Логика естественных рассуждений Б. А. Кулик

У нас вы можете скачать книгу Логика естественных рассуждений Б. А. Кулик в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Единственное средство улучшить наши умозаключения состоит в том, чтобы сделать их столь же наглядными, как и у математиков, - такими, что их ошибочность можно было бы увидеть глазами, и если между людьми возникают разногласия, достаточно было бы только сказать "Вычислим!

Первый вопрос, который, по-видимому, приходит в голову при встрече с термином "естественная логика" это:. Что такое естественная логика и чем она отличается от других неестественных? Если отвечать кратко, то ответ таков. Основная особенность естественной логики заключается в том, что естественная логика тесно связана с рассуждениями на естественным языке, которые часто используются в нашей повседневной практике. И поэтому слова Джона Локка о языке, которые приведены в качестве эпиграфа к данному сайту, имеют к ней самое непосредственное отношение.

И в то же время естественная логика тесно связана с математикой см. Эта точка зрения здесь сформулирована в виде нескольких простых тезисов. Но их простота и кажущая очевидность - обманчивы. Дело в том, что по каждому из этих тезисов многие современные профессионалы логики приведут немало возражений. И в силу этого данные тезисы и некоторые другие материалы этого сайта могут стать предметом дискуссии о современных весьма непростых проблемах логики и перспективах ее развития.

Естественная логика должна быть тесно связана с естественным языком, то есть ее формальные структурные компоненты должны соответствовать синтаксическим особенностям предложений естественного языка. В рассуждениях и обоснованиях в качестве посылок, следствий и гипотез часто используются предложения, которые по форме соответствуют суждениям. Поэтому в естественной логике в качестве основы принимаются рассуждения, состоящие из произвольной совокупности суждений.

Сейчас придумано неимоверное количество логик. Так сказать, своеобразный взрыв логического творчества. Творчество такого рода вполне уместно, например, в изобразительном искусстве или в литературе и поэзии. Там есть множество различных направлений, например, "акмеизм", "символизм", "экзистенциализм", "постмодерн", "андерграунд" и т.

Каждый может выбирать по своему вкусу. Но уместно ли это в основаниях логики? Тем более, что сейчас общее число изобретенных логик значительно превысило число направлений в всех видах искусства. Пора бы и остановиться. Но дело не только в этом.

Помимо традиционной Аристотелевской силлогистики существует еще математическая логика, которая по всеобщему признанию также относятся к классической логике. Математическая логика вполне оправдывает свое существование хотя бы тем, что на ее основе построена программно-аппаратная база современных компьютеров. Но кроме этого разработано еще очень много неклассических логик многозначная, вероятностная, паранепротиворечивая, модальная, временная, и т.

Мне кажется, что на этом "неклассическом" пути произошел некоторый перекос, в результате которого первоначальный смысл логики как науки о правильных формах и методах мышления оказался утраченным. Естественная логика не вступает в противоречия с основными законами классической логики. К основным законам классической логики относятся, в частности, следующие три.

Это закон двойного отрицания не-не-A равно A , закон непротиворечия A и не-A несовместимы для любого A и закон исключенного третьего для двух ситуаций A или не-A допустима лишь одна из них - третьего не дано. В неклассических логиках эти и некоторые другие законы классической логики не считаются незыблемыми. Например, изобретены неклассические логики, у которых нарушается закон исключенного третьего. По сути это означает, что у A имеется два или более разных отрицаний.

Думаю, что здесь можно найти более конструктивный выход из положения. Просто при моделировании ситуаций с многими так называемыми "отрицаниями" нужно не менять установившееся значение термина отрицание во многих ситуациях оно просто необходимо именно в таком классическом варианте , но для многовариантных "конфликтных" ситуаций ввести другой термин например, альтернатива и четко сформулировать необходимые и достаточные условия альтернатив. А "отрицание" пусть останется таким, каким оно было в классической логике.

Но в неклассической логике, отказываясь от такого подхода, идут по пути наименьшего сопротивления и по сути искажают смысл логики. К тому же при таком подходе строгий логический термин отрицание превращается в некую метафору или, точнее, в термин с ускользающим смыслом. Что-то вроде улыбки Чеширского кота. Такие "штучки" уместны во многих случаях, но, как мне кажется, вовсе не в основополагающих терминах логики. Инструмент анализа многих языковых явлений в том числе и метафор должен быть на порядок строже и четче, чем само анализируемое явление.

В основе естественной логики должна лежать определенная и соответствующая задачам логики математическая система. Когда речь идет о соотношении логики и математики, то многим представляется, что эта проблема сродни проблеме курицы и яйца. Математика основана на логике, а логика - на математике, и кажется, что из этого круга невозможно выскочить. Но так мы далеко не продвинемся. Разработка математических оснований логики была и остается одной из самых насущных ее проблем. Для математической логики и многочисленных неклассических логик такая общая математическая система имеется.

Сейчас она не имеет общепринятого названия, но всем специалистам будет понятно, если я скажу, что в данном случае имеется в виду современная теория формальных языков. Между ними, разумеется, имеются различия, но поскольку они недостаточно четко сформулированы и не во всех случаях однозначно определяются, то мы можем здесь не вдаваться в эти теоретические подробности, хотя в других случаях выяснение отношений между ними вполне уместно. Обозначим этот математический аппарат аббревиатурой ТФС.

На мой взгляд, одной из отрицательных сторон ТФС является то, что с точки зрения постановки и решения специфических для логики задач она оказывается слишком общей, поскольку в ее рамках можно не только определять разнообразные логические системы, но и системы, которые к логике никакого отношения не имеют.

Это, разумеется, интересно, но не совсем понятно, какое отношение к логике имеет эта нехитрая игра с ничего не значащими "словами"? С логикой эту игру можно связать только с помощью терминологической натяжки: Но среди многочисленных никому ненужных "языков" такого рода встречаются интересные системы. На основе ТФС разработаны теория автоматов и теория языков программирования. С помощью ТФС можно также сформулировать аксиомы и правила вывода для таких важных разделов математической логики, как исчисление высказываний и исчисление предикатов.

Эти системы оказываются довольно сложными для понимания, но вполне приемлемыми. Однако в рамках ТФС можно легко определить и логически парадоксальные системы. Тарского о том, что в аксиомы логики можно вводить противоречивые высказывания. С точки зрения ТФС здесь ничего страшного нет, но с точки зрения естественной логики - неестественно.

Мне кажется, что здесь все поставлено с ног на голову. Уёмов — Но при этом, как замечает А. В сфере реляционной логики, то есть как многоместное исчисление предикатов, — гораздо больше. Но здесь ее формулы, доказательства даже элементарных вещей становятся чрезмерно громоздкими, зачастую непосильными для не-математика, желающего усовершенствовать свое мышление.

Сфера технических приложений логики предикатов, особенно в математике и кибернетике, все возрастает. Итак, даже профессиональные логики вынуждены констатировать тот странный и досадный факт, что логика, когда-то специально созданная для того, чтобы научить людей правильно мыслить, пригодна для этой цели в своем современном виде даже меньше, чем "анахроничная" Аристотелева силлогистика!

Но еще хуже то, что Б. Уёмов и большинство их коллег НЕ ВИДЯТ подлинную причину столь неудовлетворительного положения дел, оставаясь в плену одного глубоко укоренившегося заблуждения.

Какого именно — хорошо видно из следующей цитаты еще одного современного логика: На чем, собственно, и настаивают сами логики. Так, тот же А. Чтобы стало яснее, что здесь подразумевается под абстрактным содержанием предложения, обратимся к следующему забавному примеру ложного умозаключения, приведенному в книге американского математика Э. Но другие заблуждения часто отстаивают люди, которые должны были бы в этом разбираться.

Например, бывший сенатор от штата Висконсин Джозеф Маккарти утверждал: Такой-то нападает на меня. Но если "очистить" суждения 1. То же самое относится и ко вторым посылкам обсуждаемых "силлогизмов": Кстати, именно таким путем, опираясь на вспомогательные аналогии, пришел к своей силлогистике и Аристотель.

Верный же ответ заключается в том, что собственно "логическим" в суждениях 1. Впрочем, справедливости ради нельзя не отметить, что связь между логикой и теорией множеств общеизвестна и никем не оспаривается. А кое-кто как, например, вышеупомянутый А. Имеет значение не имя предмета, а наличие или отсутствие у него соответствующего классообразующего СВОЙСТВА; в данном случае — свойства иметь белый цвет.

Обладает ли этим свойством остров Уайт, по одному лишь его имени определить невозможно. Не зная об этом острове ничего, кроме его названия, можно предположить, например, что он был так назван в честь своего первооткрывателя, некоего капитана Уайта. Милля, с которого, следовательно, и основной "спрос" за ее качество. И так как в этом положении почти все логики видят последнее основание состоятельности всякого умозаключения, то очевидно, что, по общему признанию специалистов в этой науке, предложения, из которых слагаются рассуждения, выражают только исключительно процесс деления вещей на классы и отнесения всякого предмета к его классу.

Эта теория представляет, по моему мнению, замечательный пример одной логической ошибки, в которую очень часто впадали сами логики: Но, несомненно, о белых предметах я не думаю, как о классе: Правда, если я приду к заключению или соглашусь с тем, что не только снег бел, но и некоторые другие предметы тоже белы, то я мало-помалу начну думать и о белых предметах, как о классе, обнимающем собой как снег, так и эти другие предметы.

Но акт сознавания этого понятия следует за вышеуказанными суждениями, а не предшествует им, и потому в нем нельзя видеть их объяснения. Нетрудно понять, в чем конкретно заключается изъян данного рассуждения. Именно таким образом все мы приобретаем, и неизбежно должны приобретать, первые сведения по родному языку.

Ребенок изучает значение слов: Добавим лишь к сказанному Миллем, что освоить родной язык ребенку помогают и окружающие его взрослые. Как вы это сделаете? Занятно то, что принципиально "классовый характер" логических суждений раньше и глубже многих профессиональных логиков осознал один всем известный, но непопулярный ныне политик, следующую мысль которого так толком и не поняли советские философы, хотя и бесконечно ее цитировали по всякому поводу:

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress