По горам и тундрам Чукотки. Экспедиция 1934-1935 гг. С. В. Обручев

У нас вы можете скачать книгу По горам и тундрам Чукотки. Экспедиция 1934-1935 гг. С. В. Обручев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Обручева не потеряли значения. Например, схемой тектонического районирования Северо-Востока СССР, созданной в году, геологи пользуются до сих пор. Сергей Владимирович Обручев - один из трех сыновей знаменитого путешественника и исследователя Владимира Афанасьевича Обручева. Он родился в году в Иркутске, окончил Томское реальное училище, а затем физико-математический факультет Московского университета. Уже летним подростком он принимал участие в экспедициях своего отца, в году провел свою первую самостоятельную экспедицию по геологической съемке окрестностей Боржоми.

В году после окончания университета Обручев был оставлен на кафедре для подготовки к профессорскому званию. Однако через 2 года, в году он совершает новую экспедицию в район среднего течения реки Ангары, которая и определила на всю жизнь его интерес к геологии. Эти исследования принесли ему широкую славу и известность. В году С. Но немногие знали о его литературном даровании. Большой ученый-энциклопедист, владевший многими языками, в том числе и эсперанто он был избран академиком Международной академии языка эсперанто , Сергей Владимирович был в общении с людьми очень скромен.

Кто был с ним знаком близко, знал, что он увлекается и живописью, и театром, и литературой. В этой связи интересен факт, что когда-то А. Луначарский предлагал Обручеву читать лекции в Ленинградском университете по литературе. Он дознавался, что семейные традиции сделали его геологом и географом, а сердце давно отдано литературе.

Обручев написал много книг о своих путешествиях, и все они читаются с большим интересом: Когда вышла последняя книга С. Обручева в году - "Над тетрадями Лермонтова", многие воспринимали ее как произведение однофамильца-литератора. Магаданское книжное издательство предлагает вниманию читателей книжку "По горам и тундрам Чукотки", где автор описывает экспедицию на Чукотку в — годах. Книга эта не переиздавалась с года и стала библиографической редкостью.

Образно и правдиво рассказывает в ней исследователь о суровой, но вместе с тем богатой природе Чукотского полуострова, о жизни и повседневном труде маленького чукотского народа, о трудностях, которые пришлось испытать первым геологам, разведчикам недр этого полного романтики края. Издательство надеется, что переиздание этой книги будет с большим интересом встречено читателями.

Заинтересовавшись геологическим строением почти неисследованной, малонаселенной области между Леной и Беринговым проливом, я поставил себе задачу - изучить в общих чертах рельеф и геологическое строение этой обширной территории площадью до 3 кв.

Эта задача, конечно, была очень сложна и трудна, так как в то время Северо-Восток Азии представлял белое пятно. Нанесенные на географические карты реки и хребты имели в значительной степени фантастичные очертания, а на геологической карте большая часть страны окрашивалась в серый цвет неизвестного.

Нам нужно было пересечь много раз эту безлюдную дикую страну гор, болот и тайги, пройти также и тундру, дойти до берегов Ледовитого океана - и не только проникнуть туда, где не было дорог, где все впереди было неизвестно, но и занести каждый шаг в дневник и на планшет маршрутной съемки. Надо было дать более точную и подробную карту страны, изучить ее геологическое строение, выяснить, где пролегают наиболее удобные пути, определить, какие полезные ископаемые могут быть в ней обнаружены, в каком направлении должно идти ее будущее хозяйственное освоение.

Научные результаты всех этих исследований были изложены в ряде специальных Геологических и географических монографий и статей, а первые четыре экспедиции послужили темой, для нескольких моих научно-популярных книг. Издаваемая теперь книга, в которой я рассказываю о последней моей экспедиции на Чукотку - в — гг.

В этих книгах, за исключением исследований В. А если есть хороший приемник, то можно слушать чуть ли не весь мир. Два наших приемника доставили нам зимой много удовольствия. В темное время хорошо можно было принимать дальние станции. Не говоря о Москве и Ленинграде, были слышны и станции Западной Европы. Очень хорошо было слышно азиатское побережье Тихого океана и очень плохо — восточное его побережье.

Нам доставляло большое развлечение ловить телефонные переговоры между отдельными станциями. Вот где-то в Восточной Азии отчетливый резкий голос говорит по-английски: И ночная тишина рассекается все новыми призывами: А у нас— пурга метет за окном и брезент гремит на крыше. Но мы чувствуем, что мы не оторваны, что мы живем со всей Советской страной.

Мы слышим утреннюю зарядку из Иркутска, новости из Новосибирска, концерт из Свердловска и даже можем присутствовать во время парада на Красной площади в Москве, отчетливо слышать речи вождей, выстрелы пушек и возгласы демонстрантов. Как только мы обосновались в Певеке, главное внимание наших техников было обращено на монтаж аэросаней. Поспешность сборов в Ленинграде не позволила довести монтаж до конца.

Надо было внести ряд изменений в детали, чтобы приспособить сани к работе в суровых условиях Арктики. Аэросани в то время были одним из самых молодых механических экипажей, и работа с ними приносила много неожиданностей. Недостаточно знать авиамоторы или управление автомобилем — нужно иметь специальный опыт работы на аэросанях, знать все их выгодные стороны и неприятности, связанные с ездой на них.

Первый опыт с аэросанями в Арктике, проделанный известным географом Альфредом Вегенером на ледниковом щите Гренландии, именно поэтому и был неудачен, что он был первый для участников этой экспедиции.

Кроме того, страшные ветры, которые дуют из середины Гренландии, сильно мешали саням и сорвали их работу осенью, что послужило причиной трагической гибели Вегенера. Следующим летом аэросаням его экспедиции удалось восстановить свою репутацию, они работали гораздо лучше и сделали необходимые рейсы до базы, расположенной в км от края ледникового щита.

Советские аэросани работали уже в Арктике в экспедиции Арктического института в — гг. Ермолаева , и в том же году другие аэросани обслуживали полярную станцию Арктического института в бухте Тикси на устье Лены. Мы получили от Арктического института как раз те сани, которые были на Новой Земле. Это одна из первых моделей известного конструктора самолетов А.

Их внешность очень изящна: Впереди сидит водитель, за ним в более высокой части корпуса могут поместиться только два человека и немного груза. Вторые сани, более поздняя модель А. Туполева, широкие, с закрытой кабиной. Рядом с водителем может сидеть еще один человек, а в большой задней кабине помещается большое количество груза или несколько человек.

Денисов, который в прошлом году работал на таких же точно санях в устье Лены, говорит, что он перевозил больше тонны. Это нам очень нравится, потому что предстоят далекие разъезды и надо везти с собой возможно больше горючего. На обоих санях поставлены советские моторы, стосильные М с воздушным охлаждением. Опыт нашей экспедиции должен доказать применимость советских аэросаней для разносторонней исследовательской работы в условиях Чукотки, в горах, на равнинах и на льду.

Первые поездки аэросаней обнаруживают все новые и новые затруднения, и мы не раз приходим в отчаяние. Когда по окончании монтажа мы хотим испробовать сани, они сначала вообще не сдвигаются с места; они как будто прилипли к снегу.

Собравшиеся на первую пробу любопытные с криком раскачивают сани, и, наконец, сани отрываются и сначала едва-едва, потом все быстрее и быстрее бегут по кочковатой террасе. Остановка, и опять их трудно сдвинуть. Денисов и Курицын утешают нас — это не страшно и очень обычно: Во время стоянок надо обязательно подкладывать под лыжи куски дерева.

Аэросани делают несколько кругов по террасе вблизи моря. Мальчишки стараются попасть в вихри воздуха, отбрасываемые винтом; им кажется, что они попали в сильную пургу; ветер срывает шапку, забивает лицо снегом. Для следующих рейсов сани переходят на морской лед. Море стало уже 15 октября, и к концу месяца лед достиг толщины, достаточной, чтобы выдержать аэросани.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress