Ни с тобой, ни без тебя Виктория Токарева

У нас вы можете скачать книгу Ни с тобой, ни без тебя Виктория Токарева в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Все становится серо-белым, как на старых фотографиях. Новые власти в благодарность дали Галине квартиру в лучшем месте семнадцать минут от Кремля , дачу в лучшем месте — полчаса от Москвы. Машина у нее была казенная, поскольку Галина — большая начальница. Хватало на все и оставалось. Деньги некуда девать, тоже проблема. Личная жизнь не сложилась: Молодые еврейки в свое время расхватали лучших парней в партии.

А худшие — кому нужны? И в результате — одна, хоть и со всеми удобствами. Из близких родственников — только сестра и племянники, особенно Аллочка, похожая на Галину как две капли воды: Галина обожала племянницу и все свое имущество — квартиру в лучшем месте и дачу в лучшем месте — завещала Аллочке. После школы Алла поступила в правильный институт.

Главная дисциплина — марксизм- ленинизм. На теткином примере Аллочка осознала: Правда, не все было ясно. Получалось, что пятилетний план как прокрустово ложе. Можно усечь, а можно растянуть. Экономисты — ученые люди. Они считают и выдают результаты расчетов. А если результаты можно менять, тогда зачем считать? Но по большому счету Аллу интересовали только две позиции: Любовь на фоне богатства.

С любовью складывалось не просто. Алла вымахала выше брата Игоря — метр семьдесят пять. Высокая, длинноногая, плоская, как юноша. Такая внешность войдет в моду через двадцать лет, в восьмидесятые годы. А тогда, в шестидесятых, модной была Мерилин Монро: На танцах в общежитии ее приглашали исключительно иностранные студенты: Других, более качественных иностранцев: Алла не догадывалась, что она очень красивая: Просто ее красота опередила время.

Алла не знала себе цены и очень удивилась, когда в нее влюбились сразу двое: Михайло — вполне симпатичный, но не породистый. Вроде все при нем, но….

Звезд с неба не хватал, однако не дурак. Быстро сориентировался и занял командный пост: Пост невелик, но ведь это только начало.

Эти ребята из глубинки относились к жизни серьезно. Не напивались как свиньи, выбирали правильных девушек. Революция выкосила подлинную интеллигенцию, создала новую — из рабочих и крестьян. Марек — совсем другое дело. Не из глубинки, а из столицы. Варшава — это почти Париж. Он никогда не набрасывался с поцелуями. Но как он смотрел… И какое лицо… Брови высокие, рот немножко детский, как у молодого Янковского.

Но дело не в отдельных чертах, а в музыке лица. Как будто все черты собраны в божественный аккорд. Алла слышала этот аккорд и млела. Она постоянно поворачивала голову в его сторону. Как подсолнух к солнцу, и он чувствовал взгляд. Девственность она потеряла на берегу пруда. Они с Мареком просто начали целоваться и не смогли остановиться. Алла почувствовала мгновенный укол, вскрикнула и с силой оттолкнула любимого руками и ногами.

Он отлетел прямо в пруд. Алла вытащила Марека — дрожащего, ничего не понимающего. Его грубо оттолкнули на самом пике блаженства. Она обнимала его, грела своим телом, могла бы умереть, если бы понадобилось.

Марек, клацая зубами, произнес слова любви. По ее лицу текли слезы счастья, а по ногам капли крови, такие же теплые и соленые, как слезы. То и другое имело вкус морской воды. И становилось очевидно, что человек возник из океана, а не откуда-нибудь еще. И околоплодные воды беременных женщин — это тоже океан. Пусть все узнают о предстоящем серьезном шаге. Любовь — это главная удача жизни, когда двое находят друг друга в толпе, могут ведь и не найти.

Пусть выходит за поляка, уезжает в Варшаву. Но был один человек, который буквально подскочил от ужаса. Он работал в секретном ящике. Это был особый высокопоставленный ящик. Тетка Галина засунула туда племянника с большим трудом. И больше никуда не возьмут. Кто будет кормить моих детей? А ты — ближайшая родственница. Брат действительно встал на колени.

Когда он орал, было легче. В комнату вбежала Люська — жена брата с грудным ребенком на руках. Воткнула ребенка Алле и тоже грохнулась на колени. При этом зарыдала, взвыла, как пожарная сирена.

Грудной ребенок проснулся и поднял крик, широко раззявив крошечный рот. Были видны его голые розовые десны. Даже есть не может, только сосет молоко. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Цвет фона Цвет шрифта. Виктория Токарева Ни с тобой, ни без тебя Но вдруг… Девочка росла страшненькая: Одинаково читается туда и обратно.

Вторая удача — семья: Мой дом — моя крепость. А третья удача — тетка Галина, родная сестра матери. Галина — ровесница века, делала революцию, строила новую жизнь. Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей. Виктория Токарева Ни с тобой, ни без тебя. Ни с тобой, ни без тебя. Так они и ходили, как слепые, ничего не видя вокруг, только друг друга. Вода — два градуса.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress