Планета Героев Сергей Шведов

У нас вы можете скачать книгу Планета Героев Сергей Шведов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Баярд жутко не любит мышей, даже простых, не говоря уж о летучих. И тут я с ним абсолютно солидарен. Врала она, не краснея, я уже говорил. Даже историю какую-то на ходу выдумала. Приводить ее здесь не буду— все равно неправда. А папа дочери, похоже, верил. Обозвал, правда, авантюристкой, которая тащит в дом что ни попадя.

Здесь папа, конечно, погорячился: Баярд такой уничижительной оценки никак не заслуживает. Но если принять в расчет сложность ситуации и недостаток информации, то следует признать, что человек он рассудительный и трезвомыслящий. Я тоже обеспокоился и даже потрогал рукой ее лоб и, понятно, сделал это совершенно напрасно. Девчонка от неожиданности громко вскрикнула, отчего ее маме стало плохо. Дарья наконец-то улеглась в постель.

Родители ушли, и я снова мог вздохнуть полной грудью. Она мне не поверила, долго ворочалась и вздыхала. Я слушал ее вздохи и думал о том, как хорошо мы будем жить с ней на Парре. И проснулся в самый критический момент: Я сразу понял, что она сейчас закричит. И она действительно закричала. Но я уже успел стать невидимым. С чего бы это? Зачем тебе эта птица? Не объест же она нас. У моего отца целый табун крылатых коней — на зависть всей планете.

Правда, мой папа король, а папа Дарьи всего лишь барон, наверное. И, видимо, не очень богатый— раз его гостям вместо апартаментов предлагают на ночь кресло.

Папа с мамой собирались на работу, а я никак не мог сообразить, что это такое. От Дарьи добиться чего-нибудь более-менее вразумительного по этому поводу оказалось невозможным. Она приставляла палец к губам, шипела, кивала головой на двери и наотрез отказывалась представлять меня своим родителям.

И только после их ухода я узнал, что папа у нее не барон, а инженер. Мама и вовсе врач. Чем на этой планете занимаются инженеры, я выяснять не стал. Потому что сильно проголодался. Да и Баярду тоже поесть не помешало бы. Дрыгнешь ногой — летучие мыши пищат. Теперь вот тебя еще и кормить надо Зря, наверное, Па говорил, что на Земле хорошая кухня.

Из мяса — только курица. Я попытался кашей Баярда покормить, но он по этому поводу не проявил восторга. Не заболел бы, чего доброго! Я здорово встревожился, однако Баярд выглядел вполне бодрым и порхал по комнатам, как летучая мышь. У нас так не принято. Держи штаны и рубашку. Только они тебе великоваты будут. Я ей ответил, что все это ерунда — в два счета сейчас подгоню тряпки по фигуре.

И снова она заохала и завздыхала, закудахтала, как курица. Хотя ничего невероятного я не сотворил: Дарье нужно было так много, что она даже растерялась. Притащила целый ворох платьев, и началось. Бегала по десять раз к зеркалу примерять. Девчонка все-таки, что с нее взять? Очень уж она радовалась модернизированным нарядам. Даже поцеловала меня два раза. Я не возражал, потому что она — моя невеста и, в общем, имеет право.

Никто не отказывался, а она откажется. Я даже растерялся, потому как не знал, что делают в подобных случаях. Стрелу она подняла, значит, тем самым согласилась быть моей женой. Ее, видите ли, поражает моя наглость!.. Еще вчера она знать не знала Вика из созвездия Гончих Псов и жила себе спокойно, а тут прямо с неба свалилось голое чудо с претензиями на ее свободу!.. И почему ей так не везет: В довершение ко всему она еще и заплакала. Я на нее обиделся поначалу и хотел уйти, но потом передумал. Вспомнил, как Ма рассказывала о своей первой встрече с Па и как она здорово тогда испугалась.

Потому что девушкам на Земле трудно привыкнуть к тому, что мужчина вдруг сваливается с неба, то появляется, то исчезает — словом, ведет себя странно. И я подумал, что Дарья, наверное, тоже испугалась, хотя виду не подает. Нужно время, чтобы она ко мне привыкла.

Поэтому я и предложил ей прогуляться по городу. Она согласилась и даже перестала плакать. А терем у Дарьи был так себе — ни в какое сравнение не шел с нашим Хрустальным замком: Какая-то злобная старуха уставилась на меня с таким видом, словно я был хозяином этого коня. Вторая старуха с морщинистым добрым лицом засмеялась, чем привела злобную Семеновну в неистовство. И снова бросила на меня такой взгляд, что мороз по коже.

А ведь ничего плохого я этой бабусе не сделал. Можно сказать, только-только прибыл на планету и вдруг такая ничем не спровоцированная враждебность. Дарья покраснела и потянула меня вниз по лестнице: И мы буквально побежали вниз — только ступеньки перед глазами замелькали. Куда это Дарья так заторопилась — старухи испугалась, что ли? Разве ж станет архангел летать на черном коне!

Семеновна что-то ответила, но я не разобрал, а Дарья сердито на меня зашипела: Черный конь — это наверняка твой Баярд, а прошедший сквозь стену мужик — это ты. А что тут смешного? Я предложил Дарье прокатиться на Баярде прямо сейчас — пусть сама убедится, смешно это или не смешно. Либо ты будешь делать то, что я скажу, либо гуляй один!

А что я такого сказал обидного? Всего-навсего предложил на коне прокатиться! И город ее мне не понравился. Народищу кругом, и все толкаются, и никто не извиняется.

Дома — громадные, мрачные, из холодного камня. А потом — эти механические тележки на дорогах! Двигатели у них допотопные — то ли на угле, то ли на нефти.

Им можно по улице шастать, а моему Баярду, видите ли, нельзя Люди дышат гадостью, и никто не возмущается. Я расстроился сильно, потому что мне стало ясно: Дракону нужен чистый воздух. И мне стало жаль Дарью: Окружающих мне тоже было жалко, но Дарью — больше других, потому что она — моя невеста и я за нее в ответе. Решил подарить Дарье цветы.

Просто так, чтобы не дулась. Цветы имелись, их всем предлагали, но почему-то многие отказывались. И мне какой-то чудак предложил: Я поначалу не взял, а потом решил, что зря: В общем, я на секундочку оставил Дарью и вернулся. Они хоть и не были такими красивыми, как у нас на Парре, но все равно — самые настоящие, живые. Вручил Дарье букет по всем правилам паррийского этикета, а она почему-то не обрадовалась.

Странная какая-то планета, где девушки не любят цветы. А что, дэнги красивее роз? Да не он тебе, а ты ему должен был отдать деньги! Странный обычай — дэнги в обмен на розы. У нас на Парре цветы дарят просто так, не требуя ничего взамен, ну, кроме разве что улыбки. И каждый парриец норовит не просто подарить любимой девушке букет, а буквально осыпать ее цветами!..

Но, как говорит мой Па, в чужой монастырь не лезут со своим уставом. В том смысле, что, сколько планет во Вселенной, столько на них и обычаев, среди которых попадаются совсем странные. Так бы сразу и сказала. Бумаги вокруг было сколько угодно, она прямо под ногами шуршала.

Однако вскоре выяснилось, что это была совсем не та бумага. Рассерженная Дарья сунула мне в руку засаленную бумажку. Оказывается, это и были дэнги. Как хотите, но это странно, когда за такую дрянь дают такие хорошие цветы!.. Помню, на Алраконе мы с Ником выменивали тамошних крабов на серебряные пуговицы, которые протаскивали сквозь пространство и время во рту. Так пуговицы хоть в дело пустить можно, а от грязной бумажки никакого толку.

Верни розы немедленно, пока тебе шею не намылили. Знаешь, сколько таких бумажек понадобится? Десять по меньшей мере. Я подобрал с мостовой бумагу и сделал. Чудеса для несмышленышей, как говорят у нас на Парре. Чуть-чуть изменил структуру исходного материала, добавил красителей из воздуха. Дарье понравилось, она даже рот открыла от изумления!.. Правда, поначалу я дал маху с водяными знаками, и номера у купюр должны быть, оказывается, разными.

Но я исправился, поскольку умение учиться, как считает моя Ма, чуть ли не главное из моих достоинств. Во всяком случае, так было в детские годы. Конечно, парриец, претендующий на звание Героя, должен явить миру нечто большее, чем способности в познании окружающей среды, но ведь одной смелостью, без ума и знаний, тоже многого не добьешься. Дарья смотрела на меня с изумлением, хлопала ресницами и шептала: Нельзя сказать, что тот человек обрадовался, увидев нас, но в драку он не кинулся, как предполагала Дарья: А тот чудак дэнги взял и стал их на свет рассматривать, даже к уху подносил и мял зачем-то.

Только приехал, люди подходят — дэнги давай. А как давай, если не продал ничего? Розы берут, дэнги не дают. Седые волосы у меня. Детей кормить надо, нет? Но тот человек цветы не взял, еще и обиделся: Только я ведь волнуюсь. Чужой город, чужие люди. Кто честный, кто нет? Красивой девушке — красивые розы. И почему она сердилась? Дэнги я отдал, седой человек остался доволен. Попросил бы больше дэнги, я сделал бы больше.

Мои были даже красивее, чем ее засаленная бумажка. Но Дарья только рукой махнула и ничего объяснять не стала. Капризная все же у меня невеста! И цветы почему-то не любит. Маленький я, что ли? Уже сообразил, что на этой планете за все надо платить дэнги. И дэнги, оказывается, бывают разные — и по цвету, и по размеру. Пока Дарья ходила по своим делам, я потолкался в толпе и выяснил все в точности. А потом сел на лавочку и сделал себе много дэнги.

Просто так, от скуки. И чтобы доказать Дарье, что делать дэнги я умею лучше всех. Странный какой-то человек, подошел незаметно, словно подкрался. Конечно, первое впечатление бывает обманчивым, но этот уж больно противно щурился, словно собирался сделать гадость и выискивал подходящий момент. Не знаю, может, у меня воображение разгулялось, но человек, предложивший баксы, не понравился. А я-то считал, что мои дэнги самые лучшие. Похоже, у прищуренного на этот счет было свое мнение.

Прищуренный покрутил зачем-то пальцем у виска и отошел в сторону. Мне показалось, что он меня оскорбил, но я не знал точно, а спросить было не у кого, поэтому оставил его слова без последствий. А сам начал делать другие дэнги, которые назывались баксами. В карманах у меня места уже не было, и я стал их аккуратно раскладывать на лавочке.

Я так увлекся, что не сразу обратил внимание на собравшийся вокруг народ. Все с интересом смотрели, как я делаю баксы, а некоторые принялись помогать, поднося бумагу, которой вокруг было с избытком. И просто дэнег и дэнег-баксов у меня набралось уже столько, что они на лавочке не умещались. Я стал раздавать их людям. И люди брали, потому что им, наверное, нужно было.

Я и этому, с блестящими пуговицами, предложил. Только он отказался поначалу, а народу приказал расходиться. Потом пришли еще какие-то люди, тоже с блестящими пуговицами, и забрали все мои дэнги. Вообще-то мне не жалко было бумажек, пусть бы брали, но они почему-то с другими делиться не захотели. Я им сказал, что так поступать нехорошо. Он показал рукой на автомобиль. Мы все в него сели: Поначалу я не хотел ехать, а потом подумал: Дарью все равно еще долго ждать, почему бы не прокатиться на допотопной тележке?

Тем более что мужчина с блестящими пуговицами, который подошел первым, очень вежливо меня приглашал. А двое других бросились помогать: Даже какие-то браслеты мне на руки надели. Не знаю, может, здесь так принято привечать гостей, но мне украшения не понравились, и я попросил их снять.

Другой бы устроил скандал с мордобоем, но я человек спокойный и выдержанный. К тому же считаю, что обязательства есть не только у хозяев, но и у гостей: Ехали мы недолго, остановились перед сереньким невзрачным зданием, которое, похоже, и было тем самым отделением, куда так стремились земляне с блестящими пуговицами. В комнате, куда меня привели, сидел человек средних лет, с заметной проседью в волосах и хмурым лицом.

Он поднял голову, посмотрел на меня и почему-то поморщился: И тогда тот, которого назвали Копытиным, молча подошел к столу и стал выкладывать мои просто дэнги и дэнги-баксы. И двое других тоже стали выкладывать. Сидевший за столом очень удивился, даже рот приоткрыл: Мы с Брыкиным его застукали, когда он деньги раздавал прохожим.

Про психов я уже однажды слышал от Дарьи, правда, не совсем понял, кто они такие и почему вызывают у землян столь сильные эмоции. А капитан не просто взволновался, но, можно сказать, рассердился — во всяком случае, лицо его побагровело, когда он крикнул одному из задержавших меня людей: Рыжеватый, небольшого роста, плотно сбитый малый среагировал мгновенно: Рассказывайте, а мы послушаем.

Все почему-то засмеялись — и капитан, и ражий детина с длинными руками, которого называли Копытиным, и третий — долговязый, с большим кадыком и голубыми глазами. Могу и вам дать. Капитан, судя по всему, был очень любознательным человеком. Он все время задавал вопросы. Не исключаю, правда, что делал он это не из праздного любопытства, а преследуя определенную цель — вероятно, служебную.

Я уже сообразил, что передо мною, скорее всего, городские стражники, которые, заприметив инопланетянина, решили на всякий случай подстраховаться и выяснить, кто он такой и зачем прибыл во вверенный их заботам город. Усердие стражей я счел бы похвальным, если бы не откровенная враждебность в их глазах.

А я ведь ничего плохого не совершил! Разве что нарушил какой-нибудь местный обычай. Там много бумаги было набросано. У вас ее почему-то не убирают. Насмотрелись рэмбов и лупят направо и налево! Не так ли, молодой человек? А чемодан с деньгами нашел в подъезде.

Долговязый Брыкин дернул кадыком и возмущенно охнул: Мечтать, конечно, не вредно, но надо же соизмерять собственные возможности с возможностями оппонента. Пусть я еще не Герой, но дать мне по шее Копытину точно не светило — несмотря на длинные руки.

Возможно, капитан это почувствовал, а потому и сказал примирительно: Молодой человек и так нам все расскажет. Ничего скрывать от капитана и его стражей я, естественно, не собирался, поскольку считал себя кругом правым, а потому охотно кивнул головой. Фамилия, имя, отчество, год рождения? Загибать я не стал, а рассказал все как есть: Лицо капитана почему-то побурело. Копытин разводил руками и осуждающе качал головой, а простоватый Брыкин вслух возмущался по моему адресу, словно я им наврал с три короба.

То есть он хотел усмехнуться, но у него это не очень получалось. Видимо, мешал душивший гнев. Я прошел сквозь пространство и время. Неожиданно, для меня во всяком случае, зазвонил телефон. Капитан взял трубку и начал сначала бледнеть, а потом покрываться потом.

Положив трубку на место, он долго молчал, обводя нас невидящими глазами. Десятерых завалил, не иначе. Я, естественно, возмутился и выложил долговязому все, что о нем думал в эту минуту: Да и зачем мне кого-то заваливать ради грязных бумажек, которых я могу наделать столько, сколько душа пожелает?

Браслеты я сам снял — они мне мешали в работе. Брыкин полез в карман, достал оттуда ключи и стал ими трясти перед носом капитана: Не обращая внимания на расстроенного моей прытью долговязого, я принялся за работу. А что мне еще оставалось делать? Надо же было доказать земным чудакам, как они ошибаются на мой счет, совершенно необоснованно подозревая меня в разных гадостях.

Сделал на пробу десять баксов и передал капитану. Долговязый схватил баксы и исчез за дверью. Капитан с Копытиным задумчиво смотрели то друг на друга, то на меня. Продолжалось это не менее пяти минут. Наконец капитан не выдержал и сказал: Отведи-ка ты его в камеру, Копытин, пусть посидит, а мы подумаем. Спасибо за гостеприимство, но я пошел. Мне-то в общем было все равно, и я не стал огорчать Копытина.

Только, по-моему, он ошибся: Более просторную, чем та, где мы разговаривали с капитаном, но зато и более густонаселенную. Люди, сидевшие в ней, почему-то обрадовались моему появлению, хотя ни с кем из присутствующих я не был знаком.

Навстречу мне поднялся рослый мужчина, раздетый по пояс, с обросшей черным волосом грудью. Он сильно смахивал на альбакеркскую обезьяну, да и пахло от него очень неприятно — словно он не мылся по меньшей мере неделю. Сидевшие и лежавшие в странной комнате почему-то засмеялись, словно услышали нечто донельзя веселое. Кажется, это была гостиница. Нечто подобное я видел на Дейре, но, надо сказать, там отношение к постояльцам было куда более предупредительное.

Каждому полагался отдельный номер, причем обязательно с бассейном для омовения. Ибо дейряне очень чистоплотные люди. И снова все засмеялись. Мне показалось, что они не поверили моим словам.

Хотя любому понятно, что Копытин ошибся и открыл не ту дверь. Я не стал беспокоить Копытина, а просто ушел в параллельный мир, где не было стен, и пробежался по заросшему зеленой травкой веселому лужку. Вернулся в основной мир не очень удачно, столкнувшись нос к носу с полным мужчиной в шляпе, который при виде меня закричал дурным голосом и замахал руками.

Никакого увечья я ему не нанес, уверяю вас, но сам факт моего появления из ниоткуда, вероятно, произвел на него неизгладимое впечатление. Мужчина, кажется, успокоился и стал протирать очки, качая при этом головой. Хорошо, что я запомнил дорогу, по которой меня везли в отделение, а то в этом людском муравейнике, пропахшем дымом и чадом, мог бы и заблудиться. Спрашивать у прохожих совершенно бесполезно — я имел возможность в этом убедиться. Такое впечатление, что этот город населен инопланетянами, которые только-только прибыли на Землю и не успели здесь еще освоиться.

Минут через пятнадцать я оказался в нужном месте, где у покинутой лавочки уже поджидала Дарья, недовольная моим долгим отсутствием. Судя по всему, очень удачно сказал, потому что Дарья тут же забыла про вопросы, которые наверняка хотела мне задать, и принялась рассказывать, какая уймища народу собралась в парикмахерской и сколько денег пришлось угробить на прическу.

Пока мы шли к ее дому, она мне о многом поведала. Перебрала всех своих знакомых, вспомнила соседку, которой испортили волосы до такой степени, что они стали облетать, как листья осенью. Видишь, бабки на лавочке? Наверняка Капитолина наврет про тебя родителям с три короба. Прошли мы мимо старух, никого не задев, Дарья с ними даже поздоровалась. Слышь, Перфильева, это он у вас сквозь стену прошел?

Больше мы ничего не услышали, потому что в лифт вошли. Примитивный такой подъемник, который бегает с этажа на этаж. Я подобные видел на Аматее — правда, там они пошустрее были. Я возражать не стал, хотя Дарьина предосторожность мне не понравилась. По-моему, пришло время обо всем рассказать ее родителям. И я стал обдумывать, как бы мне все это поделикатнее сделать, потому как на Дарью надежда была плохая.

Баярд обрадовался моему приходу, замахал крыльями, что почему-то очень не понравилось Дарье, которая обозвала крылатого коня глупым лошаком. Баярд обиделся, сел в стороне и нахохлился как сыч. Я вежливо попросил Дарью обходиться с моим конем помягче и уж, во всяком случае, впредь не называть его лошаком. В конце концов ему просто скучно сидеть одному в четырех стенах, когда за окнами кипит шумная жизнь. С милицией прибегут разбираться. Но Дарья мне не поверила — прицепилась как репей.

Я ей и рассказал все, потому что врать не хочу и не умею. Хотя иногда мне кажется, что Ник прав: Дарья сильно расстроилась, даже заплакала. А что я, собственно, такого сделал? Подумаешь баксы, эка невидаль! Сама же сказала, что все на Земле делают дэнги — я-то чем других хуже?

Из воздуха я только краски синтезирую. У вас на Земле чего только нет в атмосфере — гадость на любой вкус. Но Дарья слушать меня не стала, ушла на кухню и загремела посудой. И ворчала себе что-то под нос. Я не прислушивался, потому что и так было ясно: И мне стало почему-то грустно. Наверное, потому что она мне нравилась, а я ей нет. В этом и было все дело. Видимо, стрела все-таки ошиблась, а может, я что перепутал. В общем, мы сидели с Баярдом в кресле и грустили.

Я вдруг вспомнил, что мне еще Ника с Алексом нужно найти. Планета большая, и нам здорово попадет от Ма, если мы здесь потеряемся. И еще я подумал, что было бы, наверное, лучше и для меня, и для братьев отправиться на Ытухтар воевать с жабовидными пщаками.

А я вместо этого сижу на Земле и ругаюсь с девчонкой. Если так будет продолжаться и дальше, то дракона я не убью и Героем не стану. Па, наверное, очень расстроится, да и остальные тоже, потому что как же так?

Такого в нашем роду еще не было. Баярд заворочался на моем плече и стал теребить меня за ухо. Но просить у Дарьи хлеб для Баярда я не стал. Тем более мы с Баярдом ей явно не по душе пришлись. Если бы не стрела, плюнул бы на все и отправился на Ытухтар — воевать с жабовидными пщаками.

Но стрелу Дарья мне пока не вернула, поэтому приходилось ждать. И я подумал, что неплохо бы наведаться в параллельный мир, в тот самый, куда я прошедшей ночью ноги вытягивал и откуда прилетели летучие мыши. Раз там есть летучие мыши, то и трава наверняка найдется. Я все правильно рассчитал: Тем не менее мне это место не очень понравилось. Летучие мыши тревожно пищали над головой, словно беду накликали.

Баярд пощипывал травку, а я настороженно оглядывался по сторонам. Ближайший лес был затянут паутиной, и зеленые листочки еле-еле пробивались сквозь серебряные липкие нити. На горизонте появилась черная туча — похоже, стая воронья приближалась к нам с приличной скоростью. Баярд поднял голову и тревожно заржал. Больше всего подлетавшие существа напоминали гарпий с планеты Иблей — жутких, злобных и не до конца изученных. Я прыгнул на спину Баярда и поднял над головой меч. Гарпии были отвратительны на вид, а пахли еще ужаснее.

От их истеричного крика у меня заложило уши. Острые как ножи когти вцепились в мое плечо, я вскрикнул от боли и взмахнул Астуром: Я работал мечом без устали, но тварей не становилось меньше. К тому же Баярд проигрывал им в скорости. Они атаковали нас со всех сторон. Кровь непрестанно сочилась из моей раны на левом плече, и я стал терять силы. Астур все реже и реже взлетал над головой, и я вдруг почувствовал, что теряю сознание. Благо ноги его еще держали, и мы во весь опор неслись к лесу.

Самым разумным было бы уйти из этого мира, но для перехода нужно время, а эти гадины не оставляли нас в покое ни на минуту. И мне стало страшно.

Раньше я думал, что умереть в бою легко, а тут понял, что это не так. И потом, мне было очень одиноко. Опять же никто и никогда не узнает, как я погиб. Ни Па, ни Ма. И будут ждать, надеяться, что я вернусь. Не говоря о том, что я так и не убил дракона, и не стал Героем!.. Ни за что ни про что? Из-за собственной глупости и легкомыслия?.. Мы все-таки доскакали до леса, а гарпии за нами не пошли. Сначала я обрадовался, но потом понял, что попал из огня да в полымя. Какое-то мохнатое чудовище надвигалось на меня из глубины леса.

Оно было огромным, и удар толстого щупальца пришелся прямо по крупу коня. Взмахнув мечом, я отрубил щупальце, и поток липкой крови окатил меня с ног до головы. Два горящих злобой глаза засверкали. Гигантский клюв раскрылся в жутком оскале. Баярд рванулся в сторону, спасаясь от очередного удара, и я едва не свалился на землю. Наверное, это и спасло мне жизнь: Когда я выпрямился, клюв чудовища уже навис надо мной, а налитый сатанинской злобой глаз был на расстоянии вытянутой руки.

И я ткнул Астуром прямо туда, в этот сгусток ненависти, на секунду опередив смертельный удар клюва своего врага. Чудовище издало протяжный крик и закружилось на месте, беспорядочно размахивая щупальцами. Я не стал ждать конца агонии и вернулся в свой мир. Дарья закричала, увидев меня, что было, в общем, понятно, потому как выглядел я действительно неважно. Весь в крови — и своей и чужой.

А тут еще Баярд, превратившийся в сокола, волочил за собой перебитое крыло и издавал жалобные всхлипы. Любая бы на месте Дарьи потеряла голову, а она нет: Одежда, конечно, превратилась в лохмотья, но сам я пострадал гораздо меньше, чем думал.

Плечо вот только сильно кровоточило. Дарья наложила на него повязку, и мне стало гораздо лучше. Правда, все-таки покачивало от потери крови, и я даже не услышал, когда вернулись родители Дарьи. Может быть, она и еще что-то сказала, но я уже не слышал, потому что слишком поспешно уснул.

А когда очнулся, вокруг меня сидели Дарья и ее мама, а папа занимался крылом Баярда. Дарья засмеялась, правда, не очень уверенно. Я, например, чувствую себя вполне созревшей для сумасшедшего дома. Принц Нифигийский из созвездия Гончих Псов Как вам это понравится? Я еще недостаточно сумасшедшая, чтобы выслушивать подобные вещи. Но я все равно ушел. Мне соседка все уши сегодня прожужжала. Он что, по-твоему, скачет на этой птице верхом?

Птицей он мне нравится больше. А тебя, герой, по-моему, следует отправить в больницу. Раны не опасны, через пару дней буду в порядке. Я ухожу в параллельный мир, а потом возвращаюсь в этот. А потом я уснул.

И очень долго спал. Проснулся — потому что кто-то меня звал. Сначала подумал — Дарья, но быстро понял, что не она. Я не сразу сообразил, что это Ник, но вдруг почувствовал, что ему нужна моя помощь. Не знаю, как и почему это происходит, но, когда возникает крайняя необходимость, мы находим своих близких в любом уголке Вселенной и в любом измерении. Я разбудил Дарью и попытался объяснить ей все. Но то был не бред: Ник действительно попал в беду и просил моей помощи.

Надо знать моего брата — зря он никого и никогда просить не будет. Дарья схватила меня за руку и прошептала: Даже слезы у нее закапали из глаз. Тогда я поцеловал ее прямо в губы, которые были такие же нежные, как лепестки роз, которые я ей подарил.

Переход пришлось делать по наитию, а в таких случаях вероятность ошибки очень велика. И правильно сделал, что поторопился. Всадников было много — более десятка. Спешенный Ник крутился между ними, как вьюн, разя направо и налево. Я ударил ближайшего всадника мечом снизу вверх, под панцирь. Он покачнулся и покатился под копыта собственного коня, а я прыгнул в освободившееся седло. Нам противостояли крепкие ребята, и мечами они работали довольно умело.

Вот только их доспехи слабоваты были против наших мечей. Лопались под ударами моего Астура, как яичная скорлупа. Энергетический меч — это, я вам скажу, не железка! Ник тоже не зевал: Его меч Бермонт со свистом разрезал воздух — только искры сыпались кругом. Видимо, нашим противникам не приходилось раньше иметь дело с такими бойцами и с таким оружием — они растерялись и сбились в кучу. Минут через десять все было кончено. Ник в своем репертуаре!

Ему бы все шуточки, а мне, честно говоря, было не до смеха, рана разболелась, и рубашка стала липкой от крови. В общем, чувствовал я себя неважно. Именно туда угодила моя стрела. Угрюмой серой громадой он возвышался над равниной, поросшей березовыми колками. Трудно было вот так с ходу определить, из чего сложены его стены, но совершенно очевидно, что не из камня. Высота их достигала десяти метров. Нам потребовалось полчаса, чтобы объехать вокруг замка. Однако мы не обнаружили ни ворот, ни щелей, ни бойниц.

Только четыре устремившиеся острыми шпилями в небеса башенки чутко сторожили покой грандиозного сооружения. Близко к стенам мы не подъезжали, опасаясь неожиданного нападения. Все мои вопросы к Нику остались без ответа. Он и сам практически ничего не знал. В первую же секунду его появления на Земле на него набросились волки.

Конь Ника, Крылатый, был убит сразу же, а брату пришлось изрядно помахать мечом. Пятеро волков, непомерно крупных и свирепых, угрожающе скалили зубы, пока не отошли в мир иной. Когда Ник, разделавшись с ними, пригляделся, то с удивлением обнаружил, что вместо волчьих трупов вокруг валяются человеческие тела.

Кружение Ника вокруг замка не осталось незамеченным. Во всяком случае, кто-то же выслал ему навстречу десять всадников в черных доспехах? Более всего в этой истории меня поразило то, что стрела Ника угодила в параллельный мир, а не в основной. Такое если и может случиться, то только при каких-то из ряда вон выходящих обстоятельствах. Ник только зубами скрипнул, и я пожалел, что напомнил ему о потере. Конь у Ника был замечательный! Не хуже, пожалуй, моего Баярда. Надо же, так нелепо погиб Конечная точка вообще самая опасная во время перехода.

Никогда не знаешь, куда угодишь. Будь у Крылатого хоть немного времени, чтобы осмотреться, вряд ли оборотням удалось бы его одолеть.

Блокировать замок со стороны параллельных миров мало кому удается. Для этого нужна очень большая магическая сила. Не приходилось сомневаться, что существа, обладавшие этой силой, настроены крайне враждебно по отношению к нам. Словом, требовались время и тщательная разведка, чтобы для начала хотя бы понять, с кем мы имеем дело.

Дарья, конечно, удивилась, когда мы с Ником ввалились к ней в комнату. И это еще мягко сказано. Правда, кричать она не пыталась — видимо, стала привыкать к сюрпризам. Не подумайте в связи с этим, что мой брат Ник — какое-то чудовище, урод, страшила или что-нибудь в том же роде. Нет, он очень даже приятной наружности молодой человек, добивавшийся успеха не только у девушек, но и у многих молодых женщин на Парре. Мастью Ник, правда, рыжеват, но поскольку я и сам сомнительный блондин, то буду последним, кто поставит ему в вину цвет волос.

Ник рассыпался в комплиментах, но тут же и засыпался, потому что сбился с пути и заехал не в тот век. Пришлось ему напомнить, что мы в начале двадцать первого. Мама хотела в милицию заявить, чтобы тебя нашли. Я рассмеялся, и, наверное, зря, потому что Дарья обиделась и даже отвернулась от меня. Ясно же, что при нем Дарья постеснялась бы меня ругать, а тут зашипела, как масло на горячей сковородке.

И папа волновался, и мама волновалась, а она, Дарья, прямо с ума сходила Ушел, толком ничего не объяснив. Порядочные молодые люди так себя не ведут В конце концов она, Дарья, не механическая кукла, а живой человек с очень чуткой нервной системой! А некоторые только и делают, что испытывают чужое терпение, получая при этом, надо полагать, немалое удовольствие Курицу потрошила — ворчала.

На плиту ставила — ворчала. Но тут я выбрал момент и поцеловал ее сначала в шею, а потом в губы. И мы еще долго целовались, пока не пришел Ник и не сказал, что вода в кастрюле выкипела, а курица горит синим пламенем.

Это он, конечно, приврал по привычке. Ничего с курицей не случилось, разве что бочок немного припекло. Тогда я посоветовал Нику завести свою жену и критиковать ее сколько угодно, а мою попросил оставить в покое. Подумаешь, обед ему не понравился! Разносолами, что ли, его кормить! И мы с ним немножко поспорили, пока Дарья не вмешалась: В общем, мы настолько увлеклись спором, что Дарья о всех наших проблемах узнала, хотя я не собирался ей ничего рассказывать — зачем лишние переживания?

Но язык мой — враг мой, а уж про Ника и говорить нечего: Мне все кажется, что вот сейчас проснусь — и никого не будет: Еще говорят, что испытания меняют человека! Как был Ник язвой, так язвой и остался. Я ему об этом прямо сказал. А он мне ответил, что сделал, оказывается, девушке комплимент и что я, кроме как мечом махать, ничему в своей жизни не научился, и что перед Дарьей стоит в общем-то непосильная задача: Я промолчал, потому что Дарье его, с позволения сказать, комплимент страшно понравился: Вот такой у меня брат.

И если кто-то думает, что иметь братьев — одно сплошное удовольствие и никаких проблем, он здорово ошибается. У меня, между прочим, пять братьев, и я подумал, что если по каждому из них буду предъявлять Ма претензии, то это будет слишком. Видимо, мне придется проблемы с братьями решать самому.

А где у вас серебро можно достать? Я с ним согласился. Ник не все сказал Дарье. Пробовали мы с ним уже как-то делать серебро. Только вышла у нас всякая ерунда. Па тогда страшно рассердился, потому что мы много разных металлов перепортили, уйму энергии потратили, ну и прочие побочные эффекты. Ника его самонадеянность не раз уже подводила, и меня с ним заодно.

И опять мы с Ником поругались. Дарья нас примирила, правда, не до конца, потому что Ник ворчал всю дорогу до ювелирного магазина. И то ему не так, и это не этак. Дэнги он, видите ли, делать не желал, а хотел просто так взять серебро, наплевав на местные обычаи. Потому что-де времени у нас в обрез и сейчас просто-напросто не до церемоний.

Мы стояли посреди торгового зала и ругались так громко, что вокруг нас стали собираться люди. Вскоре образовалась весьма приличная толпа. Копытин кивнул головой и улыбнулся Нику. И еще несколько человек, сопровождавших длиннорукого стражника, тоже закивали головами. Распишись только в получении. У меня машина в двух шагах. Через пять минут вы вернетесь сюда. Ник поморщился, но согласился.

Копытин обрадовался, да и я, признаться, вздохнул с облегчением. Ник жутко упрямый, и если ему что-то втемяшится в голову, то свернуть его с избранного пути бывает очень трудно. А тут еще такая незадача со стрелой, которая угодила неизвестно куда и непонятно в чьи руки.

Через десять минут мы были в отделении. Народу там собралось значительно больше, чем в прошлый раз, и это обстоятельство меня слегка насторожило. Тут в помещение вошли еще двое: Любому младенцу на самой захудалой планете отлично известно, что неживая материя во время перехода сгорает. Пока я ей объяснял очевидные вещи, глаза у нее из круглых сделались квадратными.

Потом она страшно покраснела и потребовала, чтобы я отвернулся. Требование было глупым — раз она моя жена, зачем я буду отворачиваться, правильно?

По-моему, она принимала меня за кого-то другого. Хотя я ей объяснил, что дело она имеет не с психом, а с Виком, сыном короля Парры, которую далеко не случайно в ближних и дальних уголках Вселенной называют планетой Героев. Сам я, правда, пока не Герой, но, как только убью дракона, сразу им стану. С чего ты взял, что я за тебя пойду?

Как вам это нравится: Стрела — это судьба, от которой не дано уйти никому, на какой бы планете он ни родился. Другое дело я понятия не имею, почему так происходит. Разумеется, и на Парре и на других планетах объяснений этому феномену придумано с избытком, но ни одно из них мне лично не кажется убедительным, поэтому я их здесь приводить не буду.

Прямо помешались они на этой лягушке — и Ник, и эта девчонка! Если верить моей Ма, то на Земле действительно встречаются оборотни. И ведьмы тоже попадаются. Но чтобы земная женщина могла превратиться в холодную лягушку — это Ма категорически отрицала. И горе было тому, кто рисковал с ней спорить. Я хорошо ее рассмотрел: Можно даже сказать — красивая. Волосы светлые, глаза зеленые. Нос, правда, немного вздернут, что придает лицу одновременно и горделивое, и снисходительное выражение.

Когда она молчит, смотреть на нее — одно удовольствие. О фигуре скажу только то, что фигура на уровне. Больше о моей жене вам знать необязательно. Конечно, девчонка могла оказаться ведьмой, но от подобного конфуза, как говорит Па, ни один мужчина не застрахован.

В том смысле, что любовь зла и влюбиться можно не только в ведьму, но и в русалку. Есть тому многочисленные примеры. Никакая не палка, и уж тем более не железная,— это был мой меч Астур, которым я должен убить дракона.

Старый, заслуженный меч, принадлежавший моему предку, о деяниях которого любой может прочесть в хрониках Парры. Предка, как и меня, звали Виком. Меч Астур ему вручила дева Серебряного озера в награду за доблесть, проявленную в войне с весками на планете Алракон. По преданию, меч Астур принадлежал одному из древних алраконских богов, но это непроверенные данные, и я за них ручаться не могу.

Очень уж противно она хихикала. Ничего не понимала, не хотела слушать никаких объяснений, а все пошучивала да посмеивалась Другой бы на моем месте смертельно обиделся, но я от природы человек рассудительный, как считает Ма, поэтому подумал всего лишь, что лягушка была бы для этой ехидной зануды не самой плохой альтернативой. Я не знал, кто она такая, эта милиция, но телефон на всякий случай отключил. Потому что штука, по которой она собиралась звонить, была телефоном самой примитивной конструкции.

Я, конечно, слышал от Ма, что Земля отстает от Парры в развитии, но не предполагал, что до такой степени. Ладно, забирай свою птицу и вали отсюда, герой.

Не хочет быть женой будущего Героя — и не надо, но я не позволю ей оскорблять моего коня. Баярд для меня больше чем конь! Он — мой друг, умный и верный, которого я растил с его рождения. На протяжении последних четырех лет мы с ним попадали в разные переделки, и он ни разу меня не подвел. Тогда я попросил Баярда трансформироваться, чтобы эта гордячка наконец поняла, с кем имеет дело.

В общем, я погорячился. И места в комнате было слишком мало, да и хвастовство — не самый лучший способ доказывать свою правоту. Копытом Баярд заехал в шкаф, а крылом смахнул картину со стены. Девчонка опять завопила дурным голосом.

Словом, как говорит Па, форменная бабья истерика. Чтобы не вгонять девчонку в обморок, я попросил Баярда вернуть прежний соколиный облик. Он, конечно, был сильно недоволен, но что тут поделаешь, если волею судьбы мне в жены досталась набитая дура?

Битый час объясняю, а до нее только-только начинает доходить. Представьте себе, девчонка пришла от своего открытия в ужас!

Добро бы я был похож на жабовидного пщака — так ведь нет! На Парре меня считают весьма симпатичным. Чего ей, собственно, надо? Ввалился в комнату мальчишка с дикой птицей и кричит: Что я, по-твоему, дура, чтобы во все это поверить!

Да еще в мужья набивается!.. А твой жеребец, между прочим, всю посуду нам перебил. Тоже нашла проблему — битая посуда. Склеил я все осколки, как надо, поставил целехонькие тарелки и бокалы на место. В этом деле главное — с температурой угадать, чтобы стекло в руках не расплавилось, а то потом хлопот не оберешься. Девчонка, представьте себе, вообразила, что я волшебник. Разбитую посуду умеет склеивать каждый мальчишка. Самый примитивный вид магии, но и один из самых полезных — особенно в детские годы, когда не всегда удается вписываться в отведенное для бега пространство родного Хрустального замка Я уже собирался посвятить свою невесту в некоторые хитрости магического ремесла, но тут что-то зазвенело, и она аж подпрыгнула от испуга:.

Да ничего не будет. Я могу, если понадобится, стать невидимым. Тоже один из самых примитивных магических приемов, основанных на гипнотическом воздействии. На Парре подобные шутки, конечно, не проходят, но на других планетах, где магия и гипноз слабо распространены, очень часто подобное срабатывает Я попытался все это объяснить глупой девчонке, но она даже слушать не стала — толкнула меня в темную комнату и прошипела, как змея:.

Дышать там действительно было нечем. Это и не комната оказалась, а шкаф. Причем очень небольших размеров. Что называется, ни встать, ни лечь.

Между прочим, подобные замкнутые пространства на отсталых в социальном плане планетах применяются в качестве пыточных камер для наказания закоренелых преступников. Но я-то ведь не закоренелый, тем более не преступник. За что мне-то такое? Баярду тоже не понравилось сидеть взаперти, и он начал беспокоиться, поднимать пыль. Чихал, между прочим, я, а вовсе не соседи. Но ее папе, видимо, и в голову не приходило, что дочка прячет кого-то в шкафу.

И я очень даже хорошо его понимал. К тому же тут не просто гость, пришедший поговорить о том о сем, а в некотором роде зять Во всяком случае, человек, желающий им стать. Девчонка защебетала и стала родителей из комнаты выпроваживать: Ее мама забеспокоилась, захлопотала — лекарство и все такое В общем, она своим враньем добилась как раз обратного.

Я всегда полагал, что ложью можно только навредить. Правда, мой брат Ник думает иначе. Он считает, что есть вранье, а есть хитрость, что Герою без хитрости никак нельзя.

Одной физической силой зло не одолеешь — изворотливость нужна Я так увлекся размышлениями, что даже задремал. Проснулся оттого, что кто-то меня за плечо тряхнул.

Имя, в общем, ничего. Вик и Дарья — звучит, по-моему, более чем сносно. А уж когда мы вместе на балу покажемся, в нашем замке или в городской ратуше, у многих челюсти отпадут. Дарья, надо признать, редкая красавица! Да и я парень не промах. С какой стати я буду к ней приставать? И в мыслях ничего подобного не было! Просто мне здорово хотелось спать, а уснуть не удавалось, потому что некуда было вытянуть ноги — стена мешала.

Я взял и немного отодвинул стену в параллельный мир. Откуда же мне было знать, что там летучие мыши? Ноги я убрал, стену вернул на место, но две летучие мыши остались в спальне. Летучих мышей выгнали быстро — Баярд помог. Я совсем о нем забыл в суматохе, а он проявил в этом громком деле свойственную ему прыть. Баярд жутко не любит мышей, даже простых, не говоря уж о летучих. И тут я с ним абсолютно солидарен. Врала она, не краснея, я уже говорил.

Даже историю какую-то на ходу выдумала. Приводить ее здесь не буду— все равно неправда. А папа дочери, похоже, верил. Обозвал, правда, авантюристкой, которая тащит в дом что ни попадя. Здесь папа, конечно, погорячился: Баярд такой уничижительной оценки никак не заслуживает.

Но если принять в расчет сложность ситуации и недостаток информации, то следует признать, что человек он рассудительный и трезвомыслящий. Я тоже обеспокоился и даже потрогал рукой ее лоб и, понятно, сделал это совершенно напрасно. Девчонка от неожиданности громко вскрикнула, отчего ее маме стало плохо.

Дарья наконец-то улеглась в постель. Родители ушли, и я снова мог вздохнуть полной грудью. Она мне не поверила, долго ворочалась и вздыхала.

Я слушал ее вздохи и думал о том, как хорошо мы будем жить с ней на Парре. И проснулся в самый критический момент: Я сразу понял, что она сейчас закричит.

И она действительно закричала. Но я уже успел стать невидимым. С чего бы это? Зачем тебе эта птица? У моего отца целый табун крылатых коней — на зависть всей планете. Правда, мой папа король, а папа Дарьи всего лишь барон, наверное. И, видимо, не очень богатый— раз его гостям вместо апартаментов предлагают на ночь кресло. Папа с мамой собирались на работу, а я никак не мог сообразить, что это такое. От Дарьи добиться чего-нибудь более-менее вразумительного по этому поводу оказалось невозможным.

Она приставляла палец к губам, шипела, кивала головой на двери и наотрез отказывалась представлять меня своим родителям. И только после их ухода я узнал, что папа у нее не барон, а инженер. Мама и вовсе врач. Чем на этой планете занимаются инженеры, я выяснять не стал.

Потому что сильно проголодался. Да и Баярду тоже поесть не помешало бы. Дрыгнешь ногой — летучие мыши пищат. Теперь вот тебя еще и кормить надо Зря, наверное, Па говорил, что на Земле хорошая кухня. Из мяса — только курица. Я попытался кашей Баярда покормить, но он по этому поводу не проявил восторга. Не заболел бы, чего доброго! Я здорово встревожился, однако Баярд выглядел вполне бодрым и порхал по комнатам, как летучая мышь.

У нас так не принято. Держи штаны и рубашку. Только они тебе великоваты будут. Я ей ответил, что все это ерунда — в два счета сейчас подгоню тряпки по фигуре. И снова она заохала и завздыхала, закудахтала, как курица. Хотя ничего невероятного я не сотворил: Дарье нужно было так много, что она даже растерялась. Притащила целый ворох платьев, и началось. Бегала по десять раз к зеркалу примерять. Девчонка все-таки, что с нее взять?

Очень уж она радовалась модернизированным нарядам. Даже поцеловала меня два раза. Я не возражал, потому что она — моя невеста и, в общем, имеет право.

Никто не отказывался, а она откажется. Я даже растерялся, потому как не знал, что делают в подобных случаях. Стрелу она подняла, значит, тем самым согласилась быть моей женой. Ее, видите ли, поражает моя наглость!.. Еще вчера она знать не знала Вика из созвездия Гончих Псов и жила себе спокойно, а тут прямо с неба свалилось голое чудо с претензиями на ее свободу!.. И почему ей так не везет: В довершение ко всему она еще и заплакала. Я на нее обиделся поначалу и хотел уйти, но потом передумал.

Вспомнил, как Ма рассказывала о своей первой встрече с Па и как она здорово тогда испугалась. Потому что девушкам на Земле трудно привыкнуть к тому, что мужчина вдруг сваливается с неба, то появляется, то исчезает — словом, ведет себя странно. И я подумал, что Дарья, наверное, тоже испугалась, хотя виду не подает.

Нужно время, чтобы она ко мне привыкла. Поэтому я и предложил ей прогуляться по городу. Она согласилась и даже перестала плакать. А терем у Дарьи был так себе — ни в какое сравнение не шел с нашим Хрустальным замком: Какая-то злобная старуха уставилась на меня с таким видом, словно я был хозяином этого коня.

Вторая старуха с морщинистым добрым лицом засмеялась, чем привела злобную Семеновну в неистовство. И снова бросила на меня такой взгляд, что мороз по коже.

А ведь ничего плохого я этой бабусе не сделал. Можно сказать, только-только прибыл на планету и вдруг такая ничем не спровоцированная враждебность. Дарья покраснела и потянула меня вниз по лестнице:. И мы буквально побежали вниз — только ступеньки перед глазами замелькали. Куда это Дарья так заторопилась — старухи испугалась, что ли? Разве ж станет архангел летать на черном коне!

Семеновна что-то ответила, но я не разобрал, а Дарья сердито на меня зашипела:. Черный конь — это наверняка твой Баярд, а прошедший сквозь стену мужик — это ты. А что тут смешного?

Я предложил Дарье прокатиться на Баярде прямо сейчас — пусть сама убедится, смешно это или не смешно. Либо ты будешь делать то, что я скажу, либо гуляй один! А что я такого сказал обидного? Всего-навсего предложил на коне прокатиться!

И город ее мне не понравился. Народищу кругом, и все толкаются, и никто не извиняется. Дома — громадные, мрачные, из холодного камня. А потом — эти механические тележки на дорогах! Двигатели у них допотопные — то ли на угле, то ли на нефти.

Им можно по улице шастать, а моему Баярду, видите ли, нельзя Люди дышат гадостью, и никто не возмущается. Я расстроился сильно, потому что мне стало ясно: Дракону нужен чистый воздух. И мне стало жаль Дарью: Окружающих мне тоже было жалко, но Дарью — больше других, потому что она — моя невеста и я за нее в ответе.

Решил подарить Дарье цветы. Просто так, чтобы не дулась. Цветы имелись, их всем предлагали, но почему-то многие отказывались.

И мне какой-то чудак предложил:. Я поначалу не взял, а потом решил, что зря: В общем, я на секундочку оставил Дарью и вернулся. Они хоть и не были такими красивыми, как у нас на Парре, но все равно — самые настоящие, живые. Вручил Дарье букет по всем правилам паррийского этикета, а она почему-то не обрадовалась.

Странная какая-то планета, где девушки не любят цветы. Да не он тебе, а ты ему должен был отдать деньги! Странный обычай — дэнги в обмен на розы. У нас на Парре цветы дарят просто так, не требуя ничего взамен, ну, кроме разве что улыбки.

И каждый парриец норовит не просто подарить любимой девушке букет, а буквально осыпать ее цветами!.. Но, как говорит мой Па, в чужой монастырь не лезут со своим уставом. В том смысле, что, сколько планет во Вселенной, столько на них и обычаев, среди которых попадаются совсем странные.

Так бы сразу и сказала. Бумаги вокруг было сколько угодно, она прямо под ногами шуршала. Однако вскоре выяснилось, что это была совсем не та бумага. Рассерженная Дарья сунула мне в руку засаленную бумажку. Оказывается, это и были дэнги.

Как хотите, но это странно, когда за такую дрянь дают такие хорошие цветы!.. Помню, на Алраконе мы с Ником выменивали тамошних крабов на серебряные пуговицы, которые протаскивали сквозь пространство и время во рту. Так пуговицы хоть в дело пустить можно, а от грязной бумажки никакого толку. Верни розы немедленно, пока тебе шею не намылили. Знаешь, сколько таких бумажек понадобится? Десять по меньшей мере. Я подобрал с мостовой бумагу и сделал. Чудеса для несмышленышей, как говорят у нас на Парре.

Чуть-чуть изменил структуру исходного материала, добавил красителей из воздуха. Дарье понравилось, она даже рот открыла от изумления!.. Правда, поначалу я дал маху с водяными знаками, и номера у купюр должны быть, оказывается, разными. Но я исправился, поскольку умение учиться, как считает моя Ма, чуть ли не главное из моих достоинств. Во всяком случае, так было в детские годы.

Конечно, парриец, претендующий на звание Героя, должен явить миру нечто большее, чем способности в познании окружающей среды, но ведь одной смелостью, без ума и знаний, тоже многого не добьешься.

Дарья смотрела на меня с изумлением, хлопала ресницами и шептала:. Нельзя сказать, что тот человек обрадовался, увидев нас, но в драку он не кинулся, как предполагала Дарья:. А тот чудак дэнги взял и стал их на свет рассматривать, даже к уху подносил и мял зачем-то. Только приехал, люди подходят — дэнги давай. А как давай, если не продал ничего? Розы берут, дэнги не дают. Седые волосы у меня.

Детей кормить надо, нет? Но тот человек цветы не взял, еще и обиделся:. Только я ведь волнуюсь. Чужой город, чужие люди. Кто честный, кто нет? Красивой девушке — красивые розы. И почему она сердилась? Дэнги я отдал, седой человек остался доволен. Попросил бы больше дэнги, я сделал бы больше. Мои были даже красивее, чем ее засаленная бумажка.

Но Дарья только рукой махнула и ничего объяснять не стала. Капризная все же у меня невеста! И цветы почему-то не любит. Маленький я, что ли? Уже сообразил, что на этой планете за все надо платить дэнги. И дэнги, оказывается, бывают разные — и по цвету, и по размеру. Пока Дарья ходила по своим делам, я потолкался в толпе и выяснил все в точности.

А потом сел на лавочку и сделал себе много дэнги. Просто так, от скуки. И чтобы доказать Дарье, что делать дэнги я умею лучше всех. Странный какой-то человек, подошел незаметно, словно подкрался. Конечно, первое впечатление бывает обманчивым, но этот уж больно противно щурился, словно собирался сделать гадость и выискивал подходящий момент.

Не знаю, может, у меня воображение разгулялось, но человек, предложивший баксы, не понравился. А я-то считал, что мои дэнги самые лучшие. Похоже, у прищуренного на этот счет было свое мнение. Прищуренный покрутил зачем-то пальцем у виска и отошел в сторону.

Мне показалось, что он меня оскорбил, но я не знал точно, а спросить было не у кого, поэтому оставил его слова без последствий. А сам начал делать другие дэнги, которые назывались баксами. В карманах у меня места уже не было, и я стал их аккуратно раскладывать на лавочке.

Я так увлекся, что не сразу обратил внимание на собравшийся вокруг народ. Все с интересом смотрели, как я делаю баксы, а некоторые принялись помогать, поднося бумагу, которой вокруг было с избытком.

И просто дэнег и дэнег-баксов у меня набралось уже столько, что они на лавочке не умещались. Я стал раздавать их людям. И люди брали, потому что им, наверное, нужно было. Я и этому, с блестящими пуговицами, предложил. Только он отказался поначалу, а народу приказал расходиться. Потом пришли еще какие-то люди, тоже с блестящими пуговицами, и забрали все мои дэнги. Вообще-то мне не жалко было бумажек, пусть бы брали, но они почему-то с другими делиться не захотели.

Я им сказал, что так поступать нехорошо. Он показал рукой на автомобиль. Мы все в него сели: Поначалу я не хотел ехать, а потом подумал: Дарью все равно еще долго ждать, почему бы не прокатиться на допотопной тележке? Тем более что мужчина с блестящими пуговицами, который подошел первым, очень вежливо меня приглашал. А двое других бросились помогать: Даже какие-то браслеты мне на руки надели. Не знаю, может, здесь так принято привечать гостей, но мне украшения не понравились, и я попросил их снять.

Другой бы устроил скандал с мордобоем, но я человек спокойный и выдержанный. К тому же считаю, что обязательства есть не только у хозяев, но и у гостей: Ехали мы недолго, остановились перед сереньким невзрачным зданием, которое, похоже, и было тем самым отделением, куда так стремились земляне с блестящими пуговицами.

В комнате, куда меня привели, сидел человек средних лет, с заметной проседью в волосах и хмурым лицом. Он поднял голову, посмотрел на меня и почему-то поморщился:.

И тогда тот, которого назвали Копытиным, молча подошел к столу и стал выкладывать мои просто дэнги и дэнги-баксы. И двое других тоже стали выкладывать. Сидевший за столом очень удивился, даже рот приоткрыл:.

Мы с Брыкиным его застукали, когда он деньги раздавал прохожим. Про психов я уже однажды слышал от Дарьи, правда, не совсем понял, кто они такие и почему вызывают у землян столь сильные эмоции. А капитан не просто взволновался, но, можно сказать, рассердился — во всяком случае, лицо его побагровело, когда он крикнул одному из задержавших меня людей:. Рыжеватый, небольшого роста, плотно сбитый малый среагировал мгновенно: Рассказывайте, а мы послушаем.

Все почему-то засмеялись — и капитан, и ражий детина с длинными руками, которого называли Копытиным, и третий — долговязый, с большим кадыком и голубыми глазами. Капитан, судя по всему, был очень любознательным человеком. Он все время задавал вопросы. Не исключаю, правда, что делал он это не из праздного любопытства, а преследуя определенную цель — вероятно, служебную.

Я уже сообразил, что передо мною, скорее всего, городские стражники, которые, заприметив инопланетянина, решили на всякий случай подстраховаться и выяснить, кто он такой и зачем прибыл во вверенный их заботам город. Усердие стражей я счел бы похвальным, если бы не откровенная враждебность в их глазах.

А я ведь ничего плохого не совершил! Разве что нарушил какой-нибудь местный обычай. Насмотрелись рэмбов и лупят направо и налево! Не так ли, молодой человек? А чемодан с деньгами нашел в подъезде. Мечтать, конечно, не вредно, но надо же соизмерять собственные возможности с возможностями оппонента. Пусть я еще не Герой, но дать мне по шее Копытину точно не светило — несмотря на длинные руки. Возможно, капитан это почувствовал, а потому и сказал примирительно:.

Ничего скрывать от капитана и его стражей я, естественно, не собирался, поскольку считал себя кругом правым, а потому охотно кивнул головой. Фамилия, имя, отчество, год рождения? Загибать я не стал, а рассказал все как есть: Лицо капитана почему-то побурело.

Копытин разводил руками и осуждающе качал головой, а простоватый Брыкин вслух возмущался по моему адресу, словно я им наврал с три короба. То есть он хотел усмехнуться, но у него это не очень получалось. Видимо, мешал душивший гнев.

Неожиданно, для меня во всяком случае, зазвонил телефон. Капитан взял трубку и начал сначала бледнеть, а потом покрываться потом. Положив трубку на место, он долго молчал, обводя нас невидящими глазами. Десятерых завалил, не иначе. Я, естественно, возмутился и выложил долговязому все, что о нем думал в эту минуту: Да и зачем мне кого-то заваливать ради грязных бумажек, которых я могу наделать столько, сколько душа пожелает?

Браслеты я сам снял — они мне мешали в работе. Брыкин полез в карман, достал оттуда ключи и стал ими трясти перед носом капитана: Не обращая внимания на расстроенного моей прытью долговязого, я принялся за работу.

А что мне еще оставалось делать? Надо же было доказать земным чудакам, как они ошибаются на мой счет, совершенно необоснованно подозревая меня в разных гадостях. Сделал на пробу десять баксов и передал капитану. Долговязый схватил баксы и исчез за дверью. Капитан с Копытиным задумчиво смотрели то друг на друга, то на меня. Продолжалось это не менее пяти минут. Наконец капитан не выдержал и сказал:. Отведи-ка ты его в камеру, Копытин, пусть посидит, а мы подумаем.

Спасибо за гостеприимство, но я пошел. Мне-то в общем было все равно, и я не стал огорчать Копытина. Только, по-моему, он ошибся: Более просторную, чем та, где мы разговаривали с капитаном, но зато и более густонаселенную.

Люди, сидевшие в ней, почему-то обрадовались моему появлению, хотя ни с кем из присутствующих я не был знаком. Навстречу мне поднялся рослый мужчина, раздетый по пояс, с обросшей черным волосом грудью. Он сильно смахивал на альбакеркскую обезьяну, да и пахло от него очень неприятно — словно он не мылся по меньшей мере неделю. Сидевшие и лежавшие в странной комнате почему-то засмеялись, словно услышали нечто донельзя веселое. Кажется, это была гостиница.

Нечто подобное я видел на Дейре, но, надо сказать, там отношение к постояльцам было куда более предупредительное. Каждому полагался отдельный номер, причем обязательно с бассейном для омовения. Ибо дейряне очень чистоплотные люди. И снова все засмеялись. Мне показалось, что они не поверили моим словам. Хотя любому понятно, что Копытин ошибся и открыл не ту дверь.

Я не стал беспокоить Копытина, а просто ушел в параллельный мир, где не было стен, и пробежался по заросшему зеленой травкой веселому лужку. Вернулся в основной мир не очень удачно, столкнувшись нос к носу с полным мужчиной в шляпе, который при виде меня закричал дурным голосом и замахал руками.

Никакого увечья я ему не нанес, уверяю вас, но сам факт моего появления из ниоткуда, вероятно, произвел на него неизгладимое впечатление. Мужчина, кажется, успокоился и стал протирать очки, качая при этом головой. Хорошо, что я запомнил дорогу, по которой меня везли в отделение, а то в этом людском муравейнике, пропахшем дымом и чадом, мог бы и заблудиться. Спрашивать у прохожих совершенно бесполезно — я имел возможность в этом убедиться.

Такое впечатление, что этот город населен инопланетянами, которые только-только прибыли на Землю и не успели здесь еще освоиться. Минут через пятнадцать я оказался в нужном месте, где у покинутой лавочки уже поджидала Дарья, недовольная моим долгим отсутствием.

Судя по всему, очень удачно сказал, потому что Дарья тут же забыла про вопросы, которые наверняка хотела мне задать, и принялась рассказывать, какая уймища народу собралась в парикмахерской и сколько денег пришлось угробить на прическу.

Пока мы шли к ее дому, она мне о многом поведала. Перебрала всех своих знакомых, вспомнила соседку, которой испортили волосы до такой степени, что они стали облетать, как листья осенью. Видишь, бабки на лавочке? Наверняка Капитолина наврет про тебя родителям с три короба. Слышь, Перфильева, это он у вас сквозь стену прошел?

Больше мы ничего не услышали, потому что в лифт вошли. Примитивный такой подъемник, который бегает с этажа на этаж. Я подобные видел на Аматее — правда, там они пошустрее были. Я возражать не стал, хотя Дарьина предосторожность мне не понравилась. По-моему, пришло время обо всем рассказать ее родителям. И я стал обдумывать, как бы мне все это поделикатнее сделать, потому как на Дарью надежда была плохая. Баярд обрадовался моему приходу, замахал крыльями, что почему-то очень не понравилось Дарье, которая обозвала крылатого коня глупым лошаком.

Баярд обиделся, сел в стороне и нахохлился как сыч. Я вежливо попросил Дарью обходиться с моим конем помягче и уж, во всяком случае, впредь не называть его лошаком. В конце концов ему просто скучно сидеть одному в четырех стенах, когда за окнами кипит шумная жизнь.

С милицией прибегут разбираться. Но Дарья мне не поверила — прицепилась как репей. Я ей и рассказал все, потому что врать не хочу и не умею.

Хотя иногда мне кажется, что Ник прав: Дарья сильно расстроилась, даже заплакала. А что я, собственно, такого сделал? Подумаешь баксы, эка невидаль! Сама же сказала, что все на Земле делают дэнги — я-то чем других хуже? Из воздуха я только краски синтезирую.

У вас на Земле чего только нет в атмосфере — гадость на любой вкус. Но Дарья слушать меня не стала, ушла на кухню и загремела посудой. И ворчала себе что-то под нос. Я не прислушивался, потому что и так было ясно: И мне стало почему-то грустно. Наверное, потому что она мне нравилась, а я ей нет. В этом и было все дело. Видимо, стрела все-таки ошиблась, а может, я что перепутал. В общем, мы сидели с Баярдом в кресле и грустили.

Я вдруг вспомнил, что мне еще Ника с Алексом нужно найти. Планета большая, и нам здорово попадет от Ма, если мы здесь потеряемся. И еще я подумал, что было бы, наверное, лучше и для меня, и для братьев отправиться на Ытухтар воевать с жабовидными пщаками. А я вместо этого сижу на Земле и ругаюсь с девчонкой. Если так будет продолжаться и дальше, то дракона я не убью и Героем не стану.

Па, наверное, очень расстроится, да и остальные тоже, потому что как же так? Такого в нашем роду еще не было. Баярд заворочался на моем плече и стал теребить меня за ухо. Но просить у Дарьи хлеб для Баярда я не стал.

Тем более мы с Баярдом ей явно не по душе пришлись. Если бы не стрела, плюнул бы на все и отправился на Ытухтар — воевать с жабовидными пщаками. Но стрелу Дарья мне пока не вернула, поэтому приходилось ждать.

И я подумал, что неплохо бы наведаться в параллельный мир, в тот самый, куда я прошедшей ночью ноги вытягивал и откуда прилетели летучие мыши. Раз там есть летучие мыши, то и трава наверняка найдется. Я все правильно рассчитал: Тем не менее мне это место не очень понравилось. Летучие мыши тревожно пищали над головой, словно беду накликали. Баярд пощипывал травку, а я настороженно оглядывался по сторонам. Ближайший лес был затянут паутиной, и зеленые листочки еле-еле пробивались сквозь серебряные липкие нити.

На горизонте появилась черная туча — похоже, стая воронья приближалась к нам с приличной скоростью. Баярд поднял голову и тревожно заржал. Больше всего подлетавшие существа напоминали гарпий с планеты Иблей — жутких, злобных и не до конца изученных. Я прыгнул на спину Баярда и поднял над головой меч. Гарпии были отвратительны на вид, а пахли еще ужаснее.

От их истеричного крика у меня заложило уши. Острые как ножи когти вцепились в мое плечо, я вскрикнул от боли и взмахнул Астуром: Я работал мечом без устали, но тварей не становилось меньше.

К тому же Баярд проигрывал им в скорости. Они атаковали нас со всех сторон. Кровь непрестанно сочилась из моей раны на левом плече, и я стал терять силы.

Астур все реже и реже взлетал над головой, и я вдруг почувствовал, что теряю сознание. Благо ноги его еще держали, и мы во весь опор неслись к лесу. Самым разумным было бы уйти из этого мира, но для перехода нужно время, а эти гадины не оставляли нас в покое ни на минуту.

И мне стало страшно. Раньше я думал, что умереть в бою легко, а тут понял, что это не так. И потом, мне было очень одиноко. Опять же никто и никогда не узнает, как я погиб. Ни Па, ни Ма. И будут ждать, надеяться, что я вернусь. Не говоря о том, что я так и не убил дракона, и не стал Героем!.. Ни за что ни про что? Из-за собственной глупости и легкомыслия?..

Мы все-таки доскакали до леса, а гарпии за нами не пошли. Сначала я обрадовался, но потом понял, что попал из огня да в полымя. Какое-то мохнатое чудовище надвигалось на меня из глубины леса. Оно было огромным, и удар толстого щупальца пришелся прямо по крупу коня. Взмахнув мечом, я отрубил щупальце, и поток липкой крови окатил меня с ног до головы. Два горящих злобой глаза засверкали. Гигантский клюв раскрылся в жутком оскале. Баярд рванулся в сторону, спасаясь от очередного удара, и я едва не свалился на землю.

Наверное, это и спасло мне жизнь: Когда я выпрямился, клюв чудовища уже навис надо мной, а налитый сатанинской злобой глаз был на расстоянии вытянутой руки. И я ткнул Астуром прямо туда, в этот сгусток ненависти, на секунду опередив смертельный удар клюва своего врага.

Чудовище издало протяжный крик и закружилось на месте, беспорядочно размахивая щупальцами. Я не стал ждать конца агонии и вернулся в свой мир. Дарья закричала, увидев меня, что было, в общем, понятно, потому как выглядел я действительно неважно.

Весь в крови — и своей и чужой. А тут еще Баярд, превратившийся в сокола, волочил за собой перебитое крыло и издавал жалобные всхлипы. Любая бы на месте Дарьи потеряла голову, а она нет: Одежда, конечно, превратилась в лохмотья, но сам я пострадал гораздо меньше, чем думал. Плечо вот только сильно кровоточило.

Дарья наложила на него повязку, и мне стало гораздо лучше. Правда, все-таки покачивало от потери крови, и я даже не услышал, когда вернулись родители Дарьи. Может быть, она и еще что-то сказала, но я уже не слышал, потому что слишком поспешно уснул. А когда очнулся, вокруг меня сидели Дарья и ее мама, а папа занимался крылом Баярда.

Я, например, чувствую себя вполне созревшей для сумасшедшего дома. Принц Нифигийский из созвездия Гончих Псов Как вам это понравится? Я еще недостаточно сумасшедшая, чтобы выслушивать подобные вещи.

Но я все равно ушел. Мне соседка все уши сегодня прожужжала. Он что, по-твоему, скачет на этой птице верхом? Птицей он мне нравится больше. А тебя, герой, по-моему, следует отправить в больницу. Я ухожу в параллельный мир, а потом возвращаюсь в этот. А потом я уснул. И очень долго спал. Проснулся — потому что кто-то меня звал.

Сначала подумал — Дарья, но быстро понял, что не она. Я не сразу сообразил, что это Ник, но вдруг почувствовал, что ему нужна моя помощь. Не знаю, как и почему это происходит, но, когда возникает крайняя необходимость, мы находим своих близких в любом уголке Вселенной и в любом измерении.

Но то был не бред: Ник действительно попал в беду и просил моей помощи. Надо знать моего брата — зря он никого и никогда просить не будет.

Даже слезы у нее закапали из глаз. Тогда я поцеловал ее прямо в губы, которые были такие же нежные, как лепестки роз, которые я ей подарил. Переход пришлось делать по наитию, а в таких случаях вероятность ошибки очень велика. И правильно сделал, что поторопился.

Всадников было много — более десятка. Спешенный Ник крутился между ними, как вьюн, разя направо и налево. Я ударил ближайшего всадника мечом снизу вверх, под панцирь. Он покачнулся и покатился под копыта собственного коня, а я прыгнул в освободившееся седло. Нам противостояли крепкие ребята, и мечами они работали довольно умело. Вот только их доспехи слабоваты были против наших мечей.

Лопались под ударами моего Астура, как яичная скорлупа. Энергетический меч — это, я вам скажу, не железка! Ник тоже не зевал: Его меч Бермонт со свистом разрезал воздух — только искры сыпались кругом.

Видимо, нашим противникам не приходилось раньше иметь дело с такими бойцами и с таким оружием — они растерялись и сбились в кучу. Минут через десять все было кончено. Ник в своем репертуаре! Ему бы все шуточки, а мне, честно говоря, было не до смеха, рана разболелась, и рубашка стала липкой от крови.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress