Народ на войне Софья Федорченко

У нас вы можете скачать книгу Народ на войне Софья Федорченко в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

После гимназии Федорченко поступила на юридический факультет Киевского университета, но его не закончила. В годы Гражданской войны она жила в разных регионах Украины и Южной России.

Федорченко переехала в Москву и стала заниматься профессиональной литературной работой. Была я все время среди солдат, записывала просто, не стесняясь, часто за работой, и во всякую свободную минуту. В большинстве это беседы солдат между собой. Лично мне интересного говорилось меньше, особенно молодыми солдатами. Пожилые солдаты, те чаще рассказывали мне, даже диктовали иногда.

Так я записала некоторые песни про войну, сказки, заговоры, предания: Материал этот записывался на привалах, по дорогам, в вагонах, в лазаретах, часто подслушивался украдкой. На прилагаемые сказки нельзя смотреть как на запись строго научную. Книга Федорченко была высоко оценена критикой и неоднократно переиздавалась в первой половине х гг.

Популярный в то время журналист И. Фрагменты из книги Федорченко использовались другими авторами, писавшими о войне и революции, в том числе и А.

Подобные заимствования можно встретить и в позднейших памятниках советской литературы. Писательница призналась, что на самом деле никаких записей на фронте она не вела и написала первую часть своей книги в Киеве и Москве — по памяти. Между тем до этого признания публикации Федорченко воспринимались большинством читателей как документальные, чуть ли не стенографические записи аутентичных солдатских бесед. Сперва думала писать нечто вроде военного дневника.

Итак, пробовала я разные формы, даже роман. Это бы ло совершенно ужасно. Три дня я перебирала и то и се. Печатала собственноручно, одним пальцем, неистово медленно. И так, только через шесть месяцев, моя первая книга была готова.

Что делать с ней, чтобы ей поверили? Может быть, я просто струсила, не знаю. Но я твердо решила сказать, что все это почти стенографические записи, и отдать книгу эту как не свою. И не было бы никаких эстетских обсуждений, которые меня в то время неистово шокировали.

Это вот приносило мне некоторую боль. Это было в целях моих, может быть. Так как они-то, писатели-то эти, ведь прекрасно знали, что этих песен они не слышали никогда.

Там, в частности, говорилось: Федорченко может допустить, что записи не всегда, быть может, точно передают то, что было услышано Софьей Федорченко, но что Федорченко все это действительно слышала и в меру своих способностей добросовестно зафиксировала, разве можно было в этом сомневаться?.. Всё Софья Федорченко из своего пальчика высосала!

По не лишенному оснований предположению А. Как бы то ни было, скандал сильно повлиял на репутацию Федорченко. Однако Федорченко не оставила литературных занятий и продолжала сочинять прозаические и поэтические произведения, преимущественно — для детей.

Федорченко вновь стала активно печататься. Сами по себе эти сказки не имеют даже отдаленных сюжетных параллелей в восточнославянской сказочной традиции — в лучшем случае можно предположить косвенное и, возможно, опосредованное литературными источниками влияние отдельных сказочных мотивов.

Проводы в армию в пореформенной России. Новое литературное обозрение, Все это заставляет задуматься не о социально-этнографической, а о литературной генеалогии книги Федорченко. На логически не мотивированном, ассоциативном переходе от темы к теме.

Совсем стороной от сюжета, только еще из добросовестности фигурирующего в произведении. Читатель волен самостоятельно решить, какое место книга Федорченко занимает в истории русского и европейского литературного модернизма. Как громом меня та война сшибла. Только что с домом справился — пол настлал, крышу перекрыл, денег кой-как разжился. Вот, думаю, на ноги стану, не хуже людей.

Из авторского предисловия можно было узнать, что Софья Федорченко долго находилась на фронте в качестве сестры милосердия. Все было одинаково ужасно и непоправимо Пребывание на войне, повседневное общение с простыми русскими людьми, одетыми в серые шинели, в самые напряженные и критические моменты их жизни и дало богатейший материал для книги.

Софья Захаровна Федорченко вернулась с фронта в году, затем вновь побывала там в м, но и в последующие годы, работая по оказанию помощи населению, близко соприкасаясь в обстановке войны сначала империалистической, а затем гражданской с разными слоями народных масс — на Украине, в Новороссии, на Северном Кавказе, в Крыму,— она продолжала накапливать впечатления, относящиеся к ее теме.

В году она переезжает в Москву. Ею было написано и издано много десятков книжек для детей. В первой половине х годов ее книга несколько раз переиздавалась то в более расширенном, то в сокращенном виде. В третьем издании, например, книга была разбита на восемь глав с такими названиями: В статьях и рецензиях отмечались многочисленные достоинства книги, и прежде всего ее правдивость. Популярный в то время журналист И. Драгоценно свидетельство, зафиксированное в дневнике Ал.

Разбирая за несколько месяцев до смерти старые журналы, сохранившиеся в его личной библиотеке, он перелистывал выходивший в году под редакцией Г. В журнале участвовали многие признанные литераторы — Б. В своем дневнике поэт записал 7 марта года: Свою рецензию Воронский заканчивал выводом: Для всех, писавших о книге Федорченко, ясны были ее высокие художественные качества.

Столь же высоко расценивали книгу и сами мастера художественного слова. Восторженный отзыв находим в письме М. Я прочитывал ее с упоением. Лидин приводит и слова М.

Соколов-Микитов писал в году: Софья Федорченко - Народ на войне Здесь можно купить "Софья Федорченко - Народ на войне" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Публицистика, издательство Советский писатель, год Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox. Итак, пробовала я разные формы, даже роман. Это бы ло совершенно ужасно.

Три дня я перебирала и то и се. Печатала собственноручно, одним пальцем, неистово медленно. И так, только через шесть месяцев, моя первая книга была готова. Что делать с ней, чтобы ей поверили? Может быть, я просто струсила, не знаю. Но я твердо решила сказать, что все это почти стенографические записи, и отдать книгу эту как не свою. И не было бы никаких эстетских обсуждений, которые меня в то время неистово шокировали.

Это вот приносило мне некоторую боль. Это было в целях моих, может быть. Так как они-то, писатели-то эти, ведь прекрасно знали, что этих песен они не слышали никогда. Там, в частности, говорилось: Федорченко может допустить, что записи не всегда, быть может, точно передают то, что было услышано Софьей Федорченко, но что Федорченко все это действительно слышала и в меру своих способностей добросовестно зафиксировала, разве можно было в этом сомневаться?..

Всё Софья Федорченко из своего пальчика высосала! По не лишенному оснований предположению А. Как бы то ни было, скандал сильно повлиял на репутацию Федорченко. Однако Федорченко не оставила литературных занятий и продолжала сочинять прозаические и поэтические произведения, преимущественно — для детей.

Федорченко вновь стала активно печататься. Сами по себе эти сказки не имеют даже отдаленных сюжетных параллелей в восточнославянской сказочной традиции — в лучшем случае можно предположить косвенное и, возможно, опосредованное литературными источниками влияние отдельных сказочных мотивов. Проводы в армию в пореформенной России. Новое литературное обозрение, Все это заставляет задуматься не о социально-этнографической, а о литературной генеалогии книги Федорченко.

На логически не мотивированном, ассоциативном переходе от темы к теме. Совсем стороной от сюжета, только еще из добросовестности фигурирующего в произведении. Читатель волен самостоятельно решить, какое место книга Федорченко занимает в истории русского и европейского литературного модернизма. Как громом меня та война сшибла. Только что с домом справился — пол настлал, крышу перекрыл, денег кой-как разжился.

Вот, думаю, на ноги стану, не хуже людей. А я так очень даже охотно шел. Домашние меня просто слезами исслезили, а я хоть бы что, стою истуканом да со стыда хмыкаю. А в думке одно: Я шумное житье люблю, разное.

Мне война как раз впору. Загулял я тогда на целую неделю. Сильно с тоски да со страху баловал тогда. Очнулся чуть не на самой позиции только, и так я зажалел, что совсем, почитай, без памяти с прежней своей жизнью распростился. Вернул бы, да поздно.

А теперь-то все ведь иное. Я на войну шел, все обдумал. Спорить не приходится, конечно. Однако я бы и спорить не стал. Один только у нас и случай, что война, от каторжной нашей жизни оторваться. Тут только я и на свет вылез, людей вижу да про себя понять время сыскал. А то еще в м, на Фоминой, пришел к нам дед из Питера. По многим местам ходил хожалым, бывалый мужик. При всей при Европе, на голой на…. Когда я в первый раз в бою был, точно ничего не помнил. А теперь даже во сне вижу все до точки.

Очень не по нутру война-то пришлась. Кабы мне знатье, в чем толк-то, из-за чего народы, такие мирные, передрались. Не иначе как за землю. И того не видать. Нас учить нужно всему. Жизни моей не хватит обучиться. Да и ум-то во мне от возраста заматерел. Не согнешь, разве что скорежишь. Пусть уж детки наши обучаются.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress