Еще не поздно Анастасия Майдан

У нас вы можете скачать книгу Еще не поздно Анастасия Майдан в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Если этот грубиян готов заплатить за работу такую сумму, я согласна спать на грязном полу и целовать мужчине ноги. Я подняла глаза на мужчину. Тот не обращая на меня внимания, подошел к письменному столу, достал документы и швырнул их мне через стол. Каким бы не был этот грубиян, он явно отчаянно нуждался в няне. Бегло пройдясь по бумаге глазами, я поставила подпись.

Лучше согласиться, чем снова вывести из себя мужчину напротив. Выхватив из-под моих рук документ, мужчина, молча, открыл дверь, как я поняла кабинета, и вышел. Я послушно засеменила рядом. Он быстро оглядел меня с ног до головы, пряча свои глаза. Дальше мы шли в полном молчании, все больше углубляясь вглубь дома. Здешняя обстановка раздражала с каждым шагом. Придется смириться с порядками этого дома, а их я боюсь немало.

Мы миновали лестничный проход на третий этаж, остановившись напротив красной дубовой двери. Придут через несколько минут, и ты приступишь к своим обязанностям. Мужчина заправил за правое ухо прядь волос, и я заметила серебряную сережку в форме креста. Чувствуя мой пытливый взгляд, мужчина повернулся ко мне и рявкнул:. Спустя пару секунд, девушка в форме горничной появилась перед нами.

Мужчина рукой указал на меня. Тот отдернул мою руку, словно та была мерзостью, и с нескрываемой злобой вперил в меня бешеный взгляд. Я кивнула как болванчик, гадая, чем вывела нового работодателя.

За весь наш разговор, мой поступок по — настоящему взбесил его. Внешне мужчина меня не привлекал. Ничего не видела в привлекательных парнях.

Такие люди любят развлечения на одну ночь, и… насилие. Подняв голову, я смогла разглядеть глаза мужчины, до сих пор скрывавший их от меня. Зеленые, с очень густыми ресницами смотрели на меня в ответ. Мужчина спохватившись, отвернулся, но я смогла увидеть боль в его глазах. Чтобы ни случилось с ним, мужчина не мог найти покоя от перенесенной боли.

И никогда не сможет. От этого мне стало невольно грустно и обидно. Я послушалась, пошла следом за горничной, но на полпути остановилась. Мужчина стоял на том же месте, опустив голову разжимая, то сжимая кулаки. За пару часов проведенных в особняке Минаевых, я успела обзавестись друзьями и врагами. Спустя час после разговора с Андреем Дмитриевичем, Алевтина Сергеевна ввела меня в курс дела и познакомила с девочкой.

С малюткой мы сразу не поладили. Елена, так звали дочку недружелюбного хозяина дома, завидев меня, заплакала и убежала, как я поняла в кабинет любимого папочки. Уж не знаю, что он ей такого сказал, но вернувшись, малышка написала на бумаге извинения, показав маленький язычок. Девочка оказалась до жути капризным ребенком. Ни уговоры, ни просьбы, не требования и даже гневного голоса никак не заставляли малышку призвать к дисциплине.

Слуги в доме со смехом наблюдали за моими безуспешными попытками. Слуги, державшие дом в таком запустении, смеялись над моими скудными попытками воспитания дьяволицы. Вечером того же дня, укладывая девочку спать, я невольно подумала о ее матери. Почему она не с дочкой? Как посмела оставить спящую принцессу?

Я невольно разозлилась на мать малышки, кем бы та не была. За прошедшие часы, проведенные с малышкой, не заметила, как устала. Я, пожалуй, пойду к себе. Почему то перед глазами мелькнул хмурый взгляд зеленых глаз, тыча в меня пальцем, и улыбнулась. Что отец, что дочь. Если послушаюсь, меня все равно вышвырнут и ясно, чьими стараниями. Захлопнув перед старухой дверь своей временной комнаты, я растянулась на кровати, вдыхая запах свежих простыней. Улыбаясь неожиданной удачи, я провалилась в долгожданный сон.

На следующий день я проклинала свое решение остаться в особняке Минаевых. Проснувшись по привычке на рассвете, я видела из окна отъезжающий с аллеи черный пикап. Значит, Андрей Дмитриевич все же уехал, оставив запустевший дом на попечение Алевтины Сергеевны. Не позавтракав, я заглянула в комнату Елены. Девочка крепко спала, уткнувшись носом в подушку, слегка посапывая. Невольная улыбка заиграла на моих губах, но уже последующие часы я желала одного — утопиться.

Здешние обитатели дома делали все возможное, лишь бы насолить мне. В комнате каким-то образом под подушкой оказалась…змея! В библиотеке, где я учила Елену правописанию, неожиданно потух свет. Я испугалась, вдруг девочка боится темноты и решительно направилась к двери. Оказалось Митяй, так звали садовника, перепутал выключатели.

Еще пару часов спустя, казусы повторялись одна за другой. Мало мне ворчливой прислуги, еще и девочка не давала покоя, уговаривая сходить погулять. Утром за завтраком, Алевтина Сергеевна объявила, что Елена не разговаривает. Девочка умеет читать, но полгода назад случился несчастный случай, и малышка замкнулась в себе.

Ни с одним знакомым человеком она не разговаривала. Старуха лишь разводила руками, бормоча молитву о ведьмах и подобной чуши. Лене нужен свежий воздух, да и погода хорошая. На предстоящие полчаса дождя из риса не ожидается? Алевтина Сергеевна свела седые брови на переносице, готовая любыми способами задержать в стенах дома. Тот ловко оказался в моих руках. В детстве я любила спорт и физические нагрузки.

Я спустилась к ней на корточки, поправляя розовую шапочку. Карие глазки смотрели на меня с надеждой и…верой. Девочка приободрилась, появился румянец на щеках. Елена была замечательным ребенком.

Я боялась, что с ней будут проблемы, ведь вначале она казалась капризной и избалованной. Ладно, может я слегка и приукрасила, но девочку я полюбила. Подняв на руки малышку, мы побрели в сторону городского парка. Особняк Минаевых располагался в районе новостроек, недалеко от центра города.

Я закрывала и открывала рот, разглядывая дома, идущие вдоль по улице. Интересно, чем Андрей Дмитриевич зарабатывает, раз позволил себе огромный дом в богатом районе. Гуляли мы около двух часов. Время приближалось к восьми часам вечера.

Девочка на руках давно заснула. Мне было хорошо, словно я давно знаю малышку. Елена, доверчиво опустив головку на плечо, едва слышно посапывала. За много лет одиночества, я обрела свой дом. Смешно, первый день работаю, а в голову лезут подобные мысли.

На улице начался снегопад. Подставляя лицо снежинкам, я глубоко вдохнула морозный свежий воздух. Ее не страшил ни снег, ни темнота. Люди спеша забегали из магазина в магазин, скупая новогодние подарки. Не помню, когда в последний раз получала подарки.

Моя жизнь полностью изменилась, едва исполнилось семь лет, оставив привычную жизнь далеко позади. Временами я завидовала малютке спящей на руках. Только дурак не заметит, как любит ее отец. Покачав головой, сгоняя грустные мысли, я, намереваясь вернуться в дом, встала как вкопанная. На двери музыкального магазина висел плакат и не абы кого, а моего шефа! Андрей Дмитриевич стоял в центре группы парней из троих человек. Зеленые глаза задержались на спящей девочке на руках. На секунду в них вспыхнул злобный блеск, но тут же погас.

Андрей Дмитриевич прожигал меня глазами, надеясь, чтобы я провалилась сквозь землю. Молча, Андрей Дмитриевич быстро потащил меня к машине, стоящей недалеко от выезда из магазина, не ослабевая хватки. Он с такой злостью толкнул меня в салон на пассажирское место, что я чудом успела пригнуть головку малышки, чтобы та не ударилась. Минаев аккуратно забрал из рук малышку, будто не он секунду назад мечтал снести половину города, и уложил ее на заднее сидение, закутав пледом.

Так же молча, мы выехали на дорогу, Андрей несся по городу, легко маневрируя между машинами. За окном пейзаж сменялся один за другим. Город я знала не очень хорошо, но догадывалась что мы уже далеко за домом. Воздух в салоне вибрировал от напряжения, готовый вот-вот взорваться. Я не смела, произнести и звука. Отстегнувшись, я вылезла на улицу. Я сморщилась от несправедливой ненависти, не решаясь закрыть дверь.

Игнорируя все оскорбления, от чего-то хотела поделиться с этим мужчиной новостью, которая как я надеюсь, сменит гнев на милость. Я сама перешла границы и признаю вину, но сегодня Лена со мной….

Сердцем понимала, Минаев открыто угрожает, грозясь сделать что-то очень плохое, но тело невольно задрожало от…искушения. Ни разу за последние семнадцать лет не думала подобное о мужчинах. Минаев нетерпеливо захлопнул дверь, двигатель мощно зарычал и машина, взвизгнув шинами, скрылась в темноте.

Слезы наворачивались на глазах. Шмыгнув носом, сунув замерзшие ладони в карманы пальто, я заревела. Я осознала три вещи. Меня привезли в городской отель, без гроша в кармане, бросив как нищенку; меня только что уволили и, в-третьих: Минаев вошел в кафе местной гостиницы, безошибочно найдя мой столик. Я сидела в углу, примостившись в месте часто называемым камчаткой, тихо попивая воду.

Андрей, усевшись за соседний стул, брезгливо посмотрел на стакан и подозвал официанта. Парень появился из ниоткуда, ожидая заказа. Быстро сделав пометку в блокноте, официант, кивнув Минаеву, ушел выполнять заказ.

Это навело меня на мысль. Как я мечтала уйти от подобной темы. Сетуя на характер Минаева, я боялась произнести слово, не выведя того из себя. Когда я ответила на звонок, не ожидала услышать Минаева. Где — были его слова, и я сразу поняла, о чем он, назвав кафе гостиницы, у которой Андрей Дмитриевич меня бросил.

Он сидел, сложив руки на столе, посматривая на меня. Вечером она не говорила со мной, и я не придала этому значения, но утром все стало на свои места.

Я намеревалась было уйти, как большая сильная ладонь сжала мою руку. Мы оба уставились друг на друга. Во взгляде Минаева читалось раздражение, ничего не имевшее общего с виной. Кажется, я привыкала к его характеру и это пугало до чертиков.

Я приехал позднее остальных. Поздравить старика с юбилеем. Все было нормально, пока…. Пальцы Минаева дрогнули, когда он взялся за кружку с кофе, и я поняла, как ему тяжело говорить о том, чтобы это не было. Может из-за того что случилось тогда, сделало Минаева таким озлобленным. Теперь вы понимаете, почему она молчала?

Моя девочка боится даже дневного света, но вы… Со своей манерой и правильностью…. Придерживая для меня дверь, он ответил оскорбившись: От такой новости, я готова пуститься в пляс. С тех пор столько воды утекло, что я не узнала бывшего фронтмена. Андрей Дмитриевич с силой захлопнул пассажирскую дверь, призывая меня замолчать. Я радовалась маленькой мести.

Это ему за все издевательства. И невольно улыбнулась, радуясь нашему, хоть и короткому перемирию. По крайней мере он перестал кричать. Утро следующего дня встретило меня ясной погодой. Теплые зимние лучи пробирались сквозь занавеску, согревая теплом. Расчесывая мокрые после душа короткие волосы, я услышала, шум мотора автомобиля.

Похоже, Андрей Дмитриевич вновь лишает нас своего присутствия. После вчерашнего разговора, Минаев, смиловавшись, разрешил гулять с малышкой. Что ж уже что-то. Не раздумывая, я со всей силы ударила захватчика каблуком по ноге. Тот протяжно взвыл, рыча проклятия. Я рванулась как ошпаренная, от рук уже приходившего в себя потенциального грабителя.

В квартире меня встретил ночной мрак. Ориентируясь в коридорах, я забежала в гостиную, забаррикадировав дверь стулом. Что ему от меня надо? Ни одна мысль не приходила в голову, лишь бы сбежать отсюда поскорее. Я встала, намереваясь выпрыгнуть или закричать в окно. Свежий морозный воздух ворвался в комнату.

Не оглядываясь, я встала на подоконник, стараясь не смотреть вниз. Окно соседней комнаты справа находилось слева. Сейчас я была счастлива бесполезному балкону спальней комнаты. Почувствовав под собой опору, трясущимися руками, приоткрыла дверь балкона. Никогда не запирала ее, да и бесполезно, я жила на шестом этаже, вряд ли сюда могли подкрасться грабители. Вдруг фонарик освятил комнату, спрятавшись за платяной шкаф, я вслушивалась в едва различимые голоса. Оказывается, грабителей было двое.

Поднимаясь по ступенькам большого двухэтажного дома, я мысленно повторяла заученную фразу. Все должно пройти нормально. Как любила повторять моя мама: Только я повторяла не молитву, а придуманные для собеседования слова.

Не каждый день устраиваешься няней, в богатом районе, в богатом доме. Он так и кричал: Остановившись напротив двери, я глубоко вздохнула, чувствуя, как былая уверенность испаряется. Грызя ногти, я неосознанно отвернулась, намереваясь побыстрее свалить из этого места. Женщина с седыми волосами, собранными в пучок и грязным передником напоминала ведьму из старинных детских сказок.

Вместо слов, старуха приоткрыла дверь, пропуская меня внутрь дома. Мрачность здания тут же охватила с головой. Глазами, пробежавшись по коридору, удивляясь запущенности дома, я ахнула.

Такое чувство, что пол и потолки не знакомились со шваброй лет двадцать. Старуха не обращая внимания на беспорядок, протопала дальше по коридору, издавая неприятные звуки, сопровождаемые резким запахом. Запнувшись о валявшиеся одежды, я подалась вперед, как под ногами что-то хрустнуло. К горлу подступил комок. Честно, я не хотела заходить туда, не хотела находиться в мрачном доме, но что-то толкнуло меня вперед. Ноги сами понесли меня внутрь комнаты. Вцепившись в сумку, как за спасительную вещь, я огляделась.

Лица говорившего я не смогла бы разглядеть в кромешной тьме и это невольно раздражало. К чему такая скрытность? Внезапно слабый огонек, озарил комнату, и я поняла, хозяин дома закурил. Он стоял в нескольких метрах от меня, выдыхая в мою сторону табачный дым.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress