Бешеный волк Владимир Колычев

У нас вы можете скачать книгу Бешеный волк Владимир Колычев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Тайна, которую он унесет в могилу…. Напрасно Асадов сейчас рвет и мечет. Напрасно думает о мести. Не дотянется он до него. Потому что Алик уходит. Туда, откуда обратной дороги нет… Лада ему больше не принадлежит. А без нее нет смысла в этой жизни.

А зачем жить, если нет смысла? Алик снял автомат с предохранителя, передернул затвор. Опустился на колени, упер автомат прикладом в землю, стволом подпер грудь. Осталось только дотянуться до спускового крючка, нажать….

Это все из-за тебя, Лада. Из-за тебя пора умирать. Скоро она узнает о его смерти. И будет биться в истерике. Оплакивать его и проклинать. Алик криво усмехнулся и потянулся к спусковой скобе…. А вот Асадов волосы на голове рвать не будет. Он всерьез будет считать, что Алик застрелился из-за страха перед ним.

И будет упиваться ощущением собственной крутости. Как же — лучше застрелиться, чем иметь дело с Асадовым…. Собственный голос вырвал его из кошмарного забвения, вернул к действительности. Но в голове уже замкнуло. Совершенно другими глазами он глянул на автомат. Резко отдернул руку, сорвал палец со спусковой скобы….

Алик отбросил от себя оружие, сел на землю, руками вцепился в траву. Из груди вырвался залп нервного смеха, тело содрогнулось, затряслось.

Еще чуть-чуть, и он отправился бы на тот свет. Еще чуть-чуть, и случилось бы непоправимое. И все из-за кого? Из-за какой-то дешевки, которая так запросто предала их любовь…. Он будет лежать в сырой земле, а эта стерва со своим хмырем в постели барахтаться… Нет, не будет этого. Все будет как раз наоборот. Останется Лада без своего женишка.

Как пить дать останется. Потому что так должно быть. И так будет — это железно…. Алик забросил автомат за спину. Насмехаясь над своей собственной тупостью, покрутил пальцем у виска. И двинул в сторону леса. Узкая, едва заметная тропка упиралась в ограду.

Но для знающих людей это не помеха. Ведь колючая проволока перерезана в нескольких местах. Алик не знал, есть в этом лесу дикие звери или нет.

Но ему было все равно. Он ничего не боится. И не только потому, что у него в руках боевой автомат с шестьюдесятью патронами. Просто внутри перемкнуло фазу, механизм самосохранения выведен из строя…. Такое с ним уже один раз случалось. Совсем еще сопляком был. У бабки в деревне гостил. С дружком своим в лес отправился.

Самопал с собой взяли — дичь стрелять. Но вместо утки Алик кончил своего дружка. По дурости ему в живот пулю самодельную загнал. Покорчился Ивашка минуты две и затих. Алик же в панике заметался. Как придурок в деревню рванул. Да только не добежал. Дошло до него, что не надо никому ничего говорить.

Оттащил тело на болото да сбросил в трясину. И все, поминай Ивашку как звали… С тех пор пустота какая-то в нем образовалась. Эта пустота всосала в себя страх, панику, в душе осталось только безразличие ко всему. Никого он не боялся. Ни милиции, ни самого себя.

Может быть, поэтому так легко далась ему ложь, когда рассказывал участковому, как они с Ивашкой потерялись в лесу. Местный Анискин ничего не заподозрил. А если бы и вывели тогда Алика на чистую воду, он бы не очень расстроился. Потому что тогда ему было все по барабану….

Со временем механизм самосохранения наладился. И он со страхом стал ожидать момента, когда за ним придут. И уже не придут. Тогда он убил друга. Сегодня же чуть не убил самого себя. И дал себе зарок наказать Ладу. Она и ее жених приговорены.

И ничто его не остановит. Ибо ничего он уже не боится. Не так давно из соседней части ушел с поста часовой. Так же, как и он, с автоматом при полном боекомплекте. Через пару недель нашли. Где-то в лесной глуши, голодного и едва живого от усталости. Не надо было через лес идти. Алик так не поступит. Голова у него на месте. И боевой автомат при себе. Оружие в его положении — это сейчас все. Он прошел через лесок, вышел к деревне.

Только слышно, как собаки брешут. Откуда-то издалека доносился шум работающего мотора. Никак кто-то машину со двора выгоняет.

Может, кто-то в город собирается ехать с ранья? Если так, то Алик с удовольствием воспользуется услугами деревенского транспорта. К проселочной дороге он рванул со всех ног. Перед ним в темноте высветились две яркие фары. Вряд ли остановят по доброй воле. Не те нынче времена. Но ведь машину можно остановить силой. Алик вскинул автомат на изготовку. Когда до машины оставалось метров десять, передернул затвор.

А драться он умеет. Кандидат в мастера спорта по боксу в полутяжелом весе. В свое время на дискотеках с пацанами всякое бычье гоняли — крушили челюсти налево и направо. А вот в армии никого пальцем не тронул. Никто еще всерьез не доставал Это был его коронный удар. Не раз на практике опробован. Никто не мог устоять перед ним. И дембель не устоял. Обмяк в руках у Алика и плевком стек по стене на пол. С рук ему это не сойдет. Да только плевать ему на них.

На весь мир да с высокой колокольни Алик заправился, подтянул ремень с подсумком с двумя автоматными магазинами и штык-ножом в ножнах.

И преспокойно вышел из комнаты отдыха. Но ничего в этом хорошего. Луна не просто светит, она будто насмехается над Аликом. Как нарочно действует на нервы.

Сам будет молодых строить. Да только ему все по барабану. И по большому счету дембеля здесь вовсе ни при чем Он вытащил из кармана шинели письмо. Встал под фонарь, начал читать. Хотя, казалось, эти строки уже знал наизусть. И не потому, что у него феноменальная память. Просто строк раз два и обчелся.

Весь смысл сводился к одному. Лада — самая лучшая из всех девушек на всем белом свете, самая красивая. И она выходит замуж.

Не дождалась, когда он вернется из армии. А ведь он так любил, так надеялся и верил. Но Лада предала его. И еще просит прощения Да, наверное, он ее простит. Только она не узнает, что прощена.

Потому что никто не скажет ей об этом. Это будет его тайна. Тайна, которую он унесет в могилу Напрасно Асадов сейчас рвет и мечет. Напрасно думает о мести. Не дотянется он до него. Потому что Алик уходит. Туда, откуда обратной дороги нет Лада ему больше не принадлежит. А без нее нет смысла в этой жизни. А зачем жить, если нет смысла? Алик снял автомат с предохранителя, передернул затвор.

Опустился на колени, упер автомат прикладом в землю, стволом подпер грудь. Осталось только дотянуться до спускового крючка, нажать Это все из-за тебя, Лада. Из-за тебя пора умирать. Скоро она узнает о его смерти. И будет биться в истерике. Оплакивать его и проклинать. Алик криво усмехнулся и потянулся к спусковой скобе А вот Асадов волосы на голове рвать не будет. Он всерьез будет считать, что Алик застрелился из-за страха перед ним. И будет упиваться ощущением собственной крутости.

Как же — лучше застрелиться, чем иметь дело с Асадовым Собственный голос вырвал его из кошмарного забвения, вернул к действительности. Но в голове уже замкнуло. Совершенно другими глазами он глянул на автомат. Резко отдернул руку, сорвал палец со спусковой скобы Алик отбросил от себя оружие, сел на землю, руками вцепился в траву. Из груди вырвался залп нервного смеха, тело содрогнулось, затряслось.

Еще чуть-чуть, и он отправился бы на тот свет. Еще чуть-чуть, и случилось бы непоправимое. И все из-за кого? Из-за какой-то дешевки, которая так запросто предала их любовь Он будет лежать в сырой земле, а эта стерва со своим хмырем в постели барахтаться Нет, не будет этого.

Все будет как раз наоборот. Останется Лада без своего женишка. Как пить дать останется. Потому что так должно быть. И так будет — это железно Алик забросил автомат за спину. Насмехаясь над своей собственной тупостью, покрутил пальцем у виска. И двинул в сторону леса.

Узкая, едва заметная тропка упиралась в ограду. Но для знающих людей это не помеха. Ведь колючая проволока перерезана в нескольких местах. Алик не знал, есть в этом лесу дикие звери или нет. Но ему было все равно. Он ничего не боится. И не только потому, что у него в руках боевой автомат с шестьюдесятью патронами. Просто внутри перемкнуло фазу, механизм самосохранения выведен из строя Такое с ним уже один раз случалось.

Совсем еще сопляком был. У бабки в деревне гостил. С дружком своим в лес отправился. Самопал с собой взяли — дичь стрелять. Но вместо утки Алик кончил своего дружка.

По дурости ему в живот пулю самодельную загнал. Покорчился Ивашка минуты две и затих. Алик же в панике заметался.

Как придурок в деревню рванул. Да только не добежал. Дошло до него, что не надо никому ничего говорить. Оттащил тело на болото да сбросил в трясину. И все, поминай Ивашку как звали С тех пор пустота какая-то в нем образовалась.

Эта пустота всосала в себя страх, панику, в душе осталось только безразличие ко всему. Никого он не боялся. Ни милиции, ни самого себя. Может быть, поэтому так легко далась ему ложь, когда рассказывал участковому, как они с Ивашкой потерялись в лесу. Местный Анискин ничего не заподозрил. А если бы и вывели тогда Алика на чистую воду, он бы не очень расстроился. Потому что тогда ему было все по барабану Со временем механизм самосохранения наладился. И он со страхом стал ожидать момента, когда за ним придут.

И уже не придут. Тогда он убил друга. Сегодня же чуть не убил самого себя. И дал себе зарок наказать Ладу. Она и ее жених приговорены. И ничто его не остановит. Ибо ничего он уже не боится. Не так давно из соседней части ушел с поста часовой. Так же, как и он, с автоматом при полном боекомплекте. Через пару недель нашли. Где-то в лесной глуши, голодного и едва живого от усталости.

Не надо было через лес идти. Алик так не поступит. Голова у него на месте. И боевой автомат при себе. Оружие в его положении — это сейчас все. Он прошел через лесок, вышел к деревне. Только слышно, как собаки брешут. Откуда-то издалека доносился шум работающего мотора. Никак кто-то машину со двора выгоняет. Может, кто-то в город собирается ехать с ранья? Если так, то Алик с удовольствием воспользуется услугами деревенского транспорта.

К проселочной дороге он рванул со всех ног. Перед ним в темноте высветились две яркие фары. Вряд ли остановят по доброй воле. Не те нынче времена.

Но ведь машину можно остановить силой. Алик вскинул автомат на изготовку. Когда до машины оставалось метров десять, передернул затвор. Водитель, похоже, собирался дать задний ход. Кроме водилы, в машине никого не было. Алик устроился на заднем сиденье, сунул ствол автомата водиле в бок. И тебя уложу, и ментов. На мне и без того десяток трупов.

Будет на два-три больше, мне уже без разницы Бледный от страха мужик готов был везти Алика хоть на край света. Но ему нужно было в Заволжск. А это всего ничего. Каких-то две сотни километров Родион смотрел на Колдуна как на персонаж гремучего кошмарного сна. С трудом понимал, как он здесь оказался. Ведь они расстались с ним еще в той жизни. А в этой Колдуна быть не должно. В этой мрачной жизни Родион оставил место только для себя.

В этом аду он варился в забродившем соку из прошлого. Светка в своем репертуаре. Как из тумана выплывает ее возмущенное лицо.

Все ей не так. Только в шкаф почему-то полезла Светка. Послышался звон битого стекла. Комнату заполнил аромат коньяка. Бедняга Леньчик, он так старался. На собственном горбу таскал коробки с бухлом. А до магазина не так уж и близко Там, в шкафу, оставалось не больше полудюжины бутылок. Не такая уж большая потеря. А Леньчику сгонять в магазин не так уж и трудно. В комнате перед Родионом осталась только мама. Пустующая турбаза на берегу озера, бревенчатый коттедж со всеми удобствами.

И Леньчик — верный телохранитель и собутыльник. Недели две они здесь откисают. Вдали от цивилизации, вдали от всех. Хотя нравится — это не то слово. В этой жизни ему ничего не может нравиться. Даже водка и коньяк. Это всего лишь средство, чтобы напиться и забыться.

Элона оказалась самой настоящей гадюкой. Не женщина, а дьявол в юбке. Воплощение подлости и коварства. Она убила Киру, из-за нее гибли его друзья. Сам Родион чудом избежал смерти Но все это в прошлом. Потому что Элоны больше нет. Некому больше вредить и гадить. Но в прошлом остались и те, кого Родион любил. Прежде всего это Кира. Она погибла из-за него. Из-за того, что была с ним. И Жука с Жекой он втянул в бандитское болото.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress