Под крылом дракона Терри Лу

У нас вы можете скачать книгу Под крылом дракона Терри Лу в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И раз уж попали в сказку, то непременно пережить множество опасных приключений! Обрести преданных друзей и заклятых врагов, открыть в себе магический дар…. Почему его именем пугают детей, кто заточил его в замке и что за ужасная тайна хранится на дне мрачного подземелья?.. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Лукьяненко Сергей Васильевич , Перумов Ник. Клэр Кассандра , Блэк Холли. Что делать, если вас похитил… дракон? Самый настоящий — с когтями, зубами и огненным дыханием? Для начала не паниковать!

Рыжие девицы со скверным характером нигде не пропадут. Обрести преданных друзей и заклятых врагов, открыть в себе магический дар… А еще узнать, что же на самом деле скрывает золото глаз крылатого похитителя. Чтобы продолжить действие вы должны быть зарегистрированны. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или зайдите на сайт под своим именем. Чтобы оставить свою оценку и комментарий вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться.

Дайте мне посмотреть в бессовестные глаза человека, смеющего утверждать, что болеть — это неприятно. Разумеется, речь идет не о свинке или чесотке. Ходить с лицом, похожим на разваренную фасолину, или беспрестанно скрестись во всех местах — то еще удовольствие. Но что может быть чудесней, чем легкая простуда? Когда градусник показывает не больше тридцати семи и ничто не тревожит, кроме слегка саднящего горла. И все равно бабушка, квохча, как наседка, носится вокруг тебя с грелками и всевозможными чаями, а мама строго так говорит: А потом ты весь день валяешься в кровати, ешь всякие вкусности, вроде домашнего пирога с капустой и открытого специально ради тебя!

Ведь наверняка прямо сейчас, в эту блаженную минуту, когда ты эффектным ударом разделываешься с монстром, бедолаги вынуждены писать контрольную по алгебре или, того хуже, лабораторную по химии…. Увы, с моим здоровьем тибетского монаха о таком счастье приходилось только мечтать.

И мама, и бабушка давно просекли все махинации с градусником ну ладно, признайтесь, кто из вас не нагревал его, растирая об одеяло? Так что сегодня, сидя на большой перемене в школьной столовой, я могла лишь предаваться бесплодным мечтам, попутно размышляя над очередным жизненным парадоксом, обнаруженным совсем недавно и терзающим мой ум вот уже несколько минут…. Кто-то больно пихнул меня в плечо. Пока Джас с космической скоростью поглощал вожделенное лакомство, я наблюдала за тем, как стайка воробьев дерется за кусок булки, раскрошенной на подоконнике.

Надо же, и правда, кактус. Моя кольчуга, аккуратно сложенная, лежала на стуле. Ненавистное рогатое ведро покоилось сверху. Видимо, добрый дяденька дракон позаботился. Охнув, я в испуге оглядела себя - джинсы и мятая со сна рубашка все еще были на мне. Вздохнула с невольным облегчением.

Кажется, о моем инкогнито пока можно не беспокоиться. Широко зевнув, я подошла к окну, высунула голову, подставляя лицо солнечным лучам и свежему утреннему ветерку. Проведя короткий и суровый спарринг с желудком и проиграв сокрушительным нокаутом, я была вынуждена отправиться на поиски пропитания. Оказывается, я решительно не помнила, как добиралась от обеденного зала к своей комнате. Смутно припоминались теплые объятия и пустота под ногами, по-моему, Джалу тащил меня на руках. И недовольный шепот в самое ухо: Лучше из комнаты не выходи, я сам к тебе приду.

Эх, все равно ведь не усидишь, саламандр-р-ра! Ладно, кухню найдешь в восточном крыле, от своей комнаты поверни Значит, нужно идти на восток.

Растерянно застыв у двери, я принялась обшаривать стены в поисках каких-нибудь указателей. На природоведении нас учили, что в лесу нужно ориентироваться по грибам и наростам мха на древесной коре. Но вот как прикажете ориентироваться в гигантском замке, с тысячами узких муравьиных коридоров и комнат? Грибов покуда не наблюдалось, зато мха, паутины и комков жирной черной пыли было в изобилии по всем углам - под ногами, на потолке и в щелях каменной кладки. Сделав наугад несколько шагов, я остановилась и попыталась вспомнить, с какой стороны в мою комнату заглядывало солнце.

Наконец плюнув, решительным строевым шагом продолжила путь. Уверена, интуиция меня не подведет! В этом не было ничего удивительного, хотя бы потому, что последняя в списке моих достоинств отродясь не водилась. Как слепой щенок, я тыкалась в закрытые двери, до черных точек в глазах вглядывалась в плохо освещенные коридоры и втягивала носом воздух, надеясь учуять запах съестного.

Наконец мне повезло - одна из дверей неохотно отворилась под мелодичные звуки пыхтения и сдавленной ругани. Высокая кровать с балдахином жуткой малиновой расцветки и золотыми кисточками. Ветхое трюмо с надтреснутым, но ясным зеркалом и кучей разнокалиберных баночек, кисточек и гребней.

Громадный шкаф, из ящиков которого торчали странно знакомые воланы и рюши. Первым делом я, конечно же, опробовала кровать. Пощупала низко свисающий балдахин - нагретый солнцем, он был мягким и теплым; подергала золотые кисточки. Даже грозные драконы тебя слушаются! И кровать с балдахином поставят, и рыцаря прекрасного найдут, пусть даже нос у тебя кривой и с веснушками Вспомнив, правда, что в роли "прекрасного рыцаря" выступает моя скромная персона, я прониклась к принцессе невольным сочувствием.

Возле кровати в большой деревянной кадке возвышалось длинное тощее растение с густой россыпью мелких листочков. Я не сильна в ботанике, но, похоже, это был тот самый злополучный фикус из "королевской спальни". И, увы, он был действительно выше меня. Нехотя встав с кровати, я побродила по комнате. Со сдержанным любопытством покопавшись в королевских нарядах - узких корсетах с садистской шнуровкой, тяжелых юбках, расшитых пышными рюшами, и кружевах, кружевах, кружевах Затем, привалившись к двери, долго пыталась отдышаться, промокая рукавом вспотевший лоб.

Нет, все же быть принцессой - не самая завидная участь. Ни один здравомыслящий человек добровольно на себя такое не наденет! Пришел черед для осмотра последней достопримечательности, а именно, трюмо с зеркалом и арсеналом баночек. Присев на низкий стульчик, я, как и положено любой приличной девушке в подобных случаях, скептически уставилась на свое отражение. Надтреснутое зеркало в вычурной бронзовой раме с некоторым опасением показало мне собственное лицо.

Лицо как лицо, ничего особенного. Короткие всклокоченные рыжие волосы. Знаете, не того благородного медного оттенка, за которым в последнее время, следуя моде, гоняются почти все питерские модницы Кожа бледная, без веснушек, что служит хоть и маленьким, но утешением. Глаза, два болотных озерца, темно-зеленые, с коричневыми вкраплениями, кажется, присмотрись получше, и увидишь заросшую тиной лужу с выводком голосящих лягушек Как и ожидалось, в баночках на столешнице была косметика.

Я поковырялась в одной из них, растерла подушечками пальцев что-то ярко-малиновое, вязкое и пахнущее фруктами - судя по всему, помаду. Перенюхав содержимое всех остальных баночек и чувствуя, что еще немного, и от изобилия удушливых ароматов меня придется выносить отсюда вперед ногами, я оставила средневековую косметику в покое, и стала по очереди заглядывать в выдвижные шкафчики трюмо.

Какие-то платочки, ленточки, жуткая вышивка - корявый рыцарь с лицом маньяка-убийцы на пятиногом бронтозавре расправляется с Я не сразу поняла, что это такое - маленькое, глазастое и хвостатое. Сообразив, что неизвестный "кудесник" пытался изобразить дракона, громко прыснула.

Ох, видел бы это Джалу Вытянула трясущимися руками со дна шкафчика маленькую коробочку в черно-белую клетку. Открыв изящный замочек, я извлекла на свет резные фигурки из прохладного зеленоватого камня. Очарованная, долго разглядывала всадников с воинственно занесенными мечами, кони под ними, вставшие на дыбы, были совсем как живые; водила пальцем по прохладным гладким спинам каких-то зубастых тварей с тремя извивающимися хвостами; ласково оглаживала драконов и крылатых оскалившихся львов Все фигурки были настолько красивыми, что перехватывало дыхание.

Этот всадник с обнаженным мечом - наверное, Конь. А странное существо, массивное на фоне других фигурок, все состоящее из миниатюрных каменных блоков - скорее всего, Ладья.

Кто же здесь дракон? У меня защемило сердце. Я вспомнила, как в детстве играла с папой в шахматы. И всякий раз с кличем победителя я утаскивала их целыми горстями. Папа смеялся и трепал меня по голове. Наверняка он тогда поддавался, но, маленькая, я этого не понимала, да и сейчас не придавала особого значения. Я поняла вдруг, что очень скучаю по родителям, по школе, друзьям, пусть последних и было всего ничего. Скучаю так, будто прошел не день, а целый год Возможно, потому, что на самом деле я не верила этому ушлому дракону?

Не верила, что он сдержит слово и отпустит так просто Скрип открывающейся двери вывел меня из задумчивого оцепенения. Едва не рассыпав фигурки, я быстро сложила их в коробочку и, не в силах расстаться, сунула за пазуху. После чего в запоздалой истерике заметалась по комнате. Если принцесса застигнет меня в своей спальне Ой, что будет, что будет Проявляя чудеса акробатики, я, как гигантский кролик-переросток, скачком пересекла комнату, рухнула на пол и закатилась под кровать.

Ребра заныли, в бок впилось что-то острое. Боясь пошевелиться, я затаила дыхание. Тонкие каблучки процокали по полу. Из своего укрытия я могла видеть немногое: Лежать животом на каменных плитах было жестко и очень холодно. Внутренности будто слиплись в один тугой заледеневший комок, но я не решалась перевернуться, боясь неосторожным звуком привлечь внимание. Принцесса немного походила по комнате, бормоча что-то под нос. С тяжелым вздохом опустилась на низкий стульчик возле трюмо.

Не в силах побороть любопытство, я на локтях подползла поближе, рискнув высунуть голову - так было гораздо удобнее наблюдать. По правде сказать, я чувствовала себя ужасным подкроватным монстром, высматривающим жертву, но, в конце концов, когда еще выпадет возможность узнать, чем же занимаются особы королевских кровей, находясь в одиночестве?

Принцесса тем временем рассматривала себя в зеркале: Подержав так немного, кривовато и как-то совсем безрадостно улыбнулась.

Взяв баночку с белилами, двумя жирными горстями намазала щеки, растерла. Теперь лицо, и без того бледное, приобрело мертвенный оттенок, сделав принцессу еще непривлекательней. Я заметила, как от увиденного потемнели ее глаза, но девушка не собиралась останавливаться на достигнутом: Теперь она напоминала гейшу, переживающую не лучшие времена. Из глаз принцессы брызнули слезы. Она вскрикнула, как раненый зверь, швырнула баночку в зеркало, отчего по мигающей бликами поверхности зазмеилась широкая трещина.

Зеркало, видно, не первый раз терпело подобные вспышки ярости. Вернувшись в свое убежище, я глубже забилась под кровать. Перевернулась на спину, вперившись взглядом в деревянные перекладины над головой. Мне вдруг стало очень жаль ее, эту склочную, надменную, избалованную и совершенно несчастную девчонку.

Наверное, мы были ровесницами. И обе не страдали от повышенного мужского внимания. Хотя я никогда особенно не переживала по этому поводу. Подумаешь, страшна, как смертный грех, так ведь и на подиум не рвусь! Ей по канону положено быть прекрасной, доброй, умной Как же, будешь тут доброй, когда по твоему лицу половица плачет Другая на ее месте давно бы ушла в монастырь, или что там делают отчаявшиеся принцессы, а эта оказалась неробкого десятка, вон как грозного дракона скрутила в три погибели!

Тот даже рыцаря побежал ей искать, роняя тапки. Я хмыкнула, обнаружив, что принцесса начинает мне нравиться, и, сложись все иначе, мы бы, пожалуй, смогли подружиться.

Выждав немного, я тоже покинула спальню, решив, что только плотный завтрак сможет разогнать накатившее вдруг уныние. Особенно, когда эту и без того черствую краюху регулярно сдабривают крысиным ядом два неугомонных человеческих отпрыска. Избави меня своим пламенем от страшных принцесс, недорыцарей, ну или хотя бы сделай их вкусными!

Вечером, оставшись наконец наедине с собой, я отдал должное прекрасному сухому вину двухсотлетней выдержки из подвалов самого Галадорра, правителя Крылатых островов, но, кажется, немного переусердствовал. И вот теперь, на утро, голова трещала, как отсыревшие дрова в камине, едва только искры не сыпались из опухших глаз.

В маленькой кухне тепло, утро радует ласковыми лучами и соленым морским бризом. Головная боль понемногу начинает проходить, в ушах больше не звенит, тошнота не подкатывает тугим комком к горлу, а во рту даже появилась голодная слюна.

Взбиваю яйца, добавляю приправ, собираясь приготовить восхитительнейший омлет В кухню вихрем врывается что-то маленькое, огненно-рыжее. С горящими глазами начинает прыгать вокруг меня, пуская слюни, как обезумевший глардахар. Пытаюсь оттолкнуть Лиса рукой, но тот настырно сует длинный нос во все плошки, роняет пару сковородок, одну кастрюлю, связку лука Теперь сидит в углу, куксится. Ох, три тысячи проклятий на мою злую судьбу!

Угораздило же связаться с треклятой принцессой и вот этим вот Накладываю ароматную, золотистую массу, исходящую паром, в миску и, не глядя, протягиваю Лису. Жду, что откажется, всем своим видом демонстрируя обиду Мальчишка жадно выхватывает угощение из моих рук и, прижимая миску к груди, ест так, что за ушами трещит, еще и чавкает на всю кухню.

Только-только удобно устраиваюсь за столом, собираясь насладиться трапезой, как в кухню с грацией василиска вламывается принцесса. Глазенки горят, космы растрепаны, погнутая корона съехала набок. Тычет корявым пальчиком, орет что-то. Оказывается, в замке завелся воришка. Стянул у принцессы любимые нефритовые игрушки. Кто бы это мог быть? Внимательно смотрю на Лиса. Тот давится омлетом, отводит глаза. Интересно, у него уши от природы такие красные? Говорю принцессе, что найду пропажу, пусть только замолчит и не портит аппетит честным драконам.

Она в ответ верещит что-то и снимает туфлю, намереваясь, видимо, запустить мне в голову. Пускаю из ноздрей пару струек дыма, одаривая принцессу таким взглядом, что тут же понимает - не шучу. Драконов с похмелья лучше не злить. Требую у Лиса объяснений. И так понятно, кто обокрал принцессу. Тот сначала молчит, как плененный инквизитор, затем вдруг заявляет, что принцесса - дура, и как вообще можно называть шахматы игрушками.

Удивленно приподнимаю брови, спрашиваю, откуда знает про шахматы. Молчит, отвечать, похоже, не собирается. Странный все же он мальчик, этот Лис. Чувствую, что вконец пропало настроение и аппетит. Ну вот, опять хандра. И что прикажете делать?

Не пить же с самого утра? Протяжно вздохнув, скрещиваю на груди руки, собираясь исправить положение неглубокой медитацией. Лис подходит ко мне, виновато шмыгая носом. Долго роется в карманах. Думаю, может, раскаялся, шахматы хочет вернуть? Лис что-то бормочет - мол, от депрессии помогает. Ага, от плохого настроения, значит. Яда в маленьких кружочках, вроде бы, не чувствуется.

Да и вздумай мальчишка меня отравить, с драконами этот фокус не пройдет В конце концов, что я теряю? Осторожно кладу один кружочек на язык К соленому запаху моря примешивается аромат цветов, леса, спелых фруктов В голове становится легко-легко, мысли парят, цепляются друг за друга, как пенные облачка. Грудь переполняют восторг и невообразимое счастье. Широко развожу руки, пытаясь обнять весь этот замечательный мир Так, а что это за горящее гнездо рядом со мной?

Ваал Гал, еще пожара на кухне не хватало! Заливаю кострище водой из кадки. Пытаюсь вытереть голову мальчика кухонным полотенцем, тот вырывается, орет что-то возмущенное. Больно наступив мне на ногу, убегает. В окно влетает бабочка, машет синими крыльями. В попытке ее поймать, спотыкаюсь о табуретку и падаю, сверху обрушиваются кастрюли, сковородки, половники Ползаю по кухне, собирая разбросанную утварь.

С трудом оторвавшись от кресла, плетусь в библиотеку. Нужно развеяться, книги почитать Человечина под клюквенным соусом Сегодня в правдивости этих слов я убедилась на собственной шкуре. Нет, вы только подумайте! Ты к человеку со всей душой, хочешь сделать что-то хорошее, последнее, можно сказать отдаешь! Вместо благодарности обливает тебя с головы до ног ледяной водой, а потом еще и жамкает, как грязные носки на стиральной доске! Ну, да что с него возьмешь Только я начала проникаться к ней симпатией, как эта особа бесцеремонно заваливается на кухню, портит аппетит, да еще и смеет обвинять меня в воровстве!

Кристально честного человека, который чужого рубля не присвоит, даже если тот упадет ему прямо в карман! Ну да, я взяла эти треклятые шахматы, и отдавать их, между прочим, не собираюсь. Но ведь не украла, а как бы это сказать Я неприкаянно шаталась по коридорам, распугивая крыс, пауков и прочую живность стенаниями, полными то гневного возмущения, то тоски. Не хватало только кандалов, цепей, длинной белой простыни на голое тело - и, пожалуйте, призрак замка Кентервиль собственной персоной.

Несколько раз зацепившись за выступы неровного пола, я больно ушиблась плечом и, наконец, со всего размаху шлепнулась в зловонную лужу, подняв веер грязных брызг. Шмыгнула носом, потерла кулаками глаза Я ведь никогда по-настоящему не оставалась одна.

Да, временами я чувствовала себя страшно одиноким человеком, но под боком всегда были друзья, а еще родители - с ними, конечно, не обходилось без ссор, но я знала, что они все равно любят свое непутевое чадо К тому же забытой и никому не нужной! В других обстоятельствах это было бы только на руку Но куда мне бежать?

Я не на страницах приключенческого романа, где с героем, какую бы глупость он ни совершил, все, так или иначе, будет хорошо. Немного успокоившись, я вытерла заплаканное лицо рукавом. Ну, уж нет, не собираюсь сбегать, дудки вам! Останусь в замке за полтергейста! Тебе, ящерица лупоглазая, я еще устрою сладкую жизнь, всеми своими сокровищами не откупишься! И ты, грымза носатая, еще попляшешь Возмущенный внутренний монолог резко оборвался. Теперь вся сила воли уходила на то, чтобы совладать с бухающим как молот сердцем и процессией мурашек, бегущих вдоль позвоночника.

Из противоположной стены на меня смотрели глаза. Круглые и желтые, сияющие изнутри, будто плафоны, с тонкими черными прожилками вертикальных зрачков. Надо признать, я уже почти смирилась с тем, что попала в другой мир, куда меня притащил говорящий дракон. Но это вовсе не означало, что отныне мое сознание все чудеса готово было воспринимать с такой же легкостью. Маленькое, ростом, наверное, с годовалого ребенка.

Широкая вытянутая мордочка с аккуратными отверстиями ноздрей сплошь покрыта мелкой зеленой чешуей. Уши, как два паруса, тонкие, с алыми прожилками; огромные, сияющие в темноте глаза навыкате. Одето существо было весьма странно: Некоторое время мы молча играли в гляделки. Первый страх прошел, и я заинтересованно разглядывала забавное существо, отметив, что оно также является счастливым обладателем толстых коротких ножек с черными коготками и змееподобного хвоста, живущего своей отдельной жизнью.

Больше всего оно напоминал гремлина из детских ужастиков, но никакой опасности я не чувствовала. Гремлин глядел на меня с не меньшим любопытством.

Сузив глаза до двух светящихся щелок, потрогал уши когтистыми лапками. Выпрямившись, гремлин одернул камзол и горделиво развернул узкие плечи. Маленькие когтистые лапки поправили тюбетейку, чуть съехавшую набок. Спустя несколько секунд тщательного переваривания услышанного, я поняла сразу три вещи: Между рядами острых зубов мелькнул розовый раздвоенный язык.

Довольно прос-сстой, даже тебе по силам. От волнения я даже подпрыгнула, позабыв, что сижу в грязной луже. Взметнулись черные брызги, оседая на моем лице, плечах и рукавах уже далеко не белоснежной рубашки. Несколько капель собрались было приземлиться на неприлично чистенький в такой обстановке камзол моего ушастого собеседника, но неожиданно застыли в нескольких сантиметрах от красной бархатной ткани, померцали и с тихим жалобным "плюх! Знаете, когда мне исполнилось пять, самым страшным разочарованием в жизни стало разоблачение Деда Мороза.

По нелепой случайности в тот злополучный новогодний вечер борода этого веселого красноносого дядьки, раздающего подарки, оказалась в моих цепких лапках. Каково же было мое удивление, когда борода с легкостью оторвалась, вместе с красным носом и седыми космами волос, а под ними обнаружился растерянный и смущенный папа!

Ох, как же я рыдала! Детские мечты были разбиты, потому что, понятное дело, папа не мог подарить ни замок с настоящими феями, который я собиралась заказать в следующем году, ни летающую ступу с метлой, ни даже хотя бы! И вот теперь, от такого, казалось бы, пустякового чуда, как левитирующие капельки грязи, я пришла просто в неописуемый восторг! Оказывается, где-то в глубине души отголосок той детской мечты все еще жил, и сейчас она активно собирала разрозненные кусочки, склеиваясь прямо на глазах.

Замковой покачал головой, от чего уши с толстыми алыми прожилками затрепетали, как канадский флаг на ветру. Мне показалось, что при этом глаза его влажно и чуточку грустно блеснули.

Он резко повернул голову и вновь шевельнул ушами, будто прислушиваясь. Золотистые шары глаз выпучились и часто-часто замигали, как неисправный светофор. Из стены вылезла чешуйчатая когтистая лапка, сжимающая медное кольцо с одним-единственным ажурным ключом, болтавшимся посередине. Ну, пожалуйста, я верну! Тысяча бесхвостых драконов, представляю, сколько дел я смогу наворотить в этом замке, имейся у меня такой волшебный ключик! Я почти носом чуяла запах тайн, сокровищ и многочисленных скелетов в шкафах!

Башня моего энтузиазма опасно накренилась. Я пошевелила губами, пытаясь повторить имя Черт бы побрал этих рептилий с их зубодробительными именами! Замковой окончательно растворился в стене. Уже откуда-то издали я услышала тихий, насмешливый голос:. Всецело поглощенная мыслями о том, как же выманить заветный ключик от всех-всех дверей у евреистого замкового Зазу, я не заметила, как ноги, а, может быть, нос, за версту чующий запахи съестного, привели меня в маленькую комнатку с камином, где над робким, едва тлеющим огнем висел закопченный котелок.

Еще там был низкий круглый стол с двумя деревянными табуретками, платяной шкаф с разболтанными дверцами и застеленная белой холщовой скатертью тумба с целым арсеналом кастрюль, котелков и сковородок.

Я возликовала, признав в скромном убранстве кухню. Несмотря на хлипкое телосложение, лопаю я за двоих, а если перепадет чего особенно вкусного - так и вовсе за троих.

При этом готовлю я не то чтобы плохо, скорее, крайне травматично для всего окружающего. Гремя сковородками и кастрюлями, я без стеснения искала съедобное содержимое. Увы, все они были вылизаны до блеска и совершенно пусты. Со шкафом повезло больше, и я обзавелась внушительной черствой краюхой хлеба с куском подплесневевшего сыра.

Ну, будем считать это французским деликатесом. Утолив голод, я примостилась на низкой табуретке возле окна. Свежий теплый ветерок с терпкими запахами моря и отдаленного хвойного леса ласкал лицо, нежно, как мамина рука, ерошил волосы. Я посидела немного, закрыв от удовольствия глаза и всей грудью вдыхая чистый, звенящий, так не похожий на городской, воздух. Пошарив за пазухой, извлекла на свет маленькую расчерченную квадратами коробочку.

Я твердо решила разобраться, как фигурки невиданных чудищ соотносятся с нашими, земными шахматами. Нефритовое воинство двух оттенков, светло-зеленого и темно-зеленого, делилось ровно пополам. Итак, я уже определила для себя, что всадник с занесенным над головой мечом - это Конь.

Голем я решила так называть странное существо, состоящее из миниатюрных каменных блоков - Ладья. Тогда Дракон, извивающий змеиные кольца над своей круглой подставкой - скорее всего, Офицер. С маленькими гремлинами, сильно напоминавшими замкового Зазу, было проще - насчитывалось их ровно по восемь штук каждого цвета, и они не могли быть ничем иным, кроме как пешками.

Неопознанными оставались еще четыре фигурки двух мастей - крылатые львы и странные твари с тремя извивающимися хвостами. Справедливо рассудив, что лев, как-никак Царь зверей хотя кто знает, как обстоят дела в этом мире , я определила его в Короли, а трехвостую тварь, соответственно, в Ферзи. Крайне довольная своим острым умом и потрясающей сообразительностью, я разложила шахматную доску на коленях, собираясь тряхнуть стариной и сыграть тет-а-тет с собой пробную партию Я зашарила глазами по комнате, пытаясь найти место, куда можно быстро спрятать шахматы и даже приметила таковое, но ничего не успела сделать, потому что взгляд принцессы, скользнув по моему бледному лицу, намертво прилип к шахматной доске.

Ее рот выгнулся возмущенной дугой, а в глазах блеснуло нечто вроде торжества сыщика, застигшего убийцу на месте преступления. Вытянув в мою сторону палец, принцесса сказала что-то резким повелительным тоном. Видимо, требовала вернуть реквизированное не вполне законным способом имущество. Но в ответ получила лишь мрачный взгляд исподлобья. Шахматы были единственным моим развлечением в этом жутком месте. И я точно знала, что ни за какие коврижки не расстанусь с ними! Наверное, эта решимость ярко отразилась на моем лице, потому что принцесса, не медля больше ни секунды, ринулась на меня, сметая все на своем пути, как боевой персидский слон.

Схватка была жаркой, но не долгой. Принцесса попыталась выхватить шахматную доску, я неловко взмахнула руками, стараясь увернуться, и фигурки рассыпались по полу с жалобным постукиванием. Одна из них закатилась под пышный подол платья, и, стоило принцессе сделать шаг, как через секунду с душераздирающим воплем она уже падала на меня. Вместе с табуреткой, шахматами и визжащей принцессой мы рухнули на пол.

В рот моментально забился розовый волан, нос залепили многочисленные ленточки, и на секунду я испугалась, что задохнусь. Кряхтя, как древняя старуха, принцесса попыталась подняться, и я, наконец, смогла судорожно схватить воздух ртом. Несколько секунд мы просто смотрели друг на друга. Внезапно я поняла, что ладошка принцессы лежит прямиком на моей груди.

Помнится, я утверждала, что плоская, как гладильная доска? Да, за просторной рубашкой, может, и не разглядеть, но непосредственно пощупав В общем, ошибиться было довольно сложно. С каждым мгновением пребывания потной ладошки на предательской выпуклости глаза принцессы становились все больше и больше, и когда они выросли до размеров мельничных жерновов, я зажмурилась, страшно жалея, что придавленными руками не могу заткнуть уши.

Помнится, лет двести назад этим вопросом заинтересовался один надоедливый драконолог, всюду преследовавший меня со складным метром и печальным домашним гремлином с тусклой от старости чешуей. Драконолог был маленьким, круглым, как бочка, и жутко настырным. Я же в то время не зря слыл едва ли не самым кровожадным драконом во всей империи, и только укоризненные взгляды, которые бросал на меня гремлин, сморкаясь в замусоленную тюбетейку, спасли его хозяина от неминуемой гибели в струе огня.

Но мне все же пришлось слегка подпалить подол его мантии, дабы воззвать к остаткам благоразумия ученого, твердо вознамерившегося то ли получить Тальзарскую премию, то ли загреметь в дом для умалишенных. В то время меня мало заботили драконологи, гремлины и схоластические споры. И вот, спустя столько лет, сидя на крыше и цепляясь за башенный шпиль кончиком того самого хвоста, мне было страшно интересно услышать ответ.

Но, увы, отважный драконолог давно почил с миром, и никто из современных схоластов до сих пор так и не рискнул повторить его безумство Оба солнца светят так ярко, что хочется распушить все тело, подобно сосновой ветке, топорщащей иглы, позволить солнечным лучам огладить каждую чешуйку, согреть каждый сантиметр ледяной кожи. Но я лишь блаженно щурю глаза да расправляю крылья, подставляя шершавым солнечным языкам то одно, то другое крыло. Здесь всегда пахнет морем и иногда далеким хвойным лесом, а порой и не видными глазу полями, с их дурманящей терпкой полынью и медовыми цветениями.

Воздух звенит, словно в нем натянуты тысячи невидимых струн, и от каждого вздоха или движения крыла они дрожат, звучат тонко и нежно. Мне нравится проводить так время - нежась на солнце, подставляя тело теплым ветряным ладошкам.

Мысли здесь легкие, как облачка над головой, того и гляди - унесутся, уплывут вместе с дальними собратьями, оставив голову пустой и словно невесомой Но сегодня они похожи на тяжелые грозовые тучи - клубятся густым туманом и не уходят, сколько бы я не гнал их прочь.

Не мигая, смотрю на два нависших надо мной солнца. Глаза драконов не так нежны, как человеческие, и смотреть на слепящие светила я могу долго. Крылья твои - небо, простирающееся над миром, хвост - горные гряды, чрево твое - моря и океаны, полные жизни, а чешуя - плодородная суша Говорят, один глаз твой, суровый, палящий багрянцем, всегда бодрствует и зрит все, что творится в родном Мабдате. Другой же сновидит иные миры И сон твой крепок и беспечен, как сон младенца.

Способно ли что-нибудь разбудить тебя, пращур? Ужели смысл твоего существования - сон? Как пронзительны, как несчастны должны быть крики твоих детей, чтобы ты наконец открыл глаза и ответил на мучительные вопросы Страшный вопль заставляет вздрогнуть всем телом, так что когти соскальзывают с крыши и всполошенно молотят по ветхой черепице, срывая и сбрасывая ее вниз целыми пластами.

Башенный шпиль скрипит, когда хвост судорожно обвивает его, кренится под тяжестью тела. С трудом удерживаясь на крыше, вытягиваю шею в попытке понять природу отчаянного звука, потрясшего стены замка.

Снова Лис и принцесса что-то не поделили? Давлю тяжелый вздох, выпуская из ноздрей струйки дыма. Мысли невольно возвращаются к последним суматошным событиям. Помню, дедушка любил повторять: И вот уже несколько месяцев, сколько бы я ни запускал руку в эту злосчастную корзину, финики попадались один другого гаже.

То принцесса с замашками тирана и внешностью горного тролля вламывается в замок, нарушая тихое, умиротворенное уединение, угрожая страшной истерикой и требуя рыцаря на белом коне, будто они у меня в кухне висят по три штуки на связке.

То рыцарь, раздобытый невообразимыми усилиями, оказывается мелким взбаламошным мальчишкой, вызывающим то зубную боль, то гомерический хохот. Да еще и, вместо того, чтобы воспылать друг к другу положенной любовью и исчезнуть наконец в неизвестном направлении, "милые" тем только и тешатся, что базарной бранью!

Имей я в этом обличье кулаки, протер бы глаза, а так лишь изумленно наблюдаю, как по широкой песчаной дороге от леса движется в сторону замка всадник в полном рыцарском облачении на красивом сером в яблоках жеребце. Часто-часто моргаю, стараясь прогнать призрачное видение.

Но рыцарь все так же упрямо едет, гордо зажав латной перчаткой штандарт с незнакомым гербом. Конь под ним - молодой, полный сил, вон как резво отстукивает копытами, поднимая густые клубы дорожной пыли. И в самом деле рыцарь! Быть не может, чтобы за ней Сорвавшись с крыши, делаю круг и залетаю за башню, надеясь, что рыцарь не успеет заметить - не то, саламандрр-ра, испугается еще раньше времени Осознав тщетность попыток вырваться, я безвольно обвисла в его руке.

Принцесса продолжала яростно брыкаться и царапаться, как дикая белка, но от хватки не избавилась. Я была почти благодарна дракону, ворвавшемуся в кухню в тот самый момент, когда принцесса, вцепившись мне в волосы двумя руками, похоже, вознамерилась снять вражеский скальп и как трофей повесить в спальне над фикусом.

Сообразив, что так просто ей не освободиться, девушка избрала иную тактику и теперь что-то кричала, обличительно тыча в мою сторону пальцем. Неужели выдаст, змея подколодная? Не обращая ни малейшего внимания на вопли принцессы, за шкирки, словно двух нашкодивших котят, Джалу подтащил нас к окну.

На мгновение мне показалось, что дракон собирается швырнуть нас в пропасть, но он лишь грубо встряхнул, едва не столкнув лбами, и рявкнул:. Теперь мы с принцессой, позабыв страх, жадно вглядывались в маленькую, едва заметную фигурку.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress