Четыре степени жестокости Кит Холлиэн

У нас вы можете скачать книгу Четыре степени жестокости Кит Холлиэн в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Пусть я цинична и весьма скептически настроена, как того требует род моих занятий, но не стану отрицать, что между заключенными и сотрудниками исправительного учреждения могут возникнуть вполне искренние отношения. И еще я знаю: Зэки нужны нам не меньше, чем мы им. И знаете, эти долги накапливаются, и порой приходится идти на компромисс со своими принципами, чтобы расплатиться. Такое может случиться с каждым из нас.

Меня зовут Кали Уильямс. Сомневаюсь, что родители знали, что называют меня в честь индийской богини тьмы и разрушения, когда поменяли буквы в самом обычном имени Кейли. Я выросла в безликой западной глубинке, где все стремятся жить тихо и спокойно, но при этом немножко отличаться от остальных.

А я всегда была слишком резкой и напористой. Если бы я просто хотела поведать миру об исправительном учреждении Дитмарш и моей работе в нем, то, возможно, начала бы с рассказа о своих ежедневных обязанностях. И особо подчеркнула бы, каково тридцатидевятилетней женщине служить там, где из трехсот двадцати сотрудников всего двадцать шесть представительниц слабого пола.

Мы все обеспечиваем охрану в тюрьме, где содержится по меньшей мере девятьсот пятьдесят отпетых мерзавцев: Мне нравится моя работа. Я люблю слушать грохот и лязганье решеток, мне приятно состояние спокойствия и хладнокровия, которые необходимы здесь.

Я умею внимательно наблюдать за поведением и настроением заключенных. Стараюсь не обращать внимания на бравые шуточки и косые взгляды моих коллег-мужчин на неумело замаскированную и беспомощную мужскую критику. Я никогда не задавалась вопросом, что в моей работе правильно, а что — нет, мне и так все было предельно ясно, и все же иногда меня удивляло, как я стала человеком с тяжелой громыхающей связкой ключей на поясе, которому приходится принимать быстрые рещения исходя из беспощадных правил.

Я особо не злоупотребляю своим положением и стараюсь по возможности избегать крайних мер. Но больше всего меня раздражает чрезмерная жалость к самим себе — этим отличаются люди, имеющие слишком много свободного времени. Можно сказать, и я из их числа. Хотя дело тут не в моей работе, а во мне самой.

Это связано со случившимся, со всеми тайнами, о которых я говорила, и, что особенно важно, с тайной человеческого сострадания. Когда я обнаружила изуродованное тело, висящее на двери заброшенной камеры в подвале тюрьмы, меня больше всего поразило, что люди, которые это сделали, похоже, не знали жалости и сострадания.

Мне приходилось сталкиваться с насилием, но никогда прежде я не видела столь разрушительного результата необузданной жестокости. Я заставила себя переступить через порог, прижалась к холодной разрисованной стене и попыталась разглядеть его лицо.

Кем я была в его мертвых глазах: Я не могу ответить на этот вопрос, не разобравшись в событиях, которые предшествовали этому. Именно поэтому и мучаюсь, с чего лучше начать. Я люблю часы отдыха. Мне приходилось сталкиваться с насилием, но никогда прежде я не видела столь разрушительного результата необузданной жестокости.

Я заставила себя переступить через порог, прижалась к холодной разрисованной стене и попыталась разглядеть его лицо. Кем я была в его мертвых глазах: Я не могу ответить на этот вопрос, не разобравшись в событиях, которые предшествовали этому. Именно поэтому и мучаюсь, с чего лучше начать. Я люблю часы отдыха. В такие моменты кажется, что ты контролируешь ситуацию и при этом можешь обрести уединение.

Особенно мне нравится послеобеденный отдых, в это время зэки переставали злиться и направляли свою энергию на решение конкретных задач. Даже зимой я часто перехожу из одного корпуса в другой через двор, а не через туннель. Свет из камер заключенных оставляет тонкие полосы на гранитных стенах, напоминающие белые кресты военного кладбища. В местной церкви собираются те, кто вновь обрел веру. Из гимнастического зала доносятся удары баскетбольного мяча.

В библиотеке юристы-любители изучают прошлые дела с усердием археологов, смахивающих пыль с покрытых землей камней. Сидящие в камерах зэки перелистывают страницы потрепанных детективных романов, надеясь, что их предшественники не вырвали последние страницы. Когда же мы закрываем камеры и запираем блоки, заключенные опять становятся беспокойными и тревожными, но после полуночи все приходит в норму, и даже те, кого мучит бессонница, сидят тихо.

Эта благодать заканчивается за час до завтрака, когда многие зэки просыпаются и принимаются делать утреннюю зарядку, молиться и совершать прочие, иногда унизительные, ритуалы, которые призваны избавить их от навязчивых идей и маний.

Джошуа Рифф был из числа тихих заключенных. Первый раз я увидела его, когда за три часа до начала моей смены пришла к нему в камеру, чтобы разбудить. Было начало пятого утра. Большинство зэков просыпаются еще до того, как ты вставишь ключ в замок, но Джошуа был еще совсем молоденьким пареньком восемнадцати лет с легкой щетиной на подбородке и сонными глазами.

Худой, с взъерошенными волосами, он напоминал не преступника, а скорее маленького прогульщика, опоздавшего в школу. Кит Холлиэн - Четыре степени жестокости Здесь можно скачать бесплатно "Кит Холлиэн - Четыре степени жестокости" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.

Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры. Тюрьма строгого режима Дитмарш. Здесь отбывают срок самые опасные и жестокие преступники.

Но вскоре автор комикса исчезает из камеры при таинственных обстоятельствах… и Уильямс становится интересно: Так начинается захватывающая история убийств и обманов, тайных обществ и странных шифров. Истории, в которой комикс играет роль путеводителя по подлинной, темной и жестокой жизни тюрьмы Дитмарш — места, где нельзя отличить правого от виноватого, а преступника — от хранителя закона. Умри, душа моя, и тогда, возможно, я полюблю тебя; Живи и станешь моим врагом.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Четыре степени жестокости" Книги похожие на "Четыре степени жестокости" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Кирилл Казанцев - Последний удар сердца.

Картер Браун - Том Наталья Никольская - Ради острых ощущений. Брижит Обер - Четыре сына доктора Марча. Кирилл Казанцев - Отмщённый. Ирина Лобусова - После боя. Кирилл Казанцев - Роман строгого режима. Борис Бабкин - Цена бессмертия. Безобидные комиксы приведут ее в такие злачные и страшные места, о которых она даже и не подозревает. Джош окажется связан с тайными обществами, с культовыми обрядами и странными людьми, с судьбами заключенных прошлого тюрьмы.

На поверхность всплывают несправедливо вынесенные приговоры, взяточничество судей, гнилой фасад судебной системы обнажается до максимума. Напряженная вещь, сочетающая в себе триллер, боевик и жизненные человечески судьбы, пороки и ошибки. И за всем этим стоит обычные заключенный Джош Рифф, которые просто хотел восстановить справедливость.

Книга на газетной бумаге, качественно переплетена, твердая обложка. Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии!

Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Скидка на 16 книг: Скидки на лучшие книги. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Здесь отбывают срок самые опасные и жестокие преступники. Один из них, девятнадцатилетний Джош Рифф, пытается отдать на хранение надзирательнице Кали Уильямс загадочный комикс "Четыре степени жестокости", нарисованный его приятелем.

Но вскоре автор комикса исчезает из камеры при таинственных обстоятельствах Так начинается захватывающая история убийств и обманов, тайных обществ и странных шифров. История, в которой комикс играет роль путеводителя по подлинной, темной и жестокой жизни тюрьмы Дитмарш - места, где нельзя отличить правого от виноватого, а преступника - от хранителя закона.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress