Д. Н. Мамин-Сибиряк. Рассказы. Легенды Д. Н. Мамин-Сибиряк

У нас вы можете скачать книгу Д. Н. Мамин-Сибиряк. Рассказы. Легенды Д. Н. Мамин-Сибиряк в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Около коша Хайбибулы в стороне стояли два старых, дырявых коша, в которых жили пастухи и работники. В одном жил кривой пастух Газиз с дочерью Макен, а в другом — Баймаган с Урмугузом.

Очень бедно было в коше Газиза, а у Баймагана с Урмугузом совсем ничего не было, кроме хозяйских седел да разной сбруи. Спали оба работника на лошадиных потниках. Сквозь прогоревшие кошмы пекло солнце и лился дождь, точно аллах хотел каждый день испытывать терпение молодых пастухов. Все хозяйство Газиза вела Макен, и она же постоянно помогала старой Ужине, точно работница, хотя скупой Хайбибула не платил ей ни гроша, разве когда подарит ей обноски после Гольдзейн.

Макен работала, как лошадь, и ходила чуть не в лохмотьях. За работой она пела такие печальные песни и каждый раз смолкала, когда мимо проходил Баймаган. Аллах мудрено устраивает человеческие дела: Баранчуками[2] они все росли вместе, а потом вышло вон что. Старый Газиз видел все это, но молчал, потому что аллах велик и знает лучше нас, как и что делать. Урмугуз думал про себя, что Макен первая красавица во всей киргизской степи и что Гольдзейн приворожила глупого Баймагана своими песнями и богатыми нарядами.

В праздники Гольдзейн всегда щеголяла в шелковом полосатом бешмете, заплетала свои черные волосы в мелкие косички, в уши надевала дорогие, тяжелые серьги, а всю грудь увешивала серебряными и золотыми монетами, которые так весело звенели у ней на ходу. Дмитрий Мамин-Сибиряк - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing.

Отзывы читателей о книге Легенды, автор: Эти его произведения менее известны. И, работа над ними не была им закончена. Писатель не успел воплотить в реальность все свои замыслы, навеянные этими землями.

Зато те пять произведений, которые он написал, соответствуют духу и быту исконно-сибирских народов. Все же, большей известностью пользуются именно детские произведения писателя. Сам он считал большим счастьем писать именно для маленьких читателей и слушателей. Для них создано им множество рассказов и очерков, среди которых есть и о покорении Сибири, и, конечно же, сказочные истории. Все краткие содержания за 2 минуты. Мимо неё пролетела настоящая живая мушка, ещё совсем молоденькая.

Она только что успела родиться и радовалась. Как они обрадовались друг другу! Обнимались, целовались и даже облизывали одна другую хоботками. Старая Муха несколько дней рассказывала, как скверно провела всю зиму и как ей было скучно одной. Молоденькая Мушка только смеялась тоненьким голоском и никак не могла понять, как это было скучно. Когда тётя Оля велела выставить все зимние рамы и Алёнушка выглянула в первое открытое окно, последняя Муха сразу всё поняла. Сидит Ворона на берёзе и хлопает носом по сучку: Вычистила нос, оглянулась кругом да как каркнет:.

Ах, как некогда… Карр-карр-карр!.. И всё-то дела да дела. А ещё вот надо на колокольню слетать, на рынке побывать, в огороде покопать… Да что я с тобой даром время теряю, — некогда мне. Хлопнула Ворона в последний раз носом по сучку, встрепенулась и только что хотела вспорхнуть, как услышала страшный крик.

Неслась стая воробьев, а впереди летела какая-то маленькая жёлтенькая птичка. Взмахнула Ворона крыльями раз десяток и догнала воробьиную стаю. Жёлтенькая птичка выбилась из последних сил и бросилась в маленький садик, где росли кусты сирени, смородины и черёмухи. Она хотела спрятаться от гнавшихся за ней воробьев. Забилась жёлтенькая птичка под куст, а Ворона тут как тут. Ворона посмотрела на жёлтенькую птичку: Разве такие птицы бывают?.. А впрочем, убирайтесь-ка… Мне надо поговорить с этим чудом.

Она только притворяется птицей…. Разогнав воробьев, Ворона начала допытывать жёлтенькую птичку, которая тяжело дышала и так жалобно смотрела своими чёрными глазками.

Мне всё хотелось полетать, как другие птицы. Клетка стояла на окне, и я всё смотрела на других птичек… Так им весело было, а в клетке так тесно. Ну, девочка Алёнушка принесла чашечку с водой, отворила дверку, а я и вырвалась. Летала, летала по комнате, а потом в форточку и вылетела. Ха-ха… Глупые же были твои хозяева, если кормили за такое пение. Если б уж кого кормить, так настоящую птицу, как, например, меня… Давеча каркнула, — так плут Васька чуть с забора не свалился.

Он сколько раз подбирался к нашей клетке. Глаза зелёные, так и горят, выпустит когти…. Ну, да об этом поговорим потом… А мне всё-таки не верится, что ты настоящая птица…. Ну, без сахару ещё обойдёшься, а зёрнышек как-нибудь добудешь.

Вообще ты мне нравишься. У меня на берёзе — отличное гнездо…. Не то что воробьи, а и плут Васька знает мой характер. Я не люблю шутить….

Канарейка сразу ободрилась и полетела вместе с Вороной. Что же, гнездо отличное, если бы ещё сухарик да сахару кусочек…. Стали Ворона с Канарейкой жить да поживать в одном гнезде. Ворона хоть и любила иногда поворчать, но была птица не злая. Главным недостатком в её характере было то, что она всем завидовала, а себя считала обиженной. А их кормят, за ними ухаживают, их берегут, — жаловалась она Канарейке. Тоже глупая птица… А чуть я подлечу — меня сейчас все и начинают гнать в три шеи. Да ещё бранят вдогонку: Положим, про себя этого не приходится говорить, а заставляют сами.

Держат же попугаев в клетках, ухаживают за ними, а чем попугай лучше меня?.. Так, самая глупая птица. Только и знает, что орать да бормотать, а никто понять не может, о чём бормочет. Скворцы, например, прилетят как сумасшедшие неизвестно откуда, проживут лето и опять улетят. Ласточки тоже, синицы, соловьи, — мало ли такой дряни наберётся.

Ни одной вообще серьёзной, настоящей птицы… Чуть холодком пахнёт, все и давай удирать куда глаза глядят. В сущности, Ворона и Канарейка не понимали друг друга. Канарейка не понимала этой жизни на воле, а Ворона не понимала в неволе. Только и смотри, как бы палкой кто не убил или камнем. С последним Канарейка никак не могла согласиться, потому что её люди кормили. Может быть, это Вороне так кажется… Впрочем, Канарейке скоро пришлось самой убедиться в людской злости.

Раз она сидела на заборе, как вдруг над самой головой просвистел тяжёлый камень. Шли по улице школьники, увидели на заборе Ворону — как же не запустить в неё камнем? Вот все они такие, то есть люди. Канарейке сделалось жаль бедную Ворону, которую никто, никто не любил. Ведь так и жить нельзя…. Врагов вообще было достаточно. Например, кот Васька… Какими маслеными глазами он поглядывал на всех птичек, притворялся спящим, и Канарейка видела собственными глазами, как он схватил маленького, неопытного воробышка, только косточки захрустели и перышки полетели… Ух, страшно!

Потом ястреба — тоже хороши: Канарейка тоже видела, как ястреб тащил цыплёнка. Впрочем, Ворона не боялась ни кошек, ни ястребов и даже сама была не прочь полакомиться маленькой птичкой. Сначала Канарейка этому не верила, пока не убедилась собственными глазами. Раз она увидела, как воробьи целой стаей гнались за Вороной.

Летят, пищат, трещат… Канарейка страшно испугалась и спряталась в гнезде. Ворона шмыгнула в своё гнездо, и Канарейка с ужасом увидела, что она принесла в когтях мёртвого, окровавленного воробышка. У неё глаза были страшные — так и светятся… Канарейка закрыла глаза от страха, чтобы не видать, как Ворона будет рвать несчастного воробышка.

Но Ворона, закусив, делалась каждый раз добрее. Вычистит нос, усядется поудобнее куда-нибудь на сук и сладко дремлет. Вообще, как заметила Канарейка, тётенька была страшно прожорлива и не брезгала ничем. То корочку хлеба тащит, то кусочек гнилого мяса, то какие-то объедки, которые разыскивала в помойных ямах.

Последнее было любимым занятием Вороны, и Канарейка никак не могла понять, что за удовольствие копаться в помойной яме. Впрочем, и обвинять Ворону было трудно: И вся забота у Вороны была только о еде… Усядется куда-нибудь на крышу и высматривает. Когда Вороне было лень самой отыскивать пищу, она пускалась на хитрости.

Увидит, что воробьи что-нибудь теребят, сейчас и бросится. Будто летит мимо, а сама орёт во всё горло:. Это ведь вас, неженок, по клеткам всем кормят, а мы всё сами должны добивать себе. Да и так, много ли тебе или воробью нужно?.. Поклевала зёрнышек и сыта на целый день. Солнце сделалось точно холоднее, а день короче. Начались дожди, подул холодный ветер.

Канарейка почувствовала себя самой несчастной птицей, особенно когда шёл дождь. А Ворона точно ничего не замечает. Вороне делалось даже обидно. Какая же это птица, если и дождя, и ветра, и холода боится? Ведь так и жить нельзя на белом свете. Она опять стала сомневаться, что уж птица ли эта Канарейка.

Наверно, только притворяется птицей…. Иногда Канарейка крепко задумывалась о своей судьбе. Пожалуй, лучше было бы оставаться в клетке… Там и тепло и сытно. Она даже несколько раз подлетала к тому окну, на котором стояла родная клетка.

Там уже сидели две новые канарейки и завидовали ей. Раз утром, когда Канарейка выглянула из вороньего гнезда, её поразила унылая картина: Всё было кругом белое… А главное — снег покрыл все те зёрнышки, которыми питалась Канарейка. Оставалась рябина, но она не могла есть эту кислую ягоду. Ворона — та сидит, клюёт рябину да похваливает:.

Поголодав дня два, Канарейка пришла в отчаяние. Что же дальше-то будет?.. Этак можно и с голоду помереть…. Сидит Канарейка и горюет. А тут видит — прибежали в сад те самые школьники, которые бросали в Ворону камнем, разостлали на земле сетку, посыпали вкусного льняного семени и убежали. Как только начнёшь клевать зёрнышки, так и попадёшь в сетку. Конечно, и холодно и голодно, а всё-таки на воле жить куда лучше, особенно когда не идёт дождь.

Несколько дней крепилась Канарейка, но голод не тётка, — соблазнилась она приманкой и попалась в сетку. Канарейке теперь казалось, что нет ничего лучше на свете, как воронье гнездо. Ну да, конечно, бывало и холодно и голодно, а всё-таки — полная воля. Куда захотела, туда и полетела… Она даже заплакала. Вот придут мальчики и посадят её опять в клетку. На её счастье, летела мимо Ворона и увидела, что дело плохо. Мальчишки уже бежали, чтобы захватить добычу, но Ворона успела разорвать тонкую сетку, и Канарейка очутилась опять на свободе.

Мальчишки долго гонялись за проклятой Вороной, бросали в неё палками и камнями и бранили. Зажила опять Канарейка в вороньем гнезде и больше не жаловалась ни на холод, ни на голод. Раз Ворона улетела на добычу, заночевала в поле, а вернулась домой, — лежит Канарейка в гнезде ножками вверх. Сделала Ворона голову набок, посмотрела и сказала:. Индюк проснулся, по обыкновению, раньше других, когда ещё было темно, разбудил жену и проговорил:.

Просто умных птиц достаточно, а умнее всех — одна, это я. О, я всё понимаю… Положим, он прямо ничего не говорит, а больше всё молчит. Но я чувствую, что он молча меня не уважает…. Ведь ты заметил, что Гусак глуповат? У него на лице написано: Да… Но Гусак ещё ничего, — разве можно сердиться на глупую птицу? А вот Петух, простой самый петух… Что он кричал про меня третьего дня? И ещё как кричал — все соседи слышали. Он, кажется, назвал меня даже очень глупым… Что-то в этом роде вообще.

Ты — петух, и он петух, только он совсем-совсем простой петух, самый обыкновенный петух, а ты — настоящий индейский, заморский петух, — вот он и кричит от зависти. Каждой птице хочется быть индейским петухом… Кхе-кхе-кхе!..

Какой-нибудь простой петушишка — и вдруг хочет сделаться индейским, — нет, брат, шалишь!.. Никогда ему не бывать индейским. Индюшка была такая скромная и добрая птица и постоянно огорчалась, что Индюк вечно с кем-нибудь ссорился. Вот и сегодня, — не успел проснуться, а уж придумывает, с кем бы затеять ссору или даже и драку. Вообще самая беспокойная птица, хотя и не злая. Индюшке делалось немного обидно, когда другие птицы начинали подсмеиваться над Индюком и называли его болтуном, пустомелей и ломакой.

Положим, отчасти они были и правы, но найдите птицу без недостатков? Вот то-то и есть! Таких птиц не бывает, и даже как-то приятнее, когда отыщешь в другой птице хотя самый маленький недостаток. Проснувшиеся птицы высыпали из курятника на двор, и сразу поднялся отчаянный гвалт.

Они бегали по двору, лезли к кухонному окну и неистово кричали:. Ах-куда-куда-куда… Мы есть хотим! Кухарка Матрёна, должно быть, умерла и хочет уморить нас с голоду…. Если бы я заорал на всю глотку… вот так… Го-го!.. А потом, если бы у меня были такая длинная шея и такой крепкий клюв, то и я тоже проповедовала бы терпение. Сама бы наелась скорее всех, а другим советовала бы терпеть… Знаем мы это гусиное терпение…. Это даже неблагородно — хватать прямо за хвост. Положим, мы немного поссорились, и я хотел Гусаку проклевать голову, — не отпираюсь, было такое намеренье, — но виноват я, а не мой хвост.

Так я говорю, господа? Индюк из гордости никогда не бросался вместе с другими на корм, а терпеливо ждал, когда Матрёна отгонит другую жадную птицу и позовёт его. Так было и сейчас. Индюк гулял в стороне, около забора, и делал вид, что ищет что-то среди разного сора. Ах, как я люблю кашу!.. Я, кажется, всегда бы ела одну кашу, целую жизнь.

Я даже иногда вижу её ночью во сне…. Индюшка любила пожаловаться, когда была голодна, и требовала, чтобы Индюк непременно её жалел.

Среди других птиц она походила на старушку: Если меня хозяин не будет кормить, я умру с голода… так? А где же он найдёт другого такого индюка? Да… Дело не в каше, а в Матрёне. Была бы Матрёна, а каша будет. Всё на свете зависит от одной Матрёны — и овёс, и каша, и крупа, и корочки хлеба. Несмотря на все эти рассуждения, Индюк начинал испытывать муки голода.

Потом ему сделалось совсем грустно, когда все другие птицы наелись, а Матрёна не выходила, чтобы позвать его. А если она позабыла о нём? Ведь это и совсем скверная штука…. Но тут случилось нечто такое, что заставило Индюка позабыть даже о собственном голоде. Началось с того, что одна молоденькая курочка, гулявшая около сарая, вдруг крикнула:. Все другие курицы сейчас же подхватили и заорали благим матом: Сбежавшиеся на крик птицы увидели совсем необыкновенную штуку.

У самого сарая в ямке лежало что-то серое, круглое, покрытое сплошь острыми иглами. Мне показалось, что у него есть глаза, а у камней глаз не бывает.

Я ведь шутить не люблю… слышишь? Так как ответа не было, то Петух счёл себя оскорблённым и бросился на неизвестного обидчика.

Он попробовал клюнуть раза два и сконфуженно отошёл в сторону. Все болтали, кому что приходило в голову. Догадкам и предположениям не было конца. Что же, пусть болтают другие, а он послушает чужие глупости.

Птицы долго галдели, кричали и спорили, пока кто-то не крикнул:. Ну скажи, голубчик… Чего тебе стоит сказать? Только сначала вы скажите мне, за кого вы меня считаете?

Индюк ещё немного поломался, потом весь распушился, надул кишку, обошёл мудрёного зверя три раза кругом и проговорил:. Из-под игол показалась чёрненькая мордочка с двумя чёрными глазами, понюхала воздух и проговорила:. Ах, какой у вас смешной Индюк, извините меня, какой он… Как это вежливее сказать?.. Всем сделалось даже страшно после такого оскорбления, какое нанёс Еж Индюку.

Конечно, Индюк сказал глупость, это верно, но из этого ещё не следует, что Еж имеет право его оскорблять. Наконец, это просто невежливо: Как хотите, а Индюк всё-таки важная, представительная птица и уж не чета какому-нибудь несчастному Ежу.

Да… Если, например, вы, Гусак, ухватите его за щетину вашим крепким клювом с одной стороны, а мы с Индюком уцепимся за его щетину с другой, — сейчас будет видно, кто умнее.

Ведь ума не скроешь под глупой щетиной…. Кто умнее, сейчас и будет видно. Индюк всё время молчал. Сначала его ошеломила дерзость Ежа, и он не нашёлся, что ему ответить. Потом Индюк рассердился, так рассердился, что даже самому сделалось немного страшно.

Ему хотелось броситься на грубияна и растерзать его на мелкие части, чтобы все это видели и ещё раз убедились, какая серьёзная и строгая птица Индюк. Он даже сделал несколько шагов к Ежу, страшно надулся и только хотел броситься, как все начали кричать и бранить Ежа. Индюк остановился и терпеливо начал ждать, чем всё кончится. Мне кажется, что тут есть маленькое недоразумение. Предоставьте, господа, мне всё дело….

Я вообще не люблю домашних неприятностей. Я не сомневаюсь, что Гусак, принявший вас за гриб, пошутил, и Петух тоже, и другие… Не правда ли, господа? Я уж не говорю о себе… да. Отчего и не пошутить? И, как мне кажется, вы, господин Еж, тоже обладаете весёлым характером…. Всем вдруг сделалось весело, точно каждому для полноты жизни только и недоставало Ежа. Индюк торжествовал, что так ловко выпутался из неловкого положения, когда Еж назвал его глупым и засмеялся прямо в лицо.

Правда, мне немного совестно говорить о самом себе, но что поделаете, если я — самая умная птица! Меня это иногда даже немного стесняет, но шила в мешке не утаишь… Пожалуйста, только никому об этом ни слова!.. Как хотите, а это было удивительно! А удивительнее всего было то, что это повторялось каждый день.

Да, как поставят на плиту в кухне горшочек с молоком и глиняную кастрюльку с овсяной кашкой, так и начнётся. Сначала стоят как будто и ничего, а потом и начинается разговор:. Кашку прикрывали сверху глиняной крышкой, и она ворчала в своей кастрюле, как старушка.

А когда начинала сердиться, то всплывал наверху пузырь, лопался и говорил:. Молочку это хвастовство казалось ужасно обидным. Скажите, пожалуйста, какая невидаль — какая-то овсяная каша! Молочко начинало горячиться, поднималось пеной и старалось вылезти из своего горшочка.

Чуть кухарка недосмотрит, глядит — Молочко и полилось на горячую плиту. А тут ещё Кашка постоянно хвастает: Дело иногда доходило до того, что и Кашка убегала из кастрюльки, несмотря на свою крышку, — так и поползёт на плиту, а сама всё повторяет:.

Правда, что это случалось не часто, но всё-таки случалось, и кухарка в отчаянии повторяла который раз:. Кухарка вообще довольно часто волновалась. Да и было достаточно разных причин для такого волнения… Например, чего стоил один кот Мурка! Заметьте, что это был очень красивый кот и кухарка его очень любила. Каждое утро начиналось с того, что Мурка ходил по пятам за кухаркой и мяукал таким жалобным голосом, что, кажется, не выдержало бы каменное сердце.

Сколько вчера ты одной печёнки съел? А от кого у меня по всему носу царапина? Вот какую было крысу поймал, а она сама мне в нос вцепилась… Ведь это только легко говорить: Наевшись печёнки, Мурка усаживался где-нибудь у печки, где было потеплее, закрывал глаза и сладко дремал. Я до сих пор не могу сказать, что лучше: Из вежливости я ем то и другое… Если бы я был человеком, то непременно был бы рыбаком или разносчиком, который нам носит печёнку.

Я кормил бы до отвала всех котов на свете и сам бы был всегда сыт…. Наевшись, Мурка любил заняться разными посторонними предметами, для собственного развлечения. Отчего, например, не посидеть часика два на окне, где висела клетка со скворцом? Очень приятно посмотреть, как прыгает глупая птица. Меня все любят… Иди ко мне, я сказочку расскажу.

Я видел, как ты рассказывал свои сказочки жареному цыплёнку, которого стащил в кухне. Что касается жареного цыплёнка, то я его действительно съел; но ведь он уже никуда всё равно не годился. Между прочим, Мурка каждое утро садился у топившейся плиты и терпеливо слушал, как ссорятся Молочко и Кашка. Он никак не мог понять, в чём тут дело, и только моргал. Решительно ничего не понимаю, — говорил Мурка. Например, если я буду повторять: Нет, не понимаю… Впрочем, должен сознаться, что я предпочитаю молочко, особенно когда оно не сердится.

Как-то Молочко и Кашка особенно горячо ссорились; ссорились до того, что наполовину вылились на плиту, причём поднялся ужасный чад. Прибежала кухарка и только всплеснула руками. Отставив Молочко и Кашку, кухарка ушла на рынок за провизией. Мурка этим сейчас же воспользовался. Он подсел к Молочку, подул на него и проговорил:.

Молочко заметно начало успокаиваться. Мурка обошёл его кругом, ещё раз подул, расправил усы и проговорил совсем ласково:. Выберите меня мировым судьёй, и я сейчас же разберу ваше дело…. Сидевший в щели чёрный Таракан даже поперхнулся от смеха: Ах, старый плут, что только и придумает!..

Они сами даже не умели рассказать, в чём дело и из-за чего они спорили. Он обошёл несколько раз горшочек с Молочком, попробовал его лапкой, подул на Молочко сверху и начал лакать. Когда вернулась с рынка кухарка и хватилась молока, горшочек был пуст. Кот Мурка спал у самой печки сладким сном как ни в чём не бывало. Как ни было больно, но Мурка притворился, что ничего не понимает и не умеет говорить.

Когда его выбросили за дверь, он встряхнулся, облизал помятую шерсть, расправил хвост и проговорил:. Впрочем, я не сержусь на свою кухарку, потому что она этого не понимает…. Ах, как много цветов! И все они тоже улыбаются. Обступили кругом Алёнушкину кроватку, шепчутся и смеются тоненькими голосками. Алые цветочки, синие цветочки, жёлтые цветочки, голубые, розовые, красные, белые, — точно на землю упала радуга и рассыпалась живыми искрами, разноцветными огоньками и весёлыми детскими глазками.

Я вырос в поле и не понимаю ваших городских порядков. Царица — это… это… Вы всё-таки ничего не понимаете? Ах, какие вы странные… Царица — это когда цветок розовый, как я. Алёнушка хочет быть гвоздикой.

Молчали только одни Розы. Они считали себя обиженными. Кто же не знает, что царица всех цветов — одна Роза, нежная, благоухающая, чудная? И вдруг какая-то Гвоздика называет себя царицей… Это ни на что не похоже. Наконец одна Роза рассердилась, сделалась совсем пунцовой и проговорила:. Роза потому царица, что все её любят. Вот мы — мы молчим о том, что Алёнушка хочет быть лесным колокольчиком, потому что это ясно само собой. Цветов было много, и они так смешно спорили.

Полевые цветочки были такие скромные — как ландыши, фиалки, незабудки, колокольчики, васильки, полевая гвоздика; а цветы, выращенные в оранжереях, немного важничали розы, тюльпаны, лилии, нарциссы, левкои, точно разодетые по-праздничному богатые дети.

Алёнушка больше любила скромные полевые цветочки, из которых делала букеты и плела веночки. Какие все они славные! Только снег стает — и мы тут. Ах, как там хорошо, и мы постоянно тоскуем по своей милой родине… У вас, на севере, так холодно. Нас Алёнушка тоже любит, и даже очень…. Если бы не холод, нам пришлось бы плохо.

Ведь она и нас любит…. Тут заговорили все разом. Розы со слезами вспоминали благословенные долины Шираза, Гиацинты — Палестину, Азалии — Америку, Лилии — Египет… Цветы собрались сюда со всех сторон света, и каждый мог рассказать так много. Больше всего цветов пришло с юга, где так много солнца и нет зимы. Какие громадные деревья там растут, какие чудные птицы, сколько красавиц бабочек, похожих на летающие цветы, и цветов, похожих на бабочек….

Родные полевые цветочки даже пожалели их. В самом деле, нужно иметь большое терпение, когда дует холодный северный ветер, льёт холодный дождь и падает снег. Положим, весенний снежок скоро тает, но всё-таки снег.

Мы гораздо добрее… Вот я, например, меня вы увидите в руках у каждого деревенского ребёнка. Сколько радости доставляю я всем бедным детям!.. За меня не нужно платить денег, а только стоит выйти в поле. Я расту вместе с пшеницей, рожью, овсом….

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress