черт возьми, — негры натуральные!

Но делать уже было нечего Он вскочил на бруствер и шагнул к первому военному, сразу узнав в нем генерала Артемьева. Артемьев глянул все понимающими глазами на молодого командира, на его расчет, легонько улыбнулся и ничего не сказал. Прошел вокруг колпака, заглянул внутрь, проверил сектор обстрела и Отбой объявили через сутки. И снова начались учения. А в это же время — ребята знали — разворачивалось гигантское сражение за Москву, и весь состав Коммунистической дивизии, естественно, рвался в бой.

Предстоит встретиться с врагом, — записал Леня в дневнике. По дивизионной газете можно судить, что наша дивизия уже вступила в соприкосновение с противником Действительно, дивизия в те дни получила задание провести разведку боем в районах Солнечногорска, Наро-Фоминска, Истры, Волоколамска. Восемнадцатого ноября одна из групп разведчиков изучала систему огня противника вблизи Солнечногорска. У деревни Литвиново разведчики разделились на группу прикрытия и ударный отряд.

Если нас будут преследовать, постарайтесь отсечь их фланговым огнем, — сказал командир взвода, входящего в ударный отряд. Короткими перебежками, от дома к дому разведчики миновали окраину Солнечногорска.

Фашисты сами нам такую возможность предоставляют: Немецкий часовой обходил колонну танков. Он шел вдоль машин, махал руками, стучал ногой об ногу, греясь, — словом, чувствовал себя вне опасности.

Но, когда вышел на открытое место, снял винтовку с плеча и внимательно оглядел площадь, вдруг заметил тень, мелькнувшую от дома к дому. Часовой вскинул винтовку, выстрелил.

Но тут же второй разведчик, вынырнувший сбоку, свалил его ударом штыка. Разведчики укрылись за домами и приготовились к схватке. Они ждали тревоги, бешеного огня, окружения Но вокруг по-прежнему было тихо. Фашисты обнаружили отряд только по выходе из города. Застрочили пулеметы и автоматы, по шоссе к деревне Есиново помчались мотоциклисты, чтобы преградить разведчикам путь отхода. Но у обочины шоссе из заснеженных кустов по мотоциклистам стеганули очереди автоматов — это в бой вступила группа прикрытия.

Соединившись, разведчики отбили первый натиск преследователей. А затем резко свернули с шоссе и по западному берегу Клязьмы спустились к водохранилищу. Двое разведчиков, прикрывавших отход у Есиново, погибли.

Командир взвода был тяжело ранен. Но добытые такой ценой сведения о скоплении танков, о расположении вражеской артиллерии оказались очень нужными командованию. Через пять дней, двадцать третьего ноября, на этом же направлении разведку боем произвели более крупные подразделения: На подступах к Солнечногорску при переходе железнодорожного полотна фашисты встретили разведчиков орудийным огнем. Фашисты стремились не только создать непроходимую огненную преграду, но и оттеснить разведку от города и уничтожить ее.

Перешла в атаку вражеская пехота, которую поддерживали танки. По щитам звонко били пули и осколки, то и дело ударялись комья мерзлой земли, вывернутые разрывами. Но артиллеристы продолжали вести огонь прямой наводкой по фашистским танкам. У панорамы первого орудия упал на станину наводчик. Осколок снаряда исковеркал его каску. Убитого оттащили, и к прицелу стал командир орудия сержант Маланин.

К тому времени он уже был ранен в грудь, но, пересиливая боль, продолжал бить но танкам прямой наводкой. Вот один танк дернулся и замер Еще одно попадание — и снесена башня У другого лопнула и разметалась по снегу гусеница Поблизости опять разорвался вражеский снаряд. Осколок сорвал кожу с виска Маланина. Сержант вытер кровь, заливавшую глаз, и снова приник к панораме, крича:.

Пока батарея отбивала атаку немецких танков, ударная группа двух батальонов ворвалась с севера в Солнечногорск и разгромила заранее засеченные зенитные батареи, облегчив тем самым действия нашей авиации. На следующий день артиллерийский истребительный дивизион отразил натиск фашистских танков и мотопехоты. А второго декабря группа разведчиков вместе со взводом танков смелым рейдом захватила четыре населенных пункта.

В их руках оказались три фашистских танка, тридцать пять автомашин с боеприпасами, двадцать пять мотоциклов, много оружия Конечно, к разведке боем допускались лишь самые опытные из числа бойцов и командиров Коммунистической дивизии. В разведывательные группы отбирались те, кому уже довелось повоевать с японскими интервентами, с белофиннами, или по крайней мере прошедшие срок службы в армии.

Но молодые пулеметчики, бывшие студенты, тоже рвались в бой. Почему преимущество за теми, кто уже имеет военный опыт?

Разве этот опыт приобретается не в бою? И однажды, почувствовав себя совсем обделенными, Леня, Борис, Женя, Сережа и их товарищи пришли к политруку роты — старому коммунисту Петрухину. Вся дивизия стремится на передовую!

Пора привыкать к дисциплине и перестать мальчишествовать Пропадете ведь без толку! Вы бы лучше вот о чем подумали: Еще стрельбы, еще учения Стремятся получше подготовить вас к боям О чем это говорит? Цены такой заботе нет! И еще — не только о сегодняшнем дне там думают. Значит, есть твердая уверенность в том, что под Москвой фашистам от ворот поворот дадут. Подумайте-ка над всем этим и вы И опять потянулись будничные дни, туго, как обойма патронами, заполненные черновой работой.

Поздно вечером третьего декабря Леня отметил в дневнике:. Вовсю разыгралась русская зима. Теперь фашистам туго придется. Природа словно подыгрывает нам: Они пришли стрелять в наши края. Вот я обрадовался, а то за три дня соскучился, признаться Днем пулеметчики слышали гром боев, проходивших впереди. По ночам на горизонте полыхали зарева сражений.

Мимо расположения дивизии безостановочно двигались вереницы войск, шла боевая техника. Десятого декабря по полку разнеслась радостная весть: Когда же военная косточка все-таки даст себя знать? А ты — боец, военный человек и должен представлять, какой ценой победа эта оплачена, сколько наших на том рубеже последнем полегло.

Ты понимать обязан, что неспроста столько дивизий фашистских под Москвой сломили. Нам же разъяснил Петрухин, что к чему. Это параллельно с ростом результатов в стрельбе, — возгордился Женька. А то писем от них долго не было. Вечер воспоминаний открыл Борис. Он очень смешно изобразил, как играл со своим младшим братишкой Мишей, как тот во всем пытался обязательно подражать ему.

Сережа описал свой класс в школе, товарищей, и как-то так в его рассказе получалось, что самое интересное происходило с кем-нибудь из них, а не с ним В этот вечер, к удивлению всех, знавших об авиационном пристрастии Наташи, выяснилось, что и Маша болеет летным делом. Ой, как увижу в небе самолет, так у меня в груди замирает все, — чуть нараспев говорила Маша, глаза ее при этом округлялись, и лицо принимало какое-то испуганно-восторженное выражение. Ночей не спала — переживала из-за этой мечты своей.

Братья у меня с техникой дело имели, папа — тоже рабочий человек. За них я не сомневалась. А мама всю жизнь над нами тряслась, как наседка, выводок свой пестовала и, конечно, могла воспротивиться Так оно поначалу и вышло. Сказала маме, а она в панику: Разве девичье дело — самолеты в небе водить?

Ну, мужчины — сильные, храбрые, выученные для этого дела А ты, пигалица малая, еще убьешься Вот кончу школу рабочей молодежи и непременно в летную буду поступать. Ты же знаешь, мама, слово у меня твердое! Так надо же было беде случиться! Через несколько дней и по радио, и в газетах сообщение: Я переживаю, реву, а тут мама ко мне подступает с газетой в руках. Смотри, дочка, не случилось бы и с тобой такого! Не ходила бы ты в эти самые летчики.

Мало ли на свете другого хорошего дела? Я ее так и этак переубеждала: Вижу, вроде, понимает, а до конца согласиться — вот именно насчет дочки своей — не может Только я с мечтой своей не распростилась, нет!

Пулеметная рота, в которую попали студенты, оказалась в хвосте колонны. За ней двигался только санитарный взвод и какие-то девушки, державшиеся отдельно. Одеты они были странно: Одна особенно привлекла Ленино внимание — синеглазая, с черными бровями и светло-русыми кудрявыми волосами, выбивавшимися из-под шапки.

Впрочем, не он один загляделся в ту сторону Леня не заставил себя долго упрашивать и звонко завел тенорком:. В припев — Леня явственно это услышал — вплелся девичий голос. И ему сразу же подумалось, что пела та самая — синеглазая, курчавая Справа по пути колонны показалось Химкинское водохранилище. Сколько раз сюда ездили купаться, загорать, ловить рыбу! И Лене вдруг вспомнилась последняя рыбалка с отцом.

Сейчас казалось, что была она бог знает как давно А ведь отправились они на нее ранним воскресным июньским днем. Всего четыре месяца назад! Тогда над водохранилищем висели разрумяненные восходом облачка. На берегу было тихо, ветерок легонько трепал кисею тумана. Только кузнечик в кустах что-то быстро обтачивал звонким напильником. Птичка с желтой грудкой и черной головкой села на ветку и закачалась на ней. Потом посмотрела одним глазом-крапинкой на Леню, насмешливо свистнула и улетела.

А ветка еще покачивалась, и рядом с ней шевелились другие ветки. Вроде бы потягивались после ночного сна Он когда-то руководил конным парком на Пятницкой и очень любил одного жеребчика, резвого и игривого, по кличке Малай. Посмеиваясь, отец и маленького Леньку стал так величать, тем более что проказил наследник изрядно. Чего стоили одни баталии двор на двор из-за фруктового садика близ Ленькиного домика в Стремянном переулке! Плодов этот садик не давал, мальчишки оббивали с веток не только завязь, но даже и цветы.

Но за право хозяйничать в этом садике шла ожесточенная ребячья борьба, в которой не было окончательно побежденных Отец упоенно возился с премудрой снастью — кружками. По торцу больших пробочных кружков вырезалась бороздка, по ней наматывалась леска. В центре кружка, в отверстие, вставлялся маленький штырь, сверху — красный, снизу — белый.

Под кружком располагался крючок с насаженным на него живцом — небольшим карасиком. Уговор был святым — первую поклевку тащит отец, вторую Леня. И так по очереди. Не прошло и десяти минут, как один из кружков перевернулся, задрав вверх белый конец штыря.

Леня подогнал лодочку, отец быстро подсек и вытащил полуметрового щуренка. А потом клев прекратился Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Цвет фона Цвет шрифта. Повзводно — шагом марш! А теперь бои идут уже на подступах к Москве. Настала пора взять в руки настоящее оружие. Борис, понимающе глянув на Леню, подтолкнул его: Леня не заставил себя долго упрашивать и звонко завел тенорком: Где облака вершат полет,. Перейти к описанию Следующая страница.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress