Комбат против волчьей стаи Воронин Андрей Николаевич, Гарин Максим Николаевич

У нас вы можете скачать книгу Комбат против волчьей стаи Воронин Андрей Николаевич, Гарин Максим Николаевич в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Потом резко погасил сигарету в боковой пепельнице. Кожа сиденья, когда генерал двигался, скрипела, издавая непристойные звуки, и Морозова это сильно раздражало. У отца также скрипела портупея, когда он меня наказывал.

Водитель усмехнулся, усмехнулся наивно, так как может смеяться человек, не обремененный никакими заботами. Черная машина мягко притормозила. Погода ведь хреновая, дождь может пойти. Что ты говоришь, Петр? Мне в машине он ни к чему, а вам хоть и недалеко идти, но все равно намокнуть успеете. На улице уже было темно, влажный асфальт искрился, машины, сверкая рубиновыми габаритными огнями, двигались в сторону Садового кольца. Генерал Морозов огляделся, до его дома оставалось метров семьсот. Он отошел к дому и двинулся вдоль стены, опасаясь, что если пойдет посередине тротуара, то обязательно столкнется с кем-нибудь из знакомых.

Петр Иосифович держал руки в карманах плаща, двигался неторопливо, словно бы совершал свою обычную вечернюю прогулку. Пройдя квартал, он стал нервничать сильнее. Мужчина что-то говорил, поглядывая на генерала. Морозов остановился, решая — справа обойти тот или слева. Он быстро юркнул в темный салон автомобиля, сел на заднее сиденье.

Панкратов, небрежно закинув нога за ногу, испытывающе поглядывал на генерала. Стеклянная перегородка между водителем, охранником и салоном бесшумно поднялась вверх.

Не смотри ты по сторонам, это мои люди на улице были. Генерал подумал, что даже в его службе, у него в конторе и то нет таких автомобилей, и даже ответственная операция не всегда обставляется так, как сейчас обставил рядовую встречу Панкратов. Генерал Морозов понял, что его вели сразу, как только его машина выехала за ворота конторы, проверяли, нет ли хвоста, не следит ли кто-нибудь за генералом и нет ли с ним охраны. Дел-то много, и не все они вас касаются.

Грядут серьезные изменения, у нас начали возникать проблемы с конкурентами, правда, это все отбросы общества: Мы их хотим потеснить с рынка, сперва попытались с ними договориться, но больно уж они несговорчивы. Я хочу тебя попросить, чтобы не вмешивался. Обо всех своих операциях против них сообщал нам, чтобы наши люди случайно не под ставились.

Сейчас начнется передел рынка. Крупные партии должны пойти из Казахстана, там у нас уже все схвачено. Я, почему так откровенен с тобой, генерал, не догадываешься?

Можно быть откровенным только в двух случаях: Морозов смотрел на тонкий кейс с кодовым замком, стоящий у ног Панкратова. Как правило, Панкратов носил в этом кейсе деньги. Вернее, нет наличными, а вообще-то, кое-что я тебе привез, как договаривались. Панкратов взял портфель, положил на колени, повертел замочки, прикрыв их от глаз соседа, крышка открылась, и из кармашка Иван Антонович выудил толстыми пальцами, украшенными перстнями, и подал генералу Морозову белую карточку.

Смотри на сумму, есть номер счета, все как ты просил, на фамилию твоего племянника. Правда, я не знаю, где он работает, но ты же сам просил. Генерал ознакомился с белой карточкой и сглотнул слюну. Сумма, проставленная в длинную строку, в полтора раза превосходила его ожидания. Если обещаем, то за хорошую работу мы очень хорошо платим, а поработал ты отлично. Сколько же имеют Панкратов и остальные?

Это тебе благодарность за предыдущие услуги. В будущем все мы будем иметь намного больше. Генералу хотелось спросить, сколько же именно, но промолчал. Здесь, в Москве, в твоем приходе, ты не сильно волнуйся, будет оседать малая часть, толика того, что пойдет на Запад.

Так что ты не обессудь. Нам нужны деньги на непредвиденные расходы здесь. Ты же понимаешь, что возить деньги сюда с Запада — дело глупое и не очень интересное. Здесь в любой момент может произойти что угодно — очередная политическая реформа, переворот, опять какую-нибудь перестройку наоборот придумают политики, мать их так, поэтому деньги лучше всего хранить на Западе, а еще лучше держать в товаре.

У тебя, наверное, ко мне есть дела? Складывалось такое впечатление, что автомобиль вообще стоит. Лишь время от времени машина не сильно вздрагивала.

А теперь обрисуй мне ситуацию, что бы я от тебя, случаем, невозможного не потребовал. Надо заявить пару дел, достаточно громких, шумных, арестовать человек пятнадцатьдвадцать, какую-нибудь преступную группу, желательно с товаром, иначе, не усижу в кресле. Сдам пару чужих бригад, ввозящих и торгующих наркотиками, ты их захватишь.

Было бы прекрасно, если бы твои удальцы, всех их перестреляли, всех до одного. Я сразу же понял, что ты хочешь. Сколько тебе надо, чтобы у них оказалось наркотиков? Ты, наверное, знаешь, сколько стоит десять килограммов наркоты, хотя, возможно, и не очень точно. Тем не менее, ты нам помог пару раз, а мы поможем тебе. Генерал Морозов мелкими глотками пил отличный коньяк, но ему казалось, что он пьет не ароматный напиток, а отраву, горькое лекарство.

У него даже разболелась голова. В машине хороший кондиционер, так что дым глаза есть не будет. А стекло не опускай, холодный ветер, сквозняк, боюсь простыть. Генерал взял сигарету, прикурил, глубоко затянулся. Можешь с ними расправиться, как захочешь и сумеешь. Всю информацию по ним я тебе дам, где, когда, сколько, кто привезет, на чем и откуда. А ты уж, Петр Иосифович, постарайся распорядиться знанием по-хозяйски, шум подыми, но сделай так, чтобы на нас никто и не смел подумать.

Не стоит, я тебя прошу. Куда-нибудь, в другие места, выходя в туалет, например, можешь носить. Когда, кстати, ты покупаешь дом? Лучше ты этого не делай, мало ли кто, мало ли где растреплют, потом у тебя начнутся проблемы. Погоди год-два, уйдешь на пенсию или в отставку, тогда и покупай, живи не по средствам.

А сейчас не надо, слишком многим ты мешаешь. И твой зам очень уж шустрый и резвый, по-моему, Савельев, полковник есть у тебя такой? Ох уж эти встречи. Но ничего не поделаешь, если Панкратов позвонил, то ехать нужно.

Ведь его не интересует, занят я или болен, могу ли встать с постели, лежу ли с высокой температурой. Естественно, я мог бы напустить на него своих бойцов, четко спланировать операцию и сделать так, что от Панкратова мокрого места не осталось бы. Лужа крови и труп, или взрыв автомобиля, и Панкратов, будь он неладен, разлетелся бы в клочья. Его гнусная голова лежала бы метрах в тридцати, прямо возле бордюра на люке.

Изменения в политике, интриги и министра не станет, как не стало уже очень многих, таких всесильных и влиятельных. А Панкратов хоть бы что, он с политикой не связан. Он занимается совсем другим делом. И самое противное, что я в его гнусных делишках выступаю соучастником, помогаю ему. Да, министр если узнает… Хотя навряд ли кто либо узнает о моей тайне, не интересен такой поворот Панкратову.

Министр может наказать меня за провинность, за невыполнение директивы и заданий уволить со службы, может даже нашептать президенту и тот лишит меня звания. Что такое звания и награды? По большому счету — чушь собачья, дерьмо.

Важны деньги и блага, которые за ними стоят. А вот Панкратов может куда как больше. Панкратов способен меня растереть как букашку, упрятать за решетку, подвести под расстрельную статью". Если бы подобные мысли пришли в голову какому-нибудь уголовнику-рецидивисту, это было бы понятно. Но о таких вещах всерьез рассуждал генерал, не считавший себя выродком, человек, который должен защищать людей. А на самом деле уже около года генерал Морозов вместо того, чтобы служить России, помогал преступникам, своевременно уведомляя их обо всех крупных операциях, которые готовило его ведомство, его помощники и подчиненные против торговцев и распространителей наркотиков.

Но платил Панкратов генералу хорошо, и ото играло решающую роль в его поведении. Никакие премии, медали, звания, звезды на погонах не могли сравниться с теми почти астрономическими суммами в твердой валюте, которые Панкратов лично из рук в руки отдавал генералу Морозову за бесценные услуги. Какую сумму должны вручить ему сегодня вечером генерал не знал, это зависело от успеха сделки, но предполагал, что сумма окажется значительной. Ведь информацию, служебную информацию, которую генерал передал преступникам, те сумели использовать и она спасла жизни многим из Них.

Три группы захвата должны были накрыть квартиру, в которой располагался склад с недавно привезенным героином. Генерал Морозов лично предупредил бандитов.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress