Право на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам Сергей Афанасьев

У нас вы можете скачать книгу Право на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам Сергей Афанасьев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В этой связи внимание концентрируется на Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как международном договоре, который оказывает существенное влияние на правовые системы всех государств, ратифицировавших указанный документ, в том числе и на правовую систему Российской Федерации. Данная Конвенция не только перечисляет, но и реально гарантирует реализацию общепризнанных норм, принципов, фундаментальных прав и свобод человека, в том числе и право на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам, которое в современном мире приобретает все большую значимость.

Исходя из чего, в монографии дается общий анализ указанного права, а затем детально исследуются элементы его внутренней Обо всём этом и не только в книге Право на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам Сергей Афанасьев. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House Трудно рассказать об этой книги и не затронуть подробно сюжет, но я постараюсь.

О чем эта книга Честно говоря, прочитав восторженные отзывы после пятого сезона "Литературного компота" Для регистрации на BookMix. Главная Юридическая литература Право на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам Купить в магазинах: Подробнее об акции [x].

Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Структура диссертации обусловлена логикой исследования, поставленными в нем целью и задачами. Работа состоит из введения, пяти глав, включающих в общей сложности семь параграфов, приложения, заключения, списка использованных нормативных правовых актов, литературы и материалов правоприменительной практики. Общий объем диссертации - страницы. Во введенни обосновывается актуальность избранной темы, раскрывается степень ее научной разработанности, указываются цель, задачи, объект и предмет исследования, описываются его методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, доказывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводится практическая значимость результатов работы, содержатся сведения об апробации и структуре научного исследования.

Осмысливается правовое значение, а также влияние указанного международного договора и решений Европейского Суда на национальную правовую систему в целом, отдельные отрасли внутреннего права и виды специализированной юрисдикционной деятельности, в частности на гражданское процессуальное право и судопроизводство.

Сегодня теоретико-практические представления о правах и свободах человека систематизированы в три базовые научные доктрины: Их важность заключается в том, что они, сосуществуя друг с другом и динамично развиваясь, позволили осознать содержательное разнообразие, родовую и видовую дифференциацию прав человека Л. Глухарева , что неизбежно отразилось на Европейской Конвенции. В ней явственно проступают черты как классического учения, уходящего своими корнями в римское право, с его сосредоточенностью на индивиде, естественности, неприкосновенности отдельных прав и свобод, принадлежащих человеку от рождения М.

Гарридо , так и неклассического, согласно которому во главу угла ставятся коллективные интересы. Что же касается постнеклассического концепта, то он привнес убежденность в том, что конструкция прав человека, отраженная в региональном международном соглашении, чрезвычайно сложна, ее нельзя познавать в отрыве от социальных связей и проявлений, исторических, нравственно-культурных, религиозных традиций, а равно реальных жизненных ситуаций. Россия, ратифицировав 30 марта г.

Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, вступила в качественно новый виток взаимоотношений с Советом Европы. Тем самым было еще раз продемонстрировано, что наша страна готова не декларативно, но реально материализовать на своей территории универсальные правовые ценности через парадигму ст.

Изучив различные варианты монистических и дуалистических учений о соотношении норм международного и национального права, автор пришел к выводу, что приведенное выше конституционное положение не означает примат первых над вторыми, их явный либо латентный антагонизм.

Россия, как и большинство государств континентальной Европы, придерживается идеи гармоничной когерентности международного и внутреннего права, поэтому применение общепризнанных принципов и норм, внешней формой закрепления которых,.

Однако, если Россия выразила согласие на обязательность для нее международного договора одним из способов, предусмотренных Федеральным законом от 15 июля г. При этом исходя из ст. Наряду с этим с учетом ст. Осминин , Европейская Конвенция, как самоисполнимый и непосредственно действующий договор, превалируя над рядовыми национальными юридическими правилами поведения, не может вступать в противоречие с конституционными нормами.

Несовместимости между ними быть не должно Б. При возникновении коллизии Конвенция подлежит первоочередному применению по отношению к положениям любого федерального закона, за исключением документов конституционного уровня. Не меняет ситуацию и то обстоятельство, что по сложившейся традиции Конвенция в системе международных самоисполнимых договоров большинством государств, входящих в Совет Европы, воспринимается в качестве особого конституционного инструмента европейского правопорядка constitutional instrument of the European order public.

Россия разделяет указанный общий подход, права человека признаются и гарантируются государством сообразно конституционным и международным установкам, поэтому вызывает сомнение позиция некоторых правоведов О. Хлестов , полагающих, что если и не существует stricto sensu иерархии международных и внутренних норм, то формула pacta sunt servanda придает конституционным тезам признак вторично-сти. В диссертации аргументируется, что подобные монистические суждения, предполагающие поглощение международным правом национального, стирание между ними объективных границ в обстановке глобализации прав человека, не только не отвечают теоретическим воззрениям, коль скоро самоисполнимые договоры в том или ином виде санкционируются государством, но и вредны с утилитарной точки зрения.

Монизм приводит к вполне предсказуемой негативной реакции автономных государственных образований, вынужденных от-. France или же ФРГ на постановление от 26 февраля г. В последнем случае Конституционный Суд Германии констатировал: Конвенция и Протоколы к ней на территории страны приравниваются к простым федеральным законам, а внутренний закон не обязывает видеть в постановлениях Европейского Суда основание для отмены решений органов правосудия, которые обрели законную силу.

Кроме того, в последнее время трактовка национального законодательства осуществляется Конституционным Судом РФ через призму конвенционных предписаний в том понимании, которое им придается Европейским Судом, поэтому нарушение норм Конституции РФ, по сути, есть синхронное отклонение от регионального международного договора А.

Для судов, отправляющих правосудие по гражданским делам, сказанное означает, что они могут применять общепризнанные принципы и нормы международного права, содержащиеся в Конвенции, без опасения появления рассогласованности конституционных и международных положений как при рассмотрении, так и разрешении по существу данных дел. Причем, как доказывается, наличествуют три способа их претворения в жизнь органами судебной власти:. Диссертантом обосновывается, что, следуя концепции юридического позитивизма с его постулатом о формализации правосудия, оте-.

Вместе с тем при реализации каждого из названных способов, чтобы избежать ошибки, судам надлежит учитывать международно-правовую аргументацию, привлекаемую Верховным Судом РФ и Конституционным Судом РФ в качестве основного либо дополнительного довода формирования правовой позиции по той или иной процессуальной проблематике.

Конституционный Суд РФ, являясь одним из легальных проводников общепризнанных принципов и норм международного права в российскую правовую систему Л. Лазарев , особенно часто ссылается в своих решениях по различным вопросам гражданского процессуального законодательства и судопроизводства на Европейскую Конвенцию, а также постановления страсбургских судей. В связи с изложенным неправильное применение, а равно толкование судом общепризнанных принципов и норм международного права в ходе рассмотрения и разрешения гражданского дела должно служить основанием отмены или изменения принятого по делу решения.

Патология стадии правоприменения, которая завершается вынесением властного индивидуального акта, погрешность в выборе одного из указанных выше способов, как представляется, может иметь место в следующих случаях:. Проблема правовой природы решений Европейского Суда по вопросам толкования и применения международного договора актуальна не только для отечественной науки и практики, она широко обсуждается на страницах специализированных изданий почти всех го-.

В некоторых странах, к примеру в Испании, накал споров доходит до того, что конституционные судьи страны сначала высказываются за непосредственное действие этих постановлений, а затем дезавуируют провозглашенный вывод М. Отдельные российские ученые, опираясь на тезис, что Россия ipso facto и без специального соглашения признает юрисдикцию Европейского Суда обязательной, усматривают в его решениях инновационный источник форму внутреннего права.

При этом они идут дальше, отмечая, что пора отказаться от отрицательного отношения к судебному прецеденту, обусловленному идеологическим наследием. Современный правопорядок презюмирует тот факт, что международная судебная организация создает особую совокупность правил, именуемых прецедентным правом Совета Европы либо прецедентным правом Европейского Суда А.

Другие правоведы придерживаются противоположного суждения, заключая: Это - не нормы внутреннего закона и не постулаты международного права, для легитимации которых требуется согласие государств как субъектов международных отношений. В диссертации критически оцениваются приведенные позиции. Очевидно, что, руководствуясь ст. Страсбургские судьи не обладают прямыми правотворческими полномочиями, они не созидают формально-определенных правил поведения, неизвестных Конвенции, которые являют собой исходную регулятивную юридическую базу.

Цупанчич , подтверждением чему. Однако было бы в ущерб истине утверждать, что деятельность Европейского Суда сводится к сугубо техническому ограничительному толкованию существующей юридической нормы. Международные правоотношения недопустимо подвергать анализу, сосредотачиваясь только на так называемых директивах-параметрах, они - не самоцель внешних связей. Напротив, отражая заложенные в них естественно-правовые максимы, такие директивы есть их словесно-документарная оболочка JI.

Подлинное идейное содержание конвенционных положений выводится посредством аналитического судебного правоприменения и эволюционной интерпретации, которые, выступая проявлениями судебного прецедента, отчасти направлены на преодоление юридического национального изоляционизма, спровоцированного европейскими кодификациями XIX и XX веков Р.

Марченко , способные выступать регуляторами социальных отношений. Именно в таком виде окончательные решения Европейского Суда входят в систему источников гражданского процессуального права страны, допустившей нарушения международного договора, что вполне отвечает духу Интерлакенской декларации от 19 февраля г.

Рассматривая решения Европейского Суда в качестве особого комплементарного формально-юридического источника российского гражданского процессуального права, диссертант подчеркивает два момента:.

Остальные решения Европейского Суда формально для нашей страны не императивны, но должны приниматься судами во внимание Г. Жилин , ибо в них может быть реализована principle-exampling model и показаны новые принципы, обязательные к применению в рамках гражданской процессуальной деятельности. Это лишний раз подтверждается ст.

При исследовании механизма непосредственного влияния на отечественное гражданское судопроизводство такого рода решений Европейского Суда, как постановления, аргументируется, что учение о судебной ошибке И.

Терехова , а также признаки, присущие институту вновь открывшихся обстоятельств, не позволяют видеть конкретное конвенционное нарушение, установленное страс-бургским правосудием, среди подобных обстоятельств. Классическая процессуальная схема пересмотра решений в порядке гл. Постановление Европейского Суда, выявившее конвенционное нарушение, появляется после вынесения по гражданско-правовой коллизии национальным судом решения, вступившего в законную силу, в связи с коим заявитель обращался в ЕСПЧ.

Вследствие чего следует подвергнуть критике выводы, сделанные Конституционным Судом РФ в постановлении от 26 февраля г. В системе новых обстоятельств рационально закрепить установленное постановлением Европейского Суда нарушение положений Кон-венщш при рассмотрении судом гражданского дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека.

Если российские суды игнорируют уже сформировавшуюся практику транснационального правосудия при рассмотрении гражданского дела, то результаты их процессуального функционирования явно ошибочны и подлежат исправлению посредством надзорного производства.

В целях вынесения законных и обоснованных решений судам наряду с систематическим изучением практики Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по применению общепризнанных принципов и норм международного права нужно тщательно анализировать постановления Европейского Суда по правам человека.

Автором сделан вывод о тесной связи принципов справедливости и верховенства права, невзирая на то, что исходные предпосылки их возникновения, а также дальнейшего мировоззренческого восприятия различны: Покровский , то второе - достаточно быстро встроилось в юридическую среду и изначально стало рассматриваться через призму общественного контроля за органами государственной власти с целью сдерживания их дискреционных действий в определенных пределах А.

Как следствие на национальном уровне в последней четверти XIX в. На международном уровне о верховенстве права, которое ошибочно отождествлять с верховенством закона, косвенно было оговорено во Всеобщей декларации прав человека.

Изучение постановлений Европейского Суда позволило диссертанту прийти к мнению о том, что принцип верховенства права интерпретируется наднациональными судьями достаточно гибко, поскольку естественная справедливость предпочтительнее чрезмерной строгости права aequitas naturalis praeferenda est rigori juris.

Данному принципу была придана более обширная квинтэссенция, он вобрал в себя: United Kingdom и др. В ходе осмысления права на справедливое судебное разбирательство в работе аргументируется, что с современных международно-правовых воззрений это право не приравнивается к тривиальной возможности требовать надлежащего отправления правосудия в суде первой инстанции, начиная с возбуждения судопроизводства и заканчивая вынесением итогового судебного акта принудительным исполнени-.

На самом деле спектр права на справедливое судебное разбирательство более разнообразен и включает в себя такие элементы, как:. Таким образом, реализация права на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам сопряжена с первыми тремя из названных элементов, а изучение этого права лишь в судопроизводственном ракурсе значительно обедняет знание о нем. Кроме того при отсутствии общего представления о таком сложно структурированном юридическом явлении, как право на справедливое судебное разбирательство, легко впасть в заблуждение относительно того, насколько действующий национальный гражданский процессуальный режим корреспондирует положениям регионального международного договора.

Используя телеологический, объективный, эволюционный и иные принципы толкования международного договора, Европейский Суд разъяснил суть независимости, беспристрастности суда, созданного на основании закона, и причислил к ним продолжительность мандата членов суда, которая должна сообразовываться с установленным в стране процессуальным порядком постановление от 23 июня г. Следовательно, с точки зрения регионального международного договора в праве на справедливое судебное разбирательство нужно не просто различать институциональный элемент, обусловливающий организацию легитимной судебной власти judicium legitimura , но и связывать его в неразрывное единство с гражданским процессуальным режимом.

Теза такой связи достаточно лаконична: В связи с чем диссертантом доказывается, что наиболее слабым звеном российского законодательства в цепи критериев, нуждающихся в дальнейшем упрочении с целью повышения результативности правосудия по гражданским делам, является беспристрастность суда. Последняя продолжает восприниматься отечественной правовой доктриной как категория аморфная, производная от конституционного принципа независимости, а потому трудно поддающаяся формально-юридической регламентации.

Предлагается кардинально изменить подход к анализу беспристрастности суда с учетом постановлений Европейского Суда, в которых имеется обратная сентенция: Изучив надлежащие постановления наднационального Суда, автор полагает, что под объективным аспектом беспристрастности следует подразумевать совокупность процедурно-процессуальных гарантий, исключающих какие-либо сомнения в предвзятости суда.

Каждая из названных гарантий может быть в той или иной степени усовершенствована. Однако в российском праве есть неосвоенные участки, относящиеся к объективной беспристрастности, отсюда имеется потребность в следующих действиях:. Прокудина посредством установления понятного порядка движения гражданских дел и их перераспределения между судьями; доступа к судебной документации; ротации судебных составов; процедурно-процессуальной коммуникации суда, участников судопроизводства и сторонних лиц.

Наряду с этим целесообразно внести изменения в ст. В диссертации обосновывается, что касательно субъективного аспекта беспристрастности российские правотворцы держатся небезызвестной римской презумпции добросовестности судьи bona fides semper praesumitur, nisi malam fidem adesse probetur , правильно предъявляя дополнительные притязания к его личности и поведению, ибо статус и эффективность правосудия по гражданским делам детерминируется личными качествами судьи A. При всем том диссертантом указывается на недостатки в нормативных и поднормативных правовых актах, которые нужно устранить для наилучшей реализации субъективной беспристрастности судейского корпуса.

Так, в перечень заболеваний, препятствующих назначению на должность судьи, не включены некоторые серьезные психосоматические отклонения различной этиологии М.

Клеандров , существенно воздействующие на деяния и мыслительные способности человека. Исправление данной ситуации чрезвычайно важно в условиях отсутствия строгого контроля за выдачей медицинских документов, а также действия правила ст. Кодекс судейской этики от 2 декабря г. Автором аргументируется, что эмпирическое познание обнаруживает тесное сплетение субъективного аспекта беспристрастности с гражданской процессуальной формой.

Примером этому служат основания отвода самоотвода судьи, среди которых присутствуют усмот-ренческие - личная, прямая либо косвенная заинтересованность в деле и иные обстоятельства, вызывающие сомнение в беспристрастности судьи, они наиболее часто востребованы на практике. Во всех случаях ходатайство об отводе изучается тем же судьей, которому оно заявлено. После чего выносится определение, обычно об отказе в удовлетворении требования, ведь обратное означало бы, что вершитель правосудия открыто признается в тенденциозности, фактически публично заявляет о совершении проступка, порочащего честь и достоинство судьи, умалившего авторитет одной из ветвей государственной власти, а это чревато негативными персональными последствиями.

Исходя из чего и помня о правовой аксиоме, гласящей, что никто не может быть судьей в собственном деле nemo iudex in causa sua , автор полагает, что в порядке ч. Уяснение его сути, как правило, происходит через описание стадии досудебного производства.

Однако в ГПК РФ, в отличие от УПК РФ, формально выделенной стадии досудебного производства нет, поэтому в современной гражданской процессуальной науке органический элемент права на справедливое судебное разбирательство не получил полного и всестороннего осмысления.

Ввиду того, что ст. Подробный анализ постановлений Европейского Суда, проливающих свет на содержание негативного обязательства, которое заключается в нечинении преград субъектам, желающим воспользоваться судебной защитой принадлежащих им прав и законных интересов; а равно позитивного обязательства, выражающегося в создании особых условий доступа к правосудию, позволил диссертанту сделать вывод о необходимости изменения доктринальных взглядов на гражданский процесс.

Последняя категория, будучи более объемной по своему содержанию, чем гражданское судопроизводство, представляет собой совокупность гражданских процессуальных действий и правоотношений, складывающихся по поводу доступа к правосудию, рассмотрения и разрешения гражданского дела судом, а также исполнения постановленного им решения. В связи со сказанным диссертантом аргументируется, что конституционное право на судебную защиту, не подлежащее ограничениям Ю.

Самович , не тождественно праву на обращение в суд, пределы осуществления которого нужно четко определять, поскольку обратное ведет к злоупотреблению им. В этом контексте установленные национальными юридическими предписаниями изъятия из негативных обязательств оправданы и рациональны.

Они принуждают физических лиц и организации следовать срокам обращения в суд, правилам тождества исков, подведомственности и подсудности гражданских дел; не предписывают императивно действовать через адвокатов, но велят недееспособным опосредованно инициировать судопроизводст-. Наряду с этим, по мнению автора, преждевременно ограничивать право на обращение в суд, используя рестрикцию restrictio юридического интереса в рамках взаимообусловленного применения ст.

Иное означало бы, что судья в стадии возбуждения гражданского судопроизводства своим определением об отказе в принятии искового заявления заранее предопределяет содержание субъективных гражданских прав и обязанностей вне состязательной процессуальной процедуры, подразумевающей соблюдение принципа равноправия, что недопустимо.

Лишь в качестве исключения в эксплицитных случаях в юридическом интересе, внешне проявляющемся через заинтересованность, можно видеть предпосылку права на обращение в суд. Одновременно следует учитывать, что фиксация юридического интереса в виде соответствующей предпосылки размывает институт подведомственности гражданских дел судам общей юрисдикции, структура которого в ГПК РФ оставляет желать лучшего. Говоря о позитивных обязательствах в области доступа к правосудию по гражданско-правовым казусам, диссертант подвергает критике ученых И.

Баранов , считающих, что эти обязательства должны истолковываться как факультативные и менее существенные. Напротив, из постановлений страсбургских судей вытекает, что положения международного договора хотя и не навязывают государствам некий набор позитивных обязательств, но подразумевают минимальные стандарты доступа к правосудию, позволяющие судить о соблюдении страной ст.

Доказывается, что в российском праве пока не прослеживается сколь-иибудь стройной и внятной концепции позитивных обязательств доступа к правосудию по гражданским делам. Остальные обязательства остаются реализованными частично или нереализованными.

По мнению автора, в целях исправления ситуации, учитывая Рекомендацию Комитета министров Совета Европы от 8 января г.

Наряду с этим в диссертации обосновывается, что связь между предоставлением бесплатной юридической помощи по гражданским делам, примирительными правовыми механизмами и упрощенными процессуальными формами наилучшим образом сказывается на доступе к правосудию. Руководствуясь Рекомендацией от 14 мая г. К сожалению, в российском процессуальном законодательстве аналогичной взаимозависимости не существует. Отдельные виды альтернативных способов разрешения правовых казусов между гражданами примирение, посредничество и др.

На уровне ГПК РФ актуальная идея упрощенно-ускоренных процедур по бесспорным делам не вышла за пределы приказного производства. По делам искового характера на всех субъектов правоотношений без каких-либо отступлений распространяются общие правила гл. Никто не вправе просить суд, ссылаясь на свое социальное, имущественное положение и иные уважительные причины либо незначительность гражданского спора, применить к нему упрощенный способ принятия документации, а равно рассмотрения и разрешения заявленного материально-правового требования.

Нет никаких процессуальных особенностей в порядке обращения к органам правосудия, относящимся к разным уровням судебной системы, например, к мировым судьям, что ранее было присуще дореволюционному гражданскому судопроизводству Кн. Обосновывается, что заинтересованные в судебной защите субъекты имеют право на публичное судебное разбирательство, проведенное в разумный срок, равные процессуальные возможности в условиях действия принципа состязательности, получение мотивированного решения и его исполнение.

Автором сделан вывод о том, что Европейский Суд, применяя и интерпретируя парадигму ст. Требование публичности также распространяется на порядок доступа к судебным документам и ознакомления с постановленным по заявленному материально-правовому требованию решением. Однако оно далеко не абсолютно и может подвергаться ограничениям по соображениям нравственности, морали, безопасности, в целях охраны несовершеннолетних, частной жизни, государственной и коммерческой тайн, а также по усмотрению суда, когда гласность входит в противоречие с интересами правосудия.

Диссертант полагает, что принцип публичности российского гражданского судопроизводства в целом сообразуется с международными правовыми стандартам, иногда превосходя их, что обусловлено ст. В ГПК РФ удалось удержать стрелку барометра права на публичное судебное разбирательство по гражданским делам в равновесии, поскольку, с одной стороны, предписывается рассматривать цивилистические казусы гласно и открыто, в присутствии всех желающих, в том числе средств массовой информации, которые могут фиксировать все происходящее письменно либо с помощью аудиозаписи разрешение суда нужно получить лишь для фотосъемки, видеозаписи, трансляции по радио и телевидению ; с другой - процессуальный закон называет обязательные и факультативные случаи проведения закрытого судебного заседания для того, чтобы соблюсти баланс между стремлением общественности обрести определенные сведения и защитой различных аспектов частной жизни.

Вместе с тем конструкция права на публичное судебное разбирательство далека от идеала, она имеет отдельные изъяны, нуждающиеся в устранении. В первую очередь это касается неоднозначности целевых установок транспарентности Л. Туманова ; широкого употребления законодателем оценочных категорий, которые хотя и придают гибкость, а равно универсальность гражданской процессуальной форме, но и одновременно создают почву для несоразмерного применения ситуационного судейского усмотрения O.

Следовательно, a priori всякое обращение в суд за защитой субъективных прав и законных интересов может сопровождаться отступлениями от принципа гласности, если будет на то ходатайство лица, участвующего в деле, и усмотрение судьи.

Причем нельзя забывать о взаимосвязи ст. Обосновывается, что наиболее серьезные дефекты права на публичное судебное разбирательство по гражданским делам присутствуют в области доступа к различным документам. Это особенно важно, ведь, как известно, чего нет в судебных документах, того не существует на свете quod non est in actis non est in inundo. Согласно действующему процессуальному закону, а также инструкциям по делопроизводству вне зависимости от того, рассматривалось ли гражданское дело в закрытом или открытом заседании, лишь лица, участвующие в деле, вправе получить копии необходимых документов, притом что им вменяется в обязанность передавать представляемые письменные доказательства в ходе процесса не только суду, но и друг другу.

Все остальные субъекты гражданских процессуальных отношений и не только они например, сторонние лица, считающие, что их права и законные интересы нарушены принятым по делу решением, средства массовой информации и др.

Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее пяти дней со дня принятия решения в окончательной форме. В прочих случаях копии решений, определений и постановлений суда выдаются сторонам только по их просьбе. Таким образом, действующий механизм гражданского процессуального регулирования конституирует ограниченный набор легальных приемов получения информации о функционировании органов правосудия для ограниченного круга участников гражданского судопроизводства.

Часть документов элиминирована из информационного пространства, например особое мнение судьи, излагаемое в письменной форме и приобщаемое к материалам дела, но не оглашаемое. Все это не может не. Анализируя положения Федерального закона от 22 декабря г. В целях совершенствования правового инструментария предлагается на уровне субъектов Российской Федерации принять законы об обеспечении доступа к информации о деятельности мировых судей, а также изменить ст. В работе отмечается, что право на судебное разбирательство в разумный срок подверглось Европейским Судом наиболее доскональному анализу не столько из-за его прямого закрепления в ст.

Поскольку Конвенция не имеет глоссария, страсбургские судьи выявили ряд взаимообусловленных критериев, на основе которых они оценивают разумность продолжительности судебного разбирательства по конкретному гражданскому делу: Чрезмерная продолжительность разбирательства дел, возникающих из цивилистических правоотношений, является одной из ключевых проблем отечественного судопроизводства. Однако при ее урегулировании нужно помнить, что нормы международного права не могут содержать каких-либо инструкций о точных законных либо судебных сроках, а Европейский Суд разумность последних не отождествляет с краткостью JI.

Государства самостоятельно и по собственной инициативе proprio motu определяют периоды времени рассмотрения судами спорных и бесспорных гражданских дел, что сопровождается строжайшей обязанностью их соблюдения. При этом почти все страны мира стоят или находились перед выбором: Все эти обстоятельства не учитывались в полной мере при модернизации отечественного гражданского процессуального законодательства.

Несмотря на то, что в новых экономических условиях количество обращений граждан и организаций за судебной защитой прав и законных интересов резко возросло в г. При таком подходе трудно было не ожидать роста числа гражданских дел, рассмотренных с формальным и фактическим нарушением процессуальных сроков, и как следствие - жалоб, адресуемых соотечественниками в Европейский Суд.

В связи с изложенным диссертантом предложен комплекс научно обоснованных законодательных мероприятий по оптимизации процессуальных сроков, действующих в плоскости российского гражданского судопроизводства, с тем, чтобы искоренить выявленные недостатки постановления от 5 октября г.

Исаева , утверждающих, что концептуальные воззрения на институт гражданских процессуальных сроков должны подвергнуться дальнейшей модернизации, коль скоро в решениях ЕСПЧ прослеживается один значимый посыл: United Kingdom , либо срок может отсчитываться с момента возбуждения гражданского судопроизводства, но заканчивается он всегда исполнением вынесенного решения постановление от 1 октября г.

Подчеркивается, совершенствуя указанный правовой институт, надлежит не забывать о следующем: Право на равные процессуальные возможности при рассмотрении гражданских дел, как и все последующие гарантии, уяснено страс-бургскими судьями из содержания международной нормы и раскрывается через наделение сторон равными процессуальными правами и обязанностями, то есть речь идет об эквиваленте принципа равноправия ст. По мнению диссертанта, это означает, что региональный международный договор не настаивает на конкретике национальной модели правосудия по гражданским делам.

Модель может быть любой — состязательной, следственной или смешанной, лишь бы государство-член Совета Европы создавало для лиц, участвующих в деле, прежде всего сторон, равные процессуальные права и обязанности, ручалось за их нерознящуюся практическую реализацию.

Отсюда нельзя согласиться с теми правоведами А. Воронов , которые полагают, что исходя из конвенционных положений принцип состязательности во многом совпадает с началом равных процессуальных возможностей. Скорее, для страсбургских судей названные категории соотносятся как средство и цель, ибо с помощью правильной комбинации состязатель-но-диспозитивных приемов ведения гражданского судопроизводства.

Вследствие сказанного обосновывается, что пока российская гражданская процессуальная теория и практика большее внимание уделяют различным моделям правосудия, нежели процессуальному равноправию, хотя в дореволюционной специализированной литературе Е. Васьковский акцентировалась самодостаточность названного принципа, гласящего: Поэтому отчасти установка ст.

Проанализировав нормы процессуального законодательства в их совокупности, диссертант пришел к заключению, что начало юридического, но не фактического равноправия Г. Осокина , материализуемое в гражданском судопроизводстве, предполагает наряду с предоставлением сторонам равных возможностей по пользованию правами состязательного и диспозитивного толка, также возложение на них сходных обязанностей, невыполнение которых вызывает пропорциональное применение позитивной либо негативной ответственности.

Кроме того, равноправие в гражданском судопроизводстве не претворяется в жизнь без содействия органа правосудия, поскольку законодательно ему всегда вменяется руководство ходом рассмотрения дела О. Чистякова , именно на него возлагается функция организации взаимодействия суда и лиц, участвующих в деле, а также контроля за качеством доказательственной деятельности М.

При всем том суд не может своими властными действиями ставить какую-либо сторону в преимущественное положение или же умалять права одной из них. Диссертантом установлено несколько проблемных участков в рамках отечественного гражданского процессуального поля, которые стали или в перспективе могут стать предметом изучения Европейского Суда:. Вместе с тем в диссертации отмечается, что такая часть принципа равноправия, как право быть выслушанным, может подвергаться оправданному усечению в суде первой инстанции для достижения соответствия средств и целей гражданского судопроизводства, а также баланса между частными интересами лиц и потребностью обеспечить эффективность правосудия по цивилистическим делам.

В частности, заявление об обеспечении иска рассматривается без извещения ответчика; заочное решение выносится вне присутствия данного участника процесса; судебный приказ выдается без вызова взыскателя и должника, что компенсируется особенностями алгоритма отмены судебных актов; не воспрещается не привлекать соответчика в судопроизводство в связи с характером спорного правоотношения. В связи с тем, что ст. Кратко оно состоит в том, что нормы международного права обязывают суды гражданской юрисдикции мотивировать решения, но не предписывают им давать подробный ответ на каждый довод лиц, участвующих в деле постановление от 21 января г.

Мнение транснационального судебного органа оживило дискуссию, проходящую на страницах отечественной юридической печати о том, нужно ли выделять в качестве самостоятельного требования, предъявляемого к судебному решению, мотивированность.

Некоторые процессуалисты отрицают потребность в этом, поскольку означенная категория поглощается законностью либо обоснованностью А. Другие настаивают на обратном, подчеркивая, что мотивированность отражает взаимосвязь между фактическими обстоятельствами гражданского дела и выводами суда, а также раскрывает личностное понимание судьей применяемой нормы материального и процессуального права М. Диссертант полагает, что теза Европейского Суда о мотивированности судебного решения, завершающего производство в суде первой инстанции, отнюдь не подразумевает формальное присутствие в национальном процессуальном законодательстве соответствующего императива наряду с законностью и обоснованностью.

При всем том в решениях должны приводиться причины, побудившие орган правосудия прийти к тем или иным выводам по делу. Именно поэтому в п. В работе доказывается, что в российском процессуальном законодательстве последних ста пятидесяти лет право сторон на получение мотивированного судебного решения по рассмотренному и разрешенному судом первой инстанции гражданскому делу сомнению не подвергалось.

В дореволюционном Уставе гражданского судопроизводства так проявлялась связь между материально-правовым притязанием сторон motivi in fatto , резолюцией суда о фактах с учетом их оценки через доказательства motivi in diritto и пониманием норм права. В советском гражданском процессе мотивированность обусловливалась двуединством объективной истины как его цели и основного начала, что побуждало суд самостоятельно определять, какие обстоятельства имеют значение для гражданского дела, а также собирать доказательственный материал в их подтверждение М.

Но суд общей юрисдикции обязан, оценивая доказательства, указать основания, по которым он принял одни из них и отверг другие, а также исчерпывающим образом изложить в решении мотивированные выводы не только по поводу отдельных средств доказывания, но и совокупности обстоятельств гражданской правовой коллизии.

В свою очередь, отсутствие надлежащей мотивации, нарушение согласованности выводов суда и конкретного фактического состава может повлечь за собой отмену или изменение решения, за некоторыми незначительными изъятиями, установленными ГПК РФ. Поэтому в утилитарных целях для напоминания судам о необходимости надлежаще мотивировать каждое решение, вносящее стабильность в материально-правовые отношения сторон, было бы допустимо заимствовать юридическую технику, примененную при разработке АПК РФ.

В диссертации подчеркивается, что о высоком уровне качества процессуального законодательства, регламентирующего право на получение мотивированного судебного решения, свидетельствует малое количество обращений наших сограждан в Европейский Суд, а имеющиеся постановления по данному вопросу спровоцированы банальными ошибками судов постановление страсбургских судей от 26 июня г.

Россиян не устраивает аргументированность документов, исходящих от органов правосудия, находящихся на следующих иерархических ступенях. Видимо, это связано с тем, что авторы петиций, обладая завышенными правовыми ожиданиями, не совсем понимают, что перед вышестоящими судебными инстанциями стоят несколько иные цели и задачи, а потому они ограничены законодателем в процессуальных полномочиях.

Заключительная процессуальная гарантия права на справедливое судебное разбирательство вплоть до середины х г. Тем не менее только в г. Европейский Суд официально подверг критике предположение том, что ст. Позднее данная парадигма в развернутом виде была воспроизведена в отношении Российской Федерации постановление от 7 мая г. Russia , что привело к обострению перманентного спора о юридической природе механизма принудительного исполнения правоприменительных актов судебных и иных органов; о надобности обоснования концепта исполнительного права, его предмета, метода, принципов, системы и места среди отраслей российского права; а также принятия Исполнительного кодекса РФ и др.

Досконально изучив аргументы сторонников автономизации правоотношений, возникающих при исполнении судебного решения, полного обособления норм, регулирующих исполнительное производство М. Базируясь на различной логической организации и неидентичной интерпретации структурно-сложных юридических категорий: Павлушина , они обладают сопоставимыми прагматическими моментами, благодаря которым возможно создать законодательные конструкции, надежно обеспечивающие защиту права собственности, возникшего по решению суда.

С их помощью Россия вправе претворить в жизнь любую модель принудительного исполнения судебных решений, обретших легитимность публично-правовую, частноправовую и смешанную. Но главное состоит не в способе и форме фиксации указанных конструкций, а в том, чтобы гарантировать различным субъектам реальное исполнение судебных решений, задержка которого оправдывается лишь сложностью исполнительного производства, поведением взыскателя и властей, характером судебного присуждения постановление от 15 февраля г.

Именно в этом заключается смысловая нагрузка ст. Диссертант доказывает, несмотря на все усилия, предпринятые государством в разных правовых секторах, в настоящее время отечественное исполнительное производство в контексте ст. Эффективность означает, что пользование заинтересованным лицом тем или иным внутренним средством правовой защиты не должно быть затруднено действиями бездействием государства-ответчика либо такое средство обязано предотвращать, прекращать предполагаемое нарушение, равно как предоставлять адекватную компенсацию за уже произошедшее посягательство на права и свободы.

Russia , выявившим системное, повторяющееся конвенционное нарушение, которое стране-ответчику надлежит устранить не столько используя меры индивидуальной, сколько общей направленности, то есть трансформируя свое внутреннее законодательное пространство, судебную и административную практику, бюджетную политику Ф.

Призывая исчерпывающим образом реализовать данное постановление, Комитет министров Совета Европы в Промежуточной Резолюции от 3 декабря г. В известной степени это требование выполнено путем введения в действие Федерального закона от 30 апреля г. Последняя, видимо, будет оцениваться международным правосудием исходя из принципов реальности защиты нарушенных прав, а также материальной и моральной компенсаторности постановление от 15 мая г. Вместе с тем, по мнению диссертанта, самые совершенные законы и технико-юридические инструменты не дадут ожидаемого результата, если не придерживаться комплексного подхода к урегулированию вопросов судебного и исполнительного производства.

Данный подход должен предполагать не только качественное изменение правового, а также организационного режимов, но и общего состояния общественного правосознания через преодоление конформистского отношения к праву и внедрение идеи об обязательности судебного решения для всех субъектов erga omnes , на которых распространяется его законная сила, и неотвратимости исполнения императивного предписания органа правосудия. В Заключении подводится общий итог диссертационного исследования и формулируются основные выводы.

В Приложении представлены предложения диссертанта по совершенствованию действующего гражданского процессуального законодательства. Проблема истины в гражданском судопроизводстве. Саратовская государственная академия права, Конвенция о защите прав человека и основных свобод и российское гражданское судопроизводство.

Юрли-тинформ, - с. Право на справедливое судебное разбирательство: Право на справедливое судебное разбирательство и его реализация в российском гражданском судопроизводстве. Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ. Бесспорные обстоятельства в современном состязательном гражданском процессе II Вестник Саратовской государственной академии права.

О способах регулирования в области средств доказывания: О пересмотре судебных актов по гражданским делам в связи с применением нормативных правовых актов с обратным эффектом II Арбитражный и гражданский процесс.

О соблюдении сроков в гражданском судопроизводстве: Научные статьи, опубликованные в материалах международных и всероссийских научно-практических конференций. Саратов, октября г. Воронеж, марта г. Воронежский государственный университет, Москва, 2-Л апреля г. Российская академия правосудия, Краснодар - Сочи, мая г.

Кубанский государственный университет, Саратов, сентября г. Казань, мая г. Казанский государственный университет, Краснодар, октября г. Юридический центр Пресс, Краснодар - Геленджик, сентября г.

Кубанский государственный аграрный университет, Ульяновск, сентября г. Ульяновский государственный университет, Казань, октября г. Является ли юридический интерес предпосылкой права на обращение за судебной защитой?

Краснодар, 16 ноября г. Институт экономики, права и гуманитарных специальностей, Сочи, апреля г. Саратов, 14—15 сентября г. Санкт-Петербург, февраля г. Воронеж, февраля г. Волгоград - Волжский, июля г.

Волгоградский государственный университет, Краснодар, 28 ноября г. Казань, 4 апреля г. Саратов, июля г. Саратов, 23 октября г. Сибирский университет потребительской кооперации, Томский государственный университет, Саратовский государственный университет, Специализация гражданских судов в России: Санкт-Петербургский государственный университет, Институциональный элемент права на справедливое судебное разбирательство в интерпретации Европейского Суда по правам человека И Бюллетень Верховного Суда Республики Казахстан.

Пересмотр судебных актов по гражданским делам в связи с применением нормативных правовых актов с обрат-. Университетский издательский консорциум Юридическая книга, К проблеме компенсации нематериального ущерба юридическим лицам: Издательский дом Тамбовского государственного университета, Зайцевым вклад автора - 1,0 пл.

Взаимосвязь доказывания с принципами состязательности и диспозитивности. Издательский дом Экономическая газета, Гражданский процесс учебно-методический комплекс. Гражданское процессуальное право учебно-методическое пособие.

Приор, вклад автора - 2,0 пл. Правовая политика в сфере мировой юстиции: Тамбовский государственный университет, Комментарий к Федеральному закону от 2 октября г. Ай Пи Эр Медиа; М.: Настоящий автореферат посвящен одной из актуальных тем науки и практики гражданского процессуального права - механизму воздействия общепризнанных принципов и норм международного права на российское гражданское судопроизводство.

В этой связи внимание концентрируется на Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как базовом международном договоре, который оказывает существенное влияние на правовые системы всех государств, его ратифицировавших, в том числе на соответствующую систему Российской Федерации. The right to fair proceeding: The present work is devoted to one of actual topics of a science and practice of a civil procedural law - the mechanism of influence of the conventional principles and norms of international law on the Russian civil legal proceedings.

In this connection the attention concentrates on the European Convention on protection of human rights and basic freedoms, as the base international contract which renders essential influence on legal systems of all states, its ratified, including on corresponding system of the Russian Federation. Подписано в печать Правовое значение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также решений Европейского Суда по правам человека для российского гражданского судопроизводства.

Правовое значение Конвенции о защите прав человека и основных свобод для российского гражданского судопроизводства.

Правовая природа решений Европейского Суда по правам человека и их значение для российского гражданского судопроизводства. Процессуальный элемент права на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам. Современные правовые гарантии, теперь ставшие для граждан некоторых государств вполне привычными, прошли в своем многотрудном развитии этапы длительной острой борьбы, а иногда и краха идеалов, надежд, иллюзий, казавшихся еще вчера незыблемыми и выверенными эмпирическим опытом.

Безусловно, концепт прав и свобод человека со временем видоизменялся, модернизировался, постепенно совершенствуясь за счет исключения одних ценностных положений, утративших свое изначальное предназначение, и введения новых значимых ориентиров, создававшихся под влиянием различных представлений об окружающей реальности, мировоззренческих, философских,.

Последнее поколение прав детерминировано объективной необходимостью? Это очевидное обстоятельство заставляет многие страны, придерживающиеся демократических принципов и устоев, обращать пристальное внимание. В этом аспекте, пожалуй, первостепенная роль отводится праву на справедливое судебное разбирательство, относимому к первому поколению прав, которое закреплено сразу несколькими базовыми международными юридическими документами: Но это только prima facie, поскольку договорная норма получает сложное эволюционное толкование посредством работы Европейского Суда по правам человека, решения которого обязательны для государств-членов Совета Европы в случае выявления предполагаемого конвенционного нарушения.

Как показывает практика, иногда постановления страсбургских судей не только влияют на судьбу конкретного физического лица или организации, но и понуждают власти стран кардинальным образом менять внутреннюю правовую политику, в том числе судоустройственную и судопроизводственную постановление от 22 июня г.

Относительно гражданского судопроизводства Европейский Суд по правам человека вскрыл существенные недостатки в области доступности и транспарентности отечественного правосудия; процессуального порядка рассмотрения и разрешения отдельных категорий дел; пересмотра судебных постановлений; принудительного исполнения решений- и. Таким образом, с точки зрения реализации общепризнанных принципов и норм международного права, фиксирующих право на справедливое судебное разбирательство, российское гражданское процессуальное законодательство и основанная на нем правоприменительная практика, оставляют желать лучшего, а комплексное исследование вопросов, связанных с влиянием директив Европейской Конвенции на гражданское судопроизводство, представляется чрезвычайно актуальным и насущным делом.

Проблеме взаимодействия международного и национального права пристальное внимание уделялось и продолжает уделяться специалистами международного и конституционного права, что не в последнюю очередь детерминировано процессами интернационализации, а также последующей глобализацией прав и основных свобод человека. Подобному взаимодействию, различным вариантам соотношения положе. Российские дела в Европейском Суде по правам человека: Вместе с тем монографические и коллективные исследования касаются наиболее общих моментов, надлежащей тематики, лишь косвенно и фрагментарно в них встречаются рассуждения узкоотраслевого характера: Бесспорно, наиболее видное место среди подобного рода международных договоров занимает Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод как один из первых региональных правовых документов, имеющих в своей основе особую контрольную систему реагирования на любые отступления от конвенционных положений.

Все означенное выше предопределило появление ряда интересных исследований, посвященных отдельным аспектам влияния Европейской Конвенции и решений Европейского Суда на российское цивилистическое судопроизводство. Кострова ; производство в суде второй инстанции Е. Ша-кирьянов ; производство по пересмотру судебных постановлений, вступивших в законную силу Т.

Как следствие в науке гражданского процессуального права пока отсутствует комплексный подход к изучению соответствующей проблематики, а указанные работы основаны на различном понимании имманентной сути и структуры прав человека, их классификации и толковании, что в конечном- счете порождает противоречивость итоговых выводов и бессистемность предложений- по- изменению действующего процессуального и материального законодательства.

Предметом исследования являются,общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в Европейской Конвенции; постановления; Европейского Суда; процессуальные, а также отчасти материальные юридические предписания ранее действовавшего и современного национального законодательства по вопросу права на справедливое судебное разбирательство и механизма его осуществления; правоприменительная судебная практика; научные работы по изучаемой проблеме.

В первую очередь она состоит в: Верещагина, H;Bi Витрука; С. Кроме того, отдельные частнонаучные; методы исследования; - сравнительно-правовой, в равной степени анализа международного и национального законодательства, практики его применения - потребовали изучения публикаций иностранных авторов, переведенных на русский язык, а именно: Зундберга, Р; Кей, X.

Теоретико-практические положения и выводы одновременно базируются на изучении иностранного законодательства, в частности Англии, Германии, Франции, Португалии, Шотландии, Норвегии, Нидерландов, стран Восточной Европы, сравнительно новых государственных образований, ранее входивших в составСССР. Эмпирической основой работы послужили постановления и решения Европейского Суда по правам человека, решения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ; опубликованная, размещенная в справочно-информационных правовых системах и на официальных интернет-сайтах практика Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, а также региональная и местная судебная практика изучено гражданских дел, рассмотренных судами Саратовской области в г.

В, целом научная новизна выражается и конкретизируется в следующих основных положениях, выносимых на защиту:. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являясь самоисполнимым: При возникновении; коллизии международных и конституционных норм, устанавливающих правила гражданского судопроизводства, последние подлежат первоочередному применению судами при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В систему формально-юридических источников отечественного гражданского процессуального права входят окончательные решения Европейского Суда по правам человека по-вопросам толкования и применения-Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод при выявлении нарушения международного договора со стороны России.

Принципы справедливости и верховенства права- являются детерминантами права на справедливое судебное разбирательство, которое конструируется из четырех элементов: Право на публичное судебное разбирательство гражданского дела основывается на соблюдении баланса публичных и частных интересов, равновесии между свободами и ответственностью, поэтому a priori процессуальная деятельность органа правосудия и ее результаты должны быть открытыми-для социума и конкретных получателей информации, но только в той- степени, которая не приводит к нарушению неприкосновенности частной жизни, семейной и другой охраняемой законом тайны.

Кроме того дополнительно требование публичности охватывает порядок широкого доступа к судебной документации и ознакомления с постановленным по заявленному материально-правовому требованию судебным, решением.

Право на равные процессуальные возможности сторон в гражданском судопроизводстве в условиях действия принципа состязательности предполагает, что эти участники судопроизводства вправе добросовестно пользоваться равными, но не одинаковыми процессуальными правами при возложении на них близких по характеру процессуальных обязанностей, невыполнение которых вызывает пропорциональное применение неблагоприятных юридических последствий ответственности. Право быть выслушанным как составная часть процессуального равноправия может подвергаться- оправданному усечению в суде первой инстанции для.

Право на мотивированное решение по гражданскому делу внешне проявляется. С одной стороны указанное право выражается в том, что лицо, в чьих интересах состоялось судебное решение, обладает правомочием требовать-его подлинной реализации в разумный срок, с другой - в обязанности государства независимо от выбранной модели принудительного исполнения- публично-правовой, частноправовой либо смешанной обеспечить соответствие между фактическим состоянием отношения заинтересованных лиц и правовым, установленным судом.

Научно-теоретическое значение диссертации заключается в том, что концепция влияния Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также решений Европейского Суда по правам человека на российское гражданское судопроизводство не только позволила рассмотреть многие привычные и новые процессуальные явления юридической жизни через призму международно-правовых констант, но она может служить точкой, роста определенных направлений в науке гражданского процессуального права либо доктринально.

Практическая значимость диссертационного исследования. Практическая значимость диссертации состоит в том, что сформулированные в ней аргументированные предложения de lege ferenda могут быть учтены при совершенствовании гражданского процессуального законодательства и правоприменительной практики преимущественно судебной с целью их приведения в согласие с международными правовыми положениями, которые нашли свое отражение в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, с учетом того ценностно-смыслового значения, которое придается им страс-бургскими судьями.

Некоторые выводы научной работы-материализованы в заключениях на-проекты постановлений Пленума Верховного Суда РФ: Основные теоретические положения работы, научно-практические и законодательные предложения излагались автором в докладах и сообщениях более чем на ЗО5 международных, всероссийских, межрегиональных, региональных конференциях, круглых столах, семинарах, среди которых: Работа состоит из введения, пяти глав, включающих в общей сложности семь параграфов, заключения, приложения, списка использованных нормативных правовых актов, литературы и материалов правоприменительной практики.

Как известно, время не только не опровергло, но и полностью подтвердило истинную значимость римской формулы - правосудие есть основа государства justitia est fundamentum regnorum. Вплоть до XX в. Однако более тесные политико-экономические связи между различными государствами, поиск ими новых средств, методов и инструментов юридического взаимодействия для решения общих задач, а также выводы, извлеченные из итогов Второй мировой войны, неизбежно вели к постепенному изменению концептуальных воззрений на права и свободы человека.

Сначала они перестали восприниматься в узконациональном контексте; затем произошла их динамичная интернационализация, что спровоцировало формирование примерно-условного перечня общепризнанных правовых стандартов; и, наконец, несколько позднее была инициирована глобализация указанных прав. Вследствие изложенного в международно-правовой доктрине получил поддержку и дальнейшее развитие тезис об отказе от анализа правосудия лишь через призму государственного изоляционизма.

Пришло четкое понимание того, что неотъемлемые права и свободы человека неодинаковой генерации следует не просто признавать либо официально декларировать, но и создавать эффективные транснациональные механизмы их гарантирования, в том числе с помощью международных судебных организаций.

В противном случае субъекты отношений обладают ничем не обеспеченной формальной принадлежностью прав и свобод, а не ими самими, возникает опасный миф о реальности существования таковых. Как показало проведенное исследование, достаточно большое количество; подобных нарушений сопряжено с отступлениями Высоких Договаривающихся Сторон- от парадигмы ст. Данная конвенционная формулировка, только на первый взгляд кажется предельно простой. Однако это не так, поскольку все без исключения дефиниции ст.

Напротив, оно многоаспектно; ибо дополнительно вбирает в себя институциональный и органический элементы, каждый из которых нуждается в самостоятельном теоретическом осмыслении с учетом особенностей практической реализации. Постигать право на справедливое судебное разбирательство, усматривая в нем лишь процессуальный компонент, категорически неправильно, так как это ведет к искаженному пониманию сути данного международного правоположения.

После ратификации Россией в г. Европейской Конвенции, отечественный законодатель сделал много для того, чтобы судебная защита нарушенных прав и свобод была реалистичной, а право на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам доступным и эффективным. Применительно к гражданскому судопроизводству отчасти выполнению этой задачи будут способствовать предложения, сформулированные в настоящей работе в порядке de lege ferenda в целях совершенствования действующего гражданского процессуального законодательства.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Международныйшакт о гражданских- и политических, правах. Конвенция о правах человека. Хартия основных прав Европейского Союза.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress