Хогарт Михаил Герман

У нас вы можете скачать книгу Хогарт Михаил Герман в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Уильям Хогарт На складе. Аннотация к книге "Уильям Хогарт" Книга известного искусствоведа Михаила Германа посвящена английскому художнику Уильяму Хогарту — , биография которого может привести в замешательство любого, кто отважится со вниманием ее изучить. Купив эту книгу сегодня, вы сможете выбрать себе подарков на р.

Руководство для тех, кто хочет стать мастером 28 рец. Манн, Иванов и Фербер: Владимир Любаров 1 рец. Комплект из 2-х книг 2 рец. О себе 2 рец. Иллюстрации к книге Михаил Герман - Уильям Хогарт. Рецензии и отзывы на книгу Уильям Хогарт. Напишите отзыв и получите до рублей Оставьте заявку на рецензии заявок: Новые рецензии Дата Рейтинг Кондратенко Надежда Все отзывы и рецензии 1.

Номер 1 3 рец. Лина и Сергей Прокофьевы. История любви 5 рец. В 2-х книга 3 рец. На передовой вдали от фронта. Внешняя разведка в годы Великой Отечественной 7 рец. Книги из серии Роман-биография. Споры с судьбой 1 фото. Книги автора Герман Михаил Юрьевич. Между прошлым и будущим 1 рец. Вид на Зимний 1 рец. Путь к триумфу 1 рец. Адмиралтейский проспект 1 фото.

Мистер Хогарт-старший не оставлял ученых занятий. Но и этот труд не принес ни успеха, ни денег. Так начиналось детство Уильяма Хогарта. К счастью, его воспоминания о первых годах сознательной жизни не ограничились гонкими ломтиками вареной баранины и капустными листьями на оловянных тарелках, дешевым разбавленным элем или тряпичными куклами сестер.

В доме, где щепотка чаю была роскошью, знание дарилось щедро. Отец учил сына со страстностью талантливого неудачника. Еще мальчишкой Уилли недурно читал по-латыни, понимал греческий, мог с грехом пополам объясниться по-французски.

Читая, он учился размышлять. В нем появлялась постепенно легкая склонность к вольнодумству и умение смотреть на жизнь философски — в той мере, в какой это доступно было его возрасту. В школе, однако, он учился прескверно. Лишнего узнавать не желал, а то, что его интересовало, уже знал от отца.

На уроках Хогарт-младший обычно рисовал, что сильно его развлекало. К тому же приходские школы в царствование доброй королевы Анны были настолько жалкими учреждениями, что едва ли могли научить чему-нибудь мальчика, уже читавшего Горация. При первой возможности Уилли бросил школу. Уильям Хогарт не видел других городов и не знал деревни. Лондон стоял у его колыбели, убаюкивал его глухим и грозным шумом, бросал в окна отблески пожаров и фейерверков, вползал в комнату липким морозным туманом или летней духотой, звонил в колокола, оповещая о казнях и торжественных процессиях.

Лондоном начинался и кончался мир. Все, что не относилось к Лондону, было просто географией. Правда, существовал еще Вестминстер, где заседал парламент, и Сент-Джеймский дворец, где жила королева, если не отдыхала в Виндзоре или в Бате. Но Лондон позволял себе об этом не помнить.

Столица — здесь, у нее есть права, дающие не слишком обоснованное, но приятное чувство независимости. Даже королева была тут гостьей. Лондонские мальчишки неясно, но гордо ощущали величие славного города.

Какой позор не быть лондонцем! Провинциальный сквайр в парике из конского волоса вызывал презрение, он не был причастен столичных тайн, он был чужак. Итак, Уильям Хогарт, подобно Тому Кэнти, жил в бедности, но не в невежестве.

К тому же бедность способствовала раннему выбору профессии и, следовательно, накоплению знаний не только академических. Так превратился он в столичного жителя. Ни древние авторы, ни современные ученые и богословы, чьи труды прилежно изучал Хогарт-старший, не научили его обыденному практицизму.

Он жил прескверно, иногда впроголодь. Правил корректуры для соседней типографии, сочинял проповеди ленивым пасторам, давал уроки. В младенчестве Уилли Хогарт часто мерз. Лондонский муниципалитет обложил ввоз угля высоким налогом — нужны были деньги на великолепный портлендский камень, из которого зодчий сэр Кристофэр Рэн возводил новый собор святого Павла. На топливе приходилось экономить — цена угля поднялась до тридцати шиллингов за чолдрен[2].

Сам того не зная, ребенок страдал во имя искусства. Прибавления в семье Хогартов происходили с завидной регулярностью: Мистер Хогарт-старший не оставлял ученых занятий. Но и этот труд не принес ни успеха, ни денег. Так начиналось детство Уильяма Хогарта. К счастью, его воспоминания о первых годах сознательной жизни не ограничились гонкими ломтиками вареной баранины и капустными листьями на оловянных тарелках, дешевым разбавленным элем или тряпичными куклами сестер.

В доме, где щепотка чаю была роскошью, знание дарилось щедро. Отец учил сына со страстностью талантливого неудачника. Еще мальчишкой Уилли недурно читал по-латыни, понимал греческий, мог с грехом пополам объясниться по-французски. Читая, он учился размышлять. В нем появлялась постепенно легкая склонность к вольнодумству и умение смотреть на жизнь философски — в той мере, в какой это доступно было его возрасту.

В школе, однако, он учился прескверно. Лишнего узнавать не желал, а то, что его интересовало, уже знал от отца. На уроках Хогарт-младший обычно рисовал, что сильно его развлекало. К тому же приходские школы в царствование доброй королевы Анны были настолько жалкими учреждениями, что едва ли могли научить чему-нибудь мальчика, уже читавшего Горация. При первой возможности Уилли бросил школу. Уильям Хогарт не видел других городов и не знал деревни. Лондон стоял у его колыбели, убаюкивал его глухим и грозным шумом, бросал в окна отблески пожаров и фейерверков, вползал в комнату липким морозным туманом или летней духотой, звонил в колокола, оповещая о казнях и торжественных процессиях.

Лондоном начинался и кончался мир. Все, что не относилось к Лондону, было просто географией. Правда, существовал еще Вестминстер, где заседал парламент, и Сент-Джеймский дворец, где жила королева, если не отдыхала в Виндзоре или в Бате. Но Лондон позволял себе об этом не помнить. Столица — здесь, у нее есть права, дающие не слишком обоснованное, но приятное чувство независимости.

Даже королева была тут гостьей. Лондонские мальчишки неясно, но гордо ощущали величие славного города. Какой позор не быть лондонцем! Провинциальный сквайр в парике из конского волоса вызывал презрение, он не был причастен столичных тайн, он был чужак.

Итак, Уильям Хогарт, подобно Тому Кэнти, жил в бедности, но не в невежестве. К тому же бедность способствовала раннему выбору профессии и, следовательно, накоплению знаний не только академических.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress