Даю тебе честное слово Ингрид Нолль

У нас вы можете скачать книгу Даю тебе честное слово Ингрид Нолль в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

По ее мнению, старик сам куда-нибудь засунул деньги и забыл, а потом несправедливо обвинил женщину. Персонал привыкает к подозрениям и наветам, но фрау Кюнцле, провозившаяся с дедушкой и бабушкой многие годы, была обижена до глубины души. Может быть, ты сможешь почаще ему помогать? Однако его мать посчитала, что это лишнее. Главное — не оставлять дедушку в одиночестве, одному ему теперь трудно.

В году дед к серебряной свадьбе подарил бабушке шубу, правда, не новую. В то время как раз в народе ходила неудачная острота: Острота особенно нравилась женщинам, поскольку они, как правило, переживали своих мужей. Вилли в принципе не могло прийти в голову, чтобы в преклонном возрасте оставить родину и к тому же перестраиваться на чужой язык. Точно так же он и думать не хотел, что его Ильза может уйти из жизни раньше его.

В конце концов, она была младше на пять лет и всегда отличалась крепким здоровьем. Во всяком случае, он в это верил. И вера сыграла с ним жестокую шутку: По-видимому, Ильза пролежала на холодном кафельном полу в одной ночной рубашке трое суток, не в силах ни пошевелиться, ни позвать на помощь.

А в это время супруг отмечал встречу с одноклассниками — последними, кто еще был в состоянии передвигаться. Вернувшись домой, он нашел жену мертвой. В то время дед еще находился в достаточно хорошей форме, чтобы путешествовать самостоятельно. Сегодня он бы на такое не решился — и вообще недоумевал, отчего в последние годы так сильно постарел. Такое случается с мужчинами, когда у них неожиданно умирают жены.

Их нельзя было назвать идеальной парой: И все же он никогда не жаловался на судьбу. У Ильзы были другие достоинства. Она была мягкой по натуре, никогда не повышала голоса, и тем более с ее уст никогда не срывались неприличные выражения. После полувека совместной жизни семейные пары так или иначе большую часть времени проводят молча — все-таки это лучше, чем браниться. Однако Вилли с Ильзой во многих отношениях замечательно подходили друг другу.

Она так и не получила водительские права, не умела заполнять формуляр денежного перевода и не имела понятия о размере своей пенсии. Звездные талеры, прямо как в сказке! Подметать листву, выдергивать сорняки или косить траву для него было чистой пыткой, отчего и сад со временем приобрел соответствующий вид. Сегодня он даже в самые погожие дни предпочитал есть перед телевизором.

А недавно у него с тарелки соскользнула жирная яичница-глазунья. Хорошо еще, что желток почти не попал на плюшевое розовое кресло Ильзы. Не окажись рядом парнишки, который сделал одолжение, помог, то он чего доброго докатился бы до непростительного морального преступления перед памятью почившей. На днях он попросил парня постричь ему волосы, а тот звучно рассмеялся:. О нем забеспокоилась было невестка Петра, но ее муж остался глух к ее увещеваниям.

Харальд и без того не сильно любил навещать отца и делал это лишь после очередного нагоняя сестры, которая еще в молодости осела в Австралии. Пока что папа справляется, утверждал он.

Петра хоть и была в курсе сложных отношений мужа с отцом, но не видела оснований, чтобы спихнуть с себя ответственность за старика. Что бы Харальд ни говорил, малость поскандалив, в один из морозных воскресных дней пара отправилась-таки в Доссенхайм, городское предместье Гейдельберга, чтобы на месте своими глазами оценить положение вещей.

Пока старик с сыном попивали в жилой комнате коньячок, рассуждая о никчемности нынешних политиков на личные темы в разговорах между отцом и сыном давно было наложено табу , Петра производила в доме скрупулезный осмотр.

То, что она обнаружила в холодильнике, отнюдь ее не утешило. Продукты были заплесневелыми, просроченными, жирными. Грязное белье огромной кипой возвышалось на диване в гостиной и воняло. Постель явно не меняли целую вечность. Гнилостный запах остывшего дома спорил с прогорклым сигарным духом. Жилая комната и кухня, напротив, были натоплены слишком жарко. Вернувшись в жилую комнату, Петра поинтересовалась у свекра, когда тот в последний раз ел что-нибудь горячее.

Вчера был в ресторане, ответил старик, там подавали превосходный охотничий шницель. На машине туда не больше пяти минут. Услышав про машину, Харальд включил внимание. Равнодушия как не бывало:. Я вообще не понимаю, как ты с этой рухлядью прошел техосмотр! Старик бросил беглый взгляд на Петру, будто просил у нее поддержки.

Он давно видел в ней союзницу, и в определенном смысле она ею и была. То и дело он, забывшись, называл ее Ильзой. Петра предлагала различные варианты решения проблемы, но он ее не слушал. От вони белья из багажника перехватывало дыхание.

Каждый раз одно и то же: Да уж, подумала Петра, при живой Ильзе все было бы проще. Если бы старики жили вместе, то наверняка переехали бы в квартиру поменьше, более подходящую людям пожилого возраста, где могли бы в случае чего получить профессиональную помощь. С Ильзой у нее всегда были хорошие отношения. Свекровь поверяла ей такие вещи, о которых не решалась говорить даже со своими детьми.

Например, что ее брак с Вилли никогда не был счастливым. В восемнадцать лет Ильза влюбилась в соседского сына, хотя тот ничего особенного собой не представлял. Все посмеивались над ним из-за выступавшего подбородка, и девушка тоже пошла на поводу у сверстников.

Оттого и решила пойти за видного Вилли Кнобеля, который к тому же имел неплохие шансы профессионального роста с учетом тогдашних обстоятельств. Их супружеская жизнь протекала скучно, а по временам и вовсе казалась безутешной.

Старик частенько посмеивался над Ильзой, потому что она больше всего любила читать сказки. На этот раз Вилли Кнобелю придется-таки испить чашу с ядом до дна в присутствии сына. Харальд наполнил коньячную рюмку наполовину коньяком, наполовину жидким снотворным.

Для пробы он опустил туда кончик пальца и слизнул каплю. Лекарственная примесь, к счастью, почти не ощущалась. Он и себе налил такую же рюмочку, так как сильно перевозбудился и хотел успокоить нервы. Старик, как обычно, лежал в наушниках. Увидев вошедшего сына, он их снял и взволнованно указал на ведущего новостей. Я прав на сто процентов!

O tempora, o mores, в какое время приходится жить! Скоро этому конец, подумал Харальд, придвинул к себе стул от письменного стола и уселся прямо напротив кровати больного. Вилли Кнобель взял рюмку в руку, но ругаться не перестал. Неужели Мицци это не мешало? Харальд поставил свою рюмку на ночной столик и вышел на балкон. Большими ставнями чуть ли не во всю дверь высотой долгое время никто не пользовался, они перекосились и заедали.

Тем временем старик обратил внимание на то, что сын налил себе значительно больше коньяка, чем ему. И в нем опять зашевелилась полузабытая неприязнь. Быстренько сообразив, он поменял рюмки, а чтобы трюк не был разоблачен, залпом выпил. Харальд кое-как справился со ставнями и вернулся в комнату. Мгновенно оценив ситуацию, он понял, что отец выпил весь свой коньяк. Браво, подумал он, и с облегчением опрокинул свою рюмку.

Петру несколько удивило, что муж не появляется в жилой комнате несмотря на то, что он никогда не пропускал увлекательного детектива. Через полтора часа она наведалась в спальню и увидела мужа, спящего в кровати. Обычно он очень аккуратно складывал вещи на стул, а пиджак вешал на вешалку. Сейчас вещи валялись разбросанными по полу.

Так делают тинейджеры до определенного возраста. Вздохнув, она подобрала вещи и сложила как надо. За последнее время муж, видать, сильно сдал. Такое поведение чаще всего наблюдается у тех, кто стал жертвой старческих заболеваний. Харальд лежал рядом в той же позе, в какой жена застала его вчера вечером. Как правило, он стремился первым занять ванную. Петра легонько пихнула его: Он даже не пошевелился.

Петра приложила ладонь к его лбу. Температуры вроде нет, но что-то было не так. И тут она обнаружила пузырек со снотворным. Вероятно, Харальд увеличил дозу, подумала она с раздражением. И что теперь делать? Для начала она решила занять ванную первой и готовиться к рабочему дню.

Через полчаса она снова подошла к супружескому ложу. Ситуация ничуть не изменилась. У Петры вовсе не было охоты прибегать к грубым методам, чтобы поднять мужа. Если он решил, что может вести себя как не знающий обязанностей подросток, то пусть себе спит.

Посмотрим, что он придумает в свое оправдание. Петре захотелось кофе, и она направилась на кухню, где Макс вовсю колдовал над завтраком для дедушки. Я никак не могу его добудиться.

Как бы то ни было, мне пора на работу, и я не могу за всем приглядывать. Будь любезен, загляни к нему попозже, посмотри, что там…. Макс дал обещание обязательно присмотреть, но в данный момент он целиком поглощен приготовлением завтрака для дедушки. Ему нужно побыстрее закончить до прихода санитарки, потому что она будет чистить ему зубы. По привычке она для начала отпускала парочку бесцеремонных шуток, чтобы разрядить пикантность, а то и унизительность ситуации для пациента.

Сегодняшний день она начала с вопроса: К сожалению, не всегда выходило так, как надеялся пациент. Пока Вилли Кнобель сидел на стуле-унитазе — при этом действии он не терпел ничьей компании, — санитарка включила воду в внной, а Макс пошел в родительскую спальную. Макс прощупал пульс — он также едва-едва прощупывался.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress