Источник любви. Теория и практика семейных расстановок Свагито Р. Либермайстер

У нас вы можете скачать книгу Источник любви. Теория и практика семейных расстановок Свагито Р. Либермайстер в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Благодаря вам я стал более осознанным. Многие примеры из моей работы включены в книгу, однако в целях соблюдения конфиденциальности я изменил имена, а в некоторых случаях и страны. У каждого из нас есть отец и мать.

Это настолько естественный и очевидный факт, что мы принимаем его как нечто само собой разумеющееся, а порой и вовсе о нем забываем. Тем не менее, отношения с отцом и матерью чрезвычайно важны.

Родители дают нам жизнь, благодаря им мы обретаем физическую форму. Вы состоите наполовину из матери, наполовину из отца.

Все мы глубоко связаны с родителями, вне зависимости от того, любим мы их или отвергаем, доверяем ли им или хотим каким-то образом от них отделиться. Практически невозможно встретить человека, которому все равно, какие у него отношения с родителями. Семья считается либо источником проблем, либо основой здорового общества. Динамика же семейных отношений уже много десятилетий является предметом пристального научного изучения. Метод Семейных расстановок был создан сравнительно недавно немецким психологом и психотерапевтом Бертом Хеллингером и мгновенно приобрел мировую известность, завоевав всеобщее признание.

Хеллингер выявил основные законы, действующие в семейных системах, универсальные для разных культур. Моя книга предназначена для тех, кто хочет лучше понять метод Семейных расстановок. Книгу можно использовать как руководство по расстановкам и как справочник. Я рассказываю об основных моментах данного подхода простым, доступным языком, обращаясь к более широкому, выходящему за рамки терапии контексту. Я суммировал открытия Берта Хеллингера, добавил свой собственный опыт и ввел медитацию, поскольку она помогает глубже проникать в тайны семейных переплетений.

Примеры, которые я привожу, взяты в основном из моей практики. В них представлены семейные системы разных стран. Книгу можно использовать как учебное пособие для тех, кто проводит семинары по Семейным расстановкам.

Много полезного и интересного найдут в книге и те, кто стремится глубже понять, что происходит в их собственных семьях. В первой части я рассказываю о законах, управляющих отношениями между взрослыми и детьми в семье, из которой мы родом. Во второй части я исследую уникальную взаимосвязь между мужчиной и женщиной и рассказываю о том, как строить более здоровые отношения.

Вы состоите наполовину из матери, наполовину из отца. Все мы глубоко связаны с родителями, вне зависимости от того, любим мы их или отвергаем, доверяем ли им или хотим каким-то образом от них отделиться. Практически невозможно встретить человека, которому все равно, какие у него отношения с родителями.

Семья считается либо источником проблем, либо основой здорового общества. Динамика же семейных отношений уже много десятилетий является предметом пристального научного изучения. Метод Семейных расстановок был создан сравнительно недавно немецким психологом и психотерапевтом Бертом Хеллингером и мгновенно приобрел мировую известность, завоевав всеобщее признание.

Хеллингер выявил основные законы, действующие в семейных системах, универсальные для разных культур. Моя книга предназначена для тех, кто хочет лучше понять метод Семейных расстановок.

Книгу можно использовать как руководство по расстановкам и как справочник. Я рассказываю об основных моментах данного подхода простым, доступным языком, обращаясь к более широкому, выходящему за рамки терапии контексту. Я суммировал открытия Берта Хеллингера, добавил свой собственный опыт и ввел медитацию, поскольку она помогает глубже проникать в тайны семейных переплетений.

Примеры, которые я привожу, взяты в основном из моей практики. В них представлены семейные системы разных стран. Книгу можно использовать как учебное пособие для тех, кто проводит семинары по Семейным расстановкам.

Много полезного и интересного найдут в книге и те, кто стремится глубже понять, что происходит в их собственных семьях. В первой части я рассказываю о законах, управляющих отношениями между взрослыми и детьми в семье, из которой мы родом. Во второй части я исследую уникальную взаимосвязь между мужчиной и женщиной и рассказываю о том, как строить более здоровые отношения.

Третья часть книги посвящена методу Семейных расстановок. Вы узнаете о том, что нужно учитывать и на что можно опираться во время проведения терапевтических сессий. В четвертой части я рассказываю о том, как можно соединить метод Семейных расстановок с медитацией. Также в четвертой части я объединяю метод Хеллингера с тем, чему нас учил Ошо, индийский мистик, создатель многих медитативных практик.

Психотерапевтический подход Ошо, равно как и метод Семейных расстановок, заключается в том, чтобы помочь нам больше себя понимать, и, соответственно, глубже погружаться в тишину и покой во время медитации. Существует набор определенных терминов, которыми мы оперируем, говоря о Семейных расстановках. Значения этих терминов станут вам понятнее в процессе чтения книги.

Однако будет не лишним подробнее остановиться на некоторых из них прямо сейчас. Человека, который проводит расстановку, мы называем терапевтом, или ведущим. Для меня эти термины взаимозаменяемы. Клиент — тот, для кого делается данная расстановка, тот, кто в данный момент исследует взаимосвязи своей семьи.

Представитель или заместитель — человек, которого клиент выбрал на роль себя клиента или кого-то из своей семьи. Действительных членов семьи в группе обычно не бывает. Разрешающая или исцеляющая фраза — утверждение, которое должен произнести заместитель или клиент во время расстановки.

Обычно ведущий решает, что нужно сказать в тот или иной момент. Движение может быть как физическим движением заместителя, так и движением души, то есть внутренним эмоциональным порывом. Слово переплетение означает эмоциональную вовлеченность человека в жизнь другого члена его семьи или социальной группы.

Когда мы обозначаем что-то как большое или маленькое, мы имеем в виду не размер, а психологическое отношение к тому, о чем или о ком идет речь. Более ста лет назад основатель современной психологии Зигмунд Фрейд обнаружил, что даже малейшие нюансы взаимоотношений с родителями оказывают влияние на наше психологическое развитие в целом.

В частности, он открыл, что отношения с матерью, даже при всей видимости их благополучия, могут стать причиной возникновения неврозов, душевного смятения и отчаяния. В течение длительного времени считалось, что только мать может быть ответственна за наше удручающее психическое состояние.

Поскольку некоторая доля истины в этом есть, в терапевтических кругах было модным перекладывать ответственность за все наши неудачи и промахи на нее. Обвиняя родителей, терапевты и клиенты особенно нападали на мать, считая ее основной причиной подавленного, унылого состояния клиента.

Затем, в х годах XX столетия такие передовые психиатры, как Р. Лайнг, Томас Саз и другие, изучив динамику не только родительской семьи , но и всей семейной системы, показали, что невротичное поведение часто является результатом противоречивых посланий, полученных нами в раннем детстве. Отношение к детям и взрослым с нарушениями психики как к части всей семейной системы вскоре нашло свое выражение в новом психотерапевтическом подходе. И, если задуматься, в этом есть смысл.

Подобно квантовой физике, где все частицы атома одновременно испытывают на себе воздействие других частиц и сами воздействуют друг на друга, то же самое происходит и в более крупных системах, таких как формирование климата, пищевые цепи у животных, человеческое сообщество в целом и семья в частности. Законы, руководящие семейными системами, в дальнейшем изучались Вирджинией Сатир и ее последователями, а затем в году всемирное внимание привлек прогрессивный немецкий психотерапевт Берт Хеллингер, который ввел совершенно новый метод работы с семьями и организациями.

В настоящее время этим методом пользуются различные консультанты и терапевты по Семейным и Организационным расстановкам в более чем двадцати пяти странах мира. Будучи классическим психоаналитиком, Хеллингер свел воедино результаты различных психологических наблюдений и теорию семейных систем, объединив их со своим личным опытом пребывания в зулусских племенах Южной Африки.

В течение нескольких лет, будучи миссионером, он наблюдал за тем, как зулусы строят свои семьи. Из этих различных элементов он создал сжатую интенсивную форму терапии, назвав ее Семейными, или Системными, расстановками. Для своего нового метода Хеллингер перенял и модифицировал некоторые элементы психодрамы, первоначально разработанные Якобом Морено, а также элементы семейной скульптуры Вирджинии Сатир. Представленная в театральной манере, психодрама выявляет эмоциональные трудности клиента.

Участники, включая самого клиента, играют роли членов семьи клиента, пытаясь проиллюстрировать и разрешить его проблему, существующую на данный момент. В процессе расстановок выявляются позитивные пути выхода из сложившейся ситуации. Однако она первая заметила, что расстояние между людьми, положение тела и то, куда направлен взгляд участников, показывает нам действительные взаимоотношения в данной семье.

Сатир начала работать с реальной семьей клиента, но когда кто-то из ее членов не смог присутствовать на занятии, его заменили посторонним человеком, которого попросили сыграть роль отсутствующего члена семьи. Вот тогда-то и выяснилось, что человек, не принадлежащий к данной семейной системе, находясь в роли, может чувствовать и на самом деле чувствует то же самое, что и действительный член семьи. Хеллингер усовершенствовал идею Сатир, приглашая на сцену только заместителей настоящих членов семьи, разрешая им следовать своим внутренним ощущениям, освобождая их от воздействия личных интерпретаций клиента.

В своей работе Хеллингер опирается также на изыскания канадского психотерапевта Эрика Берна, основателя транзактного анализа. Если человек осознает этот сценарий, признается себе в том, что следует ему, тогда у него появляется возможность изменить сценарий или выбрать другой.

Однако Берн не пошел дальше личной жизни человека, тогда как Хеллингер обнаружил, что сценарий может быть унаследован от старшего поколения и воспринят как свой собственный. Важно отметить, что, несмотря на то, что работа Хеллингера во многом обязана другим формам терапий, Семейные расстановки оказываются чем-то большим.

Они являют собой органическое целое, одну из самых глубоких и мощных терапий, известных человечеству. За одну сессию, длящуюся порой не более двадцати минут, открываются истины о семье и о человеке, которые могут исцелить, трансформировать, освободить и радикальным образом изменить его жизнь в лучшую сторону. Сеанс Семейной расстановки обманчиво прост. Тот, кто хочет рассмотреть динамику своей семьи, выбирает среди участников группы тех людей, которые будут представлять различных членов его семьи, а также того, кто будет представлять его самого.

Не давая им никаких инструкций или пояснений, клиент определяет их позиции и расставляет в пространстве так, как он это чувствует. Перед нами предстает портрет семьи: Нередко заместитель сообщает об ощущениях в теле, которые в точности соответствуют недомоганию замещаемого члена семьи, которого он даже не знает.

Когда мы попросили эту женщину рассказать подробнее о своей семье, она сказала, что до нее у ее матери родилась мертвая девочка, и врачи установили, что если бы она выжила, то была бы психически ненормальной.

Как только она произнесла эти слова, заместительница ее собственной психически ненормальной дочери захотела лечь на пол. После того, как мы добавили в расстановку мертворожденную сестру, дочь-инвалид почувствовала себя значительно лучше.

Из подобного развития событий мы сделали вывод, что дочь-инвалид переняла судьбу своей мертворожденной тети. Дедушка и несколько его детей были убиты нацистами. Клиентка выбрала заместителей на роли своего дедушки, тетей и дядей — жертв нацистских репрессий, но и после этого она по какой-то причине не могла до конца принять своего деда и тех, кто погиб в концентрационном лагере.

Мы пребывали в тупике до тех пор, пока я не ввел в расстановку представителя нацистов. Неожиданно клиентка почувствовала облегчение и ощутила потребность подойти к представителю нацистов и встать за ним. У одной женщины были проблемы с дочерью. Она чувствовала, что дочь ее не уважает. Выяснилось, что у мужа этой женщины еще до нее была жена, которую он обманул и бросил. Поэтому дочери пришлось идентифицироваться с первой женой своего отца. Заместитель дочери сказала, что чувствует сильную злость на отца и ревность по отношению к матери.

Освобождение пришло, когда я добавил в расстановку бывшую жену отца, и когда оба родителя с уважением признали ее существование. Подводя итоги, скажу, что Семейные расстановки направлены на то, чтобы признать законы коллективной совести, подчиниться им и принять каждого члена семьи с любовью, которая восстанавливает гармонию. Из примеров видно, что коллективной совести все равно, кем является забытый родственник или даже не родственник, но значимый для системы человек — нужно помнить и уважать всех.

В противном случае в какой-то момент вновь вошедший в систему ребенок возьмет на себя судьбу забытого участника системы, чтобы таким образом восстановить равновесие.

Мы видим, что, несмотря на хитрые маневры коллективной совести, которая заставляет детей брать на себя чужие судьбы, забытый член системы так и остается забытым, поскольку ребенок, его замещающий, может быть лишь его искаженной копией.

Осознание правды ситуации восстанавливает порядок, позволяя энергии течь в правильном направлении, и освобождает обоих. Когда мы подчиняемся требованиям коллективной совести и возвращаем в систему забытых членов семьи на те места, что принадлежат им по праву, когда мы помним обо всех и всех уважаем, то чувство облегчения и внутреннего успокоения нисходит на всю систему.

Только тогда тот, кто взял на себя чужую судьбу, может снять с себя груз ответственности и вздохнуть свободно. С одной стороны, это расположение вещей в соответствии с определенной схемой, когда у всего есть свое место, с другой — это хорошее самочувствие. Когда у нас нет никаких причин жаловаться, мы говорим, что у нас все в порядке. В Семейных расстановках порядок означает, что члены семьи стоят в определенной последовательности, то есть в хронологическом порядке. В зависимости от времени входа в систему у каждого члена семьи есть свое место.

Те, кто пришли в систему позднее, занимают последующие места. Поток любви течет беспрепятственно, если этот порядок соблюдается. На поверхности порядок выражает последовательность появления людей в системе, а на глубинном уровне означает чувство комфорта и гармонии.

Другими словами, место каждого члена семьи определяется временем его входа в систему, и если порядок соблюдается, то все участники испытывают умиротворение и расслабление. Когда в семейной системе все в порядке, то расстановка, как правило, выглядит следующим образом: Участники располагаются по кругу по часовой стрелке. Иногда дети встают напротив родителей, что тоже можно рассматривать как воображаемый круг, в котором участники встают по часовой стрелке. В такой последовательности члены семьи чувствуют себя лучше всего, каждый из них знает, что занимает свое место.

Данный порядок не выдуман психологами или психотерапевтами. Он универсален и был открыт во время работы с семьями, сначала Хеллинегром, а затем и другими терапевтами. Порядок отражает то, как мы воспринимаем действительность, пытаясь все расставить по своим местам во времени и пространстве.

Порядок проявляется также и в том, как мы воспринимаем собственную семью. Для нашего сознания важно, чтобы у каждого члена семьи было свое место. Если семейный порядок нарушен, то возникают разного рода переплетения, которые необходимо распутать.

Для этого и делается расстановка, во время которой члены семьи или их заместители ищут для себя место, где им было бы наиболее комфортно. Итак, время вхождения в систему или срок пребывания в семейной системе определяет место, которое данный член семьи в ней занимает, что непосредственно отражается в расстановке.

Коллективная совесть сохраняет за каждым участником его место. Это значит, что на глубинном уровне каждый в семье знает, какое место принадлежит именно ему.

Он может это осознавать, а может и не осознавать, но у него есть внутреннее чувствование правильного порядка в семье. Выражая этот порядок, члены семьи находят свое место, которое зависит от времени их вхождения в систему. Давайте взглянем на пример Морин. Она родилась в Ирландии, и у нее было семь братьев и сестер, четверо из которых умерли в очень раннем возрасте: Морин жалуется, что очень часто испытывает смущение и постоянно во всем сомневается. Она не может понять, чего хочет от своей карьеры, поэтому ей трудно сконцентрироваться на каком-то конкретном проекте и получить удовлетворительные результаты.

Прежде всего, я расставляю ее семью по порядку. Напротив я ставлю всех детей по возрасту справа налево. Я включаю всех умерших братьев и сестер Морин. Благодаря этой простой расстановке клиентка испытывает большое облегчение. Впервые в жизни она чувствует, что все члены ее семьи рядом с ней и у каждого есть свое место. Чтобы закрепить полученный результат, я прошу Морин встать в расстановку, а затем подойти к каждому умершему брату и сестре по очереди и проявить уважение к их месту в семье.

Я прошу ее произнести следующие фразы: Со стороны все кажется слишком простым, но для Морин это был сильный, исцеляющий опыт. Впервые в жизни она смогла увидеть своих братьев и сестер, признать их существование и обратиться к ним, но что еще важнее — она смогла найти свое собственное место в семье.

Это помогло ей выйти из того состояния замешательства, в котором она пребывала. Теперь, когда право каждого ребенка быть частью семьи признано, все остальные члены семьи чувствуют себя гораздо спокойнее и увереннее, особенно Морин.

Положение, которое занимает человек в расстановке, может указывать либо на порядок, либо на его отсутствие.

Например, когда дочь стоит рядом с отцом, а мать идет после нее, это значит, что дочь в этой системе слишком значима. Она занимает место матери, что создает определенный дисбаланс. Соответственно, она воспринимает отца не как отца, а как возлюбленного, и преуменьшает при этом значение матери.

Все в расстановке чувствуют, что здесь что-то не так. Когда же мы меняем местами мать и дочь, то есть ставим мать рядом с отцом, а дочь рядом с матерью, все в расстановке испытывают облегчение.

Существуют более сложные системы, которые включают в себя бывшего партнера одного из родителей, а иногда даже его детей. Тогда место первого партнера и его детей будет перед вторым партнером и его детьми. И вновь участники располагаются по часовой стрелке в соответствии с моментом их входа в систему.

Каждому должно быть определено свое собственное место, которое не должно быть и не может быть занято кем-то другим. Как мы увидим в следующих главах, многие проблемы в отношениях возникают из-за предыдущих партнеров, о которых забыли. Таким образом, порядок должен соблюдаться не только в отношениях между детьми и родителями, но и в целом между теми, кто пришел в систему раньше, и теми, кто появился в ней позднее.

Теперь, уважаемый читатель, я приглашаю вас провести эксперимент, который поможет вам лучше разобраться в том, что такое система и ее динамика. Найдите несколько небольших предметов, которые легко взять в руку. Это могут быть ручки, монеты, коробочки от компакт-дисков, очки или часы.

Единственное условие заключается в том, что эти предметы должны каким-то образом указывать направление. Положите предметы перед собой на стол, сядьте удобно и позаботьтесь о том, чтобы в течение нескольких минут вам никто не мешал. Когда будете готовы, закройте глаза и постарайтесь вспомнить каждого члена вашей семьи, той, откуда вы родом, включая всех, о ком в семье не принято говорить.

Отметьте, что вы чувствуете по отношению к каждому их них, трудно ли вам вспомнить этого человека или легко. Уделите немного больше внимания тем, о ком вам трудно вспоминать. Теперь посмотрите на предметы, лежащие перед вами, и определите, какие из них будут представлять ваших родственников. Затем разложите их в соответствии с отношениями в вашей семье так, чтобы было понятно, кто в какую сторону смотрит.

Посмотрите на сложившуюся картину, представьте, что эти люди испытывают по отношению друг к другу. Кто на кого смотрит? Кто занимает чужое место? Кому хотелось бы покинуть систему? Может быть, кого-то не хватает? Сейчас мы не будем превращать это упражнение в полноценную сессию, но даже из того, что получилось, вы можете вынести что-то для себя важное, увидеть сложную динамику взаимоотношений, открывающуюся перед нами, как только мы делаем подобные расстановки.

Во всех семьях главное место занимают родители — без них не было бы и детей. Человек становится родителем просто потому, что у него рождается ребенок, он дает жизнь новому человеку.

В этом смысле это завершенная комплексная сделка, нельзя ничего ни отнять, ни добавить к детско-родительским отношениям. В них оба родителя равны и оба равно хороши для ребенка. После рождения ребенок получает круглосуточную заботу со стороны родителей: В той или иной степени процесс продолжается до тех пор, пока ребенок не вырастет и не станет самостоятельным.

По сути, родитель дает, а ребенок берет. С точки зрения семейных систем важно понимать, что это однонаправленный поток: Поэтому детско-родительские отношения совершенно не уравновешены, ребенок никогда не сможет отдать родителям то, что у них взял.

Невероятно, как родителям удается давать детям так много и так долго! С самого нашего рождения и до тех пор, пока мы не повзрослеем, родители заботятся о нас непрерывно. Однако большинство из нас об этом просто не задумываются. Родители делают для нас столько, что никогда в жизни мы не сможем им это возместить. Однако в итоге ребенок все равно отдает то, что дали ему родители, только не им, а своим детям. Таким образом природа заботится о воспроизведении жизни, передавая накопленный опыт из поколения в поколение и обеспечивая выживание не только отдельных индивидуумов, но и всего человечества.

Как я уже говорил, получение подарка вызывает в нас желание отдать взамен нечто равное по значению, но ни один ребенок не в состоянии вернуть родителям полученные от них дары. Понимание того, как много дают родители, в сочетании с невозможностью хоть как-то это компенсировать, часто приводит ребенка к огромному желанию все же сделать что-то значительное для своих родителей.

Ребенку очень сложно выдержать страдания папы или мамы, и он изо всех сил старается освободить их от боли, не осознавая, что чужой крест нести невозможно. Но тем самым он нарушает естественный ход вещей, в соответствии с которым ребенок должен получать, а родитель — отдавать. Вместо этого ребенок становится родителем для своих родителей, низводя их до уровня детей, из-за чего все переворачивается с ног на голову.

Мы часто видим, как дети злятся на родителей, и это может быть еще одним способом снизить напряжение, возникающее из-за невозможности отдать им то, что они дают. В итоге дисбаланс в отношениях побуждает ребенка покинуть родителей, а гнев помогает ему оправдать свой поступок.

Но такой вариант кажется хорошим только с внешней стороны, внутренне мы не можем полностью расстаться с человеком, на которого злимся.

Гнев, как и любовь, является сильным связующим элементом во взаимоотношениях. Итак, мы видим в детях два стремления: В обоих случаях ребенок остается привязан к родителям и не может по-настоящему от них отделиться. Естественным и зрелым выходом из ситуации является чувство глубокой благодарности по отношению к родителям, и не только чувство, но и постоянное его проявление. С одной стороны, это связывает нас с ними и дает нам силу, с другой — позволяет внутренне отсоединиться и жить собственной жизнью.

Во время семейных расстановок участники начинают понимать, что, если в семейной системе не соблюдается порядок, то эта система дисгармонична, а ее члены живут в напряжении, что неизбежно приводит к конфликту. Переставляя членов семьи так, чтобы они чувствовали себя комфортно, мы восстанавливаем гармонию данной системы. Таким образом мы хотим обозначить его главную роль в восстановлении баланса и гармонии любой семейной системы.

Когда ребенок выражает благодарность и уважение по отношению к родителям, гештальт [2] закрывается, прошлое перестает негативно влиять на настоящее. Это позволит ребенку стать более целостной личностью. Для признания существующего порядка мы произносим простые фразы. Однако, во-первых, душа понимает истинность этих слов, а во-вторых, они отражают глубинный порядок вещей.

Когда в ходе расстановки сын говорит отцу: В этом случае порядок окажется перевернутым с ног на голову. Существует множество способов, которыми мы можем выразить родителям свою благодарность в зависимости от ситуации.

Например, ребенок, который принимает чью-то сторону в конфликте родителей, должен отступить, признавая, что он — всего лишь ребенок и не может вмешиваться в их отношения. Проявлением уважения может быть и безусловное принятие любых родительских решений в отношении нас.

Взрослому человеку это может показаться несправедливым, особенно если мы считаем свое неповиновение оправданным, например, когда родители жестоко с нами обращались или вели себя по отношению к нам глупо. Но Семейные расстановки функционируют на совершенно другом уровне и не подвержены различным суждениям. В ходе сессии возникает только один вопрос: Ханна родилась в Германии и никогда не видела своего родного отца.

У ее матери был непродолжительный роман с американским солдатом. Потом она вышла замуж. Ханна была маленькая и думала, что муж ее мамы и есть ее родной отец. Когда же Ханна выросла, она узнала правду. Я предложил ей сделать расстановку. Выбрав из присутствующих мать и биологического отца, она поставила их лицом друг к другу. Они стояли так довольно долго. Затем мать сделала шаг навстречу этому мужчине, но, не встретив никакой реакции с его стороны, отступила и повернулась к нему боком.

Когда мы добавили в семейный портрет заместителя Ханны, мать почувствовала стыд и гнев и попыталась закрыть собой отца Ханны так, чтобы та не могла его видеть. Тогда я попросил дочь сказать матери следующее: Мать расслабилась и неожиданно начала плакать, переживая сильную боль.

Ханна встала на свое место в расстановке и признала, что матери действительно больно, и в то же время Ханна оставила ей ее боль. Благодаря этому она впервые смогла взглянуть на своего настоящего отца. Ситуация изменилась в тот момент, когда Ханна согласилась с решением матери не рассказывать ей про родного отца.

Принимая то, что родители решили в отношении нас, мы исцеляем наши отношения, восстанавливаем Священный Порядок и отдаем родителям их законное право нести за нас ответственность. Жалуясь на родителей или злясь на них за то, как они с нами обошлись, мы их осуждаем и таким образом становимся выше них. В результате рано или поздно мы себя накажем, чтобы восстановить равновесие.

Существует закон, который нам сложно понять и принять, и, тем не менее, он управляет всеми человеческими отношениями. Закон этот состоит в следующем: Отвергая их, мы думаем, что становимся независимыми и обретаем свободу, но в действительности мы не можем отделиться от них негативным способом — отвержение лишь укрепляет нашу связь.

Мы — отражение своих родителей. Ведь именно то, что мне не нравится в моих родителях, скорее всего, мне не нравится в самом себе. Принимая родителей всем сердцем, мы выражаем любовь и самим себе. Принимая недостатки родителей и проявляя уважение к тому факту, что они дали нам жизнь, мы становимся более зрелыми.

Обычно мы думаем, что стали бы гораздо лучшими людьми, если бы у нас были другие родители: Многие из нас мечтали, чтобы нашими родителями были родители друзей или родители, которых мы видели в кинофильме. Но с чужими родителями мы не смогли бы стать собой. Желая себе других родителей, я веду себя так, как будто хочу быть другим человеком. А если я все время хочу быть кем-то другим, то как я могу быть в ладу с собой? С точки зрения Священного Порядка есть только один способ примириться с собой — научиться искренне уважать своих родителей.

Это глубокий акт принятия, практически священное действие, священный жест. Когда мы проявляем почтение и уважение по отношению к родителям, мы чтим не только отца и мать, но и бабушку с дедушкой, а также остальных своих предков. Мы склоняемся в глубоком поклоне перед всем своим родом, перед теми, благодаря кому мы живем, и принимаем жизнь во всем ее разнообразии. Мы выражаем глубочайшее почтение самому источнику жизни.

Многие люди злятся на своих родителей и хотят, чтобы их жизнь сложилась иначе. Сами того совершенно не замечая, они живут одними надеждами и не ценят того, что с ними происходит здесь и сейчас. Их ожидания никогда не оправдываются, и поэтому они считают себя жертвами. Это делает их бессильными: Эти люди обращают внимание лишь на то, сколько любви они недополучили, и не замечают того, что у них уже есть. Таким образом, постоянно ожидая от родителей чего-то большего, они тем самым не могут от них отделиться и стать самостоятельными.

Большинству из нас в определенный период жизни приходилось сталкиваться с подобной ситуацией. Каждый раз, когда мы хотим изменить то, что не в нашей власти, мы оказываемся в плену именно у того, что хотим изменить.

Мы думаем, что хотим перемен, потому что испытываем дискомфорт, но на самом деле больше всего нас расстраивает невозможность осуществить желаемые перемены. И тогда наши несчастья удваиваются: Ребенок не способен отделиться от родителей и в то же время не может полюбить их всем сердцем.

Но как только он скажет: Парадоксально, но, когда он кланяется родителям, когда он проявляет по отношению к ним неподдельное уважение, он получает возможность стать свободным. В расстановках существует много способов выразить уважение родителям. Например, заместитель клиента или сам клиент обращается к родителям с такими словами:. Я принимаю этот бесценный дар со всеми его последствиями. Я благодарю тебя за ту цену, которую ты заплатила, и я сделаю все возможное, чтобы выразить тебе свою благодарность делом.

Я сделаю что-то в твою честь, чтобы жизнь, которую ты мне дала, не оказалась напрасной. Ты — самая лучшая мама для меня, а я — самый лучший ребенок для тебя. Ты — большая, я — маленький. Таким образом клиент признает место матери в семье. Подобное проявление уважения и благодарности — это единственный способ полностью отделиться от своих родителей. Все остальное приведет лишь к частичной самостоятельности. И это верно для всех детей, даже для тех, кто подвергался насилию со стороны родителей или был брошен на произвол судьбы.

Из примеров Макса и Антонеллы мы видели, как ребенок идентифицируется с бабушкой или дедушкой, предоставляя им, таким образом, место в системе. Макс идентифицировался с дедушкой и воспринимал свою мать как собственного ребенка, пытаясь взять часть ее боли на себя. Возвращая дедушку в семью через внука, коллективная совесть заботится о том, чтобы ни один член семьи не был забыт. Ребенок из любви к родителю соглашается взять на себя часть его бремени. Однако даже если он берет на себя лишь малую толику родительских проблем, роли меняются.

Коллективная совесть не учитывает интересов ребенка и не заботится о том, чтобы он стал зрелой личностью. Ребенок становится заложником ситуации. Ему чрезвычайно трудно вырваться на волю, потому что если он не будет страдать за родителя, то будет чувствовать себя виноватым. Для него это равносильно предательству. И все же прожить чужую жизнь невозможно. Слепая любовь к родителям, его глубочайшая биологическая привязанность к матери и отцу настолько сильна, что порой ребенок готов за своих родителей даже умереть.

Он не способен осознать и принять тот факт, что каждый должен сам разбираться с собственной жизнью, насколько болезненным это ни было бы.

Этим дети отличаются от взрослых. Вырастая, мы начинаем понимать, что каждый из нас — уникальная, отдельная личность, которая не может и не должна жить чужой жизнью. Но, как я уже говорил, дети живут в мире фантазий, и каждый ребенок верит в чудо, в то, что он сможет облегчить боль родителей, взяв часть их забот на себя.

Результат заблуждений всегда один и тот же: Теперь уже страдает не один человек, а двое. Взяв на себя материнскую боль, ребенок лишает мать возможности повернуться лицом к собственным страданиям и стать благодаря этому сильнее и мудрее. И, кроме того, он не осознает, что мать любит его и не желает ему той боли, которую пришлось пережить ей самой.

Его страдания не только бесполезны, но и усиливают материнскую боль. Во время расстановки одного нашего клиента, у которого есть жена и ребенок, стало очевидно, что он стремится уйти из семьи и быть со своим отцом. Отец клиента совершил самоубийство, когда тот был маленьким мальчиком. Здесь мы вновь сталкиваемся с уже знакомой моделью, когда ребенок пытается взять на себя часть боли отца.

Но заместитель, исполнявший роль отца и осознававший, что происходит, разозлился. Он не хотел, чтобы сын страдал за него или как-то вмешивался в его личную судьбу, и все время подталкивал сына обратно в его семью.

Понимание тщетности усилий является огромным шагом на пути от слепой любви к любви более осознанной. В контексте Семейных расстановок, действуя из слепой любви, ребенок может сказать: Однако если любовь ребенка станет более осознанной, то его слова будут другими: Я знаю, что тебе пришлось пережить много боли.

Вот более зрелый и здоровый подход. Но эти слова не должны произноситься холодным, отстраненным тоном, как будто мы хотим избавиться от матери и ее проблем. Только искренность и любовь помогут нам вернуть родителям их бремя, иначе ничего не изменится. Возвращать родителям их боль чрезвычайно трудно. В этот момент ребенок сталкивается с глубочайшим чувством вины, поскольку в нем есть сильное стремление принадлежать матери, быть с нею рядом.

Не помогая матери нести ее бремя, ребенок автоматически оказывается виноватым. Более подробно о чувстве вины мы поговорим в следующей главе.

Итак, во время расстановок мы пытаемся понять, насколько клиент готов сделать шаг от слепой любви к любви осознанной и вернуть родителям их бремя. На это требуется немало усилий.

Взяв на себя боль и страдания наших родителей, мы чувствуем глубокую связь с ними и ни за что не хотим ее разрывать. Никому не хочется остаться в одиночестве. Но в тот момент, когда мы скажем родителям: Нет иного способа расти. Когда мы испытываем глубокую благодарность по отношению к родителям и говорим им, что они сделали для нас все, что могли, тем самым мы сообщаем им, что больше не нуждаемся в их поддержке.

Однако в глубине души нам не хочется покидать уютное родительское гнездышко. Под крылом у матери и отца не так страшно. И хотя там ужасно душно, мы не торопимся учиться летать. У нас нет особого желания занимать принадлежащее нам по праву место в этом мире. Уж лучше остаться незрелой, инфантильной личностью, несмотря на недетский возраст.

Ощущение самостоятельности и твердой почвы под ногами дает нам огромную силу. Но чтобы разорвать связь с родителями и затем вновь строить с ними отношения уже на основе осознанной любви, нужно быть очень смелым. Мы видели, что с помощью вины совесть заставляет человека вести себя в соответствии с правилами того общества, к которому он принадлежит. Чувство вины — это осознаваемое нами чувство, оно возникает внутри нас, когда наши поступки выходят за рамки принятого в нашем сообществе поведения.

Например, если я кого-то обидел, то чувствую себя виноватым до тех пор, пока не найду способ как-то компенсировать нанесенный урон. Неотступное чувство вины говорит о том, что я все еще не взял на себя ответственность за свои действия и не восстановил баланс.

В соответствии с законом равновесия, лучше всего в данной ситуации признаться в том, что мы совершили, согласиться с тем, что мы виноваты, и сделать что-то, чтобы восстановить баланс.

Это можно назвать ответственностью. Восстановление баланса может выражаться по-разному. Например, мы можем задержаться на работе допоздна, чтобы исправить ошибку, допущенную нами по халатности.

Или, несмотря на то, что это не входило в его планы, мужчина может согласиться стать отцом, узнав, что женщина, с которой у него были отношения, беременна от него. Если мы берем на себя ответственность, или, другими словами, если мы признаем свою вину, то, как ни парадоксально, чувство вины перестает нас преследовать, и мы испытываем облегчение.

Нужно понимать, что именно мы должны разбираться с последствиями собственных действий. Никто другой не виноват в том, что с нами произошло: Когда мы оправдываемся или перекладываем вину на другого, мы пытаемся сделать вид, что не виноваты, и уйти от ответственности. Мы хотим избавиться от чувства вины и при этом ни за что не платить. Готовность отказаться от такого рода невиновности и признание своей вины — необходимое условие для дальнейшего роста. Однако нам нужно на секунду остановиться и еще раз обратить внимание на разницу между динамикой семейных систем и моралью.

О нем необходимо помнить, потому что законы семейных систем могут выдаваться за мораль и использоваться в качестве убедительных аргументов во время социальных споров, например, противниками абортов в Соединенных Штатах. Эти люди утверждают, что, раз женщина беременна, она автоматически является матерью. Поэтому она должна взять на себя ответственность и родить ребенка, даже если на самом деле она его не хочет и не сможет воспитать его как здоровую личность.

Также и мужчина, от которого она забеременела, теперь отец, и он в свою очередь должен поддерживать мать для того, чтобы сохранить равновесие. Если женщина забеременела, то она становится матерью, а мужчина, от которого она забеременела, отцом. Но то, как эти люди распорядятся своей ответственностью, принимая и признавая эти факты, зависит исключительно от них, а не от каких-то внешних норм поведения, социальных или религиозных.

С этой точки зрения женщина может признать свою ответственность и все же решиться на аборт. Подробнее об абортах мы поговорим позднее. Именно из-за глубоко укорененной привычки людей избегать ответственности необходима семейная терапия. Если в системе возникает дисбаланс, то с его последствиями будет разбираться либо тот, кто нарушил равновесие, либо кто-то из последующих поколений.

Как мы уже поняли, задача ведущего расстановки состоит в том, чтобы обнаружить дисбаланс, понять, на ком лежит ответственность, признать факты и помочь клиенту найти приемлемое решение.

Взять на себя ответственность и начать действовать — это одновременно и вызов, и личное достижение. Законы семейных систем не являются моральным кодексом.

Они возникли из биологической потребности в продолжении жизни. Как было замечено ранее, эти законы обладают своим собственным разумом, поскольку они сформировались много тысяч лет назад для того, чтобы сделать связь отдельного человека с группой максимально крепкой, а шансы группы на выживание во враждебной окружающей среде максимально высокими. Нам необходимо понимать этот древний закон и подчиняться ему, потому что все, что считается неправильным, должно быть уравновешено.

Иначе люди в семейной системе будут нести бремя последствий неправильных действий и неоправданно много страдать. Стремление восстановить баланс осложняется тем фактом, что последующие поколения в семье не осознают, какого рода ответственность они несут за поступки своих предшественников. Как я уже говорил во второй главе, существует неосознаваемая, гораздо более глубокая, гораздо более сильная вина, чем та, которую мы испытываем в связи с собственными ошибками.

И тут следует разделить два термина: Более подробно об этом я расскажу в четвертой части книги. Впрочем, вне зависимости от названия, эта наша часть побуждает нас нести ответственность перед семейной системой и заставляет подчиняться ее законам.

Например, у женщины, сделавшей большое количество абортов и не желающей нести за это ответственность, может развиться рак матки как компенсация за ее легкомыслие.

Или мужчина, бросивший первую жену с ребенком без какой-либо веской причины, может больше никогда не жениться. Или, если мы сильно ненавидим своих родителей, то так или иначе находим способ наказать себя за негативные чувства. И тут неважно, насколько плохо они с нами обращались.

Нам приходится компенсировать не только свои личные поступки, но и ошибки предыдущих поколений. Сын мужчины, чьи сестры были отданы приемным родителям, может открыть приют для детей-сирот. Или женщина, чья семья разбогатела в результате жестокой эксплуатации других людей, может все время терять деньги.

Потомки тех, кто когда-то совершил убийство, могут ощущать сильное желание покончить жизнь самоубийством. В зависимости от тяжести преступления, потребность в искуплении вины может прослеживаться в нескольких следующих поколениях. Многие наблюдали бесконечную сагу семьи Кеннеди, знаменитой династии Новой Англии, породившей одного президента, трех сенаторов и нескольких видных политических деятелей, которые либо погибали молодыми, либо были вовлечены в громкие скандалы, либо переживали другие серьезные трагедии.

На долю этой семьи выпало больше страданий, чем на долю всех жителей какого-нибудь американского городка. По легенде их семья была проклята, но для терапевта, ведущего семейные расстановки, очевидно, что члены семьи Кеннеди несут бремя негативных поступков, совершенных их предками.

Любой терапевт, занимающийся расстановками, был бы рад принять вызов и попытаться разобраться в системных переплетениях этой семьи, чтобы найти действительный источник ее проблем. Равновесие — это универсальный принцип, который выражается в том, что две полярности стремятся достичь баланса между собой. Рассматривая семейную динамику, мы видим, как коллективная совесть стремится уравновесить все, что когда-либо происходило в системе.

Если кто-то из предков совершил нечто и не взял на себя за это полную ответственность, то сила равновесия заставляет их потомков даже через несколько поколений нести груз ответственности за них. В Семейных расстановках закон равновесия действует не изолированно. И хотя я посвятил отдельное внимание каждому из трех основных законов принадлежности, порядка и равновесия , в жизни они работают одновременно. Давайте рассмотрим следующие примеры. Мать клиентки страдала шизофренией практически столько, сколько клиентка себя помнит.

Выяснилось, что у бабушки было одиннадцать абортов. Тогда стало понятно, что мать клиентки дочь бабушки расплачивалась за то, что сделала ее собственная мать. Она заболела, чтобы искупить вину, идентифицируясь как с не родившимися детьми, так и с собственной матерью, то есть одновременно и с жертвами, и с преступником, что и довело ее до шизофрении.

В одной семье басков были участники сепаратистского движения, совершившие много насилия во имя освобождения их земель от испанского гнета. Дядя клиента брат матери был случайно застрелен испанским полицейским. Брат клиента пропал без вести.

Родственники предположили, что он был убит. Сам клиент страдал от постоянного страха быть застреленным или совершить убийство — в прошлом он был связан с мафиозными структурами. Отец обоих братьев застрелил свою мать и покончил жизнь самоубийством. Динамика данной семьи такова: У нас была клиентка, состоявшая в прямом родстве с императором одной страны в десятом поколении. Она и ее отец гордились своим королевским происхождением. Но ее отца пытали при коммунистическом режиме, а она постоянно теряет деньги.

Расстановка показала, что она и ее отец расплачиваются за деяния своего высокопоставленного предка. Когда мы добавили императора в расстановку, он не смог сдвинуться с места, согнувшись под грузом несчастий тех людей, которые страдали во время его деспотичного правления.

Часто следующие поколения несут груз ответственности за своих прадедов, которые нещадно эксплуатировали людской труд. Их судьбы доказывают, что потомки стремятся искупить вину или заплатить за деяния своих предков, несмотря на то, что сами они не сделали ничего плохого. То же самое происходит и в прямо противоположных случаях. Если с членом семьи обошлись несправедливо, остальные родственники хотят отомстить за причиненные ему страдания. В этом причина бесконечных конфликтов между нациями, религиями и культурами подробнее мы поговорим об этом в главе 6.

И здесь важно еще раз отметить, что все это происходит с людьми без их личного на то согласия, помимо их воли и сознания. Чаще всего мы даже не знакомы с тем, кого замещаем, и скорее посчитаем определенные события следствием своих собственных ошибок.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress