Ловите голубиную почту... Письма (1940-1990 гг.) Василий Аксенов

У нас вы можете скачать книгу Ловите голубиную почту... Письма (1940-1990 гг.) Василий Аксенов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В книге использованы фотографии из семейного архива В. Аксеновой ФТМ , В. Есипова, а также работы B. Благодарим также Эллендею Проффер-Тисли за разрешение на публикацию фотографий из ее личного архива. Издательство и составитель благодарят всех авторов писем и их наследников за разрешение на публикацию, а также А.

Муравьеву за помощь в подготовке книги. Настоящая книга посвящена эпистолярному наследию Василия Аксенова, сохранившемуся в американском архиве писателя. Письма зрелого Аксенова, написанные со свойственными ему литературным блеском и абсолютной внутренней свободой, составляют неотъемлемую часть его творчества. Вместе с аксеновскими письмами в книге публикуются письма его корреспондентов, хранящиеся в том же архиве.

Собранные вместе, они и составили книгу, которую вы сейчас держите в руках. Переписка охватывает период времени от конца сороковых до начала девяностых годов прошлого века. Открывается книга письмами отбывших лагерные сроки родителей — Евгении Семеновны Гинзбург и Павла Васильевича Аксенова — к своему юному отпрыску. О значимости этих писем для Василия Аксенова свидетельствует тот факт, что они всегда были с ним.

И при отъезде в эмиграцию он взял их с собой. Потому они и оказались в его американском архиве. Вообще, эта переписка весьма обширна и при этом в большей своей части носит слишком частный характер.

Письма Василия Аксенова этого времени не сохранились. Столь же объемна идущая следом переписка Василия Аксенова с Евгенией Гинзбург, продолжавшаяся с конца пятидесятых до середины семидесятых годов. Ведь он был лидером группы писателей и поэтов, осмелившихся издать в двенадцати экземплярах! Со стороны литературного начальства последовали репрессии: В ответ на это Василий Аксенов одновременно с Инной Лиснянской и Семеном Липкиным сам вышел из Союза и тем самым вступил в открытую конфронтацию с властями.

Печататься на родине он больше не мог, нужно было уезжать. К счастью, супруги не пострадали — спасло водительское мастерство Аксенова…. Официально Аксенов выехал из страны для чтения лекций по русской литературе в иностранных университетах, однако через несколько месяцев после отъезда его лишили советского гражданства была в то время такая мера наказания непослушных граждан! Важнейшая часть эпистолярного наследия Василия Аксенова представлена в третьем разделе книги, это его переписка в годы эмиграции — с Беллой Ахмадулиной и Борисом Мессерером, оставшимися на родине, в ней также принимала участие жена Аксенова Майя.

Переписка велась через корреспондентов американских газет или американских дипломатов, в основном через культурного атташе посольства США в Москве Пика Литтела и его жену Би Гей, а затем через сменившего его на этом посту летом го Рэя Бенсона и его жену Ширли. Другой возможности для переписки не было, потому что письма советских граждан в США, посылаемые по почте, перлюстрировались, шли долго до двух месяцев , а до таких адресатов, как Василий Аксенов, просто не доходили.

Связующим звеном между этой перепиской и следующим разделом служат извлечения из записок Майи Аксеновой, относящиеся к осени года и сделанные в Анн-Арборе штат Мичиган, США. Особо выделены в книге два письма Василия Аксенова к Иосифу Бродскому от 29 ноября го и 7 ноября года. Весьма уместно было бы поместить перед ними два письма Бродского, которые сохранились в аксеновском архиве.

Но разрешения на их публикацию не удалось получить от правопреемников поэта. Письмо Бродского от 28 апреля года написано в самом начале эмигрантского периода его жизни. Письмо еще вполне дружественное, о чем можно судить по его начальным строкам: Письмо содержит интересные размышления Бродского о творческом потенциале старого друга, каким он ему представляется.

В частности, он пишет Аксенову: Иосиф Бродский за это время стал в США уже достаточно влиятельным человеком во всем, что связано было с публикацией книг на русском языке, своего рода экспертом по русской литературе. Этой теме, собственно, и посвящено первое письмо Аксенова. Оно тоже еще достаточно дружеское, аксеновская интонация вполне снисходительна по отношению к более молодому литературному коллеге, но в нем уже есть следы с усилием сдерживаемой обиды.

Позднее, когда Аксенов тоже окажется в эмиграции, все это приведет к полному разрыву отношений между ними. Этот разрыв предельно четко обозначен во втором письме Василия Аксенова, которое является ответом на письмо Иосифа Бродского от 28 октября года.

В следующем разделе представлена переписка, связанная с калифорнийской конференцией по русской литературе в мае года. Подготовка к ней выявила глубокие противоречия между разными группами писателей-эмигрантов из России. Показательны в этом смысле письма Владимира Максимова из Парижа, в которых он, ища в лице Василия Аксенова союзника, высказывает претензии и упреки своим литературным противникам. Подобные же письма, с укоризнами и упреками, получал из Парижа Сергей Довлатов от Владимира Марамзина.

В связи с этим Аксенов 26 апреля года в характерном для него ироническом тоне пишет Довлатову: В них друзья делятся с Аксеновым литературными, политическими и прочими новостями об отечестве. В ответ на это Василий Аксенов одновременно с Инной Лиснянской и Семеном Липкиным сам вышел из Союза и тем самым вступил в открытую конфронтацию с властями. Печататься на родине он больше не мог, нужно было уезжать. К счастью, супруги не пострадали — спасло водительское мастерство Аксенова….

Официально Аксенов выехал из страны для чтения лекций по русской литературе в иностранных университетах, однако через несколько месяцев после отъезда его лишили советского гражданства была в то время такая мера наказания непослушных граждан!

Важнейшая часть эпистолярного наследия Василия Аксенова представлена в третьем разделе книги, это его переписка в годы эмиграции — с Беллой Ахмадулиной и Борисом Мессерером, оставшимися на родине, в ней также принимала участие жена Аксенова Майя. Переписка велась через корреспондентов американских газет или американских дипломатов, в основном через культурного атташе посольства США в Москве Пика Литтела и его жену Би Гей, а затем через сменившего его на этом посту летом го Рэя Бенсона и его жену Ширли.

Другой возможности для переписки не было, потому что письма советских граждан в США, посылаемые по почте, перлюстрировались, шли долго до двух месяцев , а до таких адресатов, как Василий Аксенов, просто не доходили. Связующим звеном между этой перепиской и следующим разделом служат извлечения из записок Майи Аксеновой, относящиеся к осени года и сделанные в Анн-Арборе штат Мичиган, США.

Особо выделены в книге два письма Василия Аксенова к Иосифу Бродскому от 29 ноября го и 7 ноября года. Весьма уместно было бы поместить перед ними два письма Бродского, которые сохранились в аксеновском архиве. Но разрешения на их публикацию не удалось получить от правопреемников поэта.

Письмо Бродского от 28 апреля года написано в самом начале эмигрантского периода его жизни. Письмо еще вполне дружественное, о чем можно судить по его начальным строкам: Письмо содержит интересные размышления Бродского о творческом потенциале старого друга, каким он ему представляется.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress