Похищенный Роберт Льюис Стивенсон

У нас вы можете скачать книгу Похищенный Роберт Льюис Стивенсон в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И ты доставишь нам большое удовольствие, если примешь их. Первая, круглая, вероятно, больше всего понравится тебе сначала, но, Дэви, мальчик мой, это лишь капля в море: Вторая, плоская, четырехугольная, вся исписанная, будет помогать тебе в жизни, как хороший посох в дороге и как подушка под головой во время болезни.

А последняя, кубическая, укажет тебе путь в лучший мир: С этими словами он встал, снял шляпу и некоторое время в трогательных выражениях громко молился за юношу, отправляющегося в мир, потом внезапно обнял меня и крепко поцеловал; затем отстранил от себя и, не выпуская из рук, долго глядел на меня, и лицо его было омрачено глубокою скорбью; наконец, повернулся, крикнул мне: Другому это показалось бы смешным, но мне и в голову не приходило смеяться. Я следил за ним, пока он не скрылся из виду: Мне стало ясно, что причиной всего была разлука со мной, и совесть стала сильно упрекать меня; сам я был очень счастлив, уходя из тихой деревенской глуши в большой, шумный дом, где жили богатые и уважаемые дворяне одного со мной рода и имени.

Неужели при одном намеке на знатность ты можешь забыть старых друзей и их расположение к тебе? Я сел на камень, с которого только что встал добрый священник, и открыл пакет, чтобы посмотреть подарки. Я догадывался, что то, что мистер Кемпбелл называл кубической вещью, было, конечно, карманной библией. Возьми херес, сделай настойку на ландышевом цвете и принимай при случае ложку или две. Эта настойка возвращает дар слова тем, у кого отнялся язык; она помогает при подагре, укрепляет сердце и память.

Внизу была приписка рукой священника: Я, разумеется, посмеялся над этим, но то был нервный смех. Поскорее повесив свой узел на конец палки, я перешел брод и стал подниматься на холм по другую сторону речки. Наконец я добрался до зеленой дороги, тянущейся среди вереска, и кинул последний взгляд на иссендинскую церковь, на деревья вокруг дома священника и на высокие рябины на кладбище, где покоились мои родители.

На замке развевался флаг, а в заливе плавали или стояли на якорях суда. Несмотря на очень далекое расстояние, я мог все ясно разглядеть, и мое деревенское сердце от радости готово было выпрыгнуть из груди. Затем я миновал дом пастуха, где мне довольно грубо указали, как добраться до Крамонда.

И так, спрашивая то одного, то другого, я шел мимо Колинтона все к западу от столицы, пока не вышел на дорогу, ведущую в Глазго. А на ней, к великому моему удовольствию и удивлению, я увидел солдат, маршировавших под звуки флейт; впереди на серой лошади ехал старый генерал с багровым лицом, а сзади шла рота гренадеров в шапках, напоминавших папские тиары.

Во мне зашевелилось чувство гордости при виде военных в красных мундирах и при звуке веселой музыки. Немного дальше мне объяснили, что я в Крамондском приходе.

Тогда я стал осведомляться о Шоос-гаузе. Казалось, что мой вопрос всех удивляет. Сперва я подумал, что моя простая деревенская одежда, запылившаяся в дороге, плохо вязалась с величием этого места.

Но, после того как двое или трое, одинаково взглянув на меня, уклонились от ответа, мне начало приходить в голову, что в самом Шоос-гаузе есть что-то странное. Чтобы рассеять свои опасения, я переменил форму вопросов, и, увидев честного малого, который ехал по проселочной дороге, стоя на телеге, я спросил, слыхал ли он когда-нибудь про Шоос-гауз.

Потом я встретил юркого человечка в красивом белом парике и понял, что это цирюльник, который совершает свой обход. Так как мне было известно, что все цирюльники большие болтуны, то я без обиняков спросил его, что за человек мистер Бальфур из Шоос-гауза. И начал хитро расспрашивать, что мне нужно, но я был еще хитрее, и он пошел к своему клиенту, не узнав ничего больше того, что знал сам. Не могу описать, какой удар это все нанесло моим ожиданиям! Чем туманнее были обвинения, тем они мне меньше нравились, так как оставляли обширное поле для воображения.

Что же это за дом, когда один вопрос: И что это был за лэрд, когда дурная слава о нем бежала по всем дорогам? Если после часовой ходьбы я мог бы вновь очутиться в Иссендине, то бросил бы свою затею и вернулся бы к мистеру Кемп-беллу. Но я забрался уже так далеко, что самолюбие не позволяло мне отступить, не проверив, в чем дело; из одного только самоуважения я должен был довести его до конца.

И хотя мне было очень не по душе все, что я слышал, я все-таки, хотя и замедлив шаги, продолжал спрашивать дорогу и идти вперед. День близился к закату, когда я встретил полную темноволосую женщину с угрюмым лицом, устало спускавшуюся с холма.

Когда я обратился к ней с моим обычным вопросом, она круто повернула назад, проводила меня до вершины, с которой только что спустилась, и показала мне на громадное строение, одиноко стоявшее на лужайке в глубине ближайшей долины.

Местность вокруг была очень красива. Невысокие холмы были покрыты лесом и богато орошены, а поля, на мой взгляд, обещали необыкновенный урожай. Но самый дом мне показался какой-то развалиной. К нему не вело дороги; ни из одной трубы не шел дым, а вокруг него не было ничего похожего на сад. У меня упало сердце.

Пусть все там погибнут! Если ты увидишь лэрда, передай ему мои слова, скажи ему, что Дженет Клоустон в тысячу двести девятнадцатый раз призывает проклятие на него и на его дом, на его хлев и конюшню, на его слугу, гостя, хозяина, жену, дочь, ребенка — да будет ужасна их гибель!

И женщина, чей голос звучал как жуткое заклинание, внезапно подпрыгнула, повернулась и исчезла. Я продолжал стоять на том же месте, и волосы мои поднялись дыбом. В те времена люди верили в ведьм и боялись проклятий. Проклятие этой женщины, являвшееся как бы предостережением, чтобы я остановился, пока еще было время, совершенно лишило меня сил.

Я присел и стал смотреть на Шоос-гауз. Но у Стивенсона совсем не так. Начнем с того, что у героя таки есть мозги, способность здраво рассуждать, стоять на своем и защищать себя и свое мнение. И в этом ему, юноше, уступают многие взрослые. Прямо-таки поражает общая адекватность поведения героя и, вставая на его место, думаешь, что и сам бы вел себя так же. И именно эта адекватность поведения решительным образом сказывается на том, как воспринимается и сам приключенческий сюжет — все происходящее кажется очень реальным.

Дальше больше, не только герой, но и остальные персонажи, помимо зловредного дядюшки который таки представляет из себя картонного злодея и труса с сомнительным обоснованием происхождения этих недостатков , тоже ведут себя как нормальные люди.

Где-то выступают злодеями, где-то — наоборот. Юношу увозят силой на корабле, чтобы продать в рабство в Америке, но тем не менее, ему удается войти в дружеские отношения кое с кем из команды — что вполне логично, если небольшое число людей находятся много времени вместе.

Отдельно впечатляет фигура Алана Брэга, внезапного и самого преданного из найденных Дэвидом друзей. Насколько изумительно выписанный характер! Стивенсону удалось создать персонажа очень живого и очень привлекательного, при этом с очень очевидными недостатками. Алан Брэг смел, но самовлюблен донельзя, преданный друг, но обижается на каждый пустяк и не отличается рассудительностью и самоконтролем.

А сцена ссоры Дэвида с Аланом на пустоши, когда они обмениваются взаимными обвинениями, а потом Алан бросается спасать заболевшего мальчика, действительно достойна Достоевского. Это очень по-человечески вообще — без проблем пройти вдвоем все опасности и трудности и страшно поссориться из-за дружеских подколок.

Кто не ссорился со своими самыми близкими из-за слов или даже тона? МудрыйФилин , 5 декабря г. Как же замечательно, что этот роман попался мне в 11 лет! Однозначно, этот роман нужно прочитать юным ценителям классической приключенческой литературы, каковым я и являюсь до сих пор Большая часть романа — это, своего рода, бродилка если воспользоваться языком компьютерных игр.

Лично мне всегда нравились сюжеты, где герой ускользает от некоей угрозы, прячется, совершает длительные путешествия. Между всем этим, в романе можно ознакомиться с нравами Англии и Шотландии 18 века — понять наконец, что такое настоящая чопорность и звание джентельмен, узнать историю непростых отношений вышеупомянутых частей Великобритании. Ну а имя Льюиса Стивенсона само за себя говорит и в защите или рекламе не нуждается.

Но коли вам не повезло и это имя для вас — пустой звук, попробуйте всё же почитать. AlisterOrm , 17 марта г. У парнишки умирает отец, он едет к дяде в родовое имение за наследством, дядя, не будь дураком, договаривается о похищении племяша сомнительными личностями В общем, приключение, опасное, полное препятствий и сложностей. Ессно, по пути ему встречается отважный соратник, последователь Уоллеса, Роба Роя и принца Чарли Как вы поняли, отважный шотландец-сепаратист.

Ещё одна приключенческая книжка от не самого дурного автора XIX в. SAG , 21 ноября г. О вкусах не спорят, да и не надо, каждому свое. Ворона в павлиньих перьях 50 II. Горский стряпчий 52 III. Я отправляюсь в Пильриг 54 IV. Лорд-адвокат Престонгрэндж 55 V.

В доме лорда-адвоката 58 VI. Умквайт былой владелец Ловата 59 VII. Я нарушаю честное слово 61 VIII. Каша заваривается 65 X. Лес у Сильвермилльса 69 XII. Пески Гиллейна 72 XIV. Пропавший свидетель 79 XVII. Мяч на горке 84 XIX. Мною вертят, как хотят 86 XX. Полная история экземпляра Гейнекциуса 97 XXV. В которой я остаюсь один XXIX. Мы встречаемся в Дюнкерке XXX. Письмо с корабля Заключение Цвет фона Цвет шрифта. Перейти к описанию Следующая страница.

Для авторов и правообладателей. Я отправляюсь в поместье Шос. Я знакомлюсь со своим дядюшкой. Я подвергаюсь смертельной опасности. Я отправляюсь в Куинзферри. Что случилось у перевоза. Человек с поясом, полным золота. Шкипер идет на уступки. Я узнаю о Рыжей Лисе. Разговор в Леттерморском лесу. Мы переправляемся через Форт. Я встречаюсь с мистером Ранкэйлором. Я иду за своим наследством. Я вступаю во владение.

Ворона в павлиньих перьях.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress