Мир призраков Саймон Грин

У нас вы можете скачать книгу Мир призраков Саймон Грин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Один за другим проплывают и исчезают мерцающие огни, и наползающий мрак крадется по пустым стальным коридорам. Те немногие компьютеры, которые остались включенными, недовольно бормочут что-то друг другу в надвигающейся темноте и замолкают наконец с приходом ночи.

На мгновение катер завис над планетой Внешнего Кольца, называемой Ансили, затем его нос качнулся и он соскользнул во вспененную атмосферу Ансили, как лезвие ножа, вошедшее в мягкое брюхо. Сопла двигателей ярко светились, с упрямой силой направляя стройное тело катера через разгулявшуюся бурю.

Его корпус отражал вспышки молний, порывы ветра налетали со всех сторон, но ничто не могло сбить его с курса. С дерзкой легкостью катер пронзил пелену облаков и камнем стал падать в металлический лес, раскинувшийся внизу. На Ансили не было гор и океанов, лишь бесконечная безводная равнина, покрытая ослепительно сияющими лесами, простиралась от полюса до полюса. Леса Ансили состояли из исполинских металлических деревьев, не знавших ни листвы, ни почек, ни весны, ни осени. Прямые как стрелы миллионы деревьев, холодные и бесчувственные, росли из серой почвы, подобно мерцающим металлическим гвоздям.

Достигая в некоторых местах предела атмосферного слоя планеты, огромные деревья твердо и непоколебимо противостояли натиску бури. Ветры зло хлестали по лишенным листьев ветвям, росшим из гладких однообразных стволов, усеянных острыми, как иглы, шипами. Фиолетовые и лазурные, из золота, серебра и меди деревья тянулись вверх, к царству грома и молний и как бы приветствовали снижающийся катер.

Капитан Джон Сайленс [1] сидел, сгорбившись, в своем командирском кресле, наблюдая за дисплеями сенсорных датчиков, расположенных перед ним. Их показания менялись с ошеломляющей скоростью, слишком быстро, чтобы он мог проследить за ними. Именно поэтому управление катером осуществлял искусственный разум — Один, [2] а капитану ничего не оставалось делать, как с напряжением вглядываться в дисплеи. Плотные грозовые облака скрывали металлические деревья из виду, но искусственный разум собирал информацию о них с помощью сенсоров и соответственно менял скорость и направление корабля, принимая решения и совершая маневры в малейшие доли секунды.

Так как искусственный разум мог думать и реагировать гораздо быстрее, чем Сайленс даже если бы мозг последнего был подключен к компьютеру , не возникало и вопроса, кому осуществлять посадку. Однако программа искусственного разума позволяла учитывать чувства и волю капитана, и компьютер мог предоставить ему возможность самому посадить корабль, если бы это не представляло чрезвычайной трудности.

Сосредоточившись, Сайленс обратился к бортовым сенсорам через вживленное в его мозг связное устройство. Одна из переборок катера, находившаяся перед ним, неожиданно стала прозрачной — сенсоры воссоздали на экране точную картину того, что происходило за бортом. Темные, разбухшие грозовые облака проносились по разные стороны катера с невероятной скоростью, по обшивке яростно били молнии.

Сайленс внутренне содрогнулся, но, чтобы не смущать находившихся рядом с ним членов экипажа, тут же овладел собой. Буря могла бесноваться сколько ей вздумается, но ничто не могло причинить ущерб катеру, пока действовал его защитный силовой экран. Грозовые облака были слишком плотными и темными, чтобы Сайленс мог увидеть лес воочию, но в его воображении он представлялся как необозримая зловещая подушка для булавок; твердые металлические шипы ждали его подобно заточенным кольям на дне ямы-западни.

На Ансили не было гор и океанов, лишь бесконечная безводная равнина, покрытая ослепительно сияющими лесами, простиралась от полюса до полюса. Леса Ансили состояли из исполинских металлических деревьев, не знавших ни листвы, ни почек, ни весны, ни осени.

Прямые как стрелы миллионы деревье…. Дорогой ценитель литературы, погрузившись в уютное кресло и укутавшись теплым шерстяным пледом книга "Мир Призраков" Грин Саймон поможет тебе приятно скоротать время. Приятно окунуться в "золотое время", где обитают счастливые люди со своими мелочными и пустяковыми, но кажущимися им огромными неурядицами.

В рассказе присутствует тонка психология, отличная идея и весьма нестандартная, невероятная ситуация. В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Машины подрывают корни деревьев, потом валят их стволы и перерабатывают. База контролирует все автоматические станции.

Кроме нее, на планете нет объектов, обслуживаемых людьми. Персонал Базы в основном занят тем, что ждет возникновения каких-нибудь нештатных ситуаций - чтобы в любой момент засечь их и отправиться исправлять положение.

В последний раз они вышли на связь с Империей четыре дня назад. С тех пор мы не услышали от них ни слова. Пока ситуация просто вызывает раздражение и даже не особенно беспокоит, но если так будет продолжаться, горнодобывающие машины начнут выходить из строя, добыча металлов прекратится и у Империи возникнут серьезные проблемы. Я, кстати, сожалею, что мы стали слишком зависимы от природных богатств Ансили. Вот, собственно, и все. Обычно командиров корабля не подвергают такому риску!.

Такие, о которых я пока не хотел бы упоминать. Силовой экран - это последнее средство защиты для космической базы, которая подверглась нападению. Что могло напугать их до такой степени, что они предпочли скрыться за силовым экраном?

Тогда вам хватит небольшого ведерка, чтобы собрать все, что останется от Базы. А это кажется не очень-то реальным, по крайней мере сейчас. Так что, капитан, если у вас в запасе нет какого-нибудь суперсекретного оружия, о котором еще не знают в Империи, мы должны будем вернуться обратно ни с чем! Я знаю, что делаю. Компьютер, есть ли за бортом какие-либо проявления враждебной деятельности по отношению к нам?

Силовой экран блокирует сигналы, посылаемые сенсорами. Я хочу напомнить вам, экстрасенс Вэрчью, что это выжженный мир. Здесь нет ничего живого. В противном случае это зафиксировали бы мои приборы. Если необходимо, я могу выдать вам транквилизатор. Каждому иметь при себе полный комплект боевого снаряжения. Экстрасенс, это касается и вас. Все члены экипажа собрались вокруг разведчицы. Она тем временем открыла контейнер с оружием и стала осматривать его содержимое.

Полный боевой комплект включал в себя пуленепробиваемый бушлат, обычные и зажигательные гранаты, мечи, импульсные пистолеты-дисраптеры и индивидуальные силовые щиты. Обычно такой комплект предназначался для боя на открытых пространствах и борьбы с серьезными общественными беспорядками. Стэйсяк взял свое снаряжение и отошел подальше от разведчицы и капитана. Риппер последовал за ним, и два пехотинца, голова к голове, демонстративно занялись подгонкой своей амуниции.

Полный боевой комплект для мертвой планеты? И эта болтовня капитана о призраках и супероружии. Этот парень явно не в своей тарелке, Риппер. Черт побери, до конца службы мне осталось каких-то пять месяцев! Всего-навсего пять месяцев - и я снова принадлежал бы только себе самому! Но у меня, как всегда, все идет наперекосяк. Я решил напоследок отправиться добровольцем в эту вонючую дыру.

Выбрал сумасшедшего капитана и гиблую экспедицию. Какие, к черту, галлюцинации?! Мне плевать, что это называют выжженным миром. Здесь осталось что-то живое, и притом настроенное очень враждебно. Я лично проверял перед полетом исправность компьютеров. Десять лет назад шесть звездолетов обрушили на Ансили всю мощь своих орудий.

Они выкосили все живое на планете, от полюса до полюса. Что же здесь было, если они решили, что меньше чем шестью кораблями им не обойтись? Ему поручили подавить восстание эшрэев.

Когда ситуация вышла из-под контроля, именно он потребовал очищения огнем. Только этого нам и не хватало, Рип. Я нутром чувствую, что наши дела плохи. Экстрасенс Дайана Вэрчью пыталась натянуть бронированный бушлат. Судя по бирке, это был ее размер, но бирка явно врала. Наконец с неимоверными усилиями она влезла в доспехи и, раскрасневшаяся и задыхающаяся, перевела дух. Длинная тяжелая куртка делала ее очень неуклюжей и неповоротливой.

При одной мысли, что в таком облачении придется провести несколько часов, становилось не по себе. Дайана взглянула на меч, потом дотронулась до гашетки дисраптера, который ей предназначался, но потом решительно направилась к оружейному ящику с дисраптером в руках.

Все, что мне нужно, - это силовой щит. Она удобно приладила кобуру своего дисраптера к правому бедру и вытащила из оружейного ящика меч в ножнах. Это был длинный клинок, явно нестандартных размеров. Разведчица перекинула его через левое плечо и застегнула таким образом, что он повис у нее за спиной.

Концы ножен почти касались пола. Фрост заметила любопытный взгляд Дайаны и улыбнулась. В моем роду он передавался от поколения к поколению. Тон ее вопроса был довольно мягким, но разведчица болезненно прореагировала на него, почувствовав неприязнь девушки. Она подошла к ящику, достала из него связку гранат и повесила их поперек груди. Потом сделала несколько движений рукой, чтобы убедиться, что гранаты ей не мешают.

После этого она снова обратилась к Дайане. И не надейся, что я буду твоей нянькой. Это не входит в мои обязанности. Она захлопнула ящик и присоединилась к мужчинам, стоявшим у двери в шлюзовую камеру катера. Вэрчью посмотрела ей вслед, но ничего не сказала.

Вскоре и она, задумчиво опустив глаза, подошла к двери. Сайленс придирчиво осмотрел всех членов команды, удивился отсутствию оружия у экстрасенса, но промолчал и набрал код на двери камеры.

Дверь с шипением открылась, и Сайленс первым вошел в камеру. Камера была достаточно велика, чтобы вместить весь экипаж, но когда ее двери закрылись, у Дайаны возникло неприятное ощущение тесноты замкнутого пространства. Она внутренне сжалась, чтобы подавить невольную дрожь: В пределах действия сенсоров никаких форм жизни не зафиксировано. Состав атмосферы, температура и гравитация в пределах нормы.

В вашем распоряжении семь часов светлого времени суток. Люк открылся, зашипел сжатый воздух. Сайленс шагнул вперед, но у самого выхода замешкался: Это был резкий, дымный запах, и хотя капитан не был на Ансили несколько лет, у него сразу появилось ощущение, будто он и не покидал планету.

Сайленс поднял голову и ступил на поверхность посадочного терминала. За ним последовали и другие. День выдался пасмурный и очень холодный, от дыхания Сайленса в воздухе образовалось облачко пара.

Раздались слабые щелчки - это автоматически включились обогревательные элементы, вмонтированные в одежду. Космодром со всех сторон окружали исполинские металлические деревья, закрывавшие горизонт.

И хотя Сайленс не видел их уже десять лет, ему показалось, что он был в металлическом лесу только вчера. Защитный купол изгибался и дрожал, похожий на огромную жемчужину в унылой металлической оправе.

При взгляде на купол представлялось, что под ним скрыто нечто темное и неизвестное, наблюдающее за экипажем катера и ожидающее его появления внутри Базы. По спине Сайленса пробежал холодок. Он попытался улыбнуться и отогнать тревожные мысли, затем оглядел свою команду, чтобы узнать, как его люди чувствуют себя в новой обстановке.

Морские пехотинцы держали в руках дисраптеры и озирались вокруг, готовые к возможному нападению. Они приспосабливались к незнакомой местности. Разведчица стояла немного в стороне, спокойно разглядывая силовой экран. Экстрасенс, сжавшись от холода, вглядывалась в громаду леса; ее глаза на бледном худом лице выглядели неестественно большими. Но никто из экипажа не проявлял излишней нервозности. Довольно скоро они будут вести себя иначе.

Желая привлечь их внимание, Сайленс громко кашлянул. До моего возвращения обязанности командира будет выполнять разведчица. Если возникнут проблемы, свяжитесь со мной по каналу командирской связи. Но прошу не беспокоить меня без крайней необходимости. Для того чтобы проникнуть за силовой экран, нам потребуется помощь, и, я думаю, мы найдем того, кто нам ее окажет.

А не кажется ли вам, капитан, что настало время раскрыть нам глаза на то, что происходит на этой планете? Я иду говорить с человеком по имени Кэррион. Он может помочь нам преодолеть экран. Если, конечно, ему в голову не взбредет сначала убить нас. Рипперу и Стэйсяку было поручено обозначить периметр контролируемой площадки на космодроме, но они большую часть времени разглядывали загадочный металлический лес, подернутый дрожащей дымкой Ониоба добровольно отправились выполнять это задание.

Риппер - потому что верил в надежность хорошо контролируемого периметра. А Стэйсяк был рад избавиться от общения с разведчицей. Он слышал немало рассказов о знаменитых киллерах Империи и теперь, встретив Фрост, поневоле поверил многому из того, в чем раньше сомневался.

Разведчики были элитой Империи, обученной действовать в ситуациях, слишком сложных или опасных для обычных родов войск.

Специфика их деятельности заключалась в контактах с новыми видами жизни в космосе. Они проводили сложные обследования аборигенов планеты, разрабатывали наилучшие способы использования, порабощения или уничтожения неизвестных существ, а затем возглавляли экспедиции, которые тем или иным путем присоединяли вновь открытые миры к Империи.

Разведчики были непревзойденными бойцами, холодными и расчетливыми стратегами, их могла остановить только смерть. Говорили, что они столь же странны и непохожи на обычных людей, как и жители других планет. Стэйсяк верил в это. От общения с Фрост у него по коже ползли мурашки. Пехотинцы медленно передвигались вокруг посадочных терминалов, устанавливая через небольшие интервалы мины дистанционного действия.

Взрыватели мин должны были сработать в тот момент, когда кто-то или что-то пересечет невидимую границу, установленную пехотинцами. Риппер был горячим приверженцем дистанционных мин: Риппер любовно пошлепал по лежащей перед ним мине, не обращая внимания на вздрогнувшего Стэйсяка. Мина выглядела довольно невзрачно, но мощности этого плоского серого диска было достаточно, чтобы унести не один десяток жизней. Разметка периметра потребовала больше времени, чем предполагалось, и не потому, что они увлеклись разглядыванием леса: Риппер попытался представить, как выглядело это поле во время строительства Базы, когда многотонные звездолеты, подобные летающим горам, ежечасно садились здесь и стартовали.

Но такое было трудно вообразить. Масштабы этого действа были поистине гигантскими. Он хотел поделиться мыслью со Стэйсяком, но передумал.

Стэйсяк был неплохим парнем на случай, когда требовалось прикрытие в бою, но он обладал слишком скудным воображением. То, что нельзя было съесть, выпить, убить или подмять под себя, совершенно не интересовало Стэйсяка. Сейчас он опять вглядывался в дрожащую дымку. Риппер невольно проследил за его взглядом. Чудовищные размеры металлических деревьев устрашали, заставляли чувствовать себя маленьким и жалким, словно мышь перед готическим собором.

А кроме того, была еще и дымка, окутывавшая металлический лес, словно неряшливый, грязновато-белый саван. Рипперу показалось, что он увидел какие-то неясные огромные силуэты, двигавшиеся по краю леса. Они появлялись и исчезали в мгновение ока. Опытного солдата не покидало чувство, что за ним наблюдают, почти физически ощущалось давление невидимого, неотвязного взгляда - взгляда врага. Единственными звуками, раздававшимися в неподвижном воздухе, были те, которые производили сами Стэйсяк и Риппер.

Эти звуки быстро поглощались тишиной. Не было рычания зверей, пения птиц, в воздухе царил мертвый покой. Риппер нахмурился и, не снимая пальца с гашетки дисраптера, ждал, пока Стэйсяк уложит последнюю мину. В воздухе пахло опасностью, казалось, должно было произойти какое-то роковое событие. Но пока все вокруг было тихо. Стэйсяк быстро пробежал через зону действия мины, вставил взрыватель и отошел к Рипперу. Теперь, если кто-нибудь задумал бы пересечь границу периметра, не набрав мысленно специального кода, его останки были бы разбросаны на огромной площади.

Стэйсяк уныло вздохнул и поправил дисраптер на своем бедре. После минирования периметра он надеялся почувствовать себя в большей безопасности, но, честно говоря, этого не произошло. Одного взгляда на лес было достаточно, чтобы ощутить легкий озноб. Дымка у леса переливалась в глубине разными цветами, причудливо изменявшиеся оттенки растворялись в ней, словно краска в воде, наводя на мысль о какой-то непонятной цели или скрытом смысле.

Некоторые виды космической жизни непостижимы для человеческого разума. Риппер тронул своего товарища за руку, чтобы привлечь его внимание, и Стэйсяк едва не отпрыгнул в сторону.

Он дикими глазами посмотрел на Риппера, который ответил ему спокойным взглядом. Я стал… видеть там что-то. Я как будто даже слышу чьи-то голоса.

Да и ты, Рип, тоже чувствуешь это, и не говори, что это не так! В этой дымке что-то есть. Кто-то наблюдает за нами.

А ты упрямо канючишь, что планета обитаема…. Вспомни воинов-призраков и оборотней в Лабиринте Безумия. На Внешнем Кольце ты можешь повстречать кого угодно. Те, кого не смогли засечь даже сенсоры. А что ты скажешь о Кэррионе - этом типе, которого пошел разыскивать капитан? Если он, конечно, не призрак и не ходячий мертвец, то, значит, он умеет скрываться от сенсоров, установленных на кораблях Империи. А если один человек научился делать это, почему бы не научиться и другим?

Целые полчища других негодяев, вооруженных до зубов, могут обрушиться на нас, едва мы сомкнем глаза. Ты слишком рано сдрейфил, Лью! Наши мины остановят кого угодно, даже самого черта, если он атакует нас. Я имею в виду - для них это последний рубеж обороны. Это делается тогда, когда все остальное уже испробовано и не дало результата. Мне это не нравится, Рип. Мне вообще не нравится затея с экспедицией. Оба пехотинца резко обернулись и увидели, что разведчица Фрост буквально дышит им в затылок.

Риппер и Стэйсяк обменялись короткими взглядами, по которым стало ясно, что никто из них приближения разведчицы не заметил - хотя вокруг стояла полная тишина. Если случилось второе, значит, кто-то, кого они сильно опасаются, мешает им ответить.

Правда, это противоречит показаниям наших приборов, которые по-прежнему уверяют, что, кроме нас, на планете никого нет. Но я все-таки смогла раскопать. Предатель Кэррион был высокопоставленным офицером в команде Сайленса в то время, когда Империя вела войну против эшрэев. Кэррион пошел против землян и вместе с эшрэями оказывал сопротивление нашим войскам. Причем делал это довольно успешно. В бою он проявлял весьма сильные способности экстрасенса, хотя, по официальной анкете, до прилета на Ансили у него их не было.

Считалось, что после уничтожения всех живых существ на планете он погиб вместе с эшрэями. На выжженной планете никто не смог бы остаться в живых.

Но кроме Ансили он бывал на многих планетах, у него хороший послужной список. Мне приходилось встречать и похуже. Но он начал странно вести себя уже тогда, когда мы получили приказ отправиться на Ансили.

Учитывая это, я не удивляюсь его странностям. И вообще - сейчас он производит впечатление человека с нестабильной психикой. Риппер бросил на нее недовольный взгляд.

Высказывание разведчицы показалось ему слишком туманным. Ко мне это не относится! Теперь, хоть я и не прочь остаться с вами и поболтать, мне придется отправиться на небольшую прогулку в лес.

Если у вас еще есть желание посудачить о капитане, дождитесь моего возвращения. Она, не оглядываясь, направилась к металлическому лесу.

Пехотинцы молча провожали ее взглядом до тех пор, пока она не исчезла в переливчатой дымке. Сайленс неторопливо шел в пелене тумана, внимательно глядя перед собой. По обе стороны от него неясно вырисовывались огромные деревья. Казалось, что краем глаза он видел какие-то знакомые ему лица, но он заставлял себя не смотреть по сторонам.

Лес был наполнен воспоминаниями о прошлом, и лишь очень немногие из них были приятными. Однако надо было сосредоточиться на поисках человека, который ему был нужен, - предателя по имени Кэррион. Человека, который когда-то, десять лет назад, был его другом.

Обогревательные элементы в его форменной одежде приятно согревали тело, однако резкий холод обжигал неприкрытые кисти рук и кожу лица. В Империи все время обещали дополнить униформу перчатками, но всякий раз на это не хватало денег. Капитан старался не обращать внимания на холод. Сейчас он был уже близок к цели. Теоретически Кэррион мог находиться в любой точке Ансили - приборы космического катера не могли нейтрализовать его сверхъестественные биоэнергетические способности и определить местонахождение.

У Кэрриона был целый мир, где он мог спрятаться, но Сайленс все же верил, что найдет его. Кэррион должен был ждать капитана в полумиле от космодрома, в том самом месте, где предатель Империи присоединился к эшрэям, жившим в подземных тоннелях.

В месте, которое он назвал своим домом. Он подождал немного, но ответа не было. Кэррион был не так глуп, чтобы так просто обнаружить себя. Переговоры по открытому каналу связи могли прослушиваться кем угодно, и Кэррион наверняка знал это. Краем глаза Сайленс уловил какое-то движение. Он тотчас же резко повернулся, вскинув дисраптер на изготовку.

Рядом никого не было, и все же ощущение чьего-то присутствия не покидало Сайленса. Те силы, которые обрушились на катер во время посадки, могли появиться снова. Слева и справа, перед ним и за его спиной в дымке словно проносились невидимые стрелы. Сайленс медленно и осторожно продолжил идти в намеченном направлении.

Странные тени неумолимо приближались, и капитан с трудом преодолел нарастающее желание перейти на бег. Было бы неразумно и небезопасно показать им свой страх.

Теперь он был уже недалеко от расщелины. Ему пришло в голову, что какие-то силы не желали его встречи с Кэррионом. От чувства неопределенной опасности его лоб покрылся испариной, несмотря на обжигающий холод.

Но он еще раз сказал себе, что во что бы то ни стало должен дойти до Кэрриона. В дымке перед ним пробегали сверкающие потоки, мгновенно меняющие свой цвет, как будто их подхватывал и закручивал неощутимый ветер.

Где-то рядом раздался резкий треск - и от стоящего неподалеку дерева отломилась огромная металлическая ветвь. Сайленс отпрыгнул в сторону как раз тогда, когда полуметровый шип был готов пригвоздить его к земле.

Треск стал раздаваться со всех сторон, новые и новые ветви отрывались от стволов и дождем сыпались по его следам, а он, уклоняясь и отпрыгивая в сторону, бежал по направлению к расщелине. Его сапоги тяжело стучали по каменистому грунту, этот стук неприятно отдавался в ушах.

Он бросался из стороны в сторону, заглатывал ледяной воздух, а металлические шипы вонзались в землю рядом с ним. Он бежал и бежал, превозмогая желание остановиться или хотя бы сбавить темп. Он был уже слишком близко от цели, чтобы сдаться. Зазубренный шип прорвал его одежду и, больно задев ребро, скользнул вниз. Сайленс подумал было, что ему удалось отделаться легкой царапиной, но тут же увидел большое кровавое пятно на своей одежде.

Другой шип пролетел возле его лица, и капитан лишь в последний момент смог заслониться рукой. Из распоротого рукава куртки показалась кровь, рука сразу же онемела. Теперь он уже явственно ощущал присутствие каких-то неведомых сил, которые двигались по его следам. Он слышал, как они сталкивались с деревьями, как под их тяжестью дрожала земля.

Сайленс так резко рванулся вперед, что его сердце, казалось, разорвется от бешеного бега. Он по-прежнему держал палец на гашетке дисраптера, но не видел ничего похожего на цель. На дороге перед ним неожиданно возникло препятствие в виде усеянного крупными иглами кустарника, который разросся вокруг, поваленного дерева. Сайленс резко затормозил и упал на колени возле огромного ствола. Он прислонился спиной к дереву и огляделся по сторонам.

Кустарник полностью преградил ему путь, другой дороги не было. Теперь они его настигнут. В глубине металлического леса кто-то завыл. Это был душераздирающий, потусторонний звук, в котором не было ничего земного, но все же чувствовались боль, ярость и горечь потери.

Страшный вой разносился среди деревьев, приближался, становился все громче. С каждой стороны он дробился на несколько голосов, и этот сатанинский хор как ножом резал слух Сайленса.

Он прижался к стволу дерева, по-прежнему держа свой дисраптер на изготовку, в тщетной надежде защитить себя.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress