Икона для Бешеного Виктор Доценко

У нас вы можете скачать книгу Икона для Бешеного Виктор Доценко в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Я стала надеждой для фейри. Но моя прежняя жизнь отныне в прошлом. Я нашла свою любовь в лице…. С желаниями стоит быть поосторожнее. Ты хотела перемен в жизни?

Он - избалованный сын богатых родителей. Ему нужна фиктивная жена, чтобы отделаться от брака с…. Эбигейл Дентон убежала из дома, чтобы начать новую жизнь, только для того, чтобы опять….

Кристина чувствовала, что не стоит идти на поводу у подруги, но всё же уступила и согласилась пойти…. Я думала, что жизнь наладилась. Больше нет никаких тайн, принц снова стал моим опекуном, враги…. Очередная попаданка в мир магии. Маг, что проводил ритуал, случайно успел выхватить сознание из…. Не спрятаться и не скрыться В многоликой столице, И в тесной уличной клетушке Нечаянно встречаются…. В преддверии праздника хочется чего-то сказочного…Короткая история любви.

Три года назад Эльдар, известный среди трейсеров и джиперов под ником Ладон, пережил несчастный…. Максим — старший из двух братьев в семье. Привлекательный, мужественный и сильный, в то же время он…. Костры, на которых жгли ведьм, остались в далеком прошлом. Но загадочный Орден по-прежнему борется…. Изабель Мартинес была мгновенно очарована сексуальным Койотом, которого встретила в баре.

В отчаянии он снова отправляется в афганское пекло, чтобы найти там смерть. Получил еще одно тяжелое ранение, был спасен тибетскими монахами и в горах Тибета обрел Учителя, прошел обряд Посвящения… Обстоятельства сложились так, что Савелию Говоркову пришлось сделать пластическую операцию, сменить имя и фамилию. Он стал Сергеем Мануйловым: С помощью своего друга и учителя Савелия Говоркова Константин Рокотов выходит на след профессиональных убийц, пытающихся завладеть дьявольским изобретением… Книга заканчивается так: Потайной вход за камином открылся, и Джулия нырнула туда, не думая о возможной опасности.

В ее голове была только одна мысль, которая затмила все остальные, и ей до боли хотелось убедиться, что она ошиблась насчет тени. Константин последовал за ней. Оказавшись внутри, он догадался надавить на красную кнопку подобия пульта справа от проема, и камин немедленно встал на место.

Теперь тайный проход не скоро найдут, если найдут вообще: Они помчались по слабо освещенному подземному коридору. Свет исходил от редких лампочек, укрепленных под потолком. Следовало быть внимательны ми, чтобы не натолкнуться на укреплявшие стены деревянные балки. Через пару сотен метров они обнаружили короткую лестницу, ведущую вверх. Константин поднялся по ней и, осторожно откинув люк, выбрался наружу, затем помог подняться Джулии.

Они оказались в рыбацком сарайчике, судя по удочкам и сетям, развешенным на стенах. Сквозь щели между досками пробивался дневной свет. Это был берег реки. Прямо к ней уходил широкий деревянный помост. У его противоположного конца стоял на воде, едва покачиваясь, роскошный белоснежный катер. На палубе находился маленький столик с бутылкой шампанского и высокими хрустальными бокалами.

За столиком сидели трое: Водоплясов в своей коляске, улыбающийся человек средних лет с восточным типом лица и человек, сидевший спиной, лицо которого рассмотреть было невозможно. Ничуть не удивившись появлению Рокотова и Джулии, улыбающийся человек поднял бокал, словно приветствуя их. Вслед за его жестом взметнулась рука и того, кто сидел спиной.

В ней был виден какой? Через мгновение раздался мощный взрыв в том месте, где находился дом Молоканова. От лаборатории, которой так гордился Аристарх, не осталось и следа. К счастью для милиционеров, взрыв раздался, когда они только подъезжали к воротам, и из них никто не пострадал. В тот же момент мощный двигатель катера взревел, резко сорвался с места и исчез за речным поворотом, подняв большую волну, которая подкатила к самым ногам Джулии. Костик сразу догадался, что этим третьим был его учитель Бешеный, только что преподавший ему очередной урок.

Но Джулии, держа слово, данное Савелию, он, естественно, ничего не сказал… Когда? Во всем разобраться помог наночип, обнаруженный Савелием в теле китайского профессора, на которого они вышли благодаря всеведущему Широши.

Но обо всем этом когда? Время встречать своего брата, великий Тамерлан! Тамерлан открыл глаза, но не торопился встать, чтобы выйти из шатра и наблюдать, как поднимается Солнце, его названый брат. Каждое утро верный Будиг—хан, сын Маликена, двоюродного дяди Тамерлана, будил его этой фразой. И каждый раз Тамерлан не торопился, чтобы слуги видели: Тамерлан не спешит склонить голову перед Солнцем. Они — Тамерлан и Солнце — равные хозяева этого мира: Тамерлан — на земле, Солнце — на небе.

Когда Тамерлан вышел, первые лучи Солнца пересекли реку Сосну от берега до берега, как перила золотого моста, соединившего Великую Русь и Золотую Орду. Позади, за спиной Тамерлана, дымились руины русских монастырей, деревень и старинного города Ельца, устоявшего перед дикими набегами половцев, но захлебнувшегося в визжащем потоке хлынувших на Русь татарских полчищ Тамерлана.

Наша цель — Последний Берег Последнего Моря! И миллионы воинов, склонив головы, дали клятву верности, кровью поклялись выполнить приказ брата Солнца. Зажмурившись, Тамерлан стоял на холме, подставив лицо ласковым лучам еще молодого светила и прислушиваясь к звукам оживавшего лагеря.

О, эти дивные звуки проснувшегося войска! Крики нойонов и туменников, собирающих отряды для проверки. Истошные вопли непотребных девок, которых плетьми гонят прочь из лагеря, потому что женщина в бою — плохая примета. Ржание лошадей, вернувшихся с водопоя и жадно накинувшихся на овес.

Тысячи и тысячи тонких струек дыма, устремившихся к небу от костров, над которыми уже булькает в казанах вареная баранина с перцем — еда настоящего воина, от которого идет одуряющий запах по всему необъятному полю.

Тамерлан открыл глаза и тут же зажмурился. Сотни тысяч лошадей пришли в смятение, издавая безумное ржание, тряся гривами, выбивая копытами комья земли и задирая хвосты. Пена появилась на конских мордах. Напрасно всадники пытались успокоить животных. Порядок, непререкаемый в войсках Великого Тамерлана, нарушился, стройные ряды распались.

Туменники носились между рядами, истошно вопя, охаживая плетьми людей и коней. Войска пришли в смятение, никто не понимал, что происходит. Все смотрели на холм и ждали, что Великий Тамерлан одним своим словом восстановит ряды воинов, бросит в бой, и день закончится добычей, как всегда. Однако Великий Тамерлан смотрел насупленным взором и не произносил ни слова. Он вспомнил давешний сон. Внезапно послышался невнятный гул. Люди издавали крики ужаса и зарывались лицами в лошадиные гривы, лишь бы не видеть невероятную картину, что заняла все небо.

Единственный, кто остался недвижим, чья лошадь даже не пошевелилась среди всеобщего хаоса, был Великий Тамерлан. Он молча смотрел на небо. Смотрел словно в ожидании знака свыше.

Какие мысли были у него в голове? Только что светлое и безоблачное небо, наполненное пением птиц, пронизанное лучами свежего солнца, в мгновение ока изменилось. Со всех сторон над войском собрались стаи свинцово—серых туч. Небо бурлило, переливаясь всеми оттенками серого и лилового, временами становясь иссиня—черным. Тамерлан понял, что там, наверху, идет страшный бой. Бой между братом Солнца, покровителем Тамерлана и его дикой орды, и небесными покровителями Святой Руси. Временами становилось так темно, что нельзя было видеть человека рядом с собой.

Тьма сменялась таким ярким светом, что приходилось прикрывать глаза. Лучи достигли неба, отразились от него, как от гигантского зеркала, и устремились на поле, к войску Тамерлана. Достигнув поля, лучи на миг ослепили воинов и лошадей. Еще миг—другой, и лучи прожгут насквозь кожаные шлемы и щиты, а от великого войска останутся обгорелые куски мяса — праздник для воронов. Тамерлан понял, что не в силах удержать войско, которое вот—вот побежит, бросая оружие и навеки покрыв позором своего повелителя.

Крохотный шинок, притулившийся на обочине дороги, вившейся вдоль опушки, превратился в маленький островок, окруженный непролазной грязью. Земля теперь была не земля, а топкое болото, окружившее шинок со всех сторон, оставив нетронутыми лишь подходы со стороны громадного черного леса.

Едва заметно просматривалась колея на дороге, да глубокие следы лошадиных копыт. Внутри питейного заведения темно: Вот и сейчас единый слабый огонек березовой щепочки, погруженной в постное масло, освещал убогое помещение.

Провалившийся деревянный пол, грубые деревянные лавки, не скобленые деревянные столы… В углу — большие плетеные бутыли, содержимое которых не вызывало сомнения. И еще — деревянная лестница, уходившая под потолок: Пожилая шинкарка закончила протирать последнюю кружку. Огляделась, достала из кармана кожаный кошелечек и вытряхнула деньги на стойку.

В темноте раздался звон мелких монет, сопровождаемый горестным вздохом шинкарки. Едва она успела сбросить обратно в кошелечек свое жалкое богатство, как за дверью раздался грохот. Еще через мгновение в шинок ввалились двое: Шинкарка обмерла, прижав к себе кошелечек. Оглянувшись по сторонам в поисках образов и не найдя их, он перекрестился на бутыль в углу и недовольно бросил:. А ну, живо, тащи водки, да еды какой собери то ж! Не видишь, с ног валимся…. Путники устало опустились на лавки и тяжело облокотились руками о грязный стол.

От них шел сырой запах ночного леса. Шинкарка не заставила упрашивать себя дважды, почуяв, что в накладе не останется. Тут же на столе появились кружки, миски с солеными огурцами, квашеной капустой и хрустящими рыжиками. На отдельном блюде был принесен изрядный шмат сала, и еще — большие куски волокнистой жесткой говядины. Из оплетенной бутыли шинкарка плеснула водки в высокий кувшин, прошаркала к столу и, не спрашивая, наполнила кружки до краев. Двое вцепились потрескавшимися губами в кружки, выпили до дна и крякнули от удовольствия так, что едва лучина не погасла.

И тут же вгрызлись в мясо, зачавкали капустой, захрустели огурцами да рыжиками. А что, хозяйка, — поинтересовался второй, с отвратительным рваным шрамом, тянувшимся через весь лоб, и острыми злыми глазками, — есть ли у тебя в кабаке, где переночевать? Как же так, — деланно удивился мужик с бельмом, — шинок держишь, а гостям спать негде? Я для гостей добрая! А ты лучше скажи нам, есть ли у тебя сейчас постояльцы?

Есть, да не про вашу честь! Двое господ, да каждый — со слугою. И все — при агромадных пистолях. И они уезжать собираются, приказали слугам лошадей заложить. Вовремя, значит, мы прибыли, — хмыкнул мужик с бельмом. Не бесись, бабка, будет тебе барская расплата. На лестнице раздался грохот сапог, и в шинок спустились двое, по внешнему виду — благородные господа. Их одежда была если не очень модной, зато дорогой и удобной для путешествия.

Парики они не носили, предпочитая фетровые треуголки, которые и в холод согреют, и в дождь от влаги предохранят. Оба были при шпагах, в тяжелых сапогах с ботфортами. У обоих был очень высокомерный вид, выдававший людей, знающих себе цену. Двое из Залуцкого побросали еду и уставились на господ. Те стояли посреди шинка, натягивая кожаные перчатки с длинными раструбами. В доме все молчали. Двери распахнулись, и вошли двое, одетые хорошо, но просто, что выдавало в них людей дворового сословия. Господин постарше бросил им пару слов на иностранном языке.

Поклонившись на ходу, слуги бросились вверх по лестнице. Не вы ли те господа, что из Святого Рима? Подарочек тут для вас имеем, как договаривались…. Ни один мускул не дрогнул на лицах господ. Лишь тот, что помоложе, переступил с ноги на ногу и бросил вопросительный взгляд на пожилого. Третий день мы в этой дыре с клопами в горелки играем, — говорил он, как иностранец, долгое время проживший в России: Двое из Залуцка с шумом отодвинули в сторону миски и кружки.

В их движениях чувствовалась усталость. Было заметно, что оба едва не валятся с ног. При виде пятен шинкарка едва удержалась, чтобы не закричать. Тряпка сползла, на миг приоткрыв то, что было в ней завернуто. Это длилось лишь миг. Тот с брезгливостью взял протянутое, держа сверток кончиками пальцев в перчатках.

По его лицу блуждала гримаса отвращения. Пожилой поднялся наверх, держа перед собой сверток. Когда господин вернулся обратно, то с трудом сдерживал торжествующую улыбку. И тут же кивнул своему молодому спутнику. Мужик с бельмом не стал ждать. Вырвав кошель из рук иностранца, он высыпал содержимое на стол.

По столу раскатились золотые монеты, матово блеснув в свете лучины. Двое из Залуцкого жадно пересчитывали монеты и не видели, как слуги иностранцев подобрались сзади. Мужик с бельмом надрывно охнул и схватился за бок, из которого потоком хлынула кровь. Человек со шрамом стоял, раскачиваясь и держась за перерезанное от уха до уха горло. Еще миг — и они попадали на пол. Слуги стояли, вопросительно глядя на господ. Пожилой, все с той же брезгливой миной, посмотрел на рассыпанное золото и сделал пренебрежительный жест.

Повинуясь ему, отталкивая друг друга, слуги бросились собирать монеты и запихивать за обшлаги рукавов, в карманы кафтанов и даже в рот. Пожилой передал молодому сверток из Залуцка, обернулся к обмершей от страха шинкарке и бросил ей пару золотых, добавив при этом:. А ну, канальи, ite, misa ets! Оставшись одна, шинкарка попробовала монеты на зуб, довольно улыбнулась щербатым ртом.

Посмотрев на трупы, скривилась и плюнула в сторону двери:. Щеки Савелия ласкал легкий теплый бриз. Он нехотя открыл глаза, и перед его несколько удивленным взором предстал хорошо известный ему просторный вольер. Прочно вцепившись коготками в проволочную стену вольера, на задних лапках стояли Лаврентий и Чика. Их блестящие глазки дружелюбно изучали Савелия, и оба зверька громко и радостно свиристели.

Савелию даже показалось, что они приветливо улыбаются. Сидя в удобном шезлонге, Бешеный протянул руку и по очереди погладил свинок. Они тщательно обнюхали его пальцы, заверещали еще пуще и начали подпрыгивать на месте. В глубине вольера Савелий заметил еще два пушистых копошащихся комочка. Но блаженное состояние — ласковый ветерок, милые зверюшки — продолжалось ровно мгновение.

На катере были еще инвалид и его девица. Савелий потайным ходом спас их из дома, в котором бушевала схватка непонятно кого и с кем. Припомнилось и то, как довольный Широши, обычно отвергающий алкоголь, предложил выпить по чуть—чуть за удачное завершение операции…. Никак не может без своих дурацких штучек! Ну зачем он меня опять вырубил? Как будто я не знаю координаты этого проклятого острова!

А вдруг он опять лишил меня возможности нормально ходить? Савелий рывком вскочил и сделал несколько шагов. Ноги безупречно повиновались ему. Он потянулся, размял мышцы и огляделся вокруг. Между большим домом и хозяйственными постройками появилось уютное на вид бунгало, которого раньше не было.

На открытой веранде в инвалидном кресле восседал спасенный им парень. Заметив, что Савелий смотрит в его сторону, он приветственно—призывно помахал рукой. Бешеный махнул в ответ и продолжил осмотр окрестностей. Обычно на острове постоянно проживали человек двадцать—двадцать пять. У каждого были свои строго очерченные обязанности, и каждый занимался своим делом.

На рейде на якоре стоял приличных размеров сухогруз под неизвестным Бешеному флагом. Между сухогрузом и берегом сновало десятка два моторных лодок и катеров. Машин на острове раньше и в помине не было, и когда удивленный Бешеный обернулся на звук, напомнивший ему шум мотора, то увидел самоходную буровую установку, медленно продвигавшуюся в глубь острова в сопровождении дюжины мужиков. В той стороне не было никаких жилых построек, и на пальмах и в густом кустарнике обычно находили себе приют летевшие через океан птицы.

Бешеный, естественно, поискал взглядом Широши. И обнаружил его в центре толпы на причале. Обычно невозмутимый, Широши был, очевидно, взволнован, о чем свидетельствовали громкие команды, которыми он сыпал на незнакомом Савелию языке и при этом энергично размахивал руками. Неспешно, по дороге продолжая разминать затекшие мышцы, Бешеный направился к причалу.

Заметив его приближение, Широши резко прекратил свою руководящую деятельность и с широкой и немного плутоватой улыбкой произнес:. Вижу и чувствую, что вы, как всегда, в великолепной форме! Я требую, чтобы вы раз и навсегда прекратили свои штучки!

Уж и не знаю, чем вам так не угодил мой мирный и чудесный остров, — обиженно надул губы Широши. Но поймите и меня. Вас пришлось усыпить за компанию. Вам наверняка и в голову не пришло, что у нашего гениального изобретателя и у его дамы никогда не было заграничных паспортов.

Чтобы выправить их и получить соответствующие визы, нужно несколько дней, а счет у нас шел буквально на секунды… Об этом вы, надеюсь, не забыли? Но у меня и паспорт, и все визы были в полном порядке, — гнул свою линию Савелий. При всем при этом и вам, Савелий Кузьмич, лишний раз перед пограничниками мелькать не следует. Уж простите меня старика, — примиряюще произнес Широши. Может, логичнее было оставить вас в Москве, — начал размышлять вслух Широши, — тем более, вы там очень скоро понадобитесь.

Хотя наземный транспорт у меня в распоряжении был, но я предпочел не рисковать, поскольку разъезд гостей от развалин дома Молоканова, надеюсь, вы согласитесь, был, мягко говоря, несколько сумбурным, и вы ненароком могли пострадать….

А зачем мне опять нужно ехать в Москву? Савелий настолько уже свыкся с этим, что оставил интересующую его тему. Он зашел с другой стороны:. Чем вызван всплеск необычайной активности? Вокруг выгружают, строят, бурят… Не иначе как вы открываете фабрику по производству клонов Бешеного?

Если бы, — театрально вздохнул Широши и возвел очи к небу. Он взял Бешеного под руку, подвел его к одному из продолговатых ящиков и сдвинул крышку. В одном бункере расположится арсенал, а другой предназначен для нас.

Там мы сможем укрыться во время нападения и руководить обороной. Сами тут готовитесь к горячим сражениям, а меня, старого и верного бойца, отправляете в Москву. Не ожидал я от вас такого откровенного предательства…. Широши деланно улыбнулся, но шутливый тон Бешеного не подхватил. Напротив, с назидательными интонациями в голосе ответил:. Похоже, вы и в самом деле не понимаете, кто волею судеб попал на остров и, очевидно, будет на нем находиться довольно продолжительное время.

Спасенный нами инвалид — гениальный изобретатель! Именно он изобрел наночип — крошечное устройство, которое и позволило мерзавцу Молоканову разбогатеть, уничтожив немало людей. Так Молоканов, стало быть, просто украл изобретение этого бедняги? Не только украл, но и успешно использовал в своих грязных целях, — охотно подтвердил Широши. Теперь вы понимаете, какой интерес может вызвать подобное изобретение у наших с вами общих противников? Расскажу вам все и очень скоро.

Мне нужно проследить за выгрузкой оборудования для его будущей лаборатории. Естественно, под землей, точнее, прямо под его бунгало.

Лаборатория для его удобства будет оснащена и небольшим лифтом. Этот инвалид — человек уникальных способностей, которые мы просто обязаны использовать во благо человечества. В немощной физической оболочке заключены могучий ум и нежная, добрая душа. Иными словами, ради блага человечества он сменил тюрьму Молоканова на вашу, которая, признаюсь, более уютна.

Он уже приговорен вами к вечному заключению на острове. Мое заключение оказалось не таким уж долгим. Какое вы имеете право так говорить — в тюрьме! Вот и выходит, что он просто поменял плохие тюремные условия на более комфортабельные, — не унимался Бешеный. Вы не шутите, откровенно намекая на то, что я намерен использовать талант этого человека для собственного обогащения? В каждой шутке есть только доля шутки, — ушел от прямого ответа Бешеный, чувствуя, что Широши уже на самом деле страшно злится.

Что нужно настоящему ученому—изобретателю? Возможность спокойно работать в комфортабельных условиях, не думать, где добыть средства для пропитания и необходимые приборы и материалы. Почему российские ученые сотнями уезжают в США, Германию, да бог знает куда — туда, где они могут отрешиться от быта и полностью отдаться любимому делу? Так вот, зная меня, вы не можете сомневаться в том, что условия у него будут самые лучшие.

И любящая женщина рядом… Что еще нужно? Ну, к примеру, заработает он с вашей помощью кучу денег, — Бешеный насмешливо глянул на Широши, — и захочется ему попутешествовать, да еще вместе с женой. А много ли в жизни путешествовали академики Курчатов, Зельдович, Харитон, создававшие первую советскую атомную бомбу?

Да они, извините, в туалет ходили в сопровождении двух охранников! Он и сам не знал, зачем затеял этот горячий, но, в сущности, бессмысленный спор. Скорее всего потому, что временами его раздражала самоуверенность Широши и его непоколебимая убежденность в том, что он, Широши, может распоряжаться судьбами любых людей.

А вы за Иннокентия не волнуйтесь, Савелий Кузьмич! Будет он и путешествовать. Я уже заказал ему самые современные протезы. Они позволят ему передвигаться самостоятельно, — гордо заключил Широши. Потом повернулся к ловко разгружающим лодки людям, давая понять, что разговор окончен. Направляясь к бунгало, Савелий был вынужден признать, что Широши и в этом случае не изменил своей обычной предусмотрительности.

Инвалид с блаженной улыбкой оглядывался вокруг. Давайте по—человечески познакомимся, — Бешеный протянул ему руку. Нравится, еще как нравится… а вам?

Давай, — легко согласился Савелий. Только я здесь не в первый раз. Океан тебе не речка! Да я недалеко от берега, побарахтаюсь немного и все. Уж очень воду люблю, не зря фамилия у меня такая — Водоплясов. Алевтина, крепко сбитая, голубоглазая, с круглым, типично славянским лицом, вышла на террасу с растерянным видом:.

Долго уговаривать Алевтину не пришлось. Она не позволила Савелию катить кресло, и они втроем отправились на берег. Там инвалида раздели, Бешеный взял Иннокентия на руки и отнес его в воду, где тот принялся барахтаться и плескаться со щенячьим наслаждением. Алевтина, убедившись, что Савелий уплыл очень далеко, быстро скинула с себя одежду и вошла в воду.

Белые гребешки волн ласково касались стройных ног, пышных бедер, шелковистого заветного треугольника, набухших вишенок сосков и блестящими каплями стекали по обнаженному молодому женскому телу. Алевтина с наслаждением окунулась в воду, но не поплыла вслед за Савелием, а обернулась и посмотрела на лежавшего у берега своего суженого. Иннокентий с восхищением наблюдал за ней. Алевтина приблизилась к нему, опустилась на колеи, ласково погладила его волосы, призывно посмотрела ему в глаза и со значением тихо спросила: Неужели тебя волнует его быстрое возвращение?

Вовсе нет… — томно прошептала Алевтина, вздрагивая всем телом, которое с каждым разом все сильнее отзывалось на ласки его мощных рук. Теперь мы всегда будем рядом, — прошептал он и медленно опустил ее на спину в набегавшие теплые воды океана. Никогда в жизни я не представляла, что можно так любить… — тяжело дыша, прошептала женщина, ощущая, как его руки опускаются все ниже и ниже.

Едва пальцы прикоснулись к сводам ее пещеры, она страстно выкрикнула: Однако Иннокентий не спешил исполнять ее просьбу: Тело женщины напряглось от экстазного исступления, и она, не в силах более сдерживаться, низверглась мощным потоком любовного нектара, неустанно приговаривая:. Ее голос возбудил Иннокентия еще больше. Она, благодарно поглаживая его руку левой рукой, правой нежно прикоснулась к его вздыбившемуся клинку. Он сейчас взорвется от желания, — прошептал Иннокентий и резко направил его в ее пещеру….

Когда Савелий подплыл к ним, они лежали в набегавших волнах, счастливые и обессиленные. Алевтина уже натянула платье, оно было мокрым и легко просвечивало все ее прелести, но это женщину нисколько не волновало. Она устало взглянула на Савелия. Нет уж, — резво вскакивая на ноги, возразила Алевтина, — своя ноша не тянет! Лицо Иннокентия светилось от восторга.

Затем, устроившись удобно в кресле, окинул взором океан, потом берег и еле слышно произнес:. По возвращении на веранду, как Савелий и ожидал, Водоплясов буквально засыпал его вопросами:. Как мы сюда попали? Чем ты и этот Феликс Андреевич занимаетесь? А что стало с Аристархом, пропади он пропадом? Уверен я, что Аристарх Молоканов погиб, и сейчас в аду черти его на кусочки рвут за страшные грехи. А вот дальше ответить тебе много сложнее. История эта такая странная и запутанная, что не меньше недели потребуется.

Ты человек неглупый, сам потихоньку разберешься. Тут уж Савелий не удержался от громкого хохота. Офицер я, спецназовец, служил и в Афгане, бывал и в других горячих точках. Ты, значит, задание здесь, на острове, выполняешь? А эти темненькие ребята, кто такие? Феликс Андреевич мне обещал лабораторию с самым совершенным и современным оборудованием.

Не дрейфь, возьми и сам спроси, — посоветовал Савелий, — мне он говорил, что среди его многочисленных кровей есть и русская. Спасибо, родной, — тихо поблагодарил Водоплясов, — успокоил ты меня, снял с сердца тревогу. Водоплясов, как и большинство людей которым приходилось сталкиваться с Бешеным, мгновенно ощутил к нему полное доверие.

Обделенный настоящей мужской дружбой, инвалид увидел в Говоркове надежного товарища, а главное — своего, простого парня. Андреич мне пообещал, что в лаборатории, которую он мне оборудует, я буду заниматься, чем захочу. Естественное в его положении недоверие продолжало веселить Бешеного, который вновь не удержался от смеха. Что уж, я и на это права не имею? Все права у тебя есть! Только чего ты такой недоверчивый? Жизнь научила; — просто ответил Иннокентий. Так что теперь я — ваш должник.

Чем я могу вас отблагодарить? Денег у меня никогда не было и нет…. Об этом Андреич, как ты его именуешь, позаботится. Кроме того, лично я не вижу никаких оснований считать, что ты мой должник. Спасли мы тебя практически случайно. Можно, — авторитетно сказал Савелий, — если он что обещал, то слово свое всегда держит. Держу пари, вы обсуждаете меня?

Собеседники были увлечены беседой, а Алевтина по возвращении с пляжа ушла в дом, чтобы не мешать мужскому разговору. До всестороннего обсуждения вашей выдающейся и таинственной личности мы не дошли. Просто не успели, — в том ему ответил Савелий. Так что сами и отвечайте: Тут вы правы, остров мой, — согласился Широши, и в этом смысле я хозяин, а вы — мои дорогие гости.

Имел я в виду совсем другое. Наши возможные, так сказать, деловые или, если угодно, производственные отношения. Широши выдержал паузу, во время которой Водоплясов беспокойно переводил взгляд с Савелия на Широши и обратно. Как вам, человеку стороннему, Савелий Кузьмич, нравится такая схема? Сами знаете, какой я бизнесмен, но вроде все по—честному, — высказал свое мнение Савелий. Тут на веранду вышла Алевтина и встала за спинкой кресла Водоплясова.

Похоже, она подслушивала, и предмет разговора ее заинтересовал. Полагаю, что лет примерно через пять с того момента, как наша схема заработает, вы, Иннокентий, станете очень богатым. Ну, это уж вряд ли. Тогда я их все тебе отдавать буду, — с облегчением проговорил Иннокентий и одарил подругу влюбленным взглядом.

Вот видите, как все замечательно получается, — Широши ободряюще улыбнулся Алевтине. Не хотите прикупить такой островок, как у меня? Да куда уж нам, — вздохнула Алевтина.

Вам нравится мой остров? Я рад, — удовлетворенно сказал Широши, — а вот Савелий Кузьмич мой остров совсем не любит и, оказываясь на нем, всегда сердито ворчит. Широши с невинной усмешкой глянул на Савелия, который оставил без внимания этот безобидный булавочный укол.

Алевтина и Иннокентий с недоумением уставились на Савелия, но ничего не спросили. А довольный Широши продолжал свою речь змея—искусителя. С такой головой, как у Иннокентия, на остров он наверняка заработает, может, размером немного поменьше….

Видите, как быстро вы начали думать о необходимых вещах, — подхватил Широши, — охрана вам обязательно потребуется. Пока вы оказали мне честь и гостите на острове, доверьте мне эту почетную обязанность. Потерпите немного, Савелий Кузьмич, я скоро все вам расскажу, — примирительно сказал Широши.

Феликс Андреевич, — взволнованно спросил Иннокентий, — а этот гад Молоканов, точно погиб? Видно было, что безмятежная атмосфера, царившая на острове, и даже блестящие перспективы, открывавшиеся перед ним, никак не могли исцелить страшную рану, нанесенную инвалиду Молокановым. Да я же говорил тебе уже, погиб твой Молоканов, — вступил в разговор Савелий.

Савелий и представить себе не мог, что когда они с Водоплясовым и Алевтиной пробирались к реке подземным ходом, Молоканов, хотя и полумертвый от страха, был захвачен людьми Гиза, который был убежден в том, что именно Молоканов и есть изобретатель всемогущего наночипа.

Но для вас, дорогой Иннокентий, этот гнусный тип уже не опасен. На остров он никогда не проникнет. Мы с Савелием Кузьмичом прибыли в Москву, чтобы установить реальные причины загадочных смертей нескольких очень обеспеченных людей.

Расследование вел ученик и друг Савелия Кузьмича, но он зашел в тупик. Вы, конечно, помните, Савелий Кузьмич, как с помощью очень древнего и уже отчасти ветхого устройства нам удалось выяснить, что со вceми усопшими был коротко знаком некий Молоканов, который в отличие от них был жив, здоров и, непонятно почему, процветал.

Очевидно, он был замешан во всех этих преступлениях, но как именно Молоканов умерщвлял свои жертвы. Да уж, поломали мы над этим голову и с вами, и с Костиком, — без удовольствия вспомнил Бешеный. Как вам удалось расколоть профессора: Его задело, что об этом китайском профессоре он слышал впервые. Я сразу заметил, что он резко изменился и стал неадекватен.

Совместными усилиями с Эльзевирой нам удалось этот наночип нейтрализовать. А как вы поняли, что профессору ввели наночип? Он как изобретатель гордился тем, что наночип практически нельзя было обнаружить. Поверьте, Иннокентий, я ни о чем не догадывался, — Широши был искренен в своем признании. Сначала я подумал, что ему ввели сильные психотропные средства или же он сам стал принимать сильнодействующий наркотик. После того как мы с Эльзевирой над ним поработали, он страшно побледнел и очень обессилел.

Пришлось отвезти его домой. На следующее утро мы с ним встретились, и он мне поведал историю своего знакомства с Молокановым, вместе с которым они открыли клинику.

Чжао Бин догадывался, что в его клинике по указанию Молоканова над некоторыми, особо отобранными, пациентами проводятся некие загадочные манипуляции. Он сам почти дошел до идеи наночипа, особенно после того, как от него освободился. Я запросил своих ученых, и они подтвердили и потенциальную возможность вашего изобретения, Иннокентий. Теперь следовало добыть доказательства, и тогда ученик Савелия Кузьмича проник в дом Молоканова, а потом на помощь ему явились мы….

Да уж, — вмешался в плавную речь Широши Савелий, — опоздай мы хоть не несколько минут, врятли бы мы так мирно здесь все разговаривали. Но я так до сих пор толком и не понял, к чему стремился Молоканов? На определенной стадии только разбогатеть, — ответил Широши, — но потом ему стало мало богатства, и он возжелал власти. И самое страшное, у него это могло получиться. Массовая вакцинация населения России под видом профилактики атипичной пневмонии, а на деле — введение наночипов дало бы ему неограниченные возможности манипулировать огромными массами людей.

Выполнение его амбициозного плана серьезно тормозилось тем, что наладить промышленный выпуск наночипов было не только технически сложно, но и рискованно… Практически все использованные им наночипы изготовлены нашим уважаемым гостем, который работал на Молоканова с утра до утра.

Бесценность головы господина Водоплясова, который единственный на земле знает секрет изготовления наночипа, требует особых мер предосторожности. Там, в Москве, Бешеный просто помогал Костику найти осторожного и безжалостного убийцу. Ни о каком наночипе оба они и слыхом не слыхивали, но после даже беглого рассказа Широши Савелий понял, что тот, безусловно, прав.

А значит, ты и вправду настоящий гений, Кеша! Не привыкший к комплиментам, скромняга Водоплясов покраснел как рак и пробормотал:. Скромность, конечно, украшает человека, — строго проговорил Широши, — однако же самоуничижение паче гордости. Вы, Иннокентий, должны понять. Что вам грозит страшная опасность, и притом с разных сторон…. Тот, явно стыдясь этого спонтанного взрыва эмоций, крепко обхватил ее за плечи и строгим голосом сказал:.

Аристарх помер, а где мы, никто не знает. Может, мы в его взорванном доме смерть свою и нашли! Именно так все и подумают, — авторитетно поддержал его Савелий. Феликс Андреевич — человек осторожный и предусмотрительный. Вы теперь под его защитой, да и я не лыком шит. Казалось, тон Савелия и его слова убедили Алевтину — она перестала голосить и рыдать, только еще немного повсхлипывала.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress