Языковая концептуализация мира А.Д. Шмелев

У нас вы можете скачать книгу Языковая концептуализация мира А.Д. Шмелев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Достоев- ский ; 4 И что ты думаешь? Стоит какой-то холуй а ке пускает. Булгаков ; б Вхожу, и что ж вижу? Человек почтенный, солидный — лежит на столе, так что я удивился Ф. Вопросительные предложения такого рода выполняют интродук- тивную функцию, не столько служа для запроса информации об осве- домленности собеседника в последнем примере такой запрос вообще отсутствует , сколько предваряя новую информацию, которую хочет сообщить говорящий.

Как уже отмечалось выше глава IIL2 , именно сметатекстоваяъ функция свойственна вопросительным предложениям в научной речи. Вопросы типа Слыхал таковость?. Или вы за рулем? Или у тебя у самого сейчас трудно с деньгами? Как мы уже отмечали см. В целом ряде случаев описание условий употребления модальных по- казателей предполагает апелляцию к прагматическим факторам.

Различие межу указанными типами высказываний возможности мы иллюстрировали на примере двух разных пониманий фразы Петька мог а соврать. В высказывании Петька мог а соврать, но решил сказать правду говорится о возможности, которая имела место в прошлом, но не реализовалась.

Однако независимо от того, реализо- валась ли возможность, тот факт, что она имела место, подается как объективно установленный. Такую возможность мы назвали онтоло- гической возможностью, или потенциальное. Петька мог и соврать, скорее всего, будет понято так, что говорящий не знает, соврал Петя или нет, и высказывает гипотезу, что, возможно, и сов- рал.

Допустимость такого высказывания непосредственно связана с истерическим состоянием говорящего. То же, или, по крайней мере, близкое значение однозначно выражается в высказывании Петька, возможно, н соврал. Такуювозможность мы назвали эпидемической возможностью, или проблематичность.

В то же время есть целый ряд показателей, служащих для выражения только онтологической или только эпидемической воз- можности. Так, слово можно В такую погоду можно промочить но- во; Быть можно дельным человеком и. Показатели онтологической н эпидемической возможности Xa- рактеризуются совершенно различным статусом в языке.

Присоединя- ясь к той или иной пропозиции, показатели онтологической возможно- сти превращают ее в новую, локализованную пропозицию, которая, так же как и исходная, остается, так сказать, полуфабрикатом, тре- бующим соединения с той или иной иллокугивнсй силой, чтобы обрес- ти способность участвовать в соответствующем речевом акте.

Вводные слова типа возможно, может быть, вероятно, должно dumb, неверно, несомненно и т. Поскольку указанные слова представляют собою иллокутивного операторы, они несовместимы с показателями иных иллокутивного типов, например вопросительно или побудительность. Приводя пример из Ленина доверился ли ему автор более слу- чайно, может быть? Приведенный пример можно объяс- нить тем, что он написан на скорую рукур. Говорящий как будто соглашается с мыслью, высказанной оппонентом, но тут же приводит соображение, сводящее на нет возможные выводы из этой мысли.

Такая манера спора представляется более учтивой, нежели простое возражение: Возражение при этом подается как простое уточнение в общем-то верной мысли.

Нам приходилось наблюдать, как в дискуссии на научной конференции каждая реплика спорящих так и начиналась словами До.

Выбор такой тактики спора может быть обусловлен не только правилами вежливости. В некоторых случаях она определяется са- мою сущностью предмета спора.

Но и во всех uny- чаях, в чем бы ни видеть цель спора: Да предполагает согласие со всем, что сказано собеседником, и возраже- ние тогда может сводиться лишь к предостережению от слишком по- спешных выводов из сказанного. Правила речевого поведения предписывают сопровождать возражения выражением хотя бы частичного согласия с мнением собеседника. Сюда относится, например, слово действительно. Основная функ- ция выражения действительно состоит в том, чтобы подтвердить, что обсуждаемая ситуация имеет место в действительности.

В первом из указанных случаев говорящий сначала сомневался в истинности поступившей информации, а затем удостоверился в ней Ему говорят: Употребления, связанные со снятием сомнений, рас- сматриваются в описании единицы действительно, приведенном в [Ба- Ср. Через пять- восемь лет на поля района придет днепровская вода. Кто ее будет встре- чать? Внимательное рассмотрение системы русских личных местоиме- ний показывает, что некоторые аспекты ее функционирования ока- зываются сложнее, чем это могло бы показаться на первый вэглядшб.

Прежде всего необходимо остановиться на вопросе о составе этой сис- темы. Иными словами, следует ответить на вопрос: Даже в традиционных описаниях русской системы личных ме- стоимений нет единства взглядов по этому вопросу. Прежде всего отметим, что функция элементов, связанных с ли- Цом, не зависит от того, в каком конкретном месте высказывания этот элемент локализован, т.

И если при материально выраженном субъекте выбор личной формы глагольного предиката определяется согласованием, то при от- сутствии материально выраженного субъекта выбор личной формы гла- гола, вообще говоря, можно описывать одним из следующих трех спо- собов. Во-первых, можно постулировать эллипсис подлежащего, с ко- торым согласуется глагол. Во-вторых, можно постулировать нулевое подлежащее, обладающее определенной синтактика, которая и обу- словливает выбор согласующихся личных форм.

Наконец, можно принять точку зрения, в соответствии с которой референция к субъекту в предложениях без материального подлежащего осуществляется при помощи личного окончания глагола. Существенно, в частности, что в предложении Деаку приятно, когда его хвалят выделенные ИГ ко- референтны, в предложении Ему приятно. Из них отметим статью И. Мельчука о синтаксическом нуле [] И фунда- ментальное иследование М. Речь идет об обобщении кон- кретных случаев.

Предполагается, что в каждом из таких случаев выделяется протагонист, лицо, находящееся в фокусе эмпатии, и что высказывание касается не одного конкретного случая, а целого клас- са однотипных ситуаций. При этом моэкет обобщаться личный опыт говорящего: В поездках со мной постоянно бывает — то ничего, и все как-то мимо, и дорога отвратительная, и люди попадают все неинтересные, и чувствуешь, как: A то вдруг все является, все склады- вается как нельзя лучше, без всяких твоих усилий и именно так.

Тише едешь —- дальше будешь и т. Быстро забываешь себя, ту, какой была когда то Н. Ильина ; В ранней молодости чувствуешь себя всесильной и в своей гордой самонадеянности не хочешь ничьих со- ветов и указаний, хочешь все решить самостоятельно Т. То же самое может иметь место при передаче слов женских персонажей: Запоздать, бывало, на прогулке, отстанешь от других, идешь одна, спешишь, — жутко! Сама дрожишь как лист Утром встанешь свежа, как цветочек Ф. Достоевский ; А до чего у вас те- плый номер!

Сидишь вся голая, и все тепло И. Бунин ; В будни ни- чего -— работа у меня интересная, ответственная, все время чувст- вуешь себя нужной людям. А в праздник плохо. Характерен следующий пример из Н. То, что писательница говорила в первую очередь о себе, подчеркивается женским родом в прямой речи; однако с Инты согласование ведется по мужскому роду, т.

При обобщенном понимании Инты, т. Есть книги настолько живьде, что все боишься, что пока не читал, она уже изменилась, как река сме- нилась, пока жил Грековой, где повествование ведется от лица женщины: Покинутый мною мир казался странным, как дом, в котором жил когда то, давным давно, и уже успел забыть, с какой стороны дверь твоего подъезда.

Приведенные факты соответствуют представлениям А. Однако чаще лингвисты исходят из принципа унификации, который, впро- чем, предполагает два прямо противоположных решения. Понятно, что в этом случае речь идет о постулирование различных омонимичных форм. Очевидно, что в этом случае речь идет об установлении не- скольких комбинаторных или же факультативных вариантов одной и той же морфологической формы для части словоформ подробнее см.

Так, лишь немногие из русских существительных различают соб- ственно родительный и партитивный падежи чая и чаю , предложный и местный падежи о саде и в саду. Соответствующее решение предполагает признание форм чая и чаю вариантами одного роди- тельного падежа, форм саде и соду также вариантами одного пред- ложного падежа —— подобно тому, как формы водой и водою являют- ся формами одного творительного падежа.

Ведь при таком подходе несущественными объявляются разли- чия между формами, отнюдь не находящимися в отношении свободно- го варьирования. При этом правила выбора между инвариантными фор- мамиь родительного и предложного падежа носят в общем тот же ха- рактер, который вообще присущ правилам выбора падежных.

Кроме того, следует отметить, что унификация во втором варианте: Ни одно из русских сущест- вительных ни в единственном, ни во множественном числе не имеет парадигмы, состоящей из шести материально различных форм. Более того, существуют так называемые несклоняемые существительные типа пальто , вообще не различающие падежных форм. B соответствии с этим подходом большинство существи- тельных имеет шестипадежную парадигму; однако в парадигму неко- торых существительных включаются дополнительные падежи второй родительный и второй предложный , и, таким образом, эти существи- тельные могут иметь до восьми падежей.

Такой подход безупречен с формальной точки зрения. Его некоторый недостаток заключается в том, что выделение подкласса слов, в парадигму которых включаются дополнительные падежи, не имеет независимого лингвистического основания. Этот подкласс должен задаваться списком ср.: Всем известно и постоянно цитируется высказывание Guam.

Тем не менее мыслителей всех времен, философов и по- этов, деятелей и созерцателем продолжает волновать это таинственное нечто, желанное и необходимое всем ср. Изложение различных философских и мифопоэтические кон- цепций времени могло бы занять много томов. Здесь будут приведены лишь отдельные фрагментарные замечания о наивно-языковой кон- цептуализации некоторых связанных с временем явлений и о том, как особенности этой концептуализации приводят к кажущимся па- радоксам в естественно-языковом употреблении.

Поэтому иллюстра- ции из поэтических и тем более философских текстов эпизодичны и приводятся лишь в тех случаях, когда позволяют наглядно предста- вить те или иные особенности наивно-языковой картины времени. Речь далее пойдет о том, какое представление о времени можно реконструировать на материале русского языка. Приведем несколько языковых примеров, которые при поверхностном рассмотрении могут показаться парадоксальными. Реформатского в И гг. Однако мы сталкиваемся с тем, что русский язык дает нам два противоположных способа установления аналогии между временем и пространством.

При одном из них прошлое, более раннее, находится сзади, а будущее, позднее, — впереди ср. Используемое в pas- говорном языке во временном значении наречие вперед оказывается зиантиосемичным: По- добная енантиосемичность отмечается и другими толковыми словаря- ми по В.

Инте- ресно, что высказывание Вьдборьь решено бьъло перенести на две не- дели вперед различные носители языка понимали различным и при- том противоположным образом: Для указа- ния на различную удаленность во времени от точки отсчета исполь- зуются слова близкий, недалекий, далекий. В словарях темпоральные значения этих слов обычно толкуются однотипно — ср. При этом упускается из виду тот факт, что близкий, в отличие от дале- кий, употребляется только по отношению к будущему, но не к про- шлому: Если говорят о близких выборах, то ясно, что выборы еще предстоят, а не только что прошли ср.

Иду в гостиную; там сльъшу разговор о близких выборах. Используя в пятницу вы- разкение ближайший четверг, говорящий имеет в виду не только что прошедший ближайший в буквальном смысле четверг, а четверг следующей недели. Вынесенные в заглавие слова персонажа комедии Н. Ну что эк, что ты Честон? Хоть знаю, да не верю. Я не могу довольствоваться этим объяснением: Не говорю уже о безобразии и глупости, ежедневно предпочитаемых молодости, уму и красоте.

Вспомните предания мифологические, превращения Овидиевый, Леду, Фили- ру, Пазифшо, Пигмалиона — и Признайтесь, что все сии вымыс- лы не чужды поэзии. А Отелло, старый негр, пленивший Ileana- мону рассказами о своих странствиях и битвах?.. Заметили мне, что малороссийский гетман не студент и за пощечину или за дер- ганье усов мстить не захочет. Опять история, опровержением ли- тературной критикой, -— опять хоть знаю, до не верю!

Мазепа, воспитанный в Европе в то время, как понятия о дворянской чес- ти были на высшей степени силы, -— Мазепа мог долго помнить обиду московского царя и отомстить ему при случае. В злой черте весь его характер, скрытный, жесткий, постоянный. Хмельницкий за все обиды, претерпленные им, помнится, от Чаплицкого, получил в возмездие, по приговору Речи Поспо- литой, остриженный ус неприятеля см. Рассу- ждения людей, которые, основываясь на своих априорных представ- лениях о невозможности соответствующей ситуации, подобно персо- нажу Княжнина, отвергают очевидные факты, по общему мнению, не отвечают здравому смыслу [Булыгина, Шмелев ] см.

В то же время высказывания, имеющие вид Х знает, что Р, но не верит, что Р. Этому поверить нельзя, хотя это можно знать умом. Мы это знала, но поверить в это не могла. Да, человек смертен, я — человек, следовательно Нет, конечно, не верите — и оттого до сих пор не прыгнули с десятого этажа на мостовую, оттого до сих пор едите, перевер- тываете страницу, бреетесь, улыбаетесь, пишете Сходные построения встречаются и в текстах на других языках, ср.: I was concfderedprerty by some Общим для всех высказываний такого типа является то, что опи- сываемая ими ситуация воспринимается как несколько отклоняющая- ся от стандартных ожиданий это, в частности, объясняет использова- ние уступительных и противительных союзов хоть, но и т.

При этом степень отклонения от стандарта варьируется от языка к языку, а внутри одного языка —— от высказывания к высказыванию и зависит от самых разных факторов. Я лгу, но вполне возможно зад- ним числом признаться: Толкования языковых средств описания РА, в первую очередь глаголов речи, должны преду- сматривать интерпретаторы компонент. В этом смысле толкования глаголов речи от лица субъекта РА в духе известной книги А.

Веж- бицкой [Wierzhicka ] , сколь бы они ни были проницательны, часто оказываются недостаточными. В некоторых случаях сама А. Язык речевых дейст- вий. Вежбицкой, и в глазах самого субъекта такая деятельность является достаточно неблаговидной. Таков, например, русский глагол грешить на в 1-м лице единственного чис- ла.

Для употреблений в форме б-го лица единственного числа, вероятно, более точно было бы: Понятно, что высказывания типа Я грешу на Ваню должны описываться прин- ципиально иначе, чем высказывания, содержащие глаголы типа до- нести на Ограничения возможности выбора внутренней перспективы при толковании РА, в частности, и возможности перформативного упот- Небезынтересны слова, которые находит лояльная дочь Русанова персонажа повести А.

И тебя здесь ни- что не должно смутит. Вот хочешь, л скажу тебе, как понимаю: Он движим лучшими чувствами к своему обществу.

В отдельных случаях такой человек может и ошибиться. Но не оши- бается только тот, кто ничего не делает. Здесь релевантны следующие соображения А. Но, наряду с чксенопоказателямиэ, непосредственно маркирующими чужую речь особое синтаксическое оформление чу- жой речи, частицы, модальные слова, вставные синтагмы, особые способы номинации, наклонение, интонация и т.

На основе данных словарей русского языка можно было бы сделать вывод, что эти слова представляют собою близкие синонимы: Но такое впечатление обманчиво. Упреки и попрана действительно имеют общие свойства, но в целом сущность соответствующих PA полностью различна.

Среди общих свойств упреков и попрание, по-видимому, и соз- дающих общее впечатление семантической близости, прежде всего следует отметить их исключительную предназначенность для целей it Впервые опубликовано: B то же время источники такого запрета различны для упреков и na- пренов, хотя в обоих случаях они связаны с местом оценочного компо- нента в семантической структуре соответствующего глагола.

Это дает повод вкратце коснуться особенностей се- мантики указанных предикатов. Следуя подходу, предложенному Ч. Гилмором [Fillmore ] при анализе английских глаголов овоще и criticize, мы описали зати различия следующим образом. И тот и дру- гой предикат связан с идеей ответственности лица за некоторый предо- судительный поступок поведение, свойство.

Но иллокутивного цели соответствующих РА различны. В случае обвинения в намерения гово- рящего входит сообщение о том, что некто совершил некий поступок, а предосудительность этого поступка подается как нечто само собой ра- зумеющееся. В случае осуждения данным, известным полагается опре- деленное деяние, а ассерции состоит в том, что деяние является, с точки зрения субъекта аллокуция, предосудительным. С заим связан ряд более или менее специфичных для данной па- ры глаголов особенностей.

Так, к тривиальным следствиям названного различия относится их различное поведение в отрицательных и вопро- сительных предложениях, ср.: Я не обвинял Ивики во лжи [предо- судительность лжи не отрицается; отрицается лишь тот факт, что гово- рящий делал соответствующее утверждение и Я не осуждаю Hanna за ложь тот факт, что Иван солгал, не отрицается, а говорящий отрицает, что считает это предосудительным, скажем, исходя из того, что это была ложь во спасение.

В первом случае референция языкового выражения в средневековой логике использовался термин ссуппозицияъ — supposi- tio определяется его значением, которое понималось не как понятие, а как множество объектов, т. Во втором случае референция ссуппозицияэ не зависит от значения такое употребление сейчас принято называть а в т о - н и м н ы м употреблением языкового знака.

Сходны с автономными имена в высказываниях, выражающих дефиницию, номинативное тождество или используемых для пред- ставления незнакомого человека: Д е н а р т и К а р т е з и у с — одно лицо; M о р ф е м а —- это минимальная значимая единица языка; Знакомьтесь, это Н. Эти высказывания могут быть пе- рефразированы как Д е н: Любое языковое выражение может обозначать само себя, функционируя при этом ea значении существительного, т.

Так, в следующих высказываниях автономным статусом характери- зуются языковые выражения, стоящие в кавычках: В то же время далеко He всегда автономное употребление специаль- но маркируется в письменном тексте при помощи кавычек или иным образом , а в устной речи автономные употребления внешне вообще никак не выделены. В силу этого возможно замаскированное авто- нимное употребление языковых знаков, которое может служить ис- точником многочисленных загадок, парадоксов, языковой игры.

Так, загадка Чем кончаются и ночь, и день? Сход- ный прием используется и в загадке Чего в январе, феврале, марте, апреле, мае, июне, июле, августе не найдешь, зато найдешь в сен- тябре, октябре, ноябре и декабре, что у Бога есть, а у царя нет, в небе есть, а в земле нет, у бабы две, а у девки ни одной, у Бориса спереди, а у Глеба сзади?

В рассмотренных выше загадках словоформы ночь, день, ян- варе, феврале, марте, апреле, мае, июне, июле, августе, сентябре, октябре, ноябре, декабре, Бога, царя, небе, земле, бабы, девки, Бори- са, Глеба употреблены в енеавтонимныхь контекстах, поэтому при интерпретации текста загадки автономное понимание неискушенным адресатом не предполагается. Однако речь идет лишь о не вполне устоявшей- ся практике, которая может варьироваться от одного автора к другому. Тем самым явление оказывается аномальным не само по себе, а относительно тех или иных законов.

В науке аномальными нередко считают явления, противоречащие описанию, которое предложил ис- следователь, т. Для естествоиспытателя задача состоит в том, чтобы на основе наблюдений над реально происшедшими событиями построить общую теорию, призванную объяснить эти события и предсказать новые.

Столкнувшись с событием, отклоняющимся от предсказаний теории, естествоиспытатель стремится привести в соответствие теорию и на- блюдаемые явления. Сделать это он может двояким образом. Прежде всего он проверяет, действительно ли выполняются все условия, в соответствии с которыми, согласно теории, должно было наступить предсказанное событие: Обнаружение не- учтенных влияний может оказаться более интересным и повести к научным открытиям ср.

Однако во всех этих случаях нет необходимости подвергать теорию пересмотру. Если же привести таким образом в соответствие теорию и опыт- ные данные не удается, естествоиспытателю приходится модифици- ровать старую теорию или пытаться построить новую. Так, опыт 1- Впервые опубликовано: В обоих случаях обнаружение фактов, противоречащих предска- заниям теории, играет особую роль в развитии научного знания.

Именно факты, не укладывающиеся в существующие теории, и слу- жат основным стимулом развития естественных наук. Лингвистам тоже не чуждо стремление к тому, чтобы научное описание соответствовало наблюдаемым фактам. Реакция лингвиста на Высказывание, противоречащее сформулированным им правилам, мо- жет быть сходна с реакцией естествоиспытателя.

Постоянные наруше- ния правил в речи информанта могут быть связаны с тем, что инфор- мант — иностранец, недостаточно владеющий описываемым языком; или — при целенаправленном анкетирование --— что он не понимает, чего от него хотят, или же намеренно стремится ввести исследователя в заблуждение.

Во всех подобных случаях результаты наблюдений или данные эксперимента просто не должны приниматься во внимание. Языковая демагогия использовалась и в советское время см. Федосюка [] о де- магогических приемах, использовавшихся в речах Хрущева , однако инвентарь демагогических приемов был относительно небогат: Эпштейн заметил как-то, что в рамках советского идеоязыка вы- сказывание Матерый политикан вступил в сговор с главарями dau- дитских: B современной постперестроечной прессе особенно ак- тивно используются следующие демагогические приемы.

Как известно, важное свойство пресуппозиций состоит в том, что они, в отличие от ассерции, не подвержены действию отрицания. Отрицательное предложение Дождь не кончился имеет ту же пресуп- позицию, что и положительное Дождь кончился, а именно: Именно это свойство делает пресуппозиции удобным инстру- ментом языковой демагогии. На случаи, когда в демагогических целях ассерции маскируется под пресуппозицию, обратила внимание Т. Этот прием широко используется не только в бытовой коммуникации, рас- смотренной в указанной статье Т.

Николаевой; к нему активно прибегают журналисты и политические деятели в целях манипулиро- вания общественным сознанием. Рассматриваемый прием заключается в том, что идея, которую надо внушить публике, подается под видом пресуппозиции.

Это по- зволяет использовать в качестве инструмента пропаганды самые CHE- винныеэ газетные жанры, например социологические опросы. Жур- налист, проводящий опрос, вообще не делает никаких утверждений —- он лишь задает вопросы; и может остаться незамеченным, что эти во- просы содержат пресуппозицию, которая а priori может быть вовсе не очевидна для опрашиваемых и которую и надо внушить публике.

В чем, по-есшему, причины снижения жизненно- го уровня з стране? Анализ опросов, проводившихся в России за последние годы, показывает, что очень часто они пресле- дуют не столько познавательные, сколько демагогические цели, слу- жат не столько изучению общественного мнения, сколько воздейст- вню на него посредством пресуппозиций.

Высказывание, не приписывающее объекту какое-либо свойство, а сообщающее о тождества объекта А объекту В, является само по себе парадоксальным. Это хорошо известно философам о. Павел Флорен- ский, С. Более того, с точки зрения модельной логи- ки парадоксальными являются не только высказывания вида А есть В, но и высказывания вида А был бы В или А был бы не А, поскольку, как показал С. Здесь будет рассмот- рен каждый из названных типов. Тем самым неспособность адресата речи установить референцию именной группы бывает, как уже говорилось, двух типов.

Сравнение и идентифика- ция. В первом случае неспособность установить референцию не может не сознаваться адресатом речи, и он тем или иным способом разрешает возникающие затруднения — например, при помощи вопросов: В рас- сматриваемых высказываниях сообщается соответствующее тождество. Во всех случаях, для того чтобы устранить или предупредить не- способность адресата речи установить референцию, используются вы- сказывания идентификации.

Первый компонент высказывания иден- тификации —— именная группа, референт которой используется как средство локализации в релевантном вегетативном пространстве ре- ферента первого компонента. В соответствии со сказанным выше высказывания идентифика- ции, как уже говорилось, подразделяются на два типа.

Она имеет место в тех случаях, когда первый компонент не информа- тивен для адресата речи например, представляет собою ранее неиз- вестное ему имя собственное: Степка — не кто иной.

Однако в специальных случаях в просодические маркированных предложениях, при наличии частицы и т. Нет или, по крайней мере, может Не быть ничего семиотическая значимого в том, чтобы выплю- нуть шелуху семечка или отялевьъваться, когда вода попала в рот во время купания. Значение плевков также достаточно разнообразно. Так, для незначимых плевков важно направление плевка, а также, ввиду отсутствия семиотической цели, существенным может оказаться, с какой целью они осуществляются, и в зависимости от этого иногда и выбирается языковое обозначение плевка.

Впрочем, часто плевки такого рода оказываются семиотические на- груженными. Мне такое наговорили, что я только слушал и. Как уже говорилось, во многих случаях значимые плевки осу- ществляются символически.

Произнесение междоме- тия тьфу как ссимвоштческийэ плевок может иметь разные функции. Иногда тьфу используется для выражения презрения или раздраже- ния Тьфу, надоел. В английском и лезгинском языках временные формы характеризуются аддитивностью формального и семантического состава.

В обоих языках каждый компонент видовой и временной семантики, выражется дискретно, своим формальным показателем. Аял агаж хьана ксанвай С.

В описаниях лезгинского языка она обычно обозначается как давнопрошедшее II. Как видим, от аориста образуется перфект, а от перфекта — паст перфект, присоединением аффикса относительных времн -й. В русских соответствиях спал, читал перфектное и процессное состояния обозначены одной и той же временной формой, специальной морфемой -л выражено только значение абсолютного времени.

В лезгинской и английской формах маркированы и видовые значения, и значения относительного времени. Легко вычленимым аффиксам лезгинского языка соответствуют супплетивные формы служебных глаголов английского языка, выполняющие грамматические функции, идентичные функциям аффиксов лезгинского языка.

Следует также отметить, что в описаниях лезгинского языка традиционно выделяют только 14 синтетических временных форм напр. Английские временные формы, которые мы интерпретируем как формы относительного времени, все аналитические, образуемые с участием служебных глаголов to be, to have, а также shall, will.

Остальные единицы образуют аналитические формы, аналогичные английским временным формам. При выявлении коррелятов английских временных форм мы приводим и такие единицы лезгинского языка, которых нет в традиционных описаниях. Например, Зун пака югъди сала к1валахиз жеда Я завтра весь день на огороде работать буду досл.: Обозначается процессное состояние, которым будет занят период времени в будущем.

Как и русский перевод, эта форма, очевидно, является аналитической формой времени, но она в традиционных описаниях не выделяется. Таких аналитических форм в лезгинском языке достаточно много, хотя меньше, чем в английском языке. Разумеется, устоявшихся дефиниций такие формы лезгинского языка не имеют. Поэтому мы обозначаем их описательно, стараясь семантизировать их содержание таким образом, чтобы были видны сходства или различия с соотносимыми с ними английскими формами.

В [1, 62] эти временные формы отнесены к разряду Indefinite. Их грамматическая семантика определяет ситуацию на оси времени только непосредственно относительно момента речи, то есть это формы абсолютного времени.

Связка локализует процессную ситуацию, обозначенную глаголом, непосредственно относительно момента речи. Процесс наблюдается воспринимается в момент речи. Это — также форма абсолютного времени, хотя в ней актуализируются и темпоральная, и аспектуальная семантика. Процессность прогрессивность для собственно действий или дуративность для состояний и отношений актуализируется формой Participle I смыслового глагола, а совпадение момента перцепции ситуации с моментом речи выражается настоящим временем связки.

Для наглядной семантизации морфологического содержания обсуждаемых форм мы прибегаем к заведомо некорректным с точки зрения русского языка иллюстрациям значений. Такие переводы на русский форм английского и лезгинского языков даются в скобках с пометкой дословно. Связка is указывает, что временем перцепции процесса boiling является момент речи, относительно которого и производится темпоральная локализация ситуации;.

When are you leaving for the South? Braine Когда вы отбываете на Юг? Здесь форма Present Continuous выражает ожидаемое в будущем действие. Таково же значение формы настоящего в Are you coming into hall, Jago? Но эта отнеснность действия к плану будущего времени обусловлена ситуацией и лексическим значением глагола. Такое значение формы настоящего времени можно назвать настоящим намерения. Такое значение характерно и для соответствующей лезгинской временной формы, ср.: The nerve is regenerating Я чувствую есть чувствуя вещи, которые я забыл.

Форма Present Continuous передат здесь длящиеся состояние и процесс, фиксируемые относительно момента речи;. Формой НСВ обозначены в этих высказываниях процессы 8, 7, 4 и состояния 5, 6 , фиксируемые в срединной фазе. Точкой отсчта этих процессных и дуративных состояний является совпадающий с ней момент речи. Форма НСВ в таком случае включает обозначаемое состояние в течение реального времени, длящегося из прошлого в будущее.

Процессность понимается нами в виде динамики процесса для собственно действий прогрессив или в виде включнности статических состояний в течение реального времени дуратив. В английском языке, как видно из примеров, и то и другое может обозначаться формой НСВ continuous. В русском языке НСВ является немаркированной формой оппозиции, то есть согласно традиционной интерпретации русского вида процессность или дуративность ситуации грамматически выявляется только из противопоставленности граммеме СВ.

А в лезгинском языке процессные ситуации обозначаются маркированной формой НСВ, дуративные, типа приведенного английского высказывания 6, маркируются формой перфекта, то есть СВ. Ситуация лежит, как в примере 6, тоже передатся перфектом: В целом же, по комбинируемым видовым и временным компонентам, английскому Present Continuous соответствует лезгинская форма настоящего НСВ настоящее I , образующаяся от деепричастия НСВ с маркированной аффиксом -з семантикой процессности.

Морфологическая структура этой единицы идентична структуре Participle I английского глагола. Вуна ат1узвай хьиз ат1узва ат1у-з-ава зани С. За вуна кхьей хьиз кхьизва кхьи-з-ава С. Чи Кьулан вацI, гапурдив хьиз, Кьве пай ийиз лезги чил А. Хъипи хьана авахьзава авахьи-з-ава Къацу пешер Во всех примерах процессная ситуация фиксируется как протекающая в момент перцепции, совпадающий с моментом речи.

Обсуждаемая лезгинская временная форма покрывает функции двух английских временных форм — Present Simple и Present Continuous. В лезгинском языке Раздел I Филология есть ещ так называемое настоящее-будущее или настоящее общее, вневремнное, всевремнное , например, Кьве кепек пул турт1а гъиле, жемятарни маса гуда С.

Но эта форма больше используется для обозначения действий в плане будущего. А в плане настоящего она обозначает повторяющиеся, узуальные ситуации и чаще используется в пословицах и поговорках. А функции английского Present Simple в основном выполняет лезгинская форма настоящего НСВ, по содержанию идентичная английской форме Present Continuous.

Это не противоречит категориальному содержанию настоящего НСВ. В приведенных примерах, кроме 3, выделенная форма обозначает именно наблюдаемый в момент речи процесс. В примере 3 форма настоящего НСВ использована в функции настоящего неактуального, то есть обозначает имеющее место положение вещей, захватывающее и момент речи. Содержание английской формы Present Continuous и е лезгинского коррелята настоящего НСВ, как видим, не соответствует содержанию форм относительного времени — они локализуют описываемую ситуацию непосредственно относительно момента речи.

Следовательно, они относятся к формам абсолютного времени, несмотря не раздельное выражение в них аспектуальной и темпоральной семантики. Present Perfect обозначает перфектную ситуацию, воспринимаемую в момент речи.

Перфект в английском и в лезгинском языках соотнесен с моментом речи формами настоящего времени служебных глаголов: That which you expected has happened Случилось досл.: She has been with you long?

Чтобы продемонстрировать близость лезгинского перфекта прошедшего III к английскому, приведм фразы с глагольными формами, обозначающими аналогичные ситуации.

Высказывание 3 можно перевести так: Она с вами много времени уже досл.: Она с вами пребывая много времени бывшиимеет-место-? Она с вами много времени была? Но и в том, и в другом случае темпоральная локализация ситуации производится только относительно момента речи.

Ам гьак1 килигиз акъвазнава С. Фиксируется состояние статального перфекта в момент речи;. Дагъдал гьеле алукьнавач ракъин нур, чуьлда к1валах ргаз ава гургьагур Ш. В данном случае перфект можно характеризовать как акциональный, то есть состояние, не установившееся в результате не произошедшего ещ события.

Ам атанва - чаз ам аквада, атанвачт1а чна адаз чар кхьида С. В первом случае условное значение выражается интонацией, во втором условие маркировано аффиксом -т1а, присоединяемым к перфекту. Во всех примерах ситуация локализуется во времени относительно момента речи, совпадающего с временем перцепции ситуации. Темпоральное значение у них совпадает. Различие заключается в аспектуальном содержании.

© Крушина - дерево хрупкое Валентин Сафонов 2018. Powered by WordPress