Человек на сцене. В защиту актерской техники С. М. Волконский

У нас вы можете скачать книгу Человек на сцене. В защиту актерской техники С. М. Волконский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Всякое искусство, а театральное более, чем какое-либо, есть результат встречи реальности и условности; эти два начала пребывают в отношениях территориального посягательства, в котором художник является решителем границ. А граница колеблется самым разнообразным, извилистым и тонким рисунком. Не только в архитектурном строе сцены, не только в одной пьесе, в одном монологе, но на расстоянии нескольких слов чередуются реальность и условность, сливаясь в содружном выявлении красоты.

Один мой знакомый художник, в деревне, посреди улицы расположился писать. Немедленно за его плечами собралась толпа мальчишек и баб, выпуча глаза следивших, как полотно покрывалось непонятными пятнами техника. Вдруг одна из баб, всплеснув руками, воскликнула: И из уст в уста пробежало радостное открытие. Через пять минут она же воскликнула: И по всем устам пробежал возглас очарования. Я не встречал более слитного выражения двух основных начал искусства, чем этот возглас крестьянской бабы: Так и в нашем искусстве: Кто не признавал справедливости этого требования, когда слышал завывания в трагедии, а еще хуже — изысканное жеманничанье, элегантное бонтонничание некоторых наших актеров в комедии?

Кто не признавал справедливости этого требования, когда слух его изнемогал от тщетных усилий уловить смысл мазанной речи с проглоченными окончаниями, а сердце изнывало, слушая, как перлы поэтической красоты превращались в яичницу? Мы еще вернемся к некоторым из этих вопросов, мы подойдем к ним с другой, практической, стороны: Театральный дневник любителя драматического искусства Станиславский К.

Его жизнь и сочинения. Аннотация Вниманию читателей предлагается книга выдающегося российского театрального деятеля, режиссера, искусствоведа, критика С. Волконского , посвященная исследованию проблемы сценического существования актера.

Книга будет интересна историкам театра, искусствоведам и культурологам, профессиональным актерам и студентам театральных вузов, а также всем любителям театра. Или есть для человека въ искусстве иное мерило, кроме отзывчивости своего "Я"?

Родился под Ревелем ныне Таллинн, Эстония. Он получил известность как лектор, педагог, беллетрист, критик, режиссер, автор мемуаров, статей, книг, посвященных философии, религии, истории, вопросам актерской техники. Об авторе Волконский Сергей Михайлович Выдающийся российский театральный деятель, режиссер, искусствовед, критик, мемуарист. Происходил из древнего рода князей Волконских. Учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета; ученик известного филолога А.

Он стал первым русским, совершившим грандиозное лекционное турне история и литература России по Соединенным Штатам Америки. Приведен целый ряд малоизвестных Вниманию читателей предлагается знаменитый учебник логики, написанный выдающимся русским философом, логиком и психологом Г.

Он был отмечен премией Петра Великого и только до революции выдержал девять изданий материал данной книги соответствует последнему дореволюционному изданию , Чтобы к вам не постучался "Альцгеймер"!: Активная работа мозга — гарантия ясности ума и в пожилом возрасте. Наглядная геометрия и топология: Математические образы в реальном мире. Физические явления микро- и наномасштаба. С подробными решениями Об издательстве Интернет-магазин Оплата и доставка Оптовикам и библиотекам Вакансии.

Точные и Естественные науки. В защиту актерской техники. Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка репринтное воспроизведение издания г. Ослепительность световой грани, отделяющей сцену от полумрака неразгаданной толпы; теплота накаляющихся лампочек, запах краски, клея, грима, гардероба; жуткая прелесть покатого пола; пленительные подпорки деревянных кустов, еще не прибитый к полу холст болтающихся колонн; возня и суетня в беспорядочном смешении профессий, классов, народностей, времен: В самом деле, разве так важно для человека, любящего театральное дело, а не историю или философию его, разве так важно определение того, идет ли театр в гору, или под гору?

Художнику совершенно безразличен наклон той плоскости, по которой он идет; пусть критика определяет, идет ли он кверху, или книзу, а для него существуют лишь две точки: Говорить об идеалах в искусстве не бесполезно, но гораздо практичнее, как и в жизни вообще, говорить о грехах, а они всегда есть, во всяком данном моменте, на каждой данной ступени, будет ли уклон вверх, или вниз.

Разве так важен спор о реализме и условности? Да мыслимо ли изобразительное искусство без материала реальной жизни и мыслимо ли реальную жизнь превратить в искусство иначе, как путем условности? Всякое искусство, а театральное более, чем какое-либо, есть результат встречи реальности и условности; эти два начала пребывают в отношениях территориального посягательства, в котором художник является решителем границ.

А граница колеблется самым разнообразным, извилистым и тонким рисунком. Не только в архитектурном строе сцены, не только в одной пьесе, в одном монологе, но на расстоянии нескольких слов чередуются реальность и условность, сливаясь в содружном выявлении красоты. Один мой знакомый художник, в деревне, посреди улицы расположился писать.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress