Метро 2033. Белый барс Тагир Киреев

У нас вы можете скачать книгу Метро 2033. Белый барс Тагир Киреев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Виной всем этим отключкам был султан и его люди. С самого первого до самого последнего момента…. Это была Площадь Тукая. Изумрудный мрамор в столбах, ромбовидные потолки, а также застывшие в каменных портретах на стенах сюжеты историй и сказок. Как его дотащили сюда, он не помнил. Сами тукаевцы, их было человек двадцать, стояли сейчас на коленях, со завязанными сзади руками, окружив человека в золотой маске, зачитывавшего суры из Корана.

Тагир сразу узнал того, кто под ней скрывался. Участь Тагира отличалось от тукаевцев только тем, что он сидел у столба, за спиной султана. В остальном он находился в таком же положении — на коленях и связанный, став свидетелем необычной расправы. Ибо Конец Света и сопровождающее его землетрясение — это великое событие.

В тот день, когда вы его увидите, кормящая мать забудет о своем младенце, беременная женщина освободится от своего бремени. Люди будут выглядеть как пьяные. А на самом деле они вовсе не пьяны. И это будет от того, что наказание Аллаха будет страшным.

Человек, который стоял на коленях перед султаном, поднял на него глаза. Тагир не видел в этих глазах ни страха, ни отчаяния. Он не боялся смерти. Пуля пронзила живот жителя станции, а султан подошел к следующему и перевернул страницу. Старец, который сидел на коленях улыбнулся. В его глазах тоже не было страха, поскольку знал он, что закончились его мучения и впереди ждет вечная жизнь. Пуля поразила старца в сердце. Тагир зажмурился уже во второй раз, еле сдерживаясь от истерического крика.

В тот день человек скажет: Нет для тебя в тот день спасения, кроме как у Господа твоего, который решит: Самые худшие из людей те, кто доживет до начала Конца света! За этими словами последовала череда выстрелов, которые и уложили около десятка тукаевцев в один ряд. Когда последнее тело рухнуло замертво, султан тяжело задышал. Он скрыл пистолет под мантией и повернулся к Тагиру.

И как же ты умудрился закопаться так глубоко, улым? Должен признать, ты основательно пошатнул все мои планы. Но теперь все в порядке. Твои друзья скоро будут у меня. Да и воды, которую мы практически нашли благодаря тебе, на всех может не хватить. Поэтому я предпочитаю раз в несколько лет устраивать так называемую чистку. Старики, мутанты, инвалиды, больные — кому они нужны? Лишние рты в нашем Султанате.

Я не верю, будто они на что-то способны. Так же, как я и не верю теперь в то, что ты еще на что-то можешь сгодиться. Именно поэтому ты сидишь связанный тут, а не ухаживаешь за своей дочерью…. Должен сказать, я удивлен, что ты оставил его в живых.

Огонь его, конечно, малость покусал, но он справится. Он у меня сильный. Даже от родителей отказался, ради меня. Поэтому, я не люблю, когда кто-то обижает моего племянника. Так, принесите-ка мне колбу…. Один из яланганов вытянул перед султаном руку и передал ему маленький пузырек с темной жидкостью внутри. Султан открыл его и скривился, как только учуял мерзкий запах.

Он быстро подошел к Тагиру и насильно влил ему часть содержимого. Зажав Тагиру нос и губы, он подождал, пока тот проглотит жидкость, а затем отпустил. Хотя, такой человек, как ты, мог бы сделать отличную карьеру в моей армии. И кто знает, вдруг бы твоя дочь осталась жива? Кто о ней позаботится? Я не из тех дураков, кто оставляет своих врагов в живых. Тагир почувствовал, как его руки ослаблено рухнули на холодный пол. Однако яд все еще распространялся по телу, убивая его настолько медленно, что за это время он сознательно проводил людей султана своим взглядом.

Вытащите его вместе с остальными. Разлагающейся падали нам здесь только не хватало. Почти бездыханное тело мужчины лежало среди горы серых, невзрачных, промерзших изнутри из-за отсутствия в них жизни трупов. Голова маленькой девочки аккуратно нависла над лицом мужчины, пока она пыталась приноровиться к месту и поудобнее устроиться на человеческих останках. Белый зверь степенно переводил взгляд то на девочку, то на мужчину.

После какого-то неосторожного рыка Латики, он приблизился мордой к лицу Тагира и зарычал, а Латика зашипела на него! Латика аккуратно встала на ноги, почесала его за ухом и взглянула на Тагира, который все еще был без сознания. Зверь мордой задрал футболку мужчины, а потом и вовсе сорвал ее.

Он уложил тряпье у лап своих сородичей, и те сразу же начали принюхиваться к нему. Сам же зверь снова вернулся к Латике и долго смотрел на нее, словно пытался понять, чего та хотела. Фыркнув то ли в согласии, то ли выражая недовольство, зверь сморщил морду и вцепился клыками в руку Тагира.

Через некоторое время он вынул клыки из руки мужчины, кивнул и без лишних церемоний кинулся прочь от человеческой могилы. Остальные поднялись со своих мест, издавая неодобрительные рыки. Один за другим они исчезали так же быстро, как и появились. Лица тысячи трупов до сих пор выстраивались рядами в один чудовищный коллаж, вспышками памяти возникая в пьяном сознании.

Изрядно заправившись алкогольной смесью, Тагир брел по незнакомой улице, ожидая пока кто-нибудь не нападет на него…. Знакомые буквы плавали по области зрения, но никак не могли собраться в одну кучу. Я знаю, где я иик!.. Даже до кладбища меня донести не смогли! Старые обветшалые кирпичные строения сопровождали его в течении всего этого путешествия от горы трупов, в которой он очнулся, до нынешней точки дислокации, на которой он стоял, пошатываясь, и справляя нужду.

Улица Меховщиков прямой дорогой вела его в сторону кладбища. И конечно, это был выбор не трезвого Тагира, но Тагира пьяного, разум которого мог окончательно слететь с катушек в тот момент, когда он очнулся, если бы не алкоголь. Шум воды нашептывал плавную мелодию, касаясь слуха приходившего в себя Тагира.

Кто-то или что-то поблизости смачно жевывал. Оба этих звука гармонично сливались друг в друге, пока один не стал вызывать вопросы в сознании, а другой — страх в глубине души. Когда Тагир открыл глаза перед ним предстало серое дождливое небо. И хотя дождя как такового не было, лежать на улице было как-то мерзко и неприятно. Да еще и неудобно…. Упершись руками в свою подстилку, Тагир долго не мог понять, на чем он лежит.

Нащупав пальцами какой-то странный материал, он потянул его на себя, но тот не поддался. Продолжив шарить руками, он коснулся чего-то холодного и скользкого, чего-то… человеческого…. Его вывернуло на чье-то женское лицо, а когда он увидел его, Тагира вывернуло еще раз. Пытаясь сбежать от этого зловония, пастух пытался встать, но и без того ватные ноги постоянно утопали в чьих-то телах.

Потеряв равновесие, он рухнул в кучу и снова попытался подняться, упираясь руками в сломанные ноги, истерзанные лица и простреленные животы. Часть пальцев то и дело норовила угодить в чьи-то раны, ныряя в грязную кровавую жижу. Ногами Тагир продолжал буксовать по телам, пока не заметил, что кто-то, помимо всего прочего, пристально наблюдал за ним….

Подняв свой взгляд чуть выше макушки трупной горы, Тагир только сейчас понял, в какой страшной ловушке он оказался. Десятки голодных взглядов уставились прямо на него — он был как вишенка в этом мертвом, зловонном торте.

Вишенка, которую почему-то пока никто не спешил распробовать. Тагир очень медленно пятился, пытаясь разглядеть за собой хоть какие-то пути к отступлению, но ни одна лапа ни одного существа так и не двигалась в его сторону. Заприметив скрытую между телами сумку, Тагир на копчике перебирался ближе к земле, по которой он смог бы хотя бы бежать, зацепив по пути и то, что могло его спасти.

Положив руку на спортивную сумку, он резко дернулся с места, однако, запутавшаяся в чьих-то длинных волосах нога заставила кубарем съехал к земле, которую пастух сразу же почувствовал своим лицом.

Самым удивительным было то, что ни одно животное в стае так и не шелохнулось. Впрочем, задаваться вопросами было не самое подходящее время, поэтому Тагир встал и медленно двинулся в сторону, постепенно переходя на шаг, а затем и на бег, с поразительной частотой оглядываясь на целую гору трупов, так внезапно выросшей на берегу реки недалеко от парка Молодоженов.

Минуя парк и скрывшись в одном из зданий, Тагир изучил найденную сумку на предмет полезных вещей и обнаружил там… бутылку водки и несколько медовых кристаллов. Что это было — подарок судьбы или издевательство яланганов, Тагир не знал. Но быстро приложился губами к горлышку и, сделав несколько больших глотков, закинул в рот часть имеющихся медовых кристаллов. Выпитый на голодный желудок крепкий алкоголь быстро ударил в голову. Тупая пьяная улыбка тут же расплылась по лицу Тагира, и все основные вопросы как-то быстро отошли на второй план.

Пастух выбирал путь достаточно спонтанно — от дерева к дереву, от дома к дому, от забора к забору, пока алкоголь окончательно не разжижил рассудок и не заставил его опуститься на землю. И почувствовал, как черные, долго скрывавшиеся глубоко внутри мысли потекли наружу…. Эта история с самого начала дурно пахла и вот теперь я — вонючий, голодный, почти мертвый, да к тому же еще и бухой, валяюсь на холодной земле, пропитанной радиацией, вместо того чтобы быть со своей дочерью и заботиться о ней… А… все одна фигня… Все мы ум… рем!

Сначала я, потом дочь. Чуть позже Хан… Эжени… Интересно, а они еще не живы? Интересно ему… Как говорил мой дед, интересно кошки дрищут: Кто сильнее… нет, кто умнее, тот и выживает… Ну и черт с ними! Говорят, что души уже ничего не чувствуют! Ни боли, пронизывающей насквозь, ни страха, ни обиды. Вот и я сейчас… напился и забылся… И мне все абсолютно безразлично! Моя доченька… Моя бедная, маленькая доченька. Почему же тебе достался такой тупой и безответственный отец?

Только я в том виноват? Неееет… Ты тоже виновата! Зачем ты ушла от нас? Разве ты не знала, что без тебя я не справлюсь? Разве ты не знала? Что без тебя я умру? Так что, не только я в этом виноват, понятно? Ты тоже виноват, слышишь меня? И все в твоих руках, слышишь? Какую кнопку тут нажать, чтоб к тебе подняться?

Или, может, мне вниз? Так ты скажи, я мигом! Кто это в моей голове?.. Что, надпись на лбу не видели? Тагир чувствовал своей ударяющейся о камни головой, что кто-то тащит его за ноги.

Плюс, адские, раскалывающие удары по голове не могли не давать о себе знать. Он почувствовал, как его ноги, а затем и тело погрузились в воду и та накрыла его с головой… Бодрящая, холодная. Она колола своей свежестью разодранные участки тела и придавала энергии. И голова постепенно прекращала гудеть, пока воздух не закончился и из глубин не пришлось вынырнуть….

Тагир сделал глубокий вдох и огляделся по сторонам. Вокруг никого не было, но берег был знаком. Он снова окунулся в воду. Окунувшись в третий раз и вновь убедившись, что вокруг никого не было, Тагир вылез на берег.

Ощущения были странными — сам он до воды вряд ли добрался, но тогда кто ему помог? Как только головная боль немного отступила, тут же появился другой недуг — голод. Нужно было срочно что-нибудь съесть.

Тагир пошарил по одежде в поисках еды, но ничего не нашел. Похмелье от выпитой бутылки водки, тем не менее, проходить не торопилось. Поэтому прежде чем покинуть берег, Тагир еще раз окунулся в ледяную воду. Вынырнув в очередной раз, он заметил, что за ним пристально наблюдает маленькая мордашка…. Он подбежал к девочке и крепко обнял ее. Это был первый радостный момент за последние несколько суток кромешного ада.

Но девочка, как всегда, не отвечала, она лишь молча смотрела на знакомого ей мужчину и улыбалась, пытаясь время от времени лизнуть его счастливое лицо.

Будем надеяться, что гарибы еще живы и не пустят меня на шашлыки. Мужчина отпустил девочку на землю и быстро зашагал вдоль берега, но та и не думала двигаться с места. Ты боишься тех, кто в лесу? Но я же рядом! Не успел Тагир сделать и шага, как из-за деревьев степенно вышел белый зверь. Он шел спокойно, уверенно и, остановившись рядом с Латикой, аккуратно улегся у ее ног. Девочка ничего не ответила, она только стояла и продолжала мило улыбаться.

Следом за белым зверем из чащи стали появляться его сородичи. Правильным строем они располагались в лежачем положении вокруг Латики и рядом друг с другом…. Его кристально-белый пушистый мех с королевским благородством развивался на ветру.

Грациозный хищник серо-голубым ледяным взглядом смотрел прямо на Тагира. Обозначив свое главенствующее положение грозным рыком, зверь остановился напротив человека и застыл.

Тагир не мог поверить своим глазам. Несмотря на стройный ряд клыков, заполонивший пасть барса-мутанта, чувства опасности он не вызывал. Своим пытливым взглядом он словно пытался наладить контакт и объяснить — он не враг, он друг….

Внезапно Тагира окутала волна теплых эмоций, словно чьи-то чувства и переживания пытались извне проникнуть в его душу. Склонив голову набок, белый барс словно хотел почувствовать, понимает ли его человек? Будто аккуратно касаясь мыслей пастуха своими, барс пытался что-то ему рассказать… показать….

Странной проекцией в голове Тагира стали возникать кусочки образов, которые он ни видеть, ни вспоминать не мог. А значит, он видел сейчас то, свидетелем чего он никогда не был… Чужие воспоминания поглотили его разум и раскрылись во всей своей фантастичности и четкости.

В серебряном отражении круговыми движениями расплывалась улыбка хана Хафиза. Он был на седьмом небе от счастья и с упоением разносил пиалы с чистой водой своим гостям. Преподнеся последнюю пиалу Наилю, своему мамусилю, Хан Хафиз улыбнулся:. Даже столь ответственное возложение миссии на плечи вашей маленькой дочери не пугает меня.

С таким отношением к вам и к ней, эти люди сделают все, чтобы она стала достойным хранителем. Оставив советника, хан Хафиз развернулся и отправился к постаменту, на котором сейчас мирно посапывала его дочь.

Когда он подошел к своей жене и приобнял ее, Рифкат, хранитель покоев хана, задался вопросом, который беспокоил не только его:. Хан и его жена переглянулись и улыбнулись друг другу, после чего правитель гарибов ответил:. Словно услышав, что разговаривают о ней, маленькая девочка подала голос, произнеся на языке ангелов то, что было понятно только ей.

Хафиз тут же взял ее на руки и прижал к себе. Там ей будет спокойнее, а нам еще предстоит завершить несколько дел. Да скажи Айрату, что он лично будет отвечать за их безопасность! Хафиз Мансурович потянулся к своей шее и снял с нее кристалл с изображением волны, вытесненной в камне.

Сотни писаний навели меня на то, благодаря чему только моя дочь сможет поставить окончательную точку в его активации. Со временем я объясню именно ей его предназначение. Сейчас же это останется в тайне, известной только мне….

Поэтому давайте теперь приступим к стандартной процедуре…. Хафиз кивнул и повесил амулет на шею ребенку. Жена хана забрала девочку, и Наиль сопроводил их к выходу из пещеры. Сам же правитель гарибов снял свои узорчатые сапоги и, завернув штаны до колен, спустился в источник, разливающийся по подземелью.

Чтобы источник продолжал работу, необходимо активировать его раз в два года. Воистину технологии, оставленные нашими отцами, поражают меня до сих пор. И я хочу, чтобы вы стали частью этого обряда. Сначала он омывал мужчине лицо, изувеченное до неузнаваемости: Затем выжимал небольшие струйки воды из махровой тряпки, чтобы те аккуратно стекли по шее, потому что прикоснуться к ней не представлялось никакой возможности — изувеченный сразу же испытывал острую боль, после чего переходил на плечи и грудь.

Не боясь испачкаться, аккуратно протирал руки и мыл каждую кисть, чтобы инфекция не попала в глаза, когда изувеченный касался пальцами своего лица. Затем живот и все, что ниже. Когда дело доходило до ног, лекарь менял воду, споласкивал махровую тряпку и брался за них. Особенно тяжело давалось омовение ступней — пальцы ног были словно выкручены, выдернуты и переломаны, и от каждого прикосновения изувеченный сжимал зубы, преодолевая боль.

Когда омовение заканчивалось, лекарь выносил грязную воду из юрты, а затем умытый и переодетый в чистое возвращался с небольшим молитвенным ковриком, намазлыком, стелил его по направлению в сторону Мекки, где, как он надеялся, все еще была расположена Кааба[2], и долго молился.

Истинное восхваление принадлежит только Аллаху, Господу миров, милость Которого вечна и безгранична, Владыке Судного Дня. Тебе поклоняемся и у Тебя просим помощи.

Направь нас на правильный путь. Путь тех, которым он был дарован. Не тех, на которых Ты разгневался, и не тех, которые сошли с него. Обычно в это время, слушая молитву, изувеченный засыпал, но в этот раз стоило лекарю закончить молиться, он спросил:.

Загляни, посмотри — есть ли там душа? И, раз уж ты жив , неужели ты не хочешь вспомнить, кто ты и что с тобой стало? Лекарь поднялся с кровати, оттянул ткань, закрепленную над основанием входа, и вышел из юрты. В раскрывшейся щели изувеченный разглядел незнакомые очертания поселения и даже услышал птичью трель, но стоило ткани вернуться в основное положение, он тут же о них забыл.

Теперь его взгляд цеплялся за все, что казалось ему приятным, красивым, что отвлекало от нескончаемой и занудной боли. Затем выжимал небольшие струйки воды из махровой тряпки, чтобы те аккуратно стекли по шее, потому что прикоснуться к ней не представлялось никакой возможности — изувеченный сразу же испытывал острую боль, после чего переходил на плечи и грудь. Не боясь испачкаться, аккуратно протирал руки и мыл каждую кисть, чтобы инфекция не попала в глаза, когда изувеченный касался пальцами своего лица.

Затем живот и все, что ниже. Когда дело доходило до ног, лекарь менял воду, споласкивал махровую тряпку и брался за них. Особенно тяжело давалось омовение ступней — пальцы ног были словно выкручены, выдернуты и переломаны, и от каждого прикосновения изувеченный сжимал зубы, преодолевая боль. Когда омовение заканчивалось, лекарь выносил грязную воду из юрты, а затем умытый и переодетый в чистое возвращался с небольшим молитвенным ковриком, намазлыком, стелил его по направлению в сторону Мекки, где, как он надеялся, все еще была расположена Кааба [2] , и долго молился.

Истинное восхваление принадлежит только Аллаху, Господу миров, милость Которого вечна и безгранична, Владыке Судного Дня. Тебе поклоняемся и у Тебя просим помощи. Направь нас на правильный путь. Путь тех, которым он был дарован. Не тех, на которых Ты разгневался, и не тех, которые сошли с него. Обычно в это время, слушая молитву, изувеченный засыпал, но в этот раз стоило лекарю закончить молиться, он спросил:. Загляни, посмотри — есть ли там душа? И, раз уж ты жив , неужели ты не хочешь вспомнить, кто ты и что с тобой стало?

Лекарь поднялся с кровати, оттянул ткань, закрепленную над основанием входа, и вышел из юрты. В раскрывшейся щели изувеченный разглядел незнакомые очертания поселения и даже услышал птичью трель, но стоило ткани вернуться в основное положение, он тут же о них забыл.

Теперь его взгляд цеплялся за все, что казалось ему приятным, красивым, что отвлекало от нескончаемой и занудной боли. Изнутри юрту затягивали выцветшие ковры, но они были малоинтересны.

В этот раз он застопорился на покрывале.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress