Причуды любви Джейн Фэйзер

У нас вы можете скачать книгу Причуды любви Джейн Фэйзер в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Лорд Рутерфорд поклялся отомстить рыжекудрой оскорбительнице, соблазнив ее и покинув, но Мерри оказалась нелегкой добычей. Чем дальше, тем сильнее опытный соблазнитель запутывался в собственных сетях и тем больше обращался его охотничий азарт в неподдельную, жгучую, сводящую с ума страсть…. Книга "Причуды любви" автора Фэйзер Джейн - Скачать бесплатно, читать онлайн.

Учитывать фильтр по выбранному автору. ФИО или ник содержит: Первое, что я вижу Приятный роман. Серийный красавчик ЛП Довольно забавно. По мне, как-то не вяжется большинство слов и поступков с возрастом героев. Дэмиен не покинул своего укрытия, так же как охранники, сбитый с толку таинственным исчезновением нарушителей закона. Сама земля словно разверзлась и поглотила их, так — что охранникам ничего не оставалось делать, кроме как перессориться, обвиняя друг друга в глупости и разгильдяйстве.

Наконец они вскочили на коней и поскакали по горной дороге в направлении, как надеялся его светлость, деревни Ландрет. Мередит замерла на узком уступе, как раз под нависающим скальным карнизом, прислушиваясь к тому, что творится над головой.

Скала в этом месте, казалось, спускается прямо в море, и даже при дневном свете было почти невозможно увидеть чуть выдававшийся песчаный выступ. Только горные козы были способны скакать по таким природным ступенькам, но сейчас выбирать не приходилось. Все что угодно, лишь бы спасти жизнь. Сегодня, едва не попав в ловушку, контрабандисты применили привычный, давно отработанный способ: Теперь тут оставались только Мередит и Барт, прислушивавшиеся к затихавшему стуку копыт.

Их обескураженные противники спешили добраться до деревни. Мередит оперлась на широкую ладонь Барта и вскоре оказалась рядом.

Временами мне, правда, кажется, что ты именно этого добиваешься. А вот если бы нас настигли на берегу, да еще с гружеными пони, дело другое. Но сейчас все уже добрались до постели, а пони вместе с товаром благополучно пережидают в пещере. Все прекрасно в этом подлунном мире, Барт. Должны же мы были показать, что они имеют дело не с плохо подготовленными болванами.

Но обещаю, в следующий раз мы будем осторожнее, Барт. В этот час лучше не попадаться никому на дороге. Его спутница согласно кивнула, и оба, пожав друг другу руки, направились по домам, не подозревая о затаившемся соглядатае.

Лорд Ратерфорд привел лошадь, до сих пор сомневаясь, стоит ли верить собственным ушам и глазам. Если они не лгут, на этой благословенной земле творятся странные делишки.

На губах его заиграла легкая улыбка, совершенно преобразившая суровое, почти грозное лицо. Вот уже полгода, как никто не видел этой улыбки, несомненно, согревшей бы сердце его дорогой матушки, доведись ей стать свидетельницей столь необычного явления на безлюдной корнуольской дороге. Улыбка не сходила с лица лорда Ратерфорда до той самой минуты, пока он не отыскал Мэллори-Хаус, стоявший чуть в стороне от селения Ландрет в графстве Корнуолл.

Его кузен Мэтью — чудак отшельник, всю жизнь держался подальше от родных да и вообще от людей, если верить слухам. Даже угрюмый особняк серого камня с черепичной крышей, казалось, был выстроен для того, чтобы отпугивать припозднившихся путников.

Подъездная аллея заросла сорняками, неподстриженная живая изгородь буйно разрослась, с массивной двери облупилась краска. Его светлость с брезгливой миной взял в руки потускневший медный молоток, постучал и тут же отступил, глядя на закрытые ставнями окна. Кузен Мэтью уже два месяца лежал в могиле, но наследник приказал слугам оставаться на месте, пока сам не приедет оценить наследство и отдать соответствующие распоряжения. Кроме того, им было ведено приготовиться к его прибытию, но, судя по всему, никто и не подумал подчиниться — проступок, к которому полковник лорд Ратерфорд отнюдь не привык.

Он снова пожалел, что поддался минутному раздражению и покинул Уолтера, а заодно и сомнительные удобства сельского постоялого двора. Послышались скрип засова, приглушенные проклятия, и дверь медленно отворилась. Согбенный старик в ночном колпаке и длинной сорочке с попоной на плечах высоко поднял свечку и, прищурясь, возопил:.

Дэмиен протиснулся мимо старика в переднюю, тускло освещенную свечой слуги. Досадливо нахмурив брови, Дэмиен уставился на старого дворецкого. Полковник явно не привык к такому обращению, судя по его лицу, гроза была близка. Настроение его отнюдь не улучшилось от сознания того, что слуга едва держится на ногах от дряхлости. Очевидно, покойный хозяин был не особенно требователен. Правда, после сегодняшних событий, коим он стал свидетелем, вряд ли что-то могло его еще удивить.

Да и час был слишком поздний для уроков того, как надлежит себя вести по отношению к пэру королевства и наследнику герцогского титула.

Завтра еще будет время обучить здешних обитателей основам военной дисциплины. Я провел в седле много часов и не слишком расположен препираться. Надеюсь, вы можете хоть это принести. Никто не застилал постель хозяина с тех пор, как его схоронили, упокой Господи чистую душеньку…. Все еще бормоча себе под нос, она заковыляла прочь, не забыв захватить фонарь. С первого взгляда стало ясно, что конюшни Мэллори-Хауса давно не видели животных, подобных Сарацину.

Три соседних стойла занимали две упряжные лошади и древняя кобыла. В остальных лишь не слишком приятный запах да кучи лежалого навоза напоминали о прежних обитателях. Лорд Ратерфорд решил, что сейчас он вряд ли способен вычистить эти авгиевы конюшни, повторив подвиг Геракла.

Сарацину придется претерпеть грязь и неудобства одну теплую, июльскую ночь, как, впрочем, и его хозяину. Однако на будущее стоит запомнить урок и не отпускать от себя Уолтера, по крайней мере до конца этой злополучной поездки. Корка черствого хлеба и кусок сыра, очевидно, предназлаченный для мышеловки, отнюдь не подняли его духа. Бренди, однако, оказалось более чем приемлемым, что нисколько не удивило лорда после той сцены, которую он наблюдал на горной тропе.

На губах его заиграла легкая улыбка, совершенно преобразившая суровое, почти грозное лицо. Вот уже полгода, как никто не видел этой улыбки, несомненно, согревшей бы сердце его дорогой матушки, доведись ей стать свидетельницей столь необычного явления на безлюдной корнуольской дороге.

Улыбка не сходила с лица лорда Ратерфорда до той самой минуты, пока он не отыскал Мэллори-Хаус, стоявший чуть в стороне от селения Ландрет в графстве Корнуолл. Его кузен Мэтью — чудак отшельник, всю жизнь держался подальше от родных да и вообще от людей, если верить слухам. Даже угрюмый особняк серого камня с черепичной крышей, казалось, был выстроен для того, чтобы отпугивать припозднившихся путников.

Подъездная аллея заросла сорняками, неподстриженная живая изгородь буйно разрослась, с массивной двери облупилась краска. Его светлость с брезгливой миной взял в руки потускневший медный молоток, постучал и тут же отступил, глядя на закрытые ставнями окна. Кузен Мэтью уже два месяца лежал в могиле, но наследник приказал слугам оставаться на месте, пока сам не приедет оценить наследство и отдать соответствующие распоряжения. Кроме того, им было ведено приготовиться к его прибытию, но, судя по всему, никто и не подумал подчиниться — проступок, к которому полковник лорд Ратерфорд отнюдь не привык.

Он снова пожалел, что поддался минутному раздражению и покинул Уолтера, а заодно и сомнительные удобства сельского постоялого двора. Послышались скрип засова, приглушенные проклятия, и дверь медленно отворилась. Согбенный старик в ночном колпаке и длинной сорочке с попоной на плечах высоко поднял свечку и, прищурясь, возопил:. Дэмиен протиснулся мимо старика в переднюю, тускло освещенную свечой слуги. Досадливо нахмурив брови, Дэмиен уставился на старого дворецкого.

Полковник явно не привык к такому обращению, судя по его лицу, гроза была близка. Настроение его отнюдь не улучшилось от сознания того, что слуга едва держится на ногах от дряхлости. Очевидно, покойный хозяин был не особенно требователен. Правда, после сегодняшних событий, коим он стал свидетелем, вряд ли что-то могло его еще удивить. Да и час был слишком поздний для уроков того, как надлежит себя вести по отношению к пэру королевства и наследнику герцогского титула.

Завтра еще будет время обучить здешних обитателей основам военной дисциплины. Я провел в седле много часов и не слишком расположен препираться. Никто не застилал постель хозяина с тех пор, как его схоронили, упокой Господи чистую душеньку…. С первого взгляда стало ясно, что конюшни Мэллори-Хауса давно не видели животных, подобных Сарацину. Три соседних стойла занимали две упряжные лошади и древняя кобыла. В остальных лишь не слишком приятный запах да кучи лежалого навоза напоминали о прежних обитателях.

Лорд Ратерфорд решил, что сейчас он вряд ли способен вычистить эти авгиевы конюшни, повторив подвиг Геракла. Сарацину придется претерпеть грязь и неудобства одну теплую, июльскую ночь, как, впрочем, и его хозяину. Однако на будущее стоит запомнить урок и не отпускать от себя Уолтера, по крайней мере до конца этой злополучной поездки.

Корка черствого хлеба и кусок сыра, очевидно, предназлаченный для мышеловки, отнюдь не подняли его духа. Бренди, однако, оказалось более чем приемлемым, что нисколько не удивило лорда после той сцены, которую он наблюдал на горной тропе. Спальня кузена Мэтью оказалась такой мрачной и неуютной, словно отсюда позабыли убрать его тело. Однако перина была застелена чистыми простынями, а на пузатом комоде стояла масляная лампа.

По требованию нового хозяина появился и кувшин с водой; всякие возражения и колебания были подавлены в самом зародыше резким приказом, произнесенным не допускавшим возражения тоном, более подходящим для казармы. Его светлость постепенно привыкал к мысли о том, что лондонские обычаи еще не успели привиться в Корнуолле. Стоило ему неожиданно появиться в любом из владений семейства Китли даже глубокой ночью, как его принимали с таким радушием, словно на дворе стоял полдень.

Но и челяди там хватало, не то что здесь: Если, конечно, тот выдержит здесь более нескольких часов. Ратерфорд с тяжелым вздохом потушил лампу, лег в постель и с подозрением принюхался. Попахивает плесенью, но хоть простыни не сырые, и за то спасибо. На полуострове ему приходилось куда хуже. Правда, тогда рана в плече еще не так его донимала, и кроме того, человек вправе ожидать у себя дома некоторого уюта. В маленькой пещерке было прохладно, сухо и так же пусто, как в буфете матушки Гусыни.

Мередит прошла вглубь и, казалось, растворилась в скале. Вход в узкий туннель, достаточно высокий и широкий, чтобы вместить маленького пони, был скрыт за выступающим валуном в дальнем углу.

Сам туннель постепенно расширялся, превращаясь в огромную пещеру, где горел единственный фонарь, отбрасывая пляшущие тени на грубо обтесанные стены. Шесть пони, привезших сюда контрабандные товары, не проявляли особого любопытства и куда больше интересовались содержимым торб, которые поставили перед ними благодарные хозяева, как только работа была закончена. На полу у стен громоздились мешки и ящики.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress