Колечко взбалмошной богини. Дорога домой Черчень А., Кандела О.

У нас вы можете скачать книгу Колечко взбалмошной богини. Дорога домой Черчень А., Кандела О. в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Не долго думая, решила воспользоваться сим замечательным свойством и потихоньку выглянула из своего укрытия. В этот момент ночной гость, а точнее гостья — да, женскую фигуру даже в тусклом свете масляных ламп не трудно различить — как раз открыла дверь, ведущую в спальню Тиарны.

Столб тёплого желтого света, вырвавшийся из помещения, тут же осветил миленькое личико Жюстин, на губах которой играла загадочная улыбка.

А еще я обратила внимание на ее атласный халат. Наверное, потому, что он распахнулся, когда девушка ступила через порог, и, да не обманут меня мои глаза, под халатом ничего не было! В смысле, нижнего белья не было. А вот женские прелести точно были. И благодаря отсутствию белья, я узрела их во всей красе. Что-то мне в последнее время прямо везет на голых баб. И даже не знаю, радоваться этому или огорчаться… Наверное, все же огорчаться, ибо я такими аппетитными формами, как местные барышни, увы, похвастать не могу.

Нет, вы не подумайте, я вовсе не жалуюсь. Фигурка у меня очень даже ничего: Но, по сравнению с Тиа, я так… посредственность, не больше. И вообще, что-то я никак не возьму в толк… Что у них за мода такая?

Вот лично у меня под халатом ночная сорочка, выданная, кстати, здесь же, в замке. А еще трусики, и не важно, что они почти ничего не прикрывают, местные панталоны как-то не по мне. Оно, конечно, красиво, но непривычно, а от того крайне неудобно. А эти развратницы, что Тиа, что ее компаньонка, голозадыми шастают! Ни стыда, ни совести. Кстати… Это обстоятельство наводит на весьма специфические выводы. Особенно, если вспомнить, как Тиа радела за смежные комнаты… Н-да… что-то мне в этом видится какой-то лесбийский подтекст.

То ли я такая испорченная, то ли местные нравы совершенно иные, нежели мне представлялось… Нет, ну а что, спрашивается, могло понадобиться Жюстин в спальне своей хозяйки в четыре часа утра?! Уж точно не завтрак в постель! Хотя я от такового не отказалась бы. Может, и у Тиарны те же проблемы посреди ночи?

В общем, я еще немного постояла, ожидая, что компаньонка покинет покои блондинистой крали. Но прошло пять минут, десять, а ситуация ни грамма не изменилась. Я все в том же одиночестве пряталась в нише, а коридор был девственно пуст. И за время ожидания мысли мои все больше склонялись в сторону нетрадиционной ориентации некой белокурой барышни.

Хотя по Тиарне этого совершенно не скажешь. Особенно, если вспомнить, как она вешалась на Фауста. И как позвала его летать… Нет…. Не может она быть лесбиянкой! Зря я тешу себя глупой надеждой. Да к тому же, кто сказал, что блондинка ночует сегодня у себя? После той демонстрации, что она устроила фениксу, место дислокации аппетитного тела на остаток ночи было однозначно предопределено. А Жюстин… Ну, мало ли, зачем она зашла…в четыре утра. Н-да уж, неувязочка… Черт, да что я мучаюсь, в конце концов?

Всего-то и надо - распахнуть дверь и глянуть внутрь. А если меня застукают, просто скажу, что комнатой ошиблась. Все же я в этом замке человек новый, могла и перепутать. Однако совершить задуманное оказалось куда труднее, чем думалось. С минуту я стояла перед дверью, никак не решаясь ее отворить, и мысленно ругала себя за трусость.

Видела бы меня госпожа графиня - точно посмеялась бы. И обязательно язвительно вставила, что девушки Орловских кровей, в отличие от дорогой внученьки, никогда не были трусихами. В общем, собрала в кучу все свои страхи и зарядила им хорошенького пинка, вышвыривая прочь из сознания, а затем решительно схватилась за ручку. Ручку я тут же отпустила и испуганно шарахнулась подальше от двери.

И только затем нашла взглядом говорившего. Стефан даже и не думал прятаться. Стоял посередь коридора и рассматривал меня лукавым снисходительным взглядом. И как я не услышала его приближения? И правда, ошиблась… - неуверенно промямлила и сделала еще шаг назад. Интересно, а что он тут забыл? Стефана, кажется, поселили в другом крыле замка. Может, он тоже того… к Тиарне в спальню направлялся. На военный совет, во! Вот только, я не горела желанием разводить с ним дружелюбные беседы.

Да еще посреди коридора, да еще ночью. Под этим пристальным масляным взглядом. Вот уверена, он уже мысленно снял с меня халат. А тут кухня как раз не далеко. Но я уже обратно иду, ложиться. Препятствие как-то насмешливо на меня покосилось, проводило заинтересованным взглядом и все же осведомилось: А то опять ненароком комнаты перепутаете… - Больше не перепутаю.

Не волнуйтесь, - уверила феникса и еще быстрее припустила по коридору. И это было моей фатальной ошибкой! Ибо за собственными быстрыми шагами я не услышала мягкую, почти кошачью поступь Стефана. О том, что мужчина крался следом, узнала уже на пороге собственной спальни, когда почувствовала, как крепкая мужская рука схватила меня поперек тела и буквально заволокла в комнату. Следом раздался звук закрывшейся двери и провернувшегося в замке ключа.

Я широко распахнутыми глазами смотрела, как Стефан прячет этот самый ключ в кармане брюк, и никак не могла сообразить, какого черта здесь происходит.

Осознание пришло, только когда мужчина ринулся ко мне, вновь обвил талию, решительно притягивая к себе, и попытался поцеловать. Слава Богу, в этот момент с меня сошло оцепенение, и осуществить задуманное я мужику не позволила.

Резко вскинула руки и толкнула Стефана в грудь. Тот отпрянул, пошатнулся, но, надо отдать ему должное, к стенке не отлетел и даже не упал. Будто был голов к сопротивлению. И уж тем более он не испугался. Напротив, мое поведение лишь раззадорило нападавшего. В серых глазах зажегся хищный огонек, и, вернув равновесие, феникс повторно кинулся ко мне. На сей раз я разозлилась и толкнула его не в пример сильнее.

Эффект, как и ожидалось, был соответствующим — мужика все же отшвырнуло к стенке. Но отступать он и не думал. Упрямая… Но так даже интересней, - оскалился Стефан, медленно поднялся на ноги, потирая ушибленное плечо, и теперь уже гораздо медленнее стал обходить меня по кругу, обдумывая, с какой стороны бы лучше подступиться. А ну, убирайся из моей спальни! Что это он делает? Нее, я так не играю! Впрочем, главное, что я пока еще одета. На мне целый халат, сорочка и трусики танго!

Если что, ими можно и в глаз зарядить! На манер рогатки, разумеется. Боже, о чем только я думаю? Какая к черту рогатка? Надо найти оружие посущественнее. Цепким взглядом окинула спальню в поисках подходящего дубинко-заменителя. К сожалению, ничего не приглянулось. Даже вазы под рукой не оказалось, чтобы разбить ее о дурную русую головушку.

Еще как будешь… - предвкушающе улыбнулся этот маньяк, и в его словах мне послышался явный пошловатый подтекст. Н-да, кажется, у кого-то совсем сорвало крышу. Неужели он не понимает, что так просто я не дамся. Или, может, он этого и ждет? Нет, я, конечно, могу ему это устроить.

У меня ж колечко волшебное… Так что, сопротивляться я буду долго и упорно. И не факт, что кое-кто в процессе не пострадает.

Вот только, тут есть риск. Ибо даже с артефактом вырваться из захвата Фауста, когда тот вверх тормашками тащил меня по парку, я не смогла. Так что гарантий, что справлюсь со Стефаном, по сути, тоже нет. А потому я решила поступить, как настоящая женщина!

Ну, заодно и воплотить в жизнь свою угрозу. Так сильно, как только могла. Феникс весь скривился, сморщился и даже уши прикрыл. Вот так тебе, получай по барабанным перепонкам! У меня у самой уши заложило. И уж точно мой крик было слышно на весь замок. А может, и того дальше. Когда в легких закончился воздух, пришлось сделать перерыв. На долю секунды замолчала, делая вдох. И этой доли Стефану хватило, чтобы стремительно подлететь ко мне и зажать рот ладонью.

Следом промелькнула более храбрая: Стефан медленно убрал руку с моего рта, однако ту, что покоилась на талии, нарочно стиснул еще крепче и, не спеша, вальяжненько так, повернулся к говорившему, частично открывая мне обзор. Я выглянула из-за плеча своего мучителя и сразу поняла — дело дрянь.

Ибо Фауст был в гневе. Темные глаза метают молнии. Руки сжаты в кулаки. Все до единой мышцы на обнаженном торсе напряжены. На руках вздулись вены. На скулах ходят желваки. Стррррашно… И так соблазнительно… Держите меня кто-нибудь!

Еле сдержала сладострастный стон и живо прикусила губу. Ох, ну как же хорош! А еще эти домашние облегающие бриджики и длинные волосы, рассыпанные по плечам… Просто загляденье. А меня обнимает какой-то хмырь! Попыталась дернуться, дабы высвободится из нежеланных объятий, но кто ж мне позволит. Стефан притянул меня еще ближе и нахальненько так осведомился у Фауста: Что ж ты сразу не сказал? А то я попользоваться хотел. Хотя… может, одолжишь на вечерок? Я от такой заявы малость офигела. Фауст же… Фауст с пернатым нахалом церемониться не стал.

Просто схватил Стефана за шкирку, рванул к себе, одновременно освобождая меня от наглых лап, и с легкостью, с какой взрослые поднимают годовалого ребенка, вышвырнул феникса в окно! Я непроизвольно охнула и кинулась к этому самому окну. Если и не насмерть, то покалечится точно. Однако, высунувшись на улицу, распластанного по газону тела я не обнаружила. Вместо этого узрела, как огромный бело-розовый феникс, заваливаясь на одно крыло, тяжело поднимается в небо.

Ничего себе, как быстро обратился. Хотя, не исключено, что он сначала шмякнулся, а уже потом обратился. Или одновременно… Блин, да какая разница? Главное, что это мерзкий тип ко мне в спальню больше не сунется!

Зато… в моей спальне теперь имеется другой тип. И не факт, что он не хочет того же… Уходить-то не спешит. Нет, я, может, и не против… Как гляну на него, так сердце в пятки и проваливается. А потом к горлу подступает. А потом опять проваливается. И я все такая обмираю Короче, лучше на него не смотреть.

Тогда вполне можно мыслить здраво и даже логически. А логика подсказывает, что он как-то подозрительно быстро тут оказался. Оно ж распахнуто было. Точно последние мозги выдуло… вместе с залетевшим Фаустом, кстати, и выдуло! А я осмелилась поднять на него глаза и узрела, как он, скрестив руки на груди, облокотился плечом о стену и… уходить все еще не планирует.

Так, Любочка… Надо что-то решать. Или мы позволяем ему остаться, или посылаем куда подальше — то есть спать в свою спальню. И решать надо быстрее, иначе второй вариант отпадет сам собой. Носишь кольцо богини, а мужику по морде дать не можешь, - усмехнулся Фауст. И я поняла, что опять млею… Ох, так он о моей безопасности беспокоится?

Люба, возьми себя в руки! Ты ведь обещала себе, что не станешь подпускать его близко! И тут молниеносно вспомнилось, по какому поводу я себе это обещала.

И, как ни странно, сразу же нашелся повод спровадить Фауста, пока меня окончательно не выбило из колеи. Тебя же Тиа ждет… - произнесла как можно спокойнее, стараясь не выдать собственных эмоций по этому поводу. И одновременно пытаясь прощупать почву.

Да, меня это волновало. Вот кровь из носа надо было знать, ночевали они вместе или нет. Более того, мужчина выглядел крайне серьезным и обеспокоенным, так что мысли о том, что он попросту играет на публику, и возникнуть не могло.

Но вот логика все равно была не согласна. Ну не мог он уйти от такой женщины. Ибо глаза феникса в тот же миг устрашающе сузились, и мужчина медленно, но неотвратимо, двинулся на меня. Такой высокий, такой крепкий, такой… голый, мать его! Я почему-то испугалась и инстинктивно сделала шаг назад. Потом еще один, потом еще и… ой! А разве стенка была так близко? И буквально через миг меня к этой самой стенке и прижали. Причем тем самым высоким, крепким и голым телом. Так, Люба, без паники.

Видимо, чтобы не сбежала. Мамочки… Это он что же, насиловать меня собрался? Хотя, насилие явно предполагает несогласие и хоть какое-то сопротивление второй стороны. Я же, судя по тому, как гулко стучит сердце и как горячей лавой по телу растекается жар, совсем даже не против. И вот честно, я уже была готова согласиться на все, что угодно, хотя не далее как несколько часов назад, клятвенно обещала себе, что блондина ближе чем на пять шагов, не подпущу.

Но на деле устоять перед ним оказалось гораздо сложнее. Спас меня неожиданно раздавшийся вопль: Дернула еще раз, теперь уже сильнее. Платье отцепилось от куста, а меня здорово качнуло.

Лишь в последний момент успела вернуть равновесие и удержаться от падения. А так лететь бы мне кубарем с этого пригорочка. Ага, видимо, перспектива тащить меня на себе его не особо вдохновила. А у меня не обувь, а черт знает что! Обида обидой, но отказываться от поддержки глупо. В итоге спустилась я без травм, и даже Фауст сдержался и ни разу не обозвал меня коровой или еще кем-нибудь обидным.

Вот никак не пойму, что с ним за фигня творится? То язвит по поводу и без, то строит из себя идеал галантности и доброжелательности. Из крайности в крайность. В общем, как и обещал блондин, спустившись с пригорка, мы оказались в саду. Ровные ряды посадок, тоненькие гибкие стволы и раскидистые кроны с наливающимися соком краснобокими плодами. И все было бы хорошо, если бы вожделенные плоды не висели так высоко. Нижние ветки были то ли обобраны, то ли попросту не плодоносили. А до верхних фиг дотянешься.

Хотя… Кое-кто ведь летать умеет. Пришлось срочно прикрыть голову руками, потому что сверху прямо-таки целый яблоневый град посыпался. Но избежать повторения судьбы Ньютона, к сожалению, не удалось. Одно яблочко таки съездило мне по лбу, и в этот самый момент в голову пришла гениальная мысль, как бы поизвращеннее убить одного блондинистого пакостника. Правда, второй раз он себя ударить не дал. Перехватил руку и с силой сжал запястье.

Я не растерялась и пнула его ногой по коленке. Кажется, как раз по коленной чашечке попала. Ну, пусть скажет спасибо, что не между ног целилась. Перемирие между мной и пернатым было достигнуто мгновенно. Зов живота попросту оказался сильнее. Да и сестрица так аппетитно хрустела, что я плюнула на разборки с Фаустом и схватила с земли первое попавшееся яблоко. Отерла его рукавом и вонзила зубы в сочную мякоть.

И правда, сладкое, спелое. Совсем голод, конечно, не утолит, но хотя бы приглушит. Да только одной травой сыт не будешь. Яблоки тут же были выброшены за ненадобностью, а все внимание сосредоточилось на лакомствах, выуживаемых Фаустом из корзины. Тревур с явной иронией смотрел, как мы со Стаськой бросаемся на вареную колбасу и жадно заталкиваем ее в рот, закусывая свежими овощами и еще теплым хлебом с хрустящей корочкой.

Фауст в этом плане оказался более сдержанным. Феникса хватило даже на то, чтобы эту колбасу порезать. И сыр еще, и вареную картошечку с пылу с жару. А я заметила, что когда он вот так, как сейчас, широко улыбается, в уголках глаз собираются мелкие морщинки. Он как раз укладывал колечки колбасы на хлеб и укрывал их сверху тонким ломтиком сыра. Не удержалась и швырнула в Фауста ломтиком им же отрезанной колбасы.

Колбаса на долю секунды прилипла к щеке и свалилась прямо за шиворот белобрысому язве. Я зажала ладошкой рот, дабы не заржать в голос. Тревур прыснул со смеху, а Фауст…. Распахнул полы камзола и стал второпях расстегивать рубашку. Умничка Стаська же сразу смекнула, на что намекает гремлин. Склонилась к самому моему уху и доверительно поведала:.

Я, конечно, все понимаю… атмосфера готичности, таинственности и аскетизма, безусловно, выдержана. С этой точки зрения и паутинка к месту, и голые стены, и отсутствие центрального освещения. Но, право слово, не солидно как-то. Да и не модно уже давно. У нас вот в подземке…. И вот тут сестрицу понесло совсем не в ту степь. Мужики тихонько офигевали от ее рекомендаций, я же, пока они были заняты, неспешно дожевывала остатки завтрака.

А когда наконец насытилась, мягко перебила Стаську и перешла к более насущным вопросам, нежели улучшение жилищных условий в потайном ходе. А потом поднялся с места, начертил в воздухе какой-то знак, тот вспыхнул синим светом, и через секунду на его месте возникла… эммм… дыра, короче. Эдакий портал в миниатюре. Хоть переодеться теперь можно. Все же в юбке по пересеченной местности шастать совершенно неудобно, да и после подземелья мы выглядим как чушки.

В таком виде в приличное общество соваться стыдно. Жаль только, что новые дорожные костюмы, приготовленные к отъезду, так и остались висеть на спинках кресел. Так вот оно что. Все дело, оказывается, в прахе, что лежит на самом дне поклажи. От госпожи графини, значит, избавиться хотели? А так должна сработать родственная привязка. Гремлин поставил перед Фаустом здоровенный баул, что по размерам был раза в два больше наших со Стаськой сумок.

Стоит заметить, что баулом гремлин не ограничился. Помимо него Тревур вручил фениксу длинную простеганную сумку, напоминающую чехол не то для клюшек, не то для лыж. Внутри же оказались мечи! И Фауст им обрадовался куда больше, нежели вещам. Сразу прицепил один клинок на пояс, а второй заботливо упаковал обратно. Помимо мечей в поклаже имелся и набор коротких кинжалов, которые в мгновение ока разместились на одежде пернатого.

Причем я так до конца и не поняла, куда блондин умудрился распихать такое количество колюще-режущих предметов, так быстро он это все проделал. Оставалось лишь надеяться, что на этих клинках нет родовых знаков. Не хотелось бы вновь попасть в неприятную ситуацию с потерей улик. Управившись с холодным оружием, феникс вновь занялся разбором поклажи. Кажется, он решительно намеревался выкинуть все лишнее.

Мы со Стаськой тяжко вздохнули, уселись на бревнышко и приготовились терпеливо ждать. Оказалось, что загрустили мы рано. Ибо концерт только-только начинался. Тревур поразил и приятно удивил одновременно. Чего он только не напихал Фаусту в дорогу: Разве что удочки и набора снастей не хватало. Зато еда была — отдельный мешок с сухим пайком на случай голодной смерти.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress