Полное собрание сочинений; драматические переводы А.Н. Островский

У нас вы можете скачать книгу Полное собрание сочинений; драматические переводы А.Н. Островский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но есть и другая причина, объясняющая скромный успех этого перевода. Для нашего театра издавна представление о "костюмной комедии" было связано с легкой и живой французской комедией. Медлительный, неспешный, плавный ритм "Усмирения своенравной" в переводе Островского противоречит этому представлению. Значит ли это, что Островскому был чужд темперамент Шекспира? Наоборот, в этом отношении перевод Островского очень близок к подлиннику.

Если трагедии Шекспира в особенности "Гамлет" стремительны по ритму, то комедии его подчас тяжеловесны, даже громоздки: На нашей же сцене и до сего дня трагедии Шекспира обычно слишком медлительны по ритму, а комедии, наоборот, "облегчены" взять хотя бы в качестве примера превосходный, но слишком "легкий" для Шекспира спектакль "Много шума из ничего" в Театре имени Евг.

В комедиях Шекспира персонажи не только "действуют", но любят и "себя показать и на других посмотреть", а главное - они не только действуют, но и говорят. Островский, переводя Шекспира, был здесь в своей стихии. Богатый, разнообразный язык его перевода сродни языку Шекспира. В этом сила перевода Островского, которая, однако - по указанной нами причине - может показаться слабостью.

Переводу Островского театр предпочел перевод Гнедича - более "динамичный", но зато и менее богатый словом, "облегченный".

Мы назвали ритм перевода Островского неспешным, медлительным. Но это не значит, что перевод растянут. В отличие от большинства шекспировских переводов дореволюционного времени, которые обычно значительно длиннее подлинника например, перевод "Отелло" Вейнберга на целый акт длиннее подлинника , перевод Островского отличается строгой экономностью.

Более того, он - за незначительными отступлениями - является эквилинеарным переводом т. Это видно из следующей таблицы, сопоставляющей отдельные монологи и реплики "Пролога" и первого действия "Усмирения своенравной" в оригинале и в подлиннике:.

Итак, за несколькими исключениями, количество строк в подлиннике и количество строк в переводе совпадают интересно, что при несовпадении перевод в двух случаях длиннее оригинала, а в двух случаях - короче.

Это, конечно, не случайное явление, но принцип, которому сознательно следовал переводчик. Принцип эквилинеарности часто вызывает резкие возражения. Указывают, что английские слова короче русских, и поэтому равнострочный перевод неизбежно калечит русский синтаксис, неотделим от искусственного построения, уродливой сжатости фраз. Перевод Островского блестяще опровергает подобные утверждения.

Речь его, как указывали мы, течет неспешно и плавно. Этой речи дышится свободно. Она не затянута в узкий корсет. Каким же образом достигает этого Островский? Во-первых, придерживаясь эквилинеарности в отношении количества строк, он в смысловом отношении не всегда переводит строка в строку. Арифметика эквилинеарности нужна ему прежде всего как средство для Достижения главной цели: Во-вторых, Островский замечательно умеет использовать гибкость синтаксиса русской речи.

Обороты его перевода удобопроизносимы, то есть театральны, а вместе с тем - и лаконичны. В этом отношении перевод Островского заслуживает тщательного изучения и может служить образцом для переводчиков. Переводя комедию размером подлинника, то есть белым стихом нерифмованным пятистопным ямбом , Островский приблизил этот стих к разговорной речи.

В этом отношении стих перевода напоминает произведения Шекспира, относящиеся к его творческой зрелости; в пору создания "Укрощения строптивой" стих Шекспира был еще близок к малоподвижному стиху Марло с цезурой на второй стопе и небольшим количеством переносов.

В переводе цезура - более вольная, чем в подлиннике, и переносов у Островского больше. О соотношении переносов в переводе и в подлиннике дает представление следующая таблица.

Мы сопоставляем ряд монологов и реплик из "Пролога" и первого действия. Для упрощения подсчета под "переносом" мы понимаем такой стих, который не оканчивается знаком препинания. В знаменитом последнем монологе Катарины V, 2, получаем отношение 5: Итак, на сорок три переноса в подлиннике имеем шестьдесят четыре переноса в переводе.

О характере переносов в переводе дают представление следующие примеры:. Но не одним ритмом стиха перевод приближается к гибкости разговорной речи. Таков весь стиль перевода. И в этом отношении Островский близок к зрелой манере Шекспира. Лишь постепенно подходил Шекспир к великой простоте произведений своей творческой зрелости хотя и в них, конечно, сохранился элемент риторики. С другой стороны, и в ранних произведениях Шекспира есть непосредственная, чисто шекспировская простота.

Она-то и была особенно дорога и близка Островскому, и она замечательно передана в его переводе. Риторика поэзии Ренессанса, "громоподобная фраза" английских последователей Сенеки, декламационная напыщенность и словесные украшения были совершенно чужды Островскому.

Ограничимся одним весьма типичным примером. У Шекспира Петруччо говорит Катарине: Эта замена пышного слова "драгоценней" обычным "лучше" весьма характерна. Но это, конечно, не "искажение" Шекспира. Струя живой речи всегда ощутима у Шекспира, даже в наиболее словесно приукрашенных местах, - даже, например, в нарочито декламационном монологе о Гекубе актера "Гамлет" , "махающего мечом картонным". Островский бережно очистил эту струю живой речи от того, что было для него, как для художника, и - как он полагал - для театра его эпохи посторонней примесью.

При жизни Шекспира его не считали "темным"-и даже трудным писателем с точки зрения языка его никто не назвал. Шекспир писал для театра, куда широко был открыт вход зрителям из народа. Современники говорят о доходчивости пьес Шекспира. Язык Шекспира - не только литературный, но и живой, разговорный язык эпохи. Шекспир насытил свои произведения идиомами, поговорками, пословицами.

Его метафоры и сравнения широко отразили детали окружавшей его действительности - пестрой, многообразной, непрестанной, изменяющейся жизни. Шекспира стали комментировать почти через сто лет после его смерти. И Островский, если тексты его не будут своевременно освещены исчерпывающим комментарием, может оказаться в отношении многих мест его произведений "темным" писателем.

Островский увидел Шекспира глазами его современников: И эту доступность, эту доходчивость Островский великолепно передал в своем переводе. В приведенном нами примере Островский заменил слово "сойка" словом "сорока". В Англии много соек, и сойка часто упоминается в английской литературе.

У нас же это сравнительно редкая птица, и куда обычней само слово "сорока". На месте Островского Шекспир поступил бы точно так же. Лорд в "Прологе" к комедии рассказывает о том, что лягавый Серебро отличился "у угла живой изгороди".

Живая изгородь - обычная деталь английского, но не русского пейзажа. В Англии XVI века в комнатах часто жгли дерево, дым которого имел приятный запах, и эта деталь была вполне понятна; но в XIX веке она потребовала бы комментария.

Островский, заменяя предмет более для его времени обычным, переводит: Можно бы привести длинный список подобных примеров. Как же нужно переводить: Вопрос этот - один из основных вопросов художественного перевода - все еще остается нерешенным. Нерешенность этого вопроса делит переводчиков художественных произведений - и в особенности таких произведений, которые были созданы в отдаленные от нас эпохи, - на два лагеря. Представители одного лагеря настаивают на точном воссоздании деталей описываемого в подлиннике быта, на сохранении наименований предметов этого быта.

Замена таких наименований, утверждают представители этого лагеря, названиями более или менее соответствующих предметов нашего собственного быта легко может привести в подлинник посторонние ассоциации и исказить его. Представители другого лагеря настаивают на устранении из подлинника всего того, что мешает его доступности для нашего современного читателя или зрителя. С одной стороны, мы имеем переводы, которые высоко ценятся знатоками и особенно нравятся тем, которые знают иностранный язык и читали переведенное произведение в подлиннике.

С другой стороны - переводы, доступные широкому читателю и зрителю. Не приходится доказывать, к которому из двух лагерей принадлежал Островский. В сущности, это относится не только к переводным произведениям, но и к самостоятельным произведениям, описывающим чужеземные страны, в особенности жизнь чужеземных стран в отдаленные от нас эпохи.

В отдельные моменты, касаясь, например, предметов иноземного обихода, одежды и проч. Перед той же задачей, что и Островский, стоял и Шекспир и разрешал ее точно так же, как и Островский. Разница только в том, что Шекспир занимал более крайнюю позицию. Мы встречаем у него "леди Капулет" и "леди Монтэгю" вместо "синьоры Капулетти" и "синьоры Монтекки"; римляне и греки носят елизаветинские камзолы и шляпы; Хирон в "Тите Андронике" щеголяет со шпагой на боку, а Клеопатра приглашает Чармиану "играть в бильярд".

Конечно, Шекспир следовал здесь общей для театра его времени традиции, которой так возмущался Бен Джонсон. Эта традиция ведет свое начало от средневекового искусства, лишенного, если можно так выразиться, чувства истории; но в эпоху Шекспира она поддерживалась драматургами сознательно в интересах максимальной доступности пьес.

Вполне, например, возможно предположить, что Шекспир знал древнегреческое название игры, в которую играли Клеопатра и Чармиана, но заменил его более доступным для зрителя словом. Шекспир безусловно знал из старинной хроники Саксо-на Грамматика и повести Бельфоре, что дядя Гамлета вручает двум сопровождающим Гамлета придворным у Шекспира - Розенкранцу и Гильденстерну деревянные дощечки с вырезанными на них письменами. Но археологическая деталь не нужна была Шекспиру, и он заменил деревянные дощечки обычным письмом.

В представлении зрителей театра "Глобус" война была неразрывно связана с пушечной пальбой. Пушки упоминаются у Шекспира в "Короле Джоне", в "Макбете", хотя он знал из "Хроники" Голиншеда, не только прочитанной, но изученной им, что артиллерия получила распространение лишь в XV веке. Шекспир облекал свои пьесы в одежду современной ему Англии для большей их доступности, доходчивости. Островский облек свой перевод в сходные с шекспировскими, но русские одежды.

В "Усмирении своенравной" мы находим целый ряд слов, которые принято называть "русизмами": Можно возражать против многих из этих "русизмов", но цель Островского вполне ясна. Его перевод не является зеркалом, отражающим все детали подлинника. Разрабатывая эти детали, он поступал так, как поступил бы Шекспир, если бы писал свою комедию на русском языке.

В этом отношении он выделяется даже среди своих современников Из одних только комедий можно бы извлечь богатое собрание пословиц".

Стиль поговорок великолепно передан Островским, хотя он, щедрый на "русизмы" в отношении отдельных слов, скуп в употреблении русских пословиц и поговорок. Он склонен, скорее, воспроизвести английскую поговорку, сохранив ее народный колорит. Гремио говорит, обращаясь к Гор-тензио переводим буквально: Наш пирог не допечен с обеих сторон" то есть: Дело наше не вышло".

Островский, по-видимому, неверно понял это трудное место. Но мы не это имеем в виду у кого из переводчиков не встречаются такие ошибки! Интересен самый метод перевода: Пирог не доспел еще с обеих сторон" заметьте - характерное "доспел". Исключительный интерес представляет перевод каламбуров, которыми, как известно, чрезвычайно богаты комедийные диалоги Шекспира. В замке лорда между Слаем и пажом происходит следующий разговор по поводу приехавших актеров.

Это более приятная материя". Материя для домашнего хозяйства? Что это, рождественский фарс или скоморошество? Когда Баптиста предлагает женихам ухаживать за Катариной, Гремио возмущается: Вся "соль" тут в каламбуре, в сходстве английских слов, означающих "ухаживать" и "возить на тележке".

Островский находит выход из положения:. Здесь каламбур на двойном значении английского слова - обучать и ломать.

Слуга Кертис говорит Грумио, что тот все "ловит кроликов" то есть плутует. Грумио отвечает, что он действительно простудился. Тут игра на слове "схватить" кролика, простуду. Казалось бы, непереводимое место. Однако Островский его переводит, и переводит блестяще: Переводчикам Шекспира принесет пользу внимательное изучение этой работы Островского.

Если бы все переводчики были такими же мастерами слова, каким был Островский, в некоторых переводах Шекспира не мелькало бы так часто беспомощное примечание: Приводя примеры перевода каламбуров, мы встретились со случаем неточного понимания подлинника.

При переводе такого трудного автора, как Шекспир, эти ошибки неизбежны. Как известно, даже комментаторы Шекспира расходятся в понимании многих мест из текста. Не забудем также, что в трудном деле воссоздания Шекспира на русском языке переводчики эпохи Островского буквально "вспахивали целину". Достаточно сказать, что Островский был только третьим по времени переводчиком данной комедии Шекспира на русский язык и первым, создавшим ее стихотворный перевод в г.

Прямых ошибок - не намеренных отклонений - в переводе Островского если мы сами не ошибаемся очень немного, и мы бы не останавливались на этом вопросе, если бы две ошибки не представляли до некоторой степени общего интереса.

Как мы видели, Островский, тонкий ценитель образности языка и, по-видимому, не только русского, склонен был сохранить общий рисунок заключенного в английском идиоме образа.

Он обнаружил здесь чрезвычайно бережное отношение к оригиналу. Поэтому понятен следующий случай, когда Островский принял фигуральное иносказание за живой образ. Катарина жалуется на свою судьбу и на то предпочтение, которое отдает отец Зьянке. Вы не выносите меня? Да, теперь я вижу, что она ваше сокровище, ей надо мужа.

Я же должна танцевать босой на ее свадьбе и благода- я вашей любви к ней водить обезьян в аду". Островскому рисуется Катарина с обезьяной в руках.

Пока Бьянка будет нянчить своих детей, Катарине, которую никто замуж не берет, придется за неимением лучшего нянчить обезьян - таков, по-видимому, подтекст этих слов в переводе.

Иной постановщик на основании этих слов может внести в спектакль обезьянку, которую будет нянчить обездоленная Катарина. Между тем водить обезьян в аду - просто "вымерший образ", старинный английский идиом, означающий: Вторая ошибка заслуживает внимания потому, что она постоянно повторялась и, к сожалению, продолжает повторяться нашими переводчиками.

Островский во всех случаях переводит слово джентльмен как дворянин. Между тем это слово уже в эпоху Шекспира имело гораздо более широкое значение и соответствовало русскому Дореволюционному - барин, господин. По нашему мнению, естественней предположить, что Баптиста принадлежит к богатому именитому бюргерству. Точно так же и Винченцио не "старый дворянин из Пизы".

Несомненно, дворянином является Петруччо, возможно, и Гортензио. Но в целом мы, по-видимому, имеем дело с буржуазной средой. При переводе художественного произведения на другой язык подлинник, проходя через сознание переводчика, неизбежно видоизменяется и, с одной стороны, приобретает что-то новое, с другой - теряет.

Характер этих "потерь" определяет творческий облик переводчика. У Островского эти "потери" ложатся по двум основным линиям. Как видим, перевод здесь очень близок к подлиннику, как, впрочем, и весь перевод Островского мы даже упрекнули великого драматурга в чрезмерном, несколько робком, бережном отношении к подлиннику. Но есть здесь весьма характерные потери: Изысканный образ, столь типичный для утонченной поэзии Ренессанса, упрощен Островским, которому были чужды витиеватые стилистические украшения.

Вряд ли Островский хорошо перевел бы "Венеру и Адониса" Шекспира или его сонеты. Но когда у Шекспира встречаются не изысканные поэтические образы в стиле петраркистов или "эвфуиста" Лили, а поэтические образы, заимствованные уроженцем Стрэтфорда непосредственно у действительности, - не садовые, но полевые цветы, - Островский не только полностью воссоздает картину, но порой добавляет краски и от себя. В своем последнем монологе Катарина сравнивает гнев жены Гортензио, уродующий ее красоту, с "морозами, поражающими луга".

К концу этого монолога Островский отступает от принципа эквилинеарности. Шекспировский Транио очень умен. Но все же это рассуждение может показаться несколько неожиданным в устах слуги. Дело в том, что отдельные монологи и сентенции Шекспира как бы приобретают самостоятельное значение, так сказать, выходят за пределы конкретного образа данного действующего лица. Этнограф-беллетрист Павел Иванович Мельников-Печерский - , более известный как Андрей Печерский , принадлежит к плеяде выдающихся русских литераторов середины XIX века.

Оригинальная творческая индивидуальность, острая наблюдательность, знание народного быта и фольклора, прекрасное владение народной ре Произведения Белинского издавались в нашей стране несколько раз, но только после Великой Октябрьской социалистической революции они стали доступны широкому кругу читателей. Настоящее полное собрание сочинений Белинского состоит из тринадцати томов. Иосиф Сталин Год выпуска: Настоящее собрание Сочинений И. Сталина издается по постановлению Центрального Комитета Всесоюзной коммунистической партии большевиков.

Настоящее издание является первой попыткой собрать вместе почти все произведения И. Первый том Сочинений И. Сталина содержит произведения, написанные с года до апреля года.

Второй том включает произведения, написанные с по год. Владимир Ленин Год выпуска: Издательство политической литературы Язык: В полное собрание Сочинений В. Ленина входит более документов. В хронологической последовательности включаются ленинские труды, доклады и речи на партийных съездах, конференциях, съездах Советов, конгрессах Коминтерна; выступления на заседаниях руководящих центров партии, на массовых собраниях и митингах; листовки, заявления, обращения, программные документы, проекты резолюций, декреты, приветств Чарльз Диккенс Год выпуска: Чарльз Джон Гаффам Диккенс — — Великий английский писатель-романист, журналист, новеллист, очеркист, публицист и гуманист, один из величайших англоязычных прозаиков XIX века.

Знаток человеческих сердец и душ, певец доброты и милосердия. Главный редактор газеты "Daily News". В этой газете он часто выражал свои социально-политические взгляды. Генрих Гейне Год выпуска: Классическая поэзия , лирика, критика и публицистика Издательство: Христиан Иоганн Генрих Гейне — — Великий немецкий поэт-лирик, публицист и критик еврейского происхождения. Дальний родственник Карла Маркса по материнской линии. Он сделал разговорный язык способным к лирике, поднял фельетон и путевые заметки до художественной Лев Толстой Год выпуска: Классическая проза , письма и дневники Издательство: В году, когда отмечался столетний юбилей Л.

Толстого, было начато сразу три издания: Полное собрание художественных произведений в ти томах; Полное собрание художественных произведений в ти томах; Полное собрание сочинений в 91 томе, давшее исчерпывающий свод сочинений, дневников, писем Толстого завершено в году; тираж до 10 тыс.

Уильям Шекспир Год выпуска: Настоящее издание включает все произведения Шекспира, которые с достоверностью могут быть приписаны ему. В основу текста положено наиболее авторитетное английское издание — так называемое кембриджское издание The Cambridge Shakespeare, ed. Настоящее издание содержит обширный вспомогательный аппарат.

Наряду с вводной статьей, посвященной Василий Песков Год выпуска: Василий Михайлович Песков — — Известный советский российский писатель, журналист-фотокорр, телеведущий и путешественник. В Полном собрании сочинений в 10 томах великого русского поэта, писателя, драматурга, художника, дворянина и офицера, поручика лейб-гвардии гусарского полка, классика русской литературы Михаила Юрьевича Лермонтова — , напечатаны все тексты, входившие в издания произведений поэта, начиная с первого ПСС под ре Борис Пастернак Год выпуска: Классическая проза и поэзия, письма, драматургия и публицистика Издательство: Данное Полное собрание сочинений составлено старшим сыном поэта Евгением Борисо Габриэль Гарсиа Маркес Год выпуска: Лауреат Нейштадтской литературной премии и Нобелевской премии по литературе Естественные и точные науки, поэзия Издательство:

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress