Об отпадении в магометанство С.А. Багин

У нас вы можете скачать книгу Об отпадении в магометанство С.А. Багин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Так ли на самом деле? По свидетельству профессора Н. Указом года водворена в России терпимость всех вер; эта мера с особенною силою отразилась на утверждении и распространении по всей России не христианства, а магометанства.

Число мечетей с их муллами и школами начало значительно увеличиваться и водворяться даже между башкирами и киргизами, которые до того исповедывали шаманскую веру и легко могли быть обращены в христианство. Этим средством хотели смягчить нравы подвластных кочующих народов, внести успокоение в их среду, не осведомившись предварительно о потребности их, что никогда не могло бы случиться при более верных этнографических сведениях.

Некрещёные чуваши и другие инородцы приписывались обыкновенно к татарским мечетям, хотя многие этого не желали и жили по своим языческим верованиям и обычаям.

В конце XVIII и в начале XIX столетий на счёт государства было устроено очень много мечетей и школ, а магометанское духовенство было обеспечено жалованием и льготами. На правительственный же счёт печатался Коран и рассылался в тысячах экземпляров по востоку России.

В году учреждено в Уфе духовное собрание магометанского закона. Таким образом, правительственная администрация не только не мешала распространению магометанства, а наоборот - способствовала этому в ущерб желаниям многих инородцев, что вызывало даже протест со стороны их. Подобное отношение к магометанству возможно только при незнакомстве с учением Корана, с его ненавистью к народам, не следующим учению Магомета, а также - с политическими воззрениями его последователей.

Бланки этих прошений воспроизведены с дисциплинарною точностью по преподанным кем-то образцам: Вообще, в числе заявленных ходатайств заключается громадный процент несознательного их подписания или утверждения тамгами и печатями. Отсюда получились неожиданные и крупные недоразумения. Так, например, против ходататайства уполномоченных мусульманами Крымского полуострова получилось контрходатайство от муфтия тех же мусульман с тысячами подписей согласных с ними лиц; против проекта, представленного Оренбургским муфтием, представлены возражения пятнадцатью имамами и т.

В числе разнообразных требований, предъявленных означенными петициями, отметим следующие:. Мусульманская печать пользовалась и пользуется, сравнительно с русскою, несравненно большею свободою, что отчасти можно объяснить недостатком лиц, обязанных следить за обширною печатью на восточных языках, а потому, за массою печатного материала, не имеющих физической возможности внимательно относиться к мусульманским изданиям.

Как показал опыт минувших лет, мусульманская печать, в виду либерально-националистического направления, требует внимательного надзора. Чем вызвано это требование мусульман, - положительно затрудняемся сказать. В настоящее время наша миссионерская деятельность имеет целию преимущественно охрану крещёных инородцев от влияния магометанской пропаганды и укрепление их в христианстве, - имеет характер, так сказать, оборонительный, а не наступательный; магометанская наоборот - более активный, чем оборонительный характер.

Магометанин может сколько ему угодно пробыть в крещенской деревне, пропагандируя ислам, и никто на это не обратит внимания, татары же подозрительно относятся к каждому заехавшему в их деревню русскому и, во всяком случае, не позволят ему говорить против магометанства, а тем более - проповедывать веру Христову.

Вследствие этого миссионеры не смеют и появиться в магометанской деревне с христианскою проповедью, прекрасно зная, что магометане не задумаются убить его за эту проповедь. Многое ещё нужно для того, чтобы ослабить татарско-магометанский фанатизм и подготовить почву для христианской проповеди. Для человека, знакомого с современным состоянием миссионерского дела среди мусульман, это требование со стороны татар - чистейший абсурд.

Оно, очевидно, рассчитано на людей, положительно незнакомых с постановкой миссионерского дела, и имеет целию желание очернить русское духовенство. Эти положения совершенно не вяжутся с вожделениями мусульман о свободе вероисповедания и происходят, вероятно, от того, что мусульмане видят свободу только в пропаганде своей веры, но не христианской.

Это требование, как и предыдущие, вызывает положительное недоумение: Применение этого требования прежде всего отзовётся на мусульманах: Все инородцы, принявшие ислам даже в недавнее время и воспитанные мусульманской школой, утверждают, что они татары-магометане с незапамятных времён. Не меньшею странностью отличаются и некоторые другие татарские требования, как, например, о приостановлении русского переселенчества, об изгнании руссофикации из русских школ и т.

Пропаганда магометанства, среди крещёных татар и других инородцев, производившаяся в прежнее время тайно, теперь производится совершенно открыто двумя способами: Татарская книгоиздательская деятельность, наряду с газетами, число которых доходит уже до 30 названий, развилась весьма сильно. Татарские издания печатаются арабским шрифтом, но за последнее время, с очевидною целью пропаганды магометанства среди грамотных крещёных инородцев, положено начало печатания брошюр и русским шрифтом.

Свободы совести и печати поняты татарами своеобразно, - в желательном смысле только для мусульман: Но так ли на самом деле? Наша миссионерская деятельность после манифеста о свободе совести свелась почти до нуля; в русской печати, особенно левого направления, заговорили неодобрительно о потерявшем будто бы своё значение миссионерском деле, о ненадобности и даже - вреде миссионеров и прочее, и миссионеры, вместо усиления своей деятельности, стушевались и, конечно, заявление мусульманского съезда о всяческом поощрении миссионерской деятельности правительством потеряло всякое значение.

Мусульманско-татарское общество и муллы воспользовались законом о свободе совести иначе и принялись усиленно распространять ислам среди крещёных татар, чуваш, черемис и вотяков, пользуясь знанием ими татарского языка и русской грамоты. На заглавном листе напечатано по-русски: В начале воззвания, напечатанного с первой страницы, говорится: В день всеобщего суда и воскресения мёртвых им за их мучение оказано будет предпочтение пред всеми мусульманами, и они пойдут в рай даже впереди пророков, причём, народ спросит: Ангелы на это ответят: О пропаганде ислама путём печати.

Мне думается, что приведённых цитат достаточно, чтобы судить о характере этой брошюрки и о значении её в деле пропаганды ислама среди крещёных инородцев. В виду того, что в ней есть выражения, оскорбительные для христианской веры, брошюру эту необходимо изъять из употребления. Центром пропаганды магометанства среди татар Казанской епархии и других приволжских губерний является Казань с её обширною торговлею, значительная часть которой находится в руках татарских купцов, сбывающих товары преимущественно торговцам деревень и уездных городов.

Пропаганда ислама обыкновенно начинается так. В инородческих деревнях, в которых почва для этой цели достаточно подготовлена общим влиянием соседних татар, некоторые из жителей уже начинают обнаруживать чисто внешние и, по-видимому, незначительные признаки этого влияния: Магометане начинают считать их своими, заводят дружбу; наконец, находится человек, который отпадает в магометанство и тем приобретает ещё большее расположение татар: С течением времени этот отступник богатеет и путём не столько устной пропаганды ислама, сколько материальным давлением, способствует отпадению от православия своих единомышленников.

Когда число отступнических домохозяев достигнет до двух или трёх десятков, услужливые магометане заводят прежде всего школу, учитель которой учит детей и исполняет обязанности муллы, а затем кто-либо из купцов жертвует деньги на постройку мечети, и христианская деревня превращается в магометанскую.

С внешней стороны для постороннего наблюдателя, отатаривание инородческих христианских селений происходит довольно просто, но если мы всмотримся во внутреннюю жизнь таких селений, психологических переживаний, проследим шаг за шагом борьбу христианства с магометанством, то увидим тяжёлую драму, - картину насилий на религиозной и материальной почве и юридическую беспомощность православных инородцев.

Магометанское учение внушает ненависть к народам, не исповедующим ислам, поэтому и отпавшие от православия татары и отатарившиеся инородцы отличаются крайнею религиозною нетерпимостью к своим единомышленникам-христианам. Крещёные инородцы в отступнических селениях находятся в крайне стеснённом положении, так как на сельских сходах отступники, при сельском старосте из отступников же или магометан, не дают им возможности говорить о своих правах и нуждах без боязни быть избитыми, их притесняют при взыскании различных денежных сборов, требуя немедленной уплаты и прочее, тогда как перешедшие в магометанство пользуются при этом различными льготами.

В таких селениях не отпавшие от православия инородцы являются положительно бесправными, так сказать, на законном основании: Вследствие этого отступники, являясь господами положения, всеми способами стараются притеснять крещён, и только переход в мухаммеданство избавляет их от этого тягостного бесправного положения в обществе. Эти условия создают, как по моим личным наблюдениям, так и отзывам приходских священников и учителей, насильственную пропаганду ислама: При исполнении религиозных обязанностей и во время крестных ходов отпавшие, хотя и не делают прямых насилий над крещёными и духовенством, но всячески стараются помешать им своими кощунственными насмешками, натравливают, например, собак, выгоняют скот, засаривают улицы навозом и прочее.

В силу этих обстоятельств, во избежание насилий и собственного самосохранения, православные инородцы вынуждены бывают переходить в ислам. Защита гражданской и духовной власти при таких условиях является немыслимой, так как отступники путём ложных показаний обставляют дело так, что остаются, за недостатком улик, безнаказанными. К числу инородческих селений, в которых отношения между крещёными-православными и отступниками наиболее обострились, относятся: Татарские муллы беспрепятственно приезжают в такие селения и открыто занимаются пропагандою ислама, открывают без разрешения начальства школы и прочее, одним словом - свободно хозяйничают в таких деревнях, и приходские священники, без содействия местной гражданской власти, оказываются бессильными в борьбе с этим злом.

Некоторые язычники верили этому и переходили в магометанство из боязни быть насильственно крещёнными, впоследствии же, когда убеждались в ложности подобных слухов, снова возвращались в язычество.

Так, например, чуваши-язычники деревни Полевой Байбахтиной, Кошелевского прихода, Цивильского уезда, по сообщению уездного миссионера о. Зайкова, в числе 13 семейств обратились к Господину Казанскому Губернатору с просьбою о перечислении их из язычества в магометанство, на что и получили разрешение, которое было объявлено им через местное Кошелевское волостное правление Оренбургским магометанским духовным собранием, от 4 Мая года за N , с причислением их к мечети деревни Урмаевой.

Это ходатайство их было также удовлетворено. Подобные факты в высшей степени важны для характеристики пропаганды ислама, так как красноречиво указывают на то, как татары злоупотребляют доверием инородцев и при распространении ислама пользуются противозаконными средствами.

По сообщению уездного миссионера о. За последнее время замечается усиленное стремление магометан к постройке мечетей в отступнических селениях, так как с постройкою мечети пропаганда ислама становится более свободною и как бы законною, при этом беспрепятственно открывается и школа, которая закрепляет отступников в магометанстве.

Постройка мечетей и школ производится на средства, жертвуемые богатыми татарами-магометанами, которые считают это дело, согласно с учением магометанства, своею религиозною обязанностью. Эта сумма составляется из , рублей наличного капитала и двух домов - в Нижнем Новгороде и Оренбурге стоимостью более , рублей.

Проценты с капитала в , рублей завещаны в пользу школ, учащихся шакирдов, в пользу мечетей и прочего и будут распределяться и рассылаться в различные места особою комиссиею ежегодно в январе месяце. Вопрос о постройках мечетей во многих местах Казанской епархии вызывает сильные волнения среди крещёных инородцев, против желания которых строятся эти мечети. Отступники, руководимые богатыми татарами - пропагандаторами магометанства, не жалеют средств на постройку мечетей и на ведение ходатайств о разрешении постройки их, изыскивают всевозможные способы к обходу существующих законоположений, предусмотренных Строительным Уставом.

Так, например, в обход статьи недостающее число прихожан приписывается к мечети из соседних татарских деревень, иногда даже за 15 вёрст, имеющих уже мечети и совершенно не нуждающихся в постройке их. Чтобы не быть голословным, укажу на постройку мечети у отатарившихся вотяков деревни Нижней Руси, Мамадышского уезда, где недостающее число прихожан приписано из татарской деревни Сосновый Мыс, находящейся в 15 верстах, и прихожанам-татарам этой деревни, если бы приписка эта не была фиктивной, пришлось бы, чтобы попасть в свою мечеть, проехать мимо трёх селений с мечетями.

При отводе места это обстоятельство почему-то не было принято во внимание ни местным становым приставом, ни волостным правлением, и постройка мечети была разрешена. Притом, православные жители деревни Нижней Руси неоднократно обращались к духовному и гражданскому Начальству с просьбою о недопущении постройки мечети, но почему-то их просьбы были оставлены без последствий, и они, в силу необходимости, должны были примириться с этою постройкою.

В деревне Баймурзино, Тетюшского уезда, татары-магометане и отступники от православия, составляя только третью часть населения деревни, построили мечеть против желания двух третей православного населения этой деревни, несмотря на то, что православные противились даже отводу земли под постройку мечети. Местная администрация, очевидно, отнеслась к этому делу недостаточно внимательно, и интересы православных этой деревни, несмотря на все их ходатайства, оставлены без внимания.

Подобные факты отражаются на религиозном настроении православных инородцев деморализующим образом и как бы подтверждают ложные слухи, распространяемые татарскими агитаторами о важном значении магометанской религии и о покровительстве ей со стороны Правительства.

В виду важного значения постройки мечетей и школ при них в отношении пропаганды ислама и отатаривания православных инородцев в ущерб государственным интересам, крайне необходимо обратить серьёзное внимание на этот вопрос и не под каким видом не разрешать постройки мечетей без соблюдения не отменённых ещё законоположений, предусмотренных Строительным Уставом.

Принимая во внимание то обстоятельство, что постройка мечетей в селениях с смешанным из отступников и инородцев-христиан населением не может не производить соблазна на последних, испытывающих вследствие этого религиозные колебания, необходимо неуклонное соблюдение статьи этого Устава, которая гласит: Поэтому для ограждения интересов инородцев-христиан при разрешении вопроса о постройке мечетей, необходимо сношение гражданского Начальства с духовным.

Чрезмерное размножение мечетей нежелательно не только в смысле ослабления магометанской пропаганды среди крещёных инородцев, но и в интересах, хотя бы материальных, татарской народной массы, которая с постройкою мечети берёт на себя обязательство содержать не только мечеть, но и вероучителей при ней. Как известно из татарской периодической прессы, вопрос о содержании мулл обостряется и начинает уже вызывать протесты со стороны народа, почему передовые деятели мусульман, как видно из постановлений III всероссийского мусульманского съезда в Нижнем Новгороде, выражают требование: При том, постройка мечетей часто не вызывается действительными потребностями, так как и в настоящее время мусульманское население в удовлетворении религиозных нужд находится в несравненно лучших условиях, чем православное.

Так, напр[имер], священник с[ела] Уньжи, Царёвококшайского уезда, о. Ефремов передавал мне, что среди черемис татары распространяют рассказы о существовании какой-то старинной книги, в которой говорится, что рано или поздно в Казанскую землю придёт Осман-паша, который покорит всех и заставит принять магометанскую веру. Благодаря сильному влиянию татар на инородцев и обращению их в ислам, население татарско-магометанское растёт неестественно быстро, а вместе с этим усиливается их фанатизм в ущерб интересам Русского государства, так как усиливается народность, безусловно стремящаяся к сепаратизму.

В законоведении оно значит — призывать к истинной, т[о] е[сть] мусульманской вере, и сражаться против тех, которые её не принимают. Подобные изречения Корана, внушающие магометанам вражду против немагометан, не остаются без влияния на последователей Магомета, возбуждая в них фанатизм и непримиримую вражду к последователям других религий; религиозная нетерпимость татар-магометан всем известна: Нам не известно ни одного случая, чтобы крестившийся магометанин остался жить среди своих единоплеменников в татарско-магометанской деревне, так как до этого они не допустят: Религиозная нетерпимость проявляется и в тех инородческих селениях, где отступники от христианства живут с единоплеменниками, остающимися верными Христу: Между тем сами магометане, живя под охраною гуманных Российских законов и не испытывая никаких стеснений в исповедывании веры Магомета, всегда, не имея даже надлежащего повода к тому, заявляют о своём будто бы угнетённом состоянии, о неимении свободы для беспрепятственного исполнения своих религиозных обязанностей.

Так ли на самом деле? По свидетельству проф[ессора] Н. Указом года водворена в России терпимость всех вер; эта мера с особенною силою отразилась на утверждении и распространении по всей России не христианства, а магометанства.

Число мечетей с их муллами и школами начало значительно увеличиваться и водворяться даже между башкирами и киргизами, которые до того исповедывали шаманскую веру и легко могли быть обращены в христианство. Этим средством хотели смягчить нравы подвластных кочующих народов, внести успокоение в их среду, не осведомившись предварительно о потребности их, что никогда не могло бы случиться при более верных этнографических сведениях.

Некрещёные чуваши и другие инородцы приписывались обыкновенно к татарским мечетям, хотя многие этого не желали и жили по своим языческим верованиям и обычаям. В конце XVIII и в начале XIX столетий на счёт государства было устроено очень много мечетей и школ, а магометанское духовенство было обеспечено жалованием и льготами.

На правительственный же счёт печатался Коран и рассылался в тысячах экземпляров по востоку России. В году учреждено в Уфе духовное собрание магометанского закона. Таким образом, правительственная администрация не только не мешала распространению магометанства, а наоборот — способствовала этому в ущерб желаниям многих инородцев, что вызывало даже протест со стороны их. Подобное отношение к магометанству возможно только при незнакомстве с учением Корана, с его ненавистью к народам, не следующим учению Магомета, а также — с политическими воззрениями его последователей.

Бланки этих прошений воспроизведены с дисциплинарною точностью по преподанным кем-то образцам: Вообще, в числе заявленных ходатайств заключается громадный процент несознательного их подписания или утверждения тамгами и печатями.

Отсюда получились неожиданные и крупные недоразумения. Так, например, против ходататайства уполномоченных мусульманами Крымского полуострова получилось контрходатайство от муфтия тех же мусульман с тысячами подписей согласных с ними лиц; против проекта, представленного Оренбургским муфтием, представлены возражения пятнадцатью имамами и т. В числе разнообразных требований, предъявленных означенными петициями, отметим следующие:.

Мусульманская печать пользовалась и пользуется, сравнительно с русскою, несравненно большею свободою, что отчасти можно объяснить недостатком лиц, обязанных следить за обширною печатью на восточных языках, а потому, за массою печатного материала, не имеющих физической возможности внимательно относиться к мусульманским изданиям. Как показал опыт минувших лет, мусульманская печать, в виду либерально-националистического направления, требует внимательного надзора.

Чем вызвано это требование мусульман, — положительно затрудняемся сказать. В настоящее время наша миссионерская деятельность имеет целию преимущественно охрану крещёных инородцев от влияния магометанской пропаганды и укрепление их в христианстве, — имеет характер, так сказать, оборонительный, а не наступательный; магометанская наоборот — более активный, чем оборонительный характер. Магометанин может сколько ему угодно пробыть в крещенской деревне, пропагандируя ислам, и никто на это не обратит внимания, татары же подозрительно относятся к каждому заехавшему в их деревню русскому и, во всяком случае, не позволят ему говорить против магометанства, а тем более — проповедывать веру Христову.

Вследствие этого миссионеры не смеют и появиться в магометанской деревне с христианскою проповедью, прекрасно зная, что магометане не задумаются убить его за эту проповедь. Многое ещё нужно для того, чтобы ослабить татарско-магометанский фанатизм и подготовить почву для христианской проповеди.

Для человека, знакомого с современным состоянием миссионерского дела среди мусульман, это требование со стороны татар — чистейший абсурд. Оно, очевидно, рассчитано на людей, положительно незнакомых с постановкой миссионерского дела, и имеет целию желание очернить русское духовенство. Эти положения совершенно не вяжутся с вожделениями мусульман о свободе вероисповедания и происходят, вероятно, от того, что мусульмане видят свободу только в пропаганде своей веры, но не христианской.

Это требование, как и предыдущие, вызывает положительное недоумение: Применение этого требования прежде всего отзовётся на мусульманах: Все инородцы, принявшие ислам даже в недавнее время и воспитанные мусульманской школой, утверждают, что они татары-магометане с незапамятных времён.

Не меньшею странностью отличаются и некоторые другие татарские требования, как, напр[имер], о приостановлении русского переселенчества, об изгнании руссофикации из русских школ и т.

Пропаганда магометанства, среди крещёных татар и других инородцев, производившаяся в прежнее время тайно, теперь производится совершенно открыто двумя способами: Татарская книгоиздательская деятельность, наряду с газетами, число которых доходит уже до 30 названий, развилась весьма сильно.

Татарские издания печатаются арабским шрифтом, но за последнее время, с очевидною целью пропаганды магометанства среди грамотных крещёных инородцев, положено начало печатания брошюр и русским шрифтом. Свободы совести и печати поняты татарами своеобразно, — в желательном смысле только для мусульман: Но так ли на самом деле?

Наша миссионерская деятельность после манифеста о свободе совести свелась почти до нуля; в русской печати, особенно левого направления, заговорили неодобрительно о потерявшем будто бы своё значение миссионерском деле, о ненадобности и даже — вреде миссионеров и проч[ее], и миссионеры, вместо усиления своей деятельности, стушевались и, конечно, заявление мусульманского съезда о всяческом поощрении миссионерской деятельности правительством потеряло всякое значение.

Мусульманско-татарское общество и муллы воспользовались законом о свободе совести иначе и принялись усиленно распространять ислам среди крещёных татар, чуваш, черемис и вотяков, пользуясь знанием ими татарского языка и русской грамоты. На заглавном листе напечатано по-русски: В начале воззвания, напечатанного с первой страницы, говорится: В день всеобщего суда и воскресения мёртвых им за их мучение оказано будет предпочтение пред всеми мусульманами, и они пойдут в рай даже впереди пророков, причём, народ спросит: Ангелы на это ответят: О пропаганде ислама путём печати.

Мне думается, что приведённых цитат достаточно, чтобы судить о характере этой брошюрки и о значении её в деле пропаганды ислама среди крещёных инородцев.

В виду того, что в ней есть выражения, оскорбительные для христианской веры, брошюру эту необходимо изъять из употребления. Центром пропаганды магометанства среди татар Казанской епархии и других приволжских губерний является Казань с её обширною торговлею, значительная часть которой находится в руках татарских купцов, сбывающих товары преимущественно торговцам деревень и уездных городов.

Пропаганда ислама обыкновенно начинается так. В инородческих деревнях, в которых почва для этой цели достаточно подготовлена общим влиянием соседних татар, некоторые из жителей уже начинают обнаруживать чисто внешние и, по-видимому, незначительные признаки этого влияния: Магометане начинают считать их своими, заводят дружбу; наконец, находится человек, который отпадает в магометанство и тем приобретает ещё большее расположение татар: С течением времени этот отступник богатеет и путём не столько устной пропаганды ислама, сколько материальным давлением, способствует отпадению от православия своих единомышленников.

Когда число отступнических домохозяев достигнет до двух или трёх десятков, услужливые магометане заводят прежде всего школу, учитель которой учит детей и исполняет обязанности муллы, а затем кто-либо из купцов жертвует деньги на постройку мечети, и христианская деревня превращается в магометанскую.

С внешней стороны для постороннего наблюдателя, отатаривание инородческих христианских селений происходит довольно просто, но если мы всмотримся во внутреннюю жизнь таких селений, психологических переживаний, проследим шаг за шагом борьбу христианства с магометанством, то увидим тяжёлую драму, — картину насилий на религиозной и материальной почве и юридическую беспомощность православных инородцев.

Магометанское учение внушает ненависть к народам, не исповедующим ислам, поэтому и отпавшие от православия татары и отатарившиеся инородцы отличаются крайнею религиозною нетерпимостью к своим единомышленникам-христианам.

Крещёные инородцы в отступнических селениях находятся в крайне стеснённом положении, так как на сельских сходах отступники, при сельском старосте из отступников же или магометан, не дают им возможности говорить о своих правах и нуждах без боязни быть избитыми, их притесняют при взыскании различных денежных сборов, требуя немедленной уплаты и проч[ее], тогда как перешедшие в магометанство пользуются при этом различными льготами.

В таких селениях не отпавшие от православия инородцы являются положительно бесправными, так сказать, на законном основании: Вследствие этого отступники, являясь господами положения, всеми способами стараются притеснять крещён, и только переход в мухаммеданство избавляет их от этого тягостного бесправного положения в обществе.

Эти условия создают, как по моим личным наблюдениям, так и отзывам приходских священников и учителей, насильственную пропаганду ислама: При исполнении религиозных обязанностей и во время крестных ходов отпавшие, хотя и не делают прямых насилий над крещёными и духовенством, но всячески стараются помешать им своими кощунственными насмешками, натравливают, напр[имер], собак, выгоняют скот, засаривают улицы навозом и проч[ее].

В силу этих обстоятельств, во избежание насилий и собственного самосохранения, православные инородцы вынуждены бывают переходить в ислам. Защита гражданской и духовной власти при таких условиях является немыслимой, так как отступники путём ложных показаний обставляют дело так, что остаются, за недостатком улик, безнаказанными.

К числу инородческих селений, в которых отношения между крещёными-православными и отступниками наиболее обострились, относятся: Татарские муллы беспрепятственно приезжают в такие селения и открыто занимаются пропагандою ислама, открывают без разрешения начальства школы и проч[ее], одним словом — свободно хозяйничают в таких деревнях, и приходские священники, без содействия местной гражданской власти, оказываются бессильными в борьбе с этим злом.

Некоторые язычники верили этому и переходили в магометанство из боязни быть насильственно крещёнными, впоследствии же, когда убеждались в ложности подобных слухов, снова возвращались в язычество. Так, напр[имер], чуваши-язычники деревни Полевой Байбахтиной, Кошелевского прихода, Цивильского уезда, по сообщению уездного миссионера о. Зайкова, в числе 13 семейств обратились к Г[осподину] Казанскому Губернатору с просьбою о перечислении их из язычества в магометанство, на что и получили разрешение, которое было объявлено им через местное Кошелевское волостное правление Оренбургским магометанским духовным собранием, от 4 Мая года за N , с причислением их к мечети дер[евни] Урмаевой.

Это ходатайство их было также удовлетворено. Подобные факты в высшей степени важны для характеристики пропаганды ислама, так как красноречиво указывают на то, как татары злоупотребляют доверием инородцев и при распространении ислама пользуются противозаконными средствами.

По сообщению уездного миссионера о. За последнее время замечается усиленное стремление магометан к постройке мечетей в отступнических селениях, так как с постройкою мечети пропаганда ислама становится более свободною и как бы законною, при этом беспрепятственно открывается и школа, которая закрепляет отступников в магометанстве.

Постройка мечетей и школ производится на средства, жертвуемые богатыми татарами-магометанами, которые считают это дело, согласно с учением магометанства, своею религиозною обязанностью. Эта сумма составляется из , руб[лей] наличного капитала и двух домов — в Нижнем [Новгороде] и Оренбурге стоимостью более , руб[лей].

Проценты с капитала в , руб[лей] завещаны в пользу школ, учащихся шакирдов, в пользу мечетей и проч[его] и будут распределяться и рассылаться в различные места особою комиссиею ежегодно в январе месяце. Вопрос о постройках мечетей во многих местах Казанской епархии вызывает сильные волнения среди крещёных инородцев, против желания которых строятся эти мечети.

Отступники, руководимые богатыми татарами — пропагандаторами магометанства, не жалеют средств на постройку мечетей и на ведение ходатайств о разрешении постройки их, изыскивают всевозможные способы к обходу существующих законоположений, предусмотренных Строительным Уставом. Так, напр[имер], в обход ст[атьи] недостающее число прихожан приписывается к мечети из соседних татарских деревень, иногда даже за 15 вёрст, имеющих уже мечети и совершенно не нуждающихся в постройке их.

Чтобы не быть голословным, укажу на постройку мечети у отатарившихся вотяков дер[евни] Нижней Руси, Мамадышского уезда, где недостающее число прихожан приписано из татарской дер[евни] Сосновый Мыс, находящейся в 15 вер[стах], и прихожанам-татарам этой деревни, если бы приписка эта не была фиктивной, пришлось бы, чтобы попасть в свою мечеть, проехать мимо трёх селений с мечетями.

При отводе места это обстоятельство почему-то не было принято во внимание ни местным становым приставом, ни волостным правлением, и постройка мечети была разрешена. Притом, православные жители дер[евни] Нижней Руси неоднократно обращались к духовному и гражданскому Начальству с просьбою о недопущении постройки мечети, но почему-то их просьбы были оставлены без последствий, и они, в силу необходимости, должны были примириться с этою постройкою.

В дер[евне] Баймурзино, Тетюшского уезда, татары-магометане и отступники от православия, составляя только третью часть населения деревни, построили мечеть против желания двух третей православного населения этой деревни, несмотря на то, что православные противились даже отводу земли под постройку мечети. Местная администрация, очевидно, отнеслась к этому делу недостаточно внимательно, и интересы православных этой деревни, несмотря на все их ходатайства, оставлены без внимания.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress