Драматургия Набокова как система Инесса Коржова

У нас вы можете скачать книгу Драматургия Набокова как система Инесса Коржова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Серебряный век, поэтика, театр, Набоков, интертекст, драматургия, Серебряный век Язык: Тематическая разноликость, переход от поэзии к прозе, наконец, жанровый разбег от бытовой пьесы до антиутопии делают драматургию В.

Набокова явлением пестрым, словно сопротивляющимся целостному изучению. Но за непохожестью воплощения стоит общая модель мира, уподобленного театру. Жизнь — театр, а значит, есть в ней скрытое эстетическое измерение, есть напряженность и интенсивность проживания мига, знакомые актерам. Исследование вариантов театральной метафоры и способов ее воплощения в набоковских пьесах требует выхода за пределы изолированного рассмотрения текстов автора.

Театральная метафора является пуповиной, связывающей Набокова с драматургией и, шире, театральной культурой Серебряного века, и позволяет обнаружить как вполне предугадываемые переклички — с А. Евреиновым, так и неожиданные — с Л. Горьким и театром миниатюр. Есть в наличии на складе поставщика.

При оформлении заказа до: Levin, David J Author Название: Richard Wagner, Fritz Lang, and the Nibelungen: Она конкретизируется в следующих задачах:. Объектом диссертации стали русские драматургия и театр первой трети ХХ века; предметом — направления художественных поисков в театре Серебряного века, получившие развитие в драматургии Набокова.

Цель исследования предполагает совмещение этого подхода с сопоставительным анализом, выявляющим контактные и типологические связи Набокова с предшественниками. Изучение приемов взаимодействия с чужими текстами делает важной опорой работы идеи М. Пьеге-Гро и исследования Ю. Новикова, посвященные одному из видов межтекстового взаимодействия — пародии. Изучение субъективизации структуры драмы основано на трудах по теории авторства М.

Кормана, нарратологических исследованиях Б. Четыре многоактные пьесы В. Варианты и способы представления модели не остаются неизменными, определяя эволюцию драматургии писателя. На образ мира в пьесах Набокова влияет актуализованное и артикулированное Серебряным веком осмысление жизни как сцены и рецепция жизнетворческих проектов предшественников. Высокий вариант метафоры опирается на экзистенциальное основание осознание уникальности жизни-спектакля , низкий — на критерий неподлинности.

Введенное символистами эстетическое основание применимо к обоим уровням бытия. Но если высокий театр жизни обнаруживает ее гармоничное устройство, то низкий подчинен штампам и трафаретам низкопробного искусства. Пьесы опираются на широкий интертекстуальный пласт преимущественно модернистской литературы и театра. Аллюзии, реминисценции, скрытые цитаты соседствуют с освоением поэтики предшественников. Главный источник заимствований — творчество символистов А.

Белого; влияние на поэтику пьес Набокова оказала также модернистская драматургия Л. Андреева, реалистические пьесы А. Горького, театральные искания Н. В пьесах г. Тынянова , использующей пародийные приемы в непародийной функции.

Набоковдраматург совершенствует способы передачи точки зрения персонажа, открытые театром начала ХХ в. В драмах г. Набоков, опираясь на открытия театра Серебряного века, развивает специальные средства субъективизации: Тыняновым приема пародичности; с доказательством возможности и перспективности нарратологического подхода к драме.

Практическое значение исследования состоит в том, что его результаты могут использоваться при составлении курсов по русской литературе ХХ века и литературе русского зарубежья, формировании спецкурсов по поэтике драматургии Серебряного века и драматургии Набокова. Материалы исследования могут составить часть курсов, посвященных приемам межтекстового взаимодействия и нарратологическому подходу к драме. Во введении обосновывается новизна и актуальность исследования, излагаются его цели, задачи и методологическая основа, дается краткий обзор источников, посвященных драматургии Набокова и его связям с литературой Серебряного века.

В христианской культуре, как показал Ю. Степанов, это уподобление связано с проблемой свободы воли: Бог определяет сценарий жизни, человек же волен исполнить его хорошо или плохо.

Пяста и особенно В. Вторым источником стала артикуляция метафоры в теоретических и художественных текстах модернизма. Структурная важность образа Бога-автора побуждает Андреева придавать безличному мировому закону антропоморфные черты. Эстетическое основание метафоры возникает в творчестве символистов старшего поколения: Театральность служит гарантией совершенства той самой художественной формы, в которую они превращали собственную жизнь.

Проговаривается эстетический критерий в статьях А. Суммирует накопленные значения метафоры творчество Н. Образ мира-театра раздваивается на прекрасную мечту и корыстное притворство.

Формой режиссуры жизни становится управление государством. Богатое театральной атрибутикой царствование Морна, родственное поэзии и подчиненное критерию музыкальности, воплощает идею теургии и реализует символистский эстетический вариант метафоры. Самоубийство Морна демонстрирует крах жизнетворческих устремлений, но не отменяет символистское основание метафоры. Сохраняя эстетическое измерение жизни-театра, Набоков оставляет человеку роль интерпретатора. Осветить задачу человека в мире-театре помогает образ Дандилио.

Жестокое владычество Тременса также, хотя и менее подчеркнуто, представлено как театральный проект. Конденсация мотивов сна, смерти, небытия, теней, ночи и их эстетизация служат обширной отсылкой к наследию декадентов и конкретно к творчеству Ф. Сологуба в качестве претекста привлечен и миф о личности писателя. С учредителем мирового порядка соотносятся и образы других героев. Морн своим правлением повторяет шутку Бога. И Морн король, рядящийся в карнавальную маску смерти бауту и соотносимый с Арлекином Блока , и Иностранец автор, принимаемый героями за шута воплощают тип трикстера и формируют образ нестабильного мироустройства.

В итоге классический вариант метафоры соединяется с символистским. Метафора распадается на два компонента, подчиняясь общему принципу биспациальности художественного мира писателя. Чехова, чья поэтика определяет многие решения в пьесе. Пара Родина — чужбина становится матрицей, по которой достраивается оппозиция к каждой категории.

Так, внешняя легкость отношений предполагает наличие прямо не явленной ценности — глубины чувств. Скрытые чувства супругов обнажаются только в подтексте, выстроенном благодаря чеховскому приему обращения к музыке как средству психологизма. Благодаря общей структурной логике сами съемки оказываются на одном ценностном полюсе с Родиной и подлинностью чувств. Образ кино которое в данной пьесе замещает собой театр связан с обоими пространствами: Жизнь соотносится со сценой также за счет применения театральной фразеологии к повседневным ситуациям и мелодраматичности поведения героев особенно Марианны.

Их разность не онтологична, а задана характером постижения жизни: О скрытом пространстве идеала у символистов сообщал геройпосредник — Набоков возложил эту функцию на Кузнецова.

Фатеева считают пародию видом межтекстового взаимодействия, основанным на отношениях деривации, изменения, продолжения. Бахтин определяет пародию как вид двуголосого слова с противоположно направленными голосами. Новикова, их объект ограничен знаковыми системами. Принципиально важным для нас является положение В. Новикова о наличии у пародии третьего плана, служащее основой выделения пародичности: Прием пародии в прозе Набокова исследовали А.

Центральной категорией изучения пьес автора сделали пародию С. Смоличева, хотя в ходе анализа объединили ее с другими видами интертекста. Сложность исследуемых межтекстовых отношений побуждает набоковедов вводить для них собственные термины. Ронен выделяет emulation соревнование, подражательность и антипародию разработку образа или темы текста, получившего критическую оценку.

В поисках способов обновления театр обращался к прошлому. Ушедшие художественные системы реконструировались В.

Ремизовым, режиссерами Старинного театра. Влиятельной театральной тенденцией стал традиционализм термин К. Кузмина связала большую литературу и кабаре. Оставаясь в рамках стилизации, автор вскрывает анатомию сюжета, конденсирует малосвязанные сюжетные элементы, перенося главное внимание на сами композиционные механизмы пьес.

Низкие жанры в пьесе не подвергаются критике, а служат средством передачи дешевой театральности жизни, т. Урванцева преступление заключалось в сборе незрелого яблока. Утрировка штампов поведения сопровождалась использованием мотива марионеток. Семиотизированные сферы социокультурной жизни стали для драматургов Серебряного века такой же готовой формой, как и канонические приемы театров ушедших времен, и их гротескное воспроизведение могло не иметь критических целей.

В кульминационной сцене замысел воплощается в реальности и герои прозревают театральность жизни. Эпизод обнаруживает расслоение метафоры:. На эстетическое измерение бытия указывает использованная в пьесе категория зрителей. Оба, не выходя из роли, прозревают присутствие зрителей жизни-спектакля. Создавая второстепенных персонажей, Набоков использовал достижения синтетической пародии: Братья Мешаевы различаются так же, как представители актерских династий: Барбошин напоминает актера случайной труппы, перемежающего роли собственными словами.

В его абсурдной речи трансформирован прием параллельных реплик. Поскольку гротескное воссоздание штампов массовой литературы призвано формировать образ мира как дешевого театра, мы квалифицирует подобное обращение к претекстам как пародичность.

Пародичность направлена и на саму действительность: Эта шутка Барбашина, как и антидетерминистская реплика о нестреляющем ружье, свидетельствует об эстетическом совершенстве восприятия жизни героем.

Параллельные моменты связаны с решением вопроса о задачах творчества. Пародичность, воссоздававшая образ низкого театра, становится здесь ведущим приемом, определяя функции героев и специфику сюжета с его синтезом научной фантастики, антиутопии и классицистической трагедии.

То ловким репортером, то плутоватым слугой предстает Сон, сравнивающий себя с Лепорелло. Министр и его наперсник Полковник преисполняются гражданскими чувствами и выбирают для встречи знаковое место у статуи Перикла.

Объект пародичности обнажен в словах Берга о конфликте долга и чувств. Реализовано в пьесе и остранение форм социального поведения: Рассмотрение пьесы в контексте поэтического мира писателя термин А. Жолковского и учет автоинтертекстуального пласта термин Н.

Фатеевой достраивают недостающие звенья театральной метафоры. По сравнению с первой пьесой усилена параллель тиран — Творец: Идея пересоздания жизни, правление инкогнито, творческий дар роднят Вальса с Морном. Тождество их претензий на роль автора подчеркнуто сходной структурой заголовка. Мотив лунатизма связывает Вальса с Иностранцем. Образ высокого театра почти уходит из пьесы. Альтернативу воссоздающему театральщину мира правлению Вальса олицетворяет Сон. Он властитель игрового толка, трикстер, на что указывает его андрогинная природа.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress