Размышления и воспоминания физика М. Борн

У нас вы можете скачать книгу Размышления и воспоминания физика М. Борн в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Эйдемиллера Динамическая психиатрия Динамическая психиатрия. Гюнтер А Душевнобольные Осмотр психически больного История психиатрии Критика психиатрии Настоящий кризис в современной психиатрии. М О некоторых системных неврозах и их патогенетическом лечении. М Введение в клиническую психиатрию. В Введение в психиатрическую клинику. Крепелин Э Клиническая психиатрия в схемах, таблицах и рисунках.

В Курс общего учения о душевных болезнях. Г Руководство по психиатрии в 2-х томах. В Руководство по психиатрии в 2-х томах. Л Современная клиническая психиатрия. В Электросудорожная терапия в психиатрии, наркологии и неврологии. И Паранойя Патопсихология, клиническая психология Зейгарник zeigb01 Блейхер Клиническая патопсихология. С другой стороны, следствием этого было и то, что я не был привлечен к работам по расщеплению ядра и его применению в атомной бомбе.

Это позволило мне рассматривать этические и политические вопросы, связанные с этой проблемой, с объективной точки зрения. После получения докторской степени я в течение года пробыл на военной службе и был приписан к кавалерийским войскам в Берлине. Здесь не место для дискуссии о том, как этот жизненный опыт повлиял на мое и без того уже изрядно отрицательное отношение ко всему, что связано с военщиной.

Я вспоминаю, что во время ночных дежурств в конюшне правил корректуру своей удостоенной премии диссертации, причем использовал спину лошади вместо стола. После тяжелого приступа астмы, которой я страдал еще в детстве, я был отправлен в военный госпиталь и через некоторое время демобилизован. Годом позднее я был снова призвал в кавалерийский полк в Бреслау и был страшно рад, узнав, что начальник госпиталя оказался студентом отца, который знал о моей астме.

Таким образом, через несколько недель я был вновь демобилизован. Чтобы глубже изучить фундаментальные проблемы физики, я отправился в Англию, в Кембридж. Там я в качестве аспиранта посещал экспериментальные занятия и лекции в колледже Гонвилля и Кайуса.

Я обнаружил, что лекции Лармора по электромагнитной теории практически ничего не добавили к тому, чему я научился у Минковского. Но лекционные демонстрации Дж. Томсона были великолепны и впечатляющи.

Однако наиболее ценным для меня в то время было, несомненно, общение с людьми: Через шесть месяцев я вернулся домой в Бреслау и попытался усовершенствоваться как экспериментатор.

В Бреслау были два профессора физики — Люммер и Прингсгейм, хорошо известные своими работами по изучению черного тела. Однако от них я немногому научился и вскоре вновь обратился к теории. Я натолкнулся на статью Эйнштейна по теории относительности г. Комбинируя его идеи с математическими методами Минковского, я нашел новый строгий путь для вычисления собственной электромагнитной энергии массы электрона и рукопись послал Минковскому. Большим сюрпризом для меня был его ответ, содержавший приглашение вернуться в Гёттинген и ассистировать ему в его работе по теории относительности.

Я приехал в Гёттинген в декабре г. Но в январе г. Все мои надежды рухнули, и я думал, что сел на мель. Но лекция в математическом обществе по моей работе о релятивистском электроне имела такой успех, что профессор Фогт предложил мне приват-доцентуру. Так я вторично стал жителем Гёттингена. Из очень многих людей, с которыми я встречался в течение последующих лет, я отмечу лишь нескольких.

Среди моих коллег-лекторов были Отто Теплиц, Рихард Курант. В течение нескольких лет мы жили с ним в одном доме — до моей женитьбы в г. С Эйнштейном я впервые встретился в г. Он принял квантовую гипотезу Планка и уже в г. В новом его приложении квантовой теории к тепловым свойствам твердых тел Эйнштейн использовал модель единичных осцилляторов для описания колебаний в кристаллах. Его модель приводила к небольшому расхождению между теорией и экспериментом.

Карман и я попытались устранить это расхождение, принимая во внимание весь спектр колебаний решетки. Это было за год до опытов Лауэ совместно с Фридрихом и Книппингом , в которых была экспериментально доказана как волновая природа рентгеновских лучей, так и решетчатая структура кристаллов. Карман и я основывались на теоретико-групповом рассмотрении Федорова и Шенфлиса, которое показалось нам настолько убедительным, что в нашей второй статье, опубликованной после открытия Лауэ, мы даже не упомянули о нем.

Это было, конечно, ошибочным решением. Хорошо известно, что Дебай предвосхитил наши результаты на несколько недель, применив приближенный метод, в котором не были в явном виде использованы представления о структуре решетки. Вскоре после окончания этой работы Карман и я разделились. Он специализировался в области гидродинамики и аэродинамики, в которых достиг широкой известности, и после своей эмиграции в г.

Я продолжал заниматься физикой. Работа по теплоемкости твердых тел определила два основных направления моих последующих исследований — динамика решетки и квантовая теория. С этого момента я стал физиком.

В стал сотрудником Г. Майкельсона в Чикаго, в ординарный профессор университета во Франкфурте-на-Майне, в профессор Геттингенского университета. После установления фашистского режима в Германии эмигрировал в Англию, где занял кафедру теоретической физики в Кембридже, а с в Эдинбурге. Иорданом математической теории квантовых процессов - квантовой матричной механики и обоснование ее статистической трактовки.

Лауэ динамическую теорию кристаллической решетки, установил важное термодинамическое понятие энергии решетки, на основе которого им вычислен ряд физико-химических постоянных. Винером ввел понятие оператора в квантовой механике. В теоретическом семинаре Б. За выдающиеся заслуги в развитии квантовой механики Б. Он защищает идею тесной взаимосвязи физической теории и эксперимента, отклоняет догматический и априористический подходы к развитию физических представлений и теорий, критикует позитивистское истолкование физических теорий.

Он участник первых пагуошских конференций, один из инициаторов геттингенской декларации немецких ученых, отказавшихся от участия в атомных исследованиях, преследующих военные цели. Размышления и воспоминания физика: Для чтения ее от читателя не требуется большой специальной подготовки.

Сложные физические выводы, а также некоторые математические сведения вынесены автором в ряд приложений, помещенных в конце книги. Тот, кто интересуется физической картиной явлений, может ограничиться основным текстом. В то же время в целом книга представляет собой научно строгое и достаточно полное руководство для более подготовленного читателя. Наконец, для специалиста-физика книга интересна тем, что она передает героическую атмосферу того времени, когда создавалась квантовая физика, - времени, число непосредственных свидетелей которого уже невелико.

Поэтому круг читателей, которым Макс Борн адресует свою книгу, весьма широк. Ее охотно приобретут физики-специалисты. Она будет полезным пособием для студентов и преподавателей вузов, в которых изучается физика; ею будут пользоваться химики, биологи, инженеры. Книгу будут читать и неспециалисты, интересующиеся физикой. Макс Борн - выдающийся физик-теоретик XX в. Он широко известен также как мастер популяризации.

На русском языке издано несколько его популярных книг. Статьи, включенные в настоящую книгу, на русском языке почти все публикуются впервые. Наиболее полный и авторитетный труд по оптике в мировой литературе, учитывающий все последние достижения классической теории. Излагаются макроскопические уравнения Максвелла с формально введенными константами и подробно разбираются вопросы распространения электромагнитных волн в среде, а также связь этих констант с поляризацией и намагничением.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress