Она выбирает любовь Чейенн Маккрей

У нас вы можете скачать книгу Она выбирает любовь Чейенн Маккрей в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

А миссис Йоско, смягчившись, добавила:. Надеюсь, в скором времени я услышу от тебя хорошие новости. Несколько секунд она молча смотрела на трубку в своей руке. Наконец Дэр забрал у нее мобильник и закрыл его.

Немного подумав, он открыл его и набрал номер. Территориально они — в Орегоне. Там у них основная база, но дочерние общины могут находиться и в других штатах. Возможно, что и где-то здесь, у нас. Она вдруг почувствовала, что во рту у нее пересохло. Никаких военных баз в этих горах нет. А Форт-Хуачука располагается на другой стороне Сьерра-Висты. Пусть Ник проследит за ними. Мне нужно собрать как можно больше информации об этих сукиных детях, которые гоняются за тобой.

Из глаз ее снова хлынули слезы, и она стала утирать их тыльной стороной ладони. Но тут было так хорошо, так спокойно… Вот я и решила, что опасность миновала. Думала, что теперь все у меня наладится.

Снова посмотрев на Лайру, он добавил: А для чего ты им понадобилась? Лайра украдкой поглядывала на своего спутника. Дэр и впрямь напоминал настоящего ковбоя из вестернов: А почему ты уверен, что они не станут разыскивать твое ранчо? Может, они уже там? И обычно даже соседи не знают, кто живет рядом с ними. А если даже и знают, то вряд ли скажут это незнакомым людям. В общем — трудная задача. Для начала этим мерзавцам надо найти того, кто знает дорогу, потом им нужно выяснить в подробностях, как добраться до моего ранчо.

Ко всему прочему, они должны хорошо ориентироваться на местности. Лайра молчала, и Дэр переключил все свое внимание на дорогу. Они проехали, должно быть, миль пятнадцать или двадцать, когда наконец перед ними возникли ворота, ведущие на ранчо Дэра. И тут Лайру внезапно охватила паника.

В самой настоящей пустыне. Да еще — с незнакомцем. Глубоко вздохнув, Лайра попыталась взять себя в руки. Действительно, что с ней такое? Почему она позволила незнакомцу увезти ее в пустыню? Но ведь этот незнакомец спас ее от людей Нила… Да и был ли у нее выбор? Конечно же, эта машина не была приспособлена для подобных дорог…. Внезапно послышался какой-то шорох, а затем — грохот. Дэр нахмурился и проворчал:. Наконец они подъехали к дому и вышли из машины.

Сердце Лайры забилось чуть быстрее. Две колли, охранявшие владения Дэра, с радостным визгом бросились ему навстречу. Дружно помахивая хвостами, они обнюхали Лайру и только потом пропустили ее на крыльцо. Колли тут же сели, продолжая вилять хвостами. Дэр же прошел через веранду и достал из кармана связку ключей, затем начал отпирать входную дверь. Лайра вошла в дом следом за хозяином и, тихонько вздохнув, осмотрелась.

Внезапно остановившись, он внимательно посмотрел на Лайру и добавил: Дэр ушел, а Лайра, усевшись на стул, стала рассматривать гостиную. Повсюду — и на журнальном столике, и на подоконниках, и на полу у дивана — лежали газеты, журналы и толстые книги с потертыми корешками, с торчащими из них закладками и с загнутыми уголками. В дальнем углу громоздился огромных размеров телевизор, а напротив него стоял маленький столик с двумя банками газированной воды.

Комната Лайре понравилась, однако она по-прежнему ужасно нервничала и никак не могла успокоиться. У нее было такое ощущение, словно под кожей ползали какие-то маленькие жучки. Закинув ногу на ногу, она почесала плечо.

Потом вытянула ноги перед собой и снова вздохнула. Больше всего на свете она не любила ждать. Увы, люди Нила все-таки нашли ее. И она опять убегает от них. Ей не хотелось думать о прошлом, но память то и дело возвращала ее к жизни в общине. Если бы ее отец, служивший в полиции, не погиб, если бы ее мать не оказалась такой слабой, такой беспомощной, они бы никогда не попали в Церковь Света. Лайра невольно сжала кулаки. Даже и сейчас она хорошо помнила тот день, когда ей сказали, что отец умер.

Она помнила, как они с матерью возились на кухне, когда в дверь позвонили коллеги отца. Они вошли молча, и некоторые из них отводили глаза. Потом кто-то сказал, что ее отец погиб при исполнении служебного долга. Его застрелили в перестрелке с грабителями, которые пытались ограбить банк. Тогда стоял теплый, погожий день, яркое солнце заливало комнату, а за окном зеленела лужайка, на которой цвел розовый куст. На кухне же громко тикали часы.

И еще она помнила, как у нее вдруг заболела голова, как стало жечь кожу на лице и руках. Все казалось совершенно нереальным, словно она была вовсе не Лайрой и наблюдала всю эту сцену со стороны. А потом они с матерью оказались у сектантов, и Лайра часто думала о том, что все в ее жизни, наверное, сложилось бы иначе, если бы отец решил стать не полицейским, а, например, торговцем, учителем или кем-нибудь еще. Да, тогда бы они с матерью не оказались в этой ужасной секте, где мужчины обращались с женщинами и девочками как со своей собственностью.

Лайру не изнасиловали только потому, что все знали о пророчестве, о том, что ей предстояло произвести на свет мессию. Секс с несовершеннолетними девочками, браки с пятнадцатилетними — все это являлось нормой в Церкви Света.

И Нил поощрял подобное поведение мужчин. Нил не прикасался к ней, потому что ждал назначенного срока, ее восемнадцатилетия. А потом она просто исчезла. Лайра всегда держалась подальше от мужчин, а теперь вдруг доверилась этому загорелому незнакомцу по имени Дэр. Тут Дэр вошел в гостиную с кожаной курткой в руке. Теперь он был чисто выбрит; правда, глаза его по-прежнему были красными и чуть припухшими.

Посмотрев на него, Лайра ужасно смутилась. Лайра тотчас же почувствовала, что руку ее словно огнем обожгло. Заметив, что она поморщилась, Дэр разжал пальцы и внимательно осмотрел обе ее ладони. Не говоря ни слова, Дэр провел девушку в ванную комнату. Закрыв крышку унитаза, он усадил на нее Лайру, потом достал коробку с медикаментами, извлек из нее антисептик и нанес мазь ей на ладони. Если раньше ей хотелось побыстрее убежать от этого незнакомца, то теперь его прикосновения доставляли ей удовольствие.

Она наслаждалась его близостью, его вниманием и заботой. Ладони от антисептика стало жечь еще сильнее, но Лайра перестала обращать на это внимание: Ей вдруг показалось, что от него исходит необычайно приятный запах, к тому же у него была прекрасная фигура — под рубашкой, на груди и на плечах, перекатывались могучие мускулы.

В этом человеке странным образом сочетались утонченность и грубость, мягкость и резкость. Иногда он действительно напоминал ей самого настоящего бандита с Дикого Запада.

Бандита, который в душе был добрым и честным малым. Тут взгляд ее упал на его губы — плотно сжатые и чувственные. И Лайра вдруг представила, как целует эти губы. В следующую секунду взгляды их встретились, и щеки девушки покрылись горячим румянцем. И еще ей почудилось, что в эти мгновения словно пробежал электрический Разряд. Лайра молча кивнула и поднялась на ноги. Дэр вдруг взял ее за подбородок и заглянул ей в глаза. Ты поняла, что я сказал? Он был уверен, что его план не сработает, если Лайра не доверится ему.

Но конечно же, он сам во всем виноват. Ведь он привел этих мерзавцев к ее дому, так что у Лайры были все основания для недоверия…. Но почему же в нем вдруг проснулось это желание — помочь незнакомой женщине, не имевшей к нему ни малейшего отношения?

Может, он чувствовал вину перед ней? Ведь это из-за него она бросила свой дом, подруг, соседей, которые стали ей близкими людьми. Да, только из-за него она пустилась в бега. А может, в нем просто заговорил первобытный инстинкт, требовавший помочь попавшей в беду женщине?

Или же в ней есть что-то необычное, нечто такое, что сразу привлекло его? Но как бы то ни было, сейчас он не собирался отыскивать причины, побудившие его помочь Лайре. Сейчас надо было спасать ее. И себя — тоже. Дэр легонько подтолкнул Лайру к двери, и они, миновав спальню и коридор, вернулись в гостиную. И тут он вдруг осознал, что его влечет к этой женщине.

Да-да, его мужское естество недвусмысленно заявляло о себе. Дэр сокрушенно покачал головой. Господи, ему сейчас нужно думать совсем не об этом. Сейчас надо думать о том, как избавить Лайру от преследовавших ее сектантов. Лайра же подошла к книжному шкафу и взяла с полки одну из стоявших там фотографий. И его тут же охватило острое желание. В смущении откашлявшись, он стал с преувеличенным вниманием рассматривать снимок. Брат Джозеф — у перил, а сестры Кейт и Мелисса сидят на ступеньках.

У тебя прекрасная семья. Поставив фотографию на полку, она посмотрела на другой снимок. Даже читаешь… любовные романы? Но могу сказать, они очень даже ничего. Ты даже представить не можешь, что они за люди. Я должна позвонить им, должна предупредить их всех…. Я что-нибудь придумаю, чтобы избавить тебя от этих мерзавцев. Просто не могу поверить, что я вот здесь, в этой пустыне, в доме незнакомого мужчины. Подвези меня побыстрее куда-нибудь, а дальше я пойду сама. Дэр снова взял девушку за руку и привлек к себе.

Затем осторожно обнял и прижал к себе. И на сей раз Лайра не сопротивлялась. Внезапно почувствовав навалившуюся на нее усталость, она расслабилась и прижалась щекой к груди Дэра. И еще ей вдруг показалось, что рядом с ним она в полной безопасности, что с ним ей ничего не угрожает. Исходивший от него запах словно успокаивал… Она не понимала, почему так происходит, но сейчас, как ни странно, это не имело значения.

Дэр провел ладонью по ее плечу и, прикоснувшись губами ко лбу девушки, прошептал:. Когда его губы прикоснулись к ее лбу, Лайре вновь показалось, что между ними словно пробежал электрический разряд. Стараясь избавиться от этого ощущения, она попыталась оттолкнуть его, попыталась высвободиться из кольца его рук. Но когда он отстранился от нее, Лайра невольно вздохнула, почувствовав себя бесконечно одинокой и совершенно беззащитной.

И ей захотелось снова прижаться к мускулистой и теплой груди Дэра. Зарегистрируемся под разными именами. Я знаю хозяина гостиницы. Но надо сделать так, чтобы ты больше ни от кого не убегала.

Но боюсь, осуществить его будет нелегко. Пройдет ночь, я высплюсь, и завтра в моей голове созреет какое-нибудь решение. Давай отложим наш разговор до утра. Когда они вышли из дома, она бросила взгляд на небо. Звезды сияли над головой необыкновенно ярко. Точно такое же небо она видела только однажды, очень-очень давно — в детстве, когда мать и отец возили ее отдыхать в горы.

Лайра подняла вверх руку и слегка прищурила глаза. Вот так она делала тогда — ей казалось, что можно потрогать звезду рукой. Внезапно она почувствовала боль в груди — ей вспомнилось, что тогда еще был жив ее отец.

Он любил ее, а она очень любила свою мать и слепо верила ей. Что бы та ни говорила, ее слова воспринимались Лайрой как руководство к действию. И эта вера в непогрешимость матери разрушила ее жизнь. Спустившись с крыльца, Лайра снова увидела двух колли, радостно вилявших хвостами.

Свет прожектора падал прямо на спины собак, отчего их золотистая шерсть казалась очень пушистой. Тут Дэр подошел к ней и внимательно посмотрел на нее — посмотрел так, словно спрашивал: Отогнав собак, Дэр провел Лайру под деревянный навес, где стояли два фургона, маленький трактор и универсал повышенной вместимости, так называемый паркетник.

Ночь была довольна холодная, но в машине это не чувствовалось — черный универсал с тонированными стеклами был внутри оборудован по последнему слову техники: Дэр кинул свою куртку на заднее сиденье, а потом открыл переднюю дверцу для Лайры. Она бросила сумку рядом с курткой Дэра, забралась на пассажирское место и пристегнулась ремнем.

Захлопнув за девушкой дверцу, Дэр уселся за руль и аккуратно положил свою черную ковбойскую шляпу поверх сумки, лежавшей на заднем сиденье. Затем снова посмотрел на свою спутницу, посмотрел так же внимательно и пристально, однако промолчал. Несколько секунд спустя он завел мотор, и машина поехала по узкой пыльной колее, ведущей к воротам.

Миновав ворота, они свернули на главную асфальтированную дорогу с двусторонним движением. Несколько часов назад они ехали по этой же дороге, но в противоположном направлении. Дэр посмотрел в зеркало заднего вида, но ничего подозрительного не заметил. Свет фар скользил по траве и низкорослым деревцам, стоявшим у обочины дороги. Время от времени справа и слева от трассы встречались загоны для коров, обнесенные колючей проволокой. Когда же животные попадали в полосу света, их глаза вспыхивали яркими красными точками.

Облегченно вздохнув, она добавила: Нил шагал из угла в угол по своей большой, роскошно обставленной комнате, скрежеща зубами. Он не должен позволять эмоциям брать верх над разумом. Адам только что позвонил ему и сказал, что они не могут найти дом этого проклятого частного детектива. Им удалось только разыскать несколько человек, которые в один голос утверждали, что детектив живет на каком-то ранчо в долине. Но как проехать на это ранчо, никто не знал. Еще Адам сказал, что эта долина очень большая и найти там чей-то дом — это все равно что отыскать иголку в стоге сена.

Нил тихо зарычал и втянул в себя воздух. Комнату наполнял густой аромат пачули и сандалового дерева, смешанный с запахом ванильных свечей, которые стояли около маленького алтаря в углу комнаты. С шумом выдохнув, Нил подошел к алтарю. Нил протянул дрожащую руку, взял бокал, наполнил его водой из графина, стоявшего у алтаря, и всыпал в рот несколько таблеток ЛСД, которые обычно принимали в секте во время службы.

Дожидаясь действия наркотика, он взял сосуд пророков и маленький мешочек с марихуаной, которая вводила в медитативное состояние сразу же, без промедления. Это всегда помогало ему в общении с Джерико. Наполнив кальян для курения марихуаны водой, он положил сухие листья в чашку и поджег их. Взял трубку в рот и затянулся. Дым наполнил легкие, защекотал горло, на языке появился сладко-горький вкус травы.

Задержав дыхание настолько, насколько это было возможно, он с наслаждением выдохнул. Белая струя вырвалась из его губ и рассеялась в воздухе. Он снова сделал затяжку. С каждым мгновением запах марихуаны наполнял комнату, становясь все более густым. Отодвинув кальян в сторону, Нил сел, поджав под себя ноги, сложил руки перед грудью, поднял голову и начал молиться. Как и всегда, перед ним возникла седая голова Джерико.

Пророк всех пророков Джерико был отцом отца Нила. Джерико учил, что человек, открывающий свой ум и сердце свободной любви и всеобщему братству, служит Свету. Джерико был мужем многих женщин и отцом более чем тридцати детей. Его старший Абрахам оказался недостойным сыном и слабым человеком, не способным идти по стопам Джерико. Его место занял Нил. Нил хотел служить Свету, и Джерико сделал его своим преемником.

Продолжая держать всю секту и ее ответвления под своим контролем, Джерико обучал Нила всем тонкостям ведения дел. Каждый шаг Нила контролировал и направлял сам Джерико.

Абрахам, отец Нила, умер несколько лет назад во время медитации. Всего лишь крошка стрихнина, которую он подбросил в графин с водой, помогла людям избавиться от его безвольного отца, не способного руководить сектой.

И теперь ответственность за секту лежала на его плечах. Он был настоятелем, он контролировал тех, кто жил в общине, и разрабатывал планы по вовлечению в секту новых членов.

В голове Нила вспыхнул яркий свет, все вокруг завертелось в бешеном водовороте — можно начинать медитировать. Прошло несколько секунд, и он увидел Лайру, какой она была в тот день, когда они впервые встретились. Он тогда искал новых людей для секты и случайно познакомился с Лайрой и ее матерью в Портленде на фестивале искусств.

Он подошел к Саре и заговорил с ней, но его вниманием полностью овладела ее красавица дочь; от Лайры он не мог отвести глаз. Девушке было пятнадцать лет, и в ее зеленых глазах плясали веселые, насмешливые огоньки. В ту ночь он снова медитировал, и ему представлялось, что Лайра стала его новой первой женой.

Той ночью он принял решение: Джерико сказал, что Нил может сделать эту девушку своей новой первой женой, как только Лайре исполнится восемнадцать. Нил не понимал, зачем надо ждать целых три года, но пойти против воли главы секты ему даже не приходило в голову.

Джерико наставлял Нила, что Лайра должна произвести на свет нового мессию, который станет главным пророком Церкви Света и привлечет в секту много новых людей. Новый мессия поможет Нилу спасти мир от демонов. А достигнув определенного возраста, мессия начнет лечить людей и распространять Свет по всей земле. Тогда и было принято решение увезти Сару и ее дочь в коммуну. И сделать это как можно скорее. Три года Лайра жила в общине, готовясь стать новой первой женой Нила.

Другие его жены помогали ей осваивать обязанности, которые в скором времени она должна была начать исполнять. Нил и сам принимал активное участие в обучении будущей жены. Но как только ей исполнилось восемнадцать лет, она исчезла.

За неделю до того дня, когда она должна была обосноваться в его покоях. Правда, исчезновение — это не совсем то, что произошло с Лайрой. Ни один человек не мог исчезнуть из общины. Никто не мог освободиться от власти Света. Свет горел в сердцах верующих, Свет спасал последователей Джерико, их души от внешнего мира, он защищал людей от них самих, от их крамольных мыслей, от тьмы невежества и всяческих слабостей.

Но Лайра… Тело Нила мгновенно напряглось, стоило ему лишь подумать о Лайре. В тот день, когда Лайра исчезла, он совокуплялся с одной из своих жен. Обслужив его, женщина ушла к себе в палатку, а он стал медитировать. Через несколько часов, проведенных в глубокой медитации, он отправился в палатку Лайры, чтобы посмотреть, как она спит.

Возможно, он шел туда и не только для этого. Сначала Нил подумал, что она молится где-нибудь у храма, хотя было уже довольно поздно.

Впрочем, нет, он с самого начала знал — случилось непоправимое. Через несколько минут Нил собрал всех мужчин общины у храма и объяснил им, что произошло. Они тут же бросились на поиски Лайры. Засчитанные минуты обыскали все палатки, все постройки на территории общины, был обшарен каждый дюйм земли. Но потом Нил все же догадался, куда делась Лайра. Она спряталась в кузове их грузовика, который ездил в тот день в город, и где-то по дороге спрыгнула.

Джеффри не осмотрел машину. И он дорого заплатил за это. Нил продолжал медитировать, и перед его глазами вспыхивали и расцвечивались красками все новые и новые огни. Прошлое промелькнуло яркой лентой, которая вдруг оборвалась. А в настоящем перед ним была только Лайра.

Нил видел, какой она стала теперь, пять лет спустя. По-прежнему красивая, она превратилась в зрелую женщину, готовую принять его семя и выполнить волю пророка всех пророков. Перед глазами Нила возникла картина: Лайра идет к нему — без всякой охоты, против своей воли, но все же идет. Она ляжет в его постель, и она будет принадлежать ему. Он войдет в нее и насладится ею. Он сделает это с ней столько раз, сколько захочет, сколько потребуется для того, чтобы она зачала мессию.

Нил засмеялся, его гнев сменился полным умиротворением. Лайра вернется к нему. Все происходящее с ней казалось Лайре похожим на сон, на непрерывный ночной кошмар. И это ощущение делало само ее существование чем-то нереальным.

Она посмотрела на своего спутника, надеясь, что тот что-то скажет ей или сделает нечто такое, что вернет ее к действительности. Но Дэр молчал и сосредоточенно смотрел на тонущую в черноте дорогу, которая кое-где подсвечивалась огнями.

И эти блуждающие в пустыне одиночные огни лишь усиливали ощущение оторванности от мира и нереальности происходящего. Мысли в голове Лайры пролетали с лихорадочной скоростью, не останавливаясь надолго ни на чем. Ей непременно нужно связаться с миссис Йоско еще раз. Она должна найти кого-нибудь, кто мог бы позаботиться о пожилой женщине и снабжать ее всем необходимым.

И еще была Дикси. Кто-то должен приносить ей ее любимый кошачий корм. Наверное, нужно позвонить Бекки. Она единственный человек, с кем Лайра могла связаться прямо сейчас. Правда, уже шел двенадцатый час — будить подругу и пугать ее ночным звонком Лайре не хотелось.

По дороге в Тумстон они с Дэром успели перекусить сандвичами с жареной говядиной и сыром, которые Дэр очень предусмотрительно захватил с собой из дома. Лайра с удивлением обнаружила, что, несмотря ни на что, ее аппетит ничуть не испортился — она съела огромный сандвич с мясом. Дэр съел два сандвича. Потом они запили еду водой из бутылки. Дэр не торопясь въехал в Тумстон, небольшой туристический центр, отмеченный на карте крошечной точкой. Раньше Лайра никогда не бывала на Аллен-стрит, улице, имевшей историческое значение и именно по этой причине притягивавшей к себе туристов.

Лайра буквально вжалась в сиденье, а ее руки снова задрожали от напряжения. Сектанты могли уже быть в Тумстоне — они, разумеется, не отказались от идеи поймать ее. Но здесь, в этом маленьком городишке, они с Дэром не задержатся надолго — всего одна ночь в отеле под вымышленными именами. А потом… Утром на попутных машинах она доберется до Тусона, сядет там на автобус и уедет.

Дэр остановил машину на парковочной площадке перед дюжиной бунгало, расположенных в форме подковы. Заглушив мотор, Дэр надел свою широкополую черную шляпу и вышел из машины. Прикосновение живой руки оживило циркулирующие в Лайре электрические токи, и она вдруг почувствовала странную близость, возникшую между ней и этим большим мужчиной в черной одежде. Она тряхнула головой, пытаясь избавиться от этого наваждения. Дэр распахнул перед ней стеклянную дверь, и Лайра вздрогнула, испугавшись неожиданно зазвеневшего колокольчика.

Пожилой мужчина с загорелым морщинистым лицом, похожим на печеное яблоко, подошел к регистрационной стойке и положил на нее свои крупные руки с узловатыми пальцами, покрытыми темно-коричневыми пятнами.

Отдав деньги регистратору, он снова положил бумажник во внутренний карман пиджака. В эту секунду Лайра заметила у Дэра за поясом пистолет. Господи, и как она только не заметила его раньше!

Человек с морщинистым лицом выудил откуда-то из-под стойки медный ключ и вручил его Дэру. Дэр коснулся рукой полей своего стетсона, повернулся и зашагал к двери. Парковочная площадка освещалась лишь неоновой вывеской, издалека на ней ничего нельзя было разглядеть. Дэр отпер заднюю дверь своего универсала и достал из него сумку Лайры.

Потом он закрыл дверцу — без щелчка, вообще без какого-либо звука. Дэр был детективом и свое присутствие нигде и никогда не афишировал. Эта профессиональная привычка выработалась у него еще в то время, когда он работал в полиции. Взяв Лайру за руку, он направился вместе с ней к бунгало, к которому была прикреплена поцарапанная медная табличка с номером 2.

Дэр поморщился и, нетерпеливо оглядевшись по сторонам, потянул Лайру за собой. Во-первых, я должен охранять тебя, а во-вторых, мне нужно следить, чтобы ты не сбежала. Я, видишь ли, не слишком тебе доверяю. Что ж, Дэр обладал отличной интуицией и прекрасно разбирался в людях. Мне не нужна ничья благотворительность. Дэр шагнул в номер и включил свет. Войдя следом за ним, Лайра наморщила нос — в комнате пахло какой-то кислятиной. По всей видимости, это амбре источали старые ковры на полу и стенах, пропитанные запахом дешевого табака и немытого человеческого тела.

По животу Лайры внезапно побежали мурашки, и ей захотелось вдруг прижаться к Дэру, захотелось ощутить успокаивающее тепло его рук на своей спине. Захотелось, чтобы он снова побаюкал ее, как он уже делал это сегодня. Но вместо этого Лайра отшатнулась от него, и рука Дэра опустилась вниз, на мгновение беспомощно повиснув вдоль тела.

Затем он шагнул к стулу и бросил на него свою куртку. Лайра отвернулась в сторону и быстро стиснула руки, чтобы унять дрожь в них. Потом она положила свою сумку на стул с высокой спинкой, стоявший около двери. Она была наедине в комнате с незнакомцем.

С человеком, который чем-то пугал ее и подавлял волю, что ей совсем не нравилось. Он заставлял ее чувствовать то, что ей было незнакомо. Как бы то ни было, решила про себя Лайра, она будет игнорировать присутствие этого мужчины. Просто ей пришлось слишком многое сегодня пережить, сделала вывод она, а поэтому в ней проснулись какие-то странные чувства и ощущения. Она достала из сумки майку и посмотрела на Дэра. Он уже успел снять почти всю свою одежду и сложить ее на стул.

Поверх куртки и рубашки лежала черная шляпа, а ботинки аккуратно стояли под стулом. На одном плече Дэра белел длинный узкий шрам, заканчивавшийся на груди. Лайра мгновенно представила себе, как она прикасается губами к этому шраму, как целует загорелую шею, как ее пальцы ерошат его черные блестящие волосы….

Взгляды их встретились, и сердце Лайры забилось быстрее. Она прикусила нижнюю губу и крепче стиснула в руках майку. Дэр поднял руку и с растерянным видом почесал затылок, отчего стал выглядеть еще более сексуально.

Дэр завернул за помещение склада, а его напарник пригнулся за открытой дверью патрульной машины. Дэр и Франклин приехали к этому складу, чтобы выяснить, что там происходило. Им в полицейский участок позвонил неизвестный и сообщил, что на складе хранятся какие-то посторонние товары.

Сразу же после этого раздались выстрелы. Франклин не успел добежать до машины несколько метров. Он упал, и мгновенно вокруг его головы образовалась лужа крови. Дэр прижался к стене склада. Его пока не заметили. Но через несколько секунд из двери выскочил один из бандитов, и Дэр не долго думая выстрелил в него.

Мужчина рухнул лицом вниз. Дэр сообщил по рации, что убит полицейский, и побежал к патрульной машине. Пули свистели над его головой, и одна из них все же попала ему в плечо. Он упал на спину и потерял сознание.

Когда он снова открыл глаза, склад был уже оцеплен полицейскими. Еще несколько минут, и перестрелка закончилась. Затем на место событий прибыла еще одна группа полицейских. Но только не для Франклина. Ему уже ничто не могло помочь. Его тело покрылось липким холодным потом. Он потер свое левое плечо. Старая рана болела так, словно в него выстрелили только что, а не несколько лет назад. И еще его продолжал преследовать укоряющий взгляд Франклина.

Дэру потребовалось несколько секунд, чтобы понять: Он спал на полу в узеньком коридорчике перед входом в ванную комнату. Поясницу свело судорогой, а голова болела так, будто она вот-вот расколется и разлетится на тысячу осколков. Лайра отдала ему покрывало и три маленькие подушки: Еще одно одеяло он нашел в ванной комнате. Но это не помогло сделать пол мягче. Собственно говоря, он и не ожидал лучшего. Дэр встал — он был по-прежнему в джинсах, наклонил голову в одну сторону, затем в другую — послышался легкий хруст.

Потер затекшую шею, провел ладонью по челюсти. Он чувствовал себя просто чудовищно. Дэр вошел в комнату и увидел, что огромная кровать была пуста.

На ней лежало лишь двадцать долларов. Дэр метнулся к входной двери и обнаружил, что она открыта. Лайра не закрыла ее, чтобы не стукнуть и не разбудить своего охранника. Разумеется, около бунгало ее тоже не было. Дэр в ярости метался по бунгало.

Каждый раз, когда ему снился этот сон, он полностью отключался от внешнего мира. Вот и сегодня ночью он ничего, совершенно ничего не слышал. За считанные минуты он натянул на себя рубашку, вставил в джинсы ремень, застегнул его, зашнуровал ботинки, заткнул за пояс револьвер и надел на голову свой стетсон. Распихав всякую мелочь по карманам куртки, Дэр схватил ключи от машины и вихрем вылетел из бунгало.

А теперь с ней может случиться все, что угодно. Ее могут убить, как Франклина. К горлу Дэра подступил ком, а в желудке неожиданно появилась тяжесть. Выходит, он снова проиграл? Но нет, вот так сразу сдаваться нельзя. Он попытается найти Лайру. И сделает все возможное и невозможное, чтобы отыскать девушку. И только в том случае, если его поиски не увенчаются успехом, он отступится.

Только тогда он позволит ей идти тем путем, который она выбрала. Отнеся ключ от бунгало регистратору, Дэр открыл свой универсал и сел в него. Завел мотор и стал выезжать с парковочной площадки. На мгновение остановился у въездных ворот. Лайра говорила, что она собирается на попутных машинах добраться до Тусона. Что ж, он прямо туда и отправится. Если Лайра не стоит где-нибудь на обочине дороги и не голосует, то, значит, шансов найти ее уже почти нет.

Выехав с парковочной площадки на дорогу, Дэр неожиданно увидел на перекрестке Лайру, которая садилась в элегантную синюю машину. Облегченно вздохнув, он в то же время почувствовал разочарование, и голова заболела еще сильнее. Он нашел ее, но Лайра пыталась скрыться прямо у него на глазах. Сначала Дэру захотелось рвануть вперед и преградить синей машине дорогу, но потом он отказался от этой затеи.

Неизвестно, как себя поведет Лайра. Не хватало еще, чтобы кто-то позвал копов. Дэр стиснул руль и стал ждать, в какую сторону свернет синий автомобиль. Вместо того чтобы повернуть направо и двигаться в сторону Сент-Дэвида и Бенсона, через которые идет дорога на Тусон, синяя машина свернула налево, в том направлении, откуда вчера они с Лайрой приехали.

Выругавшись про себя, Дэр вдруг подумал, что Лайра, возможно, направлялась сейчас вовсе не в Бисби, а в Сьерра-Висту, маленький городок, находившийся в нескольких милях от Тумстона.

Она, вероятно, решила немного проехать назад, а в Сьерра-Висте сесть на автобус, идущий в Тусон, самый большой город в округе.

А потом таким же образом или автостопом можно попытаться добраться до Эль-Пасо или Феникса. Дэр ехал по Тумстону, держась позади синей машины на приличном расстоянии. Лайра не сможет его заметить, а он не должен упустить ее из виду. По своей профессиональной привычке он даже уже успел выучить наизусть номер синего авто. Вскоре на развилке дорог машина с Лайрой свернула к Сьерра-Висте.

Теперь Дэр был абсолютно уверен в этом: Дэр вдруг подумал о том, что Лайра не слишком-то нуждалась в его помощи. Она, без сомнения, с легкостью проехала бы на попутках полстраны, если бы это ей понадобилось. И все же тревога не отпускала Дэра. Да, конечно, вроде бы пока все выглядело благополучно, но жизнь всегда вносит свои коррективы в события. Он чувствовал, что этой женщине могла потребоваться помощь. И он хотел помочь ей. Более того, он считал себя обязанным помочь, потому что именно он навел на ее след сектантов.

Он хотел не только защитить, но и навсегда избавить Лайру от этих ублюдков, не дающих ей жить спокойно. Я подобрала тебя просто потому, что нуждалась в компании. И ты не похожа на убийцу. Внимательные большие карие глаза, нос и щеки покрыты россыпью рыжих веснушек. И еще Лайра отметила про себя, что у женщины были очень крупные руки.

Лайра подумала, что ей тоже хотелось бы полностью доверять своей спутнице. Я предпочитаю ездить с женщинами. Мужчинам я не доверяю. Она уже называлась этим именем, когда ехала автостопом в Тусон из Сэнди в Орегоне. Было время, когда в Тусоне она работала официанткой в кафе и копила деньги на дорогу до крошечного городка, в котором жила коммуна художников, бывших артистов и ремесленников, изготавливающих всякую всячину на продажу.

Лайра надеялась осесть там и наконец начать делать свои металлические фигурки. Судя по всему, на этом можно было неплохо заработать. Дорис было, по всей видимости, где-то около сорока. Дорис, похоже, была удовлетворена ответом своей спутницы. Вернее, не столько самим ответом, сколько ее быстрой реакцией. Женщина оказалась разговорчивой особой, чему Лайра порадовалась, так как сама она сейчас не была расположена поддерживать беседу.

Пока Дорис перемывала косточки всем своим мужчинам, с которыми она встречалась, Лайра думала о Дэре. Почему-то ее мысли упорно возвращались к нему, и дело было отнюдь не в том, что он спас ее от сектантов. Если бы она была честна с собой, то пришлось бы признать, что Дэр ее очень привлекал.

У него были блестящие черные волосы и красивые темные глаза, он красиво двигался, и в его движениях ощущалась скрытая энергия. У него, как оказалось, была мускулистая грудь — Лайра видела его вчера раздетым.

И еще его запах — он нравился Лайре. Стоило ей уловить этот запах, и по ее телу пробегала волна мурашек. Когда Дэр качал ее в своих объятиях, Лайра чувствовала себя почти счастливой. Ей снова хотелось оказаться в его руках. Лайра выпрямилась на своем сиденье. Было еще раннее утро, и она пока не могла позвонить никому из друзей, чтобы попросить их зайти к миссис Йоско и узнать, все ли в порядке у пожилой женщины и не нужна ли ей помощь.

Лайра вдруг обнаружила, что они уже находятся в восточной части Сьерра-Висты. Лайра вышла из машины, захлопнула дверцу и помахала Дорис рукой. Потом поправила ремешок сумки на плече и направилась прямо к входу в магазин.

Ей часто помогали совершенно незнакомые люди. Вот и сейчас Дэр и Дорис помогли ей скрыться от сектантов. Теперь она может начать новую жизнь в любом месте, где ей заблагорассудится остановиться. И для этого у нее достаточно денег. Она может снять квартиру и снова начать делать свои фигурки, которые пользовались неизменным спросом. Пусть ей придется скромно питаться, но зато у нее будет любимая работа. Макароны с сыром ее не пугают, а квартиру можно снять и подешевле.

И может быть, когда-нибудь она переселится в Нью-Йорк. В таком городе человека не так-то просто найти, если это вообще возможно. Войдя в магазин и взяв в руки корзинку, Лайра двинулась вдоль полок. Ей необходимо измениться внешне. Вполне возможно, что скоро ей снова придется пуститься в бега. Но даже если и не придется, она должна будет отправиться на автобусную станцию, чтобы купить билет. Лайра быстро пошла по магазину, складывая в корзинку все, что ей могло понадобиться.

Краску для волос она выбрала ярко-рыжую, которая к тому же при необходимости легко смывалась. Хотя Лайра почти никогда не пользовалась косметикой, сейчас она купила и тушь для ресниц, и карандаши разных цветов, и губную помаду.

Кроме того, она приобрела большие солнцезащитные очки, желтый топ и примерно такого же цвета шорты. Быстро пройдя в другой конец магазина, Лайра нашла на полках нужного ей цвета кеды. Не забыла она прихватить и ножницы. Напоследок она быстро забежала в отдел продуктов, где купила датский пирог к завтраку. Посмотрев на свою сумку, Лайра вдруг поняла, что вдобавок ко всему ей придется расстаться еще и со своей сумкой, которая ей очень нравилась из-за удобства.

Эту сумку Лайра купила еще в те времена, когда ей приходилось жить на улице и ночевать на скамейке. С тех пор эта вещь стала для нее своеобразным талисманом. И еще в сумку прекрасно помещались все инструменты, имелся отдельный кармашек для сотового телефона, для кошелька и несколько отделений для всякой мелочи. Лайра прошла в отдел сумок. Увидев большую розовую сумку с улыбающимся лицом Барби на ней, Лайра рассмеялась. Она живо представила себя с этим чудовищным портфельчиком, болтающимся на боку.

Конечно, никто бы в жизни не догадался, что это она, Лайра, идет с такой сумкой, но в то же время носить такую вещь было выше ее сил. Внимание Лайры остановилось на большой квадратной желтой сумке. Она вполне подходила ей по цвету и размеру. А почему бы и нет? Эта сумка вполне функциональна, и у нее тоже много разных карманчиков.

Когда Лайра расплачивалась за свои покупки, ее руки сильно дрожали, хотя видимого повода для этого не было. Вряд ли сектанты находились сейчас в этом магазине. Забрав свои вещи, Лайра направилась в дамскую комнату. Там никого не оказалось, кроме уборщицы, которая была занята своими делами и не обратила на Лайру никакого внимания. Лайра быстро переоделась в шорты, натянула топ и переобулась в желтые кеды. Затем она сложила свои старые вещи в новую сумку, которая сильно раздулась, и ее стало неудобно носить.

Немного подумав, Лайра решила избавиться от своей старой обуви. Спрятав кошелек и фальшивое удостоверение личности в один из карманов сумки, она зашла в кабинку туалета. Тяжело вздохнув, она опустила свою старую сумку, ботинки и одежду в мусорный бак. Когда она вышла из кабинки, дамская комната по-прежнему была пуста. Лайра встала перед зеркалом, положила на пол новую сумку и достала ножницы.

Поморщившись, она решительно укоротила свои волосы. Если раньше волосы доставали ей до лопаток, то теперь они едва прикрывали уши. Как только Лайра выбросила отрезанные волосы в мусорный бак, в дамскую комнату вошла женщина с двумя детьми. Правда, эта женщина была так занята своими хнычущими девочками, что не удостоила Лайру и взглядом.

Внимательно посмотрев на свое отражение, Лайра решила сразу же сделать еще и макияж. Она наложила на щеки яркие румяна, подкрасила веки голубыми тенями, а ресницы густой черной тушью. Губы подвела ярко-красной помадой. В таком виде и с таким макияжем она не должна привлечь к себе внимание сектантов, потому что те привыкли видеть ее совсем другой — скромной, безвольной, смиренной.

А эти яркие желтые цвета и аляповатый макияж — не лучшая ли маскировка для скромницы Лайры? Когда Лайра закончила накладывать макияж, из кабинки туалета вышла женщина с детьми. Все трое принялись энергично мыть руки; слишком занятые собой, они по-прежнему не обращали внимания на Лайру.

Наконец женщина и девочки удалились из дамской комнаты, и Лайра решила, что пришло время покрасить волосы. Только бы не насажать пятен на топ и не покрасить шею и руки. Обкрутив вокруг шеи старую майку и надев на руки два маленьких целлофановых пакета, Лайра вылила на голову содержимое бутылки, распределив краску по волосам. Когда она уже ополаскивала волосы, в дамскую комнату кто-то вошел. Но Лайра даже не подняла головы и продолжала заниматься своим делом — она не видела вошедшего человека.

Лишь мысленно помолилась, чтобы это не был какой-нибудь служащий магазина. Последний раз сполоснув волосы, она выбросила перчатки и бутылку из-под краски, майкой вытерла шею и стерла пятна краски с висков и щек. Затем протерла той же майкой край раковины и тоже выбросила ее в контейнер для мусора.

В этот момент из кабинки туалета вышла пожилая женщина и бросила на Лайру удивленный взгляд, но ничего не сказала, только подошла к другой раковине и помыла руки, потом посушила их.

Слава Богу, здесь была сушилка. Лайра повернула насадку сушилки так, что теплый воздух теперь шел вверх, а не вниз. Подсушив волосы, Лайра глубоко и удовлетворенно вздохнула и снова повернулась к зеркалу.

Оттуда на нее смотрела незнакомка. Собственно говоря, именно на это Лайра и рассчитывала. Она мало чем напоминала прежнюю Лайру. Если добежать до этой лестницы, быстро спуститься по ней и попытаться затеряться на оживленной улице….

Собрав все свое мужество, Лайра повернулась к нему и попыталась изобразить спокойствие, хотя ее руки дрожали, а колени подгибались от страха. Кашлянув, она вскинула подбородок и посмотрела незнакомцу прямо в глаза.

Его пристальный взгляд лишил ее последних сил. Ко мне в офис пришел человек, назвавший себя Райаном. И он сказал, что Нил Баркер ищет вас. Лайра рванула на себя ручку, вошла в дом и попыталась захлопнуть за собой дверь, но мужчина в черном успел просунуть ботинок между дверью и косяком.

И ей вдруг почудилось, что на нее дохнуло ледяным холодом. Пакет выпал из ее руки, и тихо звякнули стеклянные бутылки. А сухой кошачий корм высыпался из бумажного пакета, и коричневатые шарики раскатились по ковру. В следующую секунду — она сама не ожидала от себя такой решительности — Лайра сдернула с полки баллончик с перцовой смесью и выпустила струю едкого газа в лицо незнакомцу.

Она предполагала, что тот начнет задыхаться, но ничего подобного не произошло — он просто схватился пальцами за переносицу и, убрав из щели свой ботинок, отступил на шаг. Лайра тут же захлопнула дверь и заперла ее на замок. Потом закрылась еще и на цепочку. Руки ее по-прежнему дрожали, а глаза тоже жгло от перцовой смеси.

Утирая слезы, Лайра наклонилась к дверному глазку. Незнакомец уже спустился с крыльца и теперь протирал глаза. Минуту спустя он посмотрел на дверь, затем осмотрелся, после чего, резко развернувшись, быстро зашагал к большому черному фургону, стоявшему на противоположной стороне улицы. Собственно, они никогда не сдавались. И еще — всегда носили длинные волосы, собранные на затылке в хвост.

А этот мужчина… он просто наемный убийца. Стоя у двери, Лайра продолжала наблюдать за незнакомцем в черном. Приблизившись к фургону, он снова осмотрелся, затем открыл дверцу и запрыгнул на высокое сиденье. Лайра невольно отметила, что все его движения отличались изяществом, а черты лица — благородством.

И казалось, он был очень уверен в себе. А люди из Церкви Света так себя не ведут…. В горле у Лайры защипало, и она закашлялась. Потом, снова взглянула в глазок. Перед тем как захлопнуть дверцу машины, мужчина посмотрел в ее сторону. Посмотрел так пристально, что казалось, между ними не было никакой двери и он прекрасно видел, как она, припав к глазку, следит за каждым его движением.

Сердце Лайры бешено стучало в груди, и она едва держалась на ногах. Невольно застонав, она повернулась и прижалась спиной к двери.

Баллончик с перцовой смесью выпал из ее руки и покатился по ковру. Медленно опустившись на пол, она уселась рядом с пакетом, из которого торчали пучки зелени. Положив ладони на руль, Дэр выругался сквозь зубы.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress