Большой налет. Агентство Континентал Дэшилл Хэммет

У нас вы можете скачать книгу Большой налет. Агентство Континентал Дэшилл Хэммет в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Вся осторожность и весь консерватизм всех банкиров, вместе взятых, ничто по сравнению с тем, что представлял собой этот упитанный, седой, пожилой господин. Но взгляд на визитную карточку Эксфорда, на обратной стороне которой было написано: Розовым пальцем он нажал на перламутровую кнопку на письменном столе, и через минуту в комнату беззвучно проскользнул молодой человек с прилизанной светлой шевелюрой.

Кассир нацарапал что-то карандашом на листке бумаги и вручил его бесшумному молодому человеку. Еще минута — и на стол кассира легли бумаги;. После этого она сделала еще несколько взносов: Все взносы делались наличными, кроме последнего. Этот взнос сделан чеком. Он снова прибег к помощи перламутровой кнопки, написал что-то на клочке бумаги, молодой человек с прилизанными волосами вошел, вышел, снова вошел и снова вышел.

Кассир просмотрел свежую стопку бумаг, положенных на его стол. Чек на восемьдесят долларов на счет X. Клут от пятнадцатого прошлого месяца, чек от двадцатого прошлого месяца на триста долларов, уплата наличными, другой такой же от двадцать пятого на сто долларов. Оба эти чека, скорее всего, были реализованы ею у нас лично. Третьего числа текущего месяца она ликвидировала счет и получила чек на сумму двадцать одна тысяча пятьсот пятнадцать долларов. Я закурил сигарету, а в голове моей звучали суммы, которые только что были названы.

Ни одна из них, кроме тех, что были связаны с подписями Пэнбурна и Эксфорда, не имела значения. На следующий день он подписал чек на эту сумму на имя мисс Делано, и она его учла. Днем позже она ликвидировала свой счет, получив наличными более двадцати одной тысячи долларов.

Прежде чем отправиться на Ливенуорт-стрит, чтобы узнать, почему Пэнбурн не рассказал мне о двадцати тысячах долларов, я заскочил в агентство, проверить, нет ли каких известий из Балтимора. Один из сотрудников как раз закончил расшифровывать телеграмму следующего содержания: Получен в тот же день. На Норд-Стрикер-стрит, , находится Балтиморский сиротский приют.

О девушке там ничего не знают. Несколько месяцев назад он познакомился с одной девушкой и влюбился в нее. Девушка была сама скромность, и Пэнбурн ничего о ней не знал. Первого числа этого месяца он получил от Эксфорда двадцать тысяч долларов и передал их девушке. Она тут же слиняла, сказав ему, что должна ехать в Балтимор. Дала ему фальшивый адрес как выяснилось, это адрес городского приюта. Ее чемоданы поехали в Балтимор, и она сама прислала ему оттуда несколько писем. Но, похоже, какой-нибудь ее приятель мог заняться там ее багажом и переадресовать письма.

Если бы она хотела получить багаж, то должна была бы явиться на станцию с билетом, однако в игре на двадцать тысяч долларов она вполне могла плюнуть на эти чемоданы. Пэнбурн не был со мной искренним — он не сказал мне ни слова о деньгах.

Вероятно, ему было стыдно, что он так поступил. Сейчас я собираюсь его прижать. В течение десяти минут я звонил в дверь Пэнбурна, но никто не ответил. Лифтер сказал, что, по его мнению, Пэнбурна ночью не было дома. Я оставил записку в почтовом ящике. С этим я отправился в три наиболее крупных таксомоторных предприятия. Мне уже случалось несколько раз пользоваться этим источником информации. Девушка жила далеко от трамвайной линии, и я рассчитывал, что в какой-нибудь из этих дождливых дней она вызывала такси, а не шла пешком до остановки.

В книгах заказов я надеялся обнаружить вызовы из квартиры девушки — и узнать, куда ее отвозила машина. Разумеется, лучше было бы просмотреть заказы за весь период пребывания ее в этой квартире, но ни одно таксомоторное предприятие не провернуло бы такую работу.

Их и так было трудно уговорить отыскать данные за четыре дня. После полудня я получил фотокопии снимка и писем девушки, отослал по одной копии с каждого оригинала в Балтимор. Потом вернулся к таксопаркам. В двух из них для меня ничего не оказалось.

Только третий проинформировал меня о двух вызовах из квартиры девушки. В первый из этих дождливых дней оттуда было вызвано такси после полудня, и пассажир поехал на Ливенуорт-стрит. Скорее всего, пассажиром этим были Пэнбурн или девушка. Водитель, ездивший по второму вызову, припомнил, что пассажиром вроде бы был мужчина. Весь вечер я безуспешно пытался поймать Пэнбурна.

В одиннадцать позвонил Эксфорду в надежде, что он скажет, где искать его шурина. Жена сегодня дважды напрасно звонила. А как идут поиски этой бедной дамы?

За день до исчезновения она получила от вашего шурина двадцать тысяч долларов. Девушка должна быть просто великолепной! Но откуда он взял столько денег? Он долго рассматривал его, а когда потом взглянул на меня, то медленно, но решительно покачал головой. Клемент вытирал лоб белым платком и пытался сделать вид, что не сгорает от любопытства и опасений, не окажется ли банк обманутым.

Толстым розовым пальцем Клемент придавил перламутровую кнопку, и через минуту в комнату вошел невысокий, бледный, лысый мужчина. Это был его чек. Сумма показалась мне высоковатой, но бухгалтер сказал, что чек имеет обеспечение. Мисс Делано и мистер Пэнбурн смеялись и разговаривали, а когда я перечислил данную сумму на ее счет вместе ушли.

И этим дело должно закончиться, мистер Клемент. Попрошу вас больше к нему не возвращаться. Когда бремя в виде двадцати тысяч долларов свалилось с плеч его банка, Клемент был готов улыбаться и поддакивать. Эксфорд и я вышли из банка и сели в машину. Однако он не сразу включил мотор. Невидящими глазами всматривался он в поток машин на Монтгомери-стрит. Если моя жена узнает… Нет, она не должна ничего узнать. Она считает своего брата невинным младенцем. Я хочу, чтобы вы отыскали его для меня.

О девушке можете не думать, это уже не главный вопрос, хотя мне кажется, что там, где вы найдете одно, обнаружится и другое. Меня не интересуют эти деньги, так что вы не особенно старайтесь их отыскать. Опасаюсь, что это трудно было бы сделать без огласки. Я хочу, чтобы вы отыскали Барка, прежде чем он наделает еще худших глупостей.

Объявим, что он исчез, поместим в газетах его фотографию и так далее. Он ваш шурин и поэт. Наше объяснение удержит людей, особенно вашу жену, от нежелательных домыслов, когда факт его исчезновения станет известен.

А он наверняка станет известен. Итак, мы отправились на квартиру Пэнбурна, куда нас впустили. Я обыскал комнаты сантиметр за сантиметром, заглянул в каждую дыру и щель, прочел все, что можно было прочесть, даже рукописи, и не нашел ничего, что пролило бы свет на его исчезновение.

Найдя его фотографии, я из нескольких десятков выбрал пять. Эксфорд подтвердил, что все его сумки и чемоданы были на месте. Чековой книжки Голден-Гейт-Трест— Компани я не обнаружил. Остаток дня я потратил на предоставление газетам всего того, что мы хотели видеть напечатанным. В результате мой бывший клиент получил великолепную прессу — информация с фотографией на первых страницах. Наше обращение к прессе принесло результаты. Примерно два месяца назад он получил письмо от некой Джейн Делано, пересланное ему издателем; в письме она хвалила его последний томик стихов.

Джейн Делано жила в Сан-Франциско, но не знала, что и он там проживает. Он ответил на ее письмо и получил следующее. Спустя некоторое время они встретились.

Была ли она вправду прекрасна или нет, но во всяком случае он считал ее таковой — и влюбился по уши. Мисс Делано переехала в Сан-Франциско недавно: Пэнбурн не знал, откуда она приехала, он вообще ничего не знал о ее прошлом. Однако он не имел ни малейшего понятия, в чем они состоят. Он не интересовался этим. Не знал о ней абсолютно ничего, кроме того, что она прекрасна, что он ее любит и что она обещает выйти за него замуж.

Однако третьего дня сего месяца, ровно двадцать один день тому назад, в воскресенье утром, девушка внезапно покинула Сан-Франциско. Он получил письмо, присланное с посыльным. Я только что получила телеграмму и должна ехать на Восток ближайшим поездом. Пыталась связаться с тобой по телефону, но это не удалось. Напишу, как только буду знать свой адрес. Если что-нибудь… Дальше два слова были зачеркнуты, и прочесть их было невозможно.

Люби меня, и я вернусь к тебе навсегда. Спустя несколько дней — следующее письмо, из Балтимора в штате Мэриленд, В этом письме, добыть которое оказалось еще труднее, чем первое, она писала:. Мне кажется, что я не видела тебя уже год или два, и я боюсь, что пройдет месяц, а может, и больше, прежде чем мы увидимся снова.

Любимый, я не могу сказать тебе сейчас, почему я здесь. Есть вещи, о которых нельзя писать. Но как только мы снова будем вместе, я расскажу тебе всю эту скверную историю. Если со мной что-нибудь случится, ты ведь будешь всегда любить меня, правда, милый? Просто я только что с поезда и очень устала с дороги. Зато завтра напишу тебе длинное-длинное письмо. Вот мой здешний адрес: Норд-Стрикер-стрит, , Балтимор, Мэриленд. Прошу тебя, любимый — хотя бы одно письмо каждый день.

Поэтому на страницах его романов часто звучат выстрелы, льется кровь… Мастерство и остроумие автора заставят Вас улыбнуться в самый захватывающий момент повествования. Светлый Михаил - Самый первый Книга 2 Бубела Олег - Совсем не герой Воскресное утро Тармашев Сергей - Древний. Предыстория 01 Дроздов Анатолий - Интендант Фланаган Джон - Ученик рейнджера

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress