Мифопоэтика романной прозы И. С. Шмелева Елена Селютина

У нас вы можете скачать книгу Мифопоэтика романной прозы И. С. Шмелева Елена Селютина в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Очередной приятный приз-сюрприз от приготовительницы детективного компота прилетел. Время от времени я прочитываю какой-нибудь детектив российских женщин-писательниц. После перестройки масса девушек устремилась замуж за рубеж. Муж-иностранец, красивая жизнь, сто Для регистрации на BookMix. Главная Образование и наука Языкознание. Риторика Мифопоэтика романной прозы И. Шмелева Купить в магазинах: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить.

Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Новости книжного мира Сказки на ночь для юных бунтарок. Irina Brutskaya 22 часа 51 минута назад.

Заметка в блоге Спасибо, Farit! Именно они становятся фундаментом, на котором выстраивается новая, глубоко положительная картина мира автора. В зависимости от типа освоения пространства в романах мифологемы Дом, Дорога, Собор играют разную роль.

Факультативны образы Собора и Дороги. Дом и Собор здесь выступают уже мифологемным комплексом, как два понятия, не существующие друг без друга в верной системе ценностей. Собор, таким образом, входит в мифологему Дома, сам при этом являясь мифологемой. Таким образом, в этом произведении формируется мифологемное триединство Дома, Собора и Дороги пути, их связывающего с равноправием всех компонентов. В этом произведении появляется панорамное видение мира, показывающее все его богатство.

Между сакральными пространствами выстраиваются иерархические отношения: Страстной монастырь столп спокойствия в городе сменяет маленькая деревенская церковь, где незыблемым видится Покой в вере. Собор противостоит времени, является идеализированной моделью Вселенной, концентрически располагаясь в ее центре, становится посредником между путями земными и путями небесными, то есть связывает все планы произведения. Ведущим ощущением времени в романной прозе И. Бахтин , проявляющаяся в двух вариантах: Мы полагаем, что попытки осознания собственной идентичности в условиях эмиграции, в которой оказался автор, вызвали к жизни оригинальные образцы поиска точки опоры в хаотических изменениях мира вокруг и аргументации его верности.

Шмелева поиск ведется в рамках христианских канонических и мифологических представлений, и конечная точка поиска изначально задана: Анализ сюжетных и пространственно-временных особенностей романной прозы И.

Шмелева показал, что на протяжении всего эмигрантского периода в творчестве для него была важна установка на доказательность. В произведениях автора ощущаются ноты проповедничества, а вся структура его произведений служит способом аргументации основной мысли: Поэтому автору было очень важно найти адекватную форму для выражения сокровенных мыслей: Шмелева отражает динамику авторских интенций относительно способов донесения истины до адресата читателя.

Шмелева художественный мифологизм связан, прежде всего, с сакрализованными текстами православия религиозная, апокрифическая, житийная традиция , но христианство в идеологии романной прозы И. Шмелева присутствует не только и не столько как доктрина: С одной стороны, герои И. Шмелева хорошо знакомы с доктриной христианства, стремятся следовать ее принципам - особенно хорошо это видно на примере самых молодых персонажей Тоня, Ваня и самых старых няня Синицына, Горкин.

С другой - это уже переосмысленные принципы, отраженные особенностями человеческого мышления и показывающие ту специфическую позицию человека в мире, которую последовательно выводит на первый план автор и которая, безусловно, мифологична. Шмелева можно четко увидеть движение в сторону открытой тенденциозности творчества.

Это Даринька Королева, которая не принадлежит реальной картине мира, а существует в мире предельных понятий, категорий, подчиняя им мир вокруг. Христианство в прозе автора проходит через вторичную мифологизацию, заново творится, для того, чтобы читатель вновь увидел свет привычных понятий, простых истин, пройдя вместе с героями их сложный путь. Наивная философичность высказываний героини у Шмелева предельно семантизируется, стремясь куниверсализации.

Получается, что у Шмелева появление в каждом из романов нового персонажа не говорит о смене субъекта сознания. На наш взгляд, вся проза Шмелева представляет собой одну монолитную сферу сознания, позволяющую выстроить идеологическую парадигму его произведений, выявить особенности мышления персонажей романов. Мифологизированное сознание, которое представлено в романах И. Шмелева, встраивает героев в мир и, тем самым, показывает его принципиальную многолинейность.

Но автору явно было недостаточно построения космоса по архетипическим законам: Поэтому в романной прозе автора выбрана как доминантная форма повествования от первого лица, которой достигается особый эффект достоверности, и, как следствие, движение от грехопадения к преображению видится закономерным и возможным для каждого. В нем желание всеведения, всезнания реализовалось в полной мере. Автор выбирает форму повествования от третьего лица, выступая как аукториальный повествователь, то есть повествователь, находящийся вне мира повествования, но организующий его и предлагающий адресату текста свою интерпретацию событий.

Традиционно такая форма изложения событий характеризуется установкой на вымысел, смоделированность ситуации рассказывания. Но для Шмелева такая установка невозможна идеологически: Именно поэтому роман открывается вступлением от первого лица, демонстрирующим включенность автора в мир изображаемых событий: Но на этом авторское присутствие в тексте от первого лица заканчивается.

Далее голоса обретают главные герои романа: Виктор Алексеевич Вейденгаммер и Дарья Королева, Даринька, а автор начинает выступать одновременно и как объективный наблюдатель, и как всезнающий рассказчик. Решая проблему достоверности, автор-повествователь включает в свое изложение событий высказывания героев романа и текст вновь воспринимается как предельно субъективный. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что доминантная форма повествования, которую выбирает Шмелев для своей романной прозы, -форма от первого лица.

Это напрямую соотносится с задачами, которые автор ставил и пытался решить своим творчеством. Именно субъективность делает его естественным и органичным для идеологии текстов И. Экстатическое состояние способствует прозрению героев, отходу их от грехопадения, что очень важно для Шмелева.

И лишь герои, которые могут пережить экстаз веры, сохраняют себя в системе ценностей, выраженной в произведениях автора. В Заключения подводятся итоги, формулируются выводы, намечаются перспективы исследования. Мы показали, что романная проза И.

Шмелева представляет собой метатекстовую мифопоэтическую систему, обладающую единым внутренним сюжетом, воспроизводящимся на каждом из ее уровней, выраженным единым мотивным с точки зрения сюжета и мифологемным с точки зрения временных и пространственных характеристик комплексами, общим типом повествовательного начала в тексте и выражаемым им мироощущением.

Данное исследование показывает, что выбранный подход перспективен для анализа не только романной прозы И. Шмелева, но и его творчества в целом, его малой прозы разных периодов, публицистики. Это может стать основой дальнейшей работы. О мотиве грехопадения в романном творчестве И. Исторические, культурологические, теоретические и методические подходы: Екатеринбург, марта г.

Сюжетная организация романной прозы И. Материалы международной научно-практической конференции. О субъектной организации романной прозы И. Мифологема Солнца в эпопее И. Архаические схемы мифологического мышления в романе И.

Челябинск, 25 - 26 февраля г.: Мотив пути-дороги и категории движения в романном творчестве И. Челябинск, 21 февраля г.: Об экстатическом характере романной прозы И.

Материалы международной научной конференции октября г. Владимирский государственный педагогический университет, Мифологемная основа пространственно-временных отношений в романной прозе И.

Система мифологем как основа пространственно-временных характеристик картины мира в романе И. Традиционные типы сюжетов в романной прозе И. Шмелева и сотериологический миф как основа ее метасюжета. Литература двадцатого столетия, ставшего совсем недавно веком минувшим, на рубеже тысячелетий явилась предметом пристального внимания многих современных исследователей.

Появилась еще одна возможность взглянуть на литературный процесс дистанцированно, что позволило сделать новые основательные выводы о творчестве совершенно разных писателей, чьи имена этот век представляют. За полтора десятилетия отечественное шмелевоведение сформировалось вполне. Бронской , О. Осмыслению творчества писателя существенно помогают материалы из архивов О. Жантийома-Кутырина, многолетней переписки И.

Ильина, опубликованные в году1. Осьмининой развивается мысль об эволюционном характере творчества И. Философско-эстетическая концепция мира и человека обусловлена в произведениях автора единством двух начал - материального и духовного, бытового и религиозного.

Проблема мировоззрения Шмелева в его отношении к христианству и учению Православной церкви затрагивалась в работах М. Исследованию религиозных мотивов в позднем творчестве И. Шмелева посвящена кандидатская диссертация JI. Зайцевой, где творчество И. Шмелева сопоставляется с религиозными мотивами древнерусской литературы. Поэтика автора, по мысли Зайцевой, основывается на авторитете Святого Писания и Предания. Сопоставление Шмелева с современными ему писателями очерчивает наличие двух парадигм в литературном пространстве - духовной и светской.

Шмелев является автором, оказавшимся на их рубеже: Таяновой творчество писателя исследуется как феномен религиозного типа сознания через выделение религиозной доминанты художественного мышления автора. Исследовательницей представлены параметры религиозного типа художественного сознания: Таянова отмечает, что художественное.

Религиозные мотивы в позднем творчестве И. Шмелева - Автор монографии детально исследует и способы воцерковления художественного творчества, анализирует тенденцию сближения после долгого разрыва светского искусства и православного мировоззрения, пути восстановления ценностного порядка, который лежал в основе средневековой христианской культуры, и порождаемые этими процессами идейно-эстетические трансформации и метаморфозы стиля.

Творчество Ивана Шмелева как феномен религиозного типа сознания в русской литературе первой трети XX века: Духовный реализм в литературе русского зарубежья: Актуальность нашего исследования обусловлена тем, что до сих пор творчество И. В этой области наработано достаточно много, но, между тем, выводы исследователей не исчерпывают специфики творчества автора, на наш взгляд, не сводимого только лишь к православному коду его текстов и религиозному сознанию, в них выраженному.

Национальные архетипы в рассказе И. Он выражен единым мотивным с точки зрения сюжета и мифологемным с точки зрения временных и пространственных характеристик комплексами, общим типом повествовательного начала в тексте и особым мироощущением.

Это объясняется тем, что произведения Шмелева за счет жанровой специфики, идейных установок автора сливаются в метароманную форму, особенности которой и определяют отношения как внутри нее, так и внутри каждой из ее частей.

Ерофеев в исследовании о В. Для Шмелева всегда было важно расставить четкие акценты на возможности человека от греха перейти к гармонии с собой и миром Покою. Лучше всего для реализации такой задачи подходит жанр романа, в котором, по определению В. Цель предполагает постановку и решение ряда конкретных задач: Шмелева, осмыслить его творчество как пример литературного мифологизма; выявить традиционные типы сюжета и их модификацию в романной прозе автора; определить доминантный архетипический тип сюжета и описать базовый мифологический мотивный комплекс, лежащий в его основе; опираясь на выявленный тип метасюжета, объяснить единство творческого мира И.

Шмелева; рассмотреть основные мифологемы романной прозы писателя как основу для формирования пространственно-временных отношений, базу для создания модели мира автора; проследить эволюцию использования основных мифологем в творчестве писателя; найти мифологическую основу мировосприятия в творчестве И. Силантьева о поэтике мотива и сюжета; Ю. Задачи мифопоэтического подхода к литературному произведению были сформулированы еще в семидесятые годы в работе И.

Смирнова, где мифопоэтика воспринималась как область исторической поэтики, воссоздающая тип мифоосвоения мира человеком, то есть те архаические, абстрактно-логические схемы, которые осознанно или бессознательно. Тогда же были сформулированы основные проблемы мифопоэтики в работах Д. Этому предшествовал долгий этап освоения мифа как такового и его различных пониманий в трудах мифокритиков.

Достаточно подробный анализ различных теорий мифа и ритуально-мифологического подхода к литературе содержится в работе Е. Исследованию исторических закономерностей жанров, восходящих к обряду и мифу, посвящены работы А. Большой пласт работ описывает общую теорию мифа и исторические типы культурного мышления, механизмы культуры. О мифопоэтическом начале в лирике А. Изучение психологии бессознательного 3.

Юнг обусловило использование теории архетипов и символов в мифопоэтическом анализе, структурный подход позволил обозначить систему бинарных оппозиций, отражающих представления древнего человека в структуре мифопоэтической модели мира К.

Исследование семантических структур языка и механизмов жанрообразования А. Фрейденберг нашло отражение в концепциях мифопорождения образных систем. Значительным является вклад представителей структурно-семиотического исследования мифа и литературы Р. Процесс реконструкции мифопоэтического пласта текста как метод анализа художественного или фольклорного текста, когда исследователь восстанавливает его мифологическую праоснову, предложил С.

Несмотря на их различие, в целом они не противоречат друг другу, так как их главный принцип -сознательно или бессознательно автор обращается к мифу. Блока, различные типы поэтического сознания выделил Д. Главное в его теории - различение мифологизма: Как художественного приема; 2. Как мироощущения, основанного на неявных ориентациях на мифологические модели бессознательный мифологизм и 3.

При этом исследователь выделяет среди прочих три важных аспекта: Топоров выделяет три типа мифологизма, исходя из принципов реализации мифа в художественном произведении, по типу восприятия мифологизма в индивидуальном художественном творчестве: Внешний мифологизм, основанный на освоении мифологии как культуры А.

Козубовская считает, что в самом общем виде картина присутствия мифа в литературе выглядит так: Мифотворчество, начавшееся с игры традиционными образами, проявляется в создании образов, ситуаций, обретающих характер архетипических; 3.

Неомифологизм XX века предполагает целостное освоение мифа и построение мира как миф, как текст, создание. Таким образом видно, что автором осмысляется сначала категория мифа, а затем то, как она преломляется в соответствии с принципами поэтики этого автора. При этом миф, из. Неомифологизм в русской литературе начала XX века.

Брюсова ; о мифологизации обыденных явлений, стремлении автора объяснить то или иное явление или объект действительности, переводя его в символ, отраженный светом прошлых культур; мифопоэтической интерпретации отдельных символов и мотивов, мифологем пространственных, общекультурных , архетипов.

Для нас в концепции И. Телегин выделяет три уровня связи литературы с мифом: Использование традиционных мифологических сюжетов и образов в виде: Цветаевой в контексте культурной мифологии Серебряного века. Доманский предлагает видеть взаимодействие мифа и литературы следующим образом: В одной из последних работ, посвященных художественному мифологизму, выделяются три основные формы его воплощения: Знание соответствующих текстов обеспечивает контекст адекватного понимания имплицитных мифологических структур произведения ; и мифопоэтический подтекст, образованный бытийными универсалиями и архетипическими схемами сложность его анализа заключается, по мнению исследователя, в том, что входящие в его состав элементы могут не иметь в тексте собственно.

Философско-мифологический роман XX века На матриале русской, узбекской и грузинской литератур: Смыслообразующая роль архетипических значений в литературном тексте: Ее актуализация связана с наличием в произведении эксплицитных или имплицитных мифологических структур.

Уровни структуры текста -сюжетно-композиционный, пространственно-временной, уровень авторского присутствия - таким образом, уподобляются уровням структуры мифа, а значит, его сюжету, времени и т. Независимо от источников и способов трансформации в художественную сферу явлений, связанных с мифологическим компонентом, они ориентированы, по словам Н.

Осиповой, на следующие важнейшие. Художественный мифологизм в прозе о деревне - х годов: Практикум по жанровому анализу литературного произведения. У мифопоэтики как метода исследования есть ряд теоретических понятий, являющихся базовыми для анализа текста. Главными исследователи считают мифологическое мышление, мифопоэтическую модель мира, мифологему, архетип.

В соответствующем месте нашего исследования мы дадим определение этих понятий, а пока ограничимся лишь некоторыми предварительными замечаниями. Основным способом описания семантики в мифопоэтической модели мира является система мифологем и их бинарных оппозиций, которые охватывают структуру пространства, времени, социума и культуры. Шмелева замечательным образом вписалось в творческие искания XX века, показав новые механизмы формирования в литературе знаков-символов прошлых эпох, в том числе и архаических.

Итак, в романной прозе И. Архетипический сюжет сотериологического типа предполагает движение, конечной точкой которого будет явление нравственного преображения героя героев и организация его жизни на основе новых, глубоко выстраданных принципов. Шмелева не только семантические поля, но и формальные признаки. Оно поясняет причины грехопадения и становится необходимым для формирования эстетики и идеологии последующих романных произведений Шмелева.

Но в дальнейшем происходит существенная корректировка наполнения этих понятий: Повторы организуют структуру романа, которая отражает всю ту множественность греховных ситуаций, содержащихся в жизни человека. Проповеднический пафос романа подобного типа требует отрицательного примера, разрушаемого положительным, что является реализацией описанного нами мотивного комплекса. В романной прозе И. Шмелева динамика сюжета предполагает два типа прохождения пространства во времени, и, следовательно, два типа моделирования мира в его произведениях: В этом смысле романы Шмелева делятся на две группы: Все названные произведения имеют в основе своей модели мира устойчивые мифологемы, организующие их временные и пространственные связи: Но в дальнейшем творчестве автора мир организуют три фундаментальных для Шмелева понятия, аккумулирующие в себе, прежде всего, традиционные, архетипические смыслы, реализующиеся в тексте как мифологемы.

На этом этапе пока факультативны мифологемы Собора и Дороги. Таким образом, в этом произведении формируется мифологемное триединство Дома, Собора и Дороги пути, их связывающего , с равноправием этих компонентов.

Собор противостоит времени, является идеализированной моделью Вселенной, концентрически располагаясь в ее центре, становится посредником между путями земными и путями небесными, связывает все планы произведения. Поэтому выбрана как доминантная форма повествования от первого лица, которой достигается особый эффект достоверности, и, как следствие, движение от грехопадения к преображению видится закономерным и возможным для каждого.

Рефлексия над религией, ее мифологизация делает героев Шмелева первооткрывателями, сподвижниками веры, проводниками христианских ценностей, поэтому обоснован особый пафос произведений Шмелева -экстатический пафос от восторга умиления до священного ужаса , ставший ведущим мироощущением его прозы.

И лишь герои, которые могут пережить экстаз веры, сохраняют себя в той системе ценностей, отраженной в произведениях автора. Шмелева в том, что он мифологизирует действительность, делая христианство как религию более актуальным, востребованным, популяризуя истины, заложенные не только в народном сознании, но и в канонических текстах. Наивная философичность высказываний героев у Шмелева предельно семантизируется, стремясь к универсализации.

Таким образом, романная проза И. Шмелева представляет собой единую метатекстовую мифопоэтическую систему, обладающую единым внутренним сюжетом, воспроизводящимся на каждом из ее уровней, выраженным единым мотивным с точки зрения сюжета и мифологемным с точки зрения временных и пространственных характеристик комплексами, общим типом повествовательного начала в тексте и выражаемым им мироощущением.

Категория поэтики в смене литературных эпох Текст. Литературные эпохи и типы художественного сознания. Литература russkogo зарубежья Христианский нравственный идеал и проблема утопического сознания в русской литературе Текст. Поэтика русской литературы начала XX века Текст. Автор и герой в эстетической действительности Текст.

Слово у Достоевского Текст. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике Текст. Вопросы литературы и эстетики. Духи русской революции Текст. Путешествие по православному календарю с Иваном Шмелевым Текст. Репринтное воспроизведение издания Полной популярной Библейской энциклопедии: Шмелева и традиции русского романа Текст.

Концепция личности в автобиографической прозе русского зарубежья 1Л XX века И. Русская идея в автобиографической прозе русского зарубежья: Проблема автора в художественной литературе Текст. О теории художественной речи.

Преломление элементов духовной и материальной культуры в творчестве писателя Текст. Музыка и музыкальная мифология в творчестве русских поэтов первые десятилетия XX века Текст. Жанровая специфика эпопеи И. Библейский контекст в литературе русского зарубежья Текст.

Шмелев в контексте славянской культуры: Трагедия в повседневности Текст. Проблематика и поэтика жанра. Поиск прообразов персонажей повести И. Словарь славянской мифологии Текст. Шмелева духовный роман XX века Текст. Литературный быт русского зарубежья. Смыслообразующая роль архетипических значений в литературном тексте Текст. Образ красоты в повести И. Иван Сергеевич Шмелев Текст. Пути небесные и земные Текст. Русская литература в эмиграции Текст. Цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр Текст.

Издательство Петрозаводского ун-та, Мифопоэтическая традиция в творчестве Ф. Набокова, или В поисках потерянного рая Текст. Поэтика литературы русского зарубежья: Два типа завершения традиции Текст. Категория соборности в русской литературе. Изд-во Петрозаводского ун-та, Литература русского зарубежья как завершение традиции Текст. Шмелева Текст. Отражения в зеркале писем. Категория времени в искусстве и культуре XX века Текст. Мифопоэтический и философско-эстетический аспекты воплощения образа природы в прозе И.

О тьме и просветлении: Лисицы; расшифровка и текстологическая подготовка писем. Лисицы; расшифровка и текстологическая подготовка писем И. Шмелев и духовная культура православия: IX Крымские международные Шмелевские чтения. Шмелев и духовная традиция славянской культуры: Шмелев и литературный процесс накануне XXI века: Шмелев и русская литература XX века: III Крымские Шмелевские чтения.

Тезисы докладов научной конференции. Исповедь земле у Ивана Шмелева Текст. Языки славянской культуры, Сказ в русской литературе. Вопросы теории и истории Текст. Непреложное свидетельство единой России Текст. Образ детства в автобиографической прозе И. На материале европейской литературы первой половины XX века Текст. Топонимика в литературе русского зарубежья Текст. Козубовская - Самара; Барнаул: Поэтика цвета в дилогии И.

Проблемы жанра и стиля в эпопее И. Шмелева периода эмиграции как социокультурный и эстетический феномен Текст. Онтология и поэтика сна Текст. Итоги и перспективы изучения проблемы автора Текст. Художественный мифологизм в прозе о деревне х годов: Мифопоэтическая семантика произведений Ф. Оптина пустынь и русская литература Текст. О религиозно-нравственном отношении к слову у русских поэтов Текст. Православная аскетика и русская литература На пути к Оптиной Текст.

Этюды по теории литературы Текст. Литература в системе культуры: Теоретическая модель жанра Текст. Практикум по жанровому анализу художественного произведения. Большая Российская энциклопедия, Философия, мифология, культура Текст. Биография живое лицо Текст. О метаязыке типологических описаний культуры Текст. О мифологическом коде сюжетных текстов Текст.

Символ в системе культуры Текст. Сюжетное пространство русского романа XIX столетия Текст. В школе поэтического слова: Художественное пространство в прозе Гоголя Текст. Литература и мифология Текст.

Ученые записки Тартусского государственного университета. Литература и мифы Текст. Миф имя - культура Текст. К проблеме воцерковленного героя.

Достоевский, Зайцев, Шмелев Текст. О прототипах последнего романа Шмелева Текст. Оптинские источники романа И.

Православное монашество в творчестве и судьбе И. Светильник веры и благочестия Текст. Интерпретация литературных произведений в свете теории архетипов Карла Юнга Текст. Радостность как одна из основ мировосприятия героев И. Семантика световых образов в ранней прозе И.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress